• по
Более 55000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ОДИННАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 03 октября 2012 года Дело N А65-10094/2012

г. Самара

Резолютивная часть постановления объявлена 01 октября 2012 года

Постановление в полном объеме изготовлено 03 октября 2012 года

Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд в составе: председательствующего Кувшинова В.Е., судей Драгоценновой И.С., Захаровой Е.И., при ведении протокола секретарем судебного заседания Оразовой Ж.К., с участием в судебном заседании:

представителя Инспекции Федеральной налоговой службы по г.Набережные Челны Республики Татарстан - Сафиуллина Р.Р. (доверенность от 01.03.2012 N24-0-20/006150),

представителя индивидуального предпринимателя Новицкого Дмитрия Вячеславовича - Качайкина В.А. (доверенность от 12.04.2012 N1204-01),

рассмотрев в открытом судебном заседании 01 октября 2012 года в помещении суда апелляционную жалобу Инспекции Федеральной налоговой службы по г.Набережные Челны Республики Татарстан

на решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 03 июля 2012 года по делу NА65-10094/2012 (судья Гасимов К.Г.), принятое по заявлению индивидуального предпринимателя Новицкого Дмитрия Вячеславовича (ИНН 165002879203, ОГРН 304165020500089), г.Набережные Челны, к Инспекции Федеральной налоговой службы по г.Набережные Челны Республики Татарстан, об оспаривании решения,

УСТАНОВИЛ:

индивидуальный предприниматель Новицкий Дмитрий Вячеславович (далее - заявитель, предприниматель, ИП Новицкий Д.В.) обратился в Арбитражный суд Республики Татарстан с заявлением к Инспекции Федеральной налоговой службы по г.Набережные Челны Республики Татарстан (далее - ответчик, налоговая инспекция, ИФНС России по г.Набережные Челны Республики Татарстан) о признании недействительным решения от 28.12.2011 N2.17-0-12/74 в части доначисления налога на доходы физических лиц (далее - НДФЛ) в сумме 558 097 рублей, доначисления налога на добавленную стоимость (далее - НДС) в сумме 737 960, а также соответствующих сумм пени и штрафа (т.1 л.д.3-11).

Решением Арбитражного суда Республики Татарстан от 03.07.2012 по делу NА65-10094/2012 заявленные требования удовлетворены. Суд признал решение ИФНС России по г.Набережные Челны Республики Татарстан от 28.12.2011 N2.17-0-12/74 в части доначисления НДФЛ в сумме 558 097 рублей, доначисления НДС в сумме 737 960, а также соответствующих сумм пени и штрафа незаконным и обязал ИФНС России по г.Набережные Челны, Республики Татарстан устранить допущенные нарушения прав и законных интересов индивидуального предпринимателя Новицкого Дмитрия Вячеславовича (т.3 л.д.70-75).

В апелляционной жалобе налоговая инспекция просит отменить решение суда первой инстанции и принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявленных требований (т.3 л.д.83-85).

Предприниматель апелляционную жалобу отклонил по основаниям, изложенным в отзыве на нее.

В судебном заседании представитель налоговой инспекции поддержал апелляционную жалобу по основаниям, приведенным в жалобе.

Представитель предпринимателя отклонил апелляционную жалобу по основаниям, приведенным в отзыве.

Рассмотрев дело в порядке апелляционного производства, проверив обоснованность доводов изложенных в апелляционной жалобе, отзыве на нее и в выступлении представителей сторон, суд апелляционной инстанции не находит оснований для удовлетворения апелляционной жалобы.

Как следует из материалов дела, ИФНС России по г.Набережные Челны Республики Татарстан в отношении ИП Новицкого Д.В. проведена выездная налоговая проверка по вопросам соблюдения законодательства о налогах и сборах за период с 01.01.2009 по 31.12.2010.

По результатам проверки составлен акт от 06.12.2011 N 2.17-0-12/62 (т.1 л.д.13-47).

Рассмотрев материалы проверки и представленных предпринимателем возражений по акту проверки, налоговой инспекцией вынесено решение от 28.12.2011 N 2.17-0-12/74 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, в соответствии с которым заявитель привлечен к налоговой ответственности по ст. 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) в виде штрафа в общей сумме 223 948 руб., ему доначислен НДФЛ за 2010 год в сумме 566 328 руб., НДС в общей сумме 737 960 руб., соответствующие им пени в общей сумме 95 702,77 руб. (т.1 л.д.76-99).

На основании статей 137, 138 НК РФ предприниматель обжаловал вышеназванное решение налоговой инспекции в вышестоящий налоговый орган, путем подачи апелляционной жалобы.

Решением Управления ФНС России по Республике Татарстан от 22.02.2012 N69 апелляционная жалоба оставлена без удовлетворения (т.1 л.д.109-111).

Не согласившись, с решением от 28.12.2011 N2.17-0-12/74 в части доначисления НДФЛ в сумме 558 097 рублей, доначисления НДС в сумме 737 960, а также соответствующих сумм пени и штрафа, заявитель обжаловал его в судебном порядке.

Суд апелляционной инстанции считает, что суд первой инстанции, удовлетворив заявленные требования, правильно применил нормы материального права в силу следующего.

Основанием для доначисления налоговой инспекцией налога на доходы физических лиц в сумме 558 097 рублей и налога на добавленную стоимость в сумме 737 960, явился вывод о неправомерном применении заявителем налоговых вычетов по НДФЛ и НДС по взаимоотношениям с контрагентом - обществом с ограниченной ответственностью «Ракурс».

Данный вывод налоговая инспекция мотивировала тем, что заявленные налогоплательщиком вычеты по НДФЛ и НДС, не подтверждаются достоверными первичными документами, поскольку контрагент налогоплательщика - ООО «Ракурс» не имел материальных, трудовых и иных ресурсов для фактического оказания услуг в интересах Заявителя, в период взаимоотношений с Заявителем представлял нулевые налоговые декларации и не уплачивал налоги в бюджет, руководитель ООО «Ракурс» отрицает свою причастность к деятельности данной фирмы, первичные документы от лица ООО «Ракурс» подписаны неустановленными лицами.

Данный вывод налогового органа суд первой инстанции правомерно признал необоснованным в силу следующего.

На основании п. 1 ст. 252 НК РФ при исчислении налога на прибыль налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов. Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты. Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Таким образом, налогоплательщик при определении налоговой базы по НДФЛ имеет право исключить из налоговой базы суммы затрат, уплаченных поставщикам за товар (работы, услуги). При этом эти затраты должны быть оформлены подтверждающими документами.

При заключении сделок с ООО «Ракурс» по приобретению товаров налогоплательщик проявил должную осмотрительность, запросил документы юридического лица (свидетельство о государственной регистрации, о постановке на налоговый учет, устав и выписку из ЕГРЮЛ), которые были этой организацией представлены. Также налогоплательщик проверил остановку на налоговый учет данной фирмы на официальном сайте ФНС России www.nalog.ru. И только после этого, убедившись в законности ООО «Ракурс», налогоплательщик совершил сделки по приобретению товара.

В соответствии с п. 3 ст. 49 и ст. 51 Гражданского кодекса Российской Федерации юридическое лицо подлежит государственной регистрации в органах юстиции в порядке, определяемом законом о регистрации юридических лиц. Нарушение установленного законом порядка образования юридического лица или несоответствие его учредительных документов закону влечет отказ в государственной регистрации юридического лица. Юридическое лицо считается созданным с момента его государственной регистрации. Правоспособность юридического лица возникает в момент его создания и прекращается в момент завершения его ликвидации.

Главы 21, 25 НК РФ не содержит норм, обязывающих покупателя проверять добросовестность поставщика, а именно постановку его на налоговый учет, сдачу им налоговой и бухгалтерской отчетности, своевременность и полноту уплаты им налогов в бюджет, а также проводить экспертизу подписи в счетах-фактурах на предмет её принадлежности руководителю, поскольку без проведения экспертизы несоответствие подписи установить невозможно.

В соответствии со ст. 1 Закона РФ от 21.03.1991 N 943-1 «О налоговых органах Российской Федерации» и п.1 ст. 30 НК НФ обязанность осуществлять контроль за правильностью исчисления и своевременностью уплаты налогов субъектами предпринимательской деятельности возложена на налоговые органы, а не на налогоплательщика.

Нарушение контрагентом налогоплательщика налогового законодательства является основанием для применения налоговых санкций к нему, и не может служить основанием для отказа налогоплательщику в уменьшении доходов на сумму произведенных расходов. При этом правоприменительные органы не могут истолковывать понятие «добросовестный налогоплательщик» как возлагающее на налогоплательщика дополнительные обязанности, не предусмотренные законом.

Как указано в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды», судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющим своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданы, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности достоверны.

В оспариваемом решении не представлены доказательства недостоверности или противоречивости сведений, содержащихся в представленных документах. Налоговый орган, ссылаясь на недобросовестность, не приводит каких-либо доказательств осведомленности налогоплательщика о налоговых правонарушениях контрагента.

Согласно п. 10 указанного Постановления факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.

Конституционный Суд Российской Федерации в определении от 16.10.2003 N 329-O разъяснил, что истолкование статьи 57 Конституции РФ в системной связи с другими положениями Конституции РФ не позволяет сделать вывод, что налогоплательщик несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет. По смыслу положения, содержащего в пункте 7 статьи 3 НК РФ, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности.

Налоговая инспекция указывает, что документы подписаны не самим руководителем ООО «Ракур», а неустановленным лицом.

В то же время, факт подписания документов не самим руководителем поставщика не означает, что документы подписаны неуполномоченными лицами. Выводы налогового органа в этой части противоречат позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, высказанной в постановлении Президиума от 16.01.2007 N 11871/06.

Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации в Постановлении Президиума от 16.01.2007 N 11871/06 сделан вывод о том, что приведенные в решении инспекции выводы о несоответствии упомянутого счета-фактуры требованиям п. 6 ст. 169 НК РФ основаны на отрицании возможности подписания данного документа директором в связи с его смертью. Однако ни в своем решении, ни в представленных в материалы дела документах инспекция не приводит доказательств подписания счетов-фактур лицом, не имеющим на это полномочий, и на наличие таких доказательств она не ссылается.

Следовательно, само по себе обстоятельство, что документы подписаны не тем лицом, который является руководителем контрагента, еще не свидетельствует о подписании их именно неуполномоченным лицом.

Наличие у контрагента уполномоченных действовать от его имени физических лиц подтверждается также: самим фактом исполнения договора, фактом распоряжения денежными средствами, полученными от налогоплательщика в оплату поставленного товара.

Данная позиция изложена в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.04.2010 N 18162/09.

В Постановлении Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.04.2010 N 18162/09 изложено, что обязанность по составлению счетов-фактур, служащих основанием для применения налогового вычета налогоплательщиком - покупателем товаров (работ, услуг), и отражению в них сведений, определенных статьей 169 Кодекса, возлагается на продавца. Следовательно, при соблюдении контрагентом указанных требований по оформлению необходимых документов оснований для вывода о недостоверности либо противоречивости сведений, содержащихся в упомянутых счетах-фактурах, не имеется, если не установлены обстоятельства, свидетельствующие о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о предоставлении продавцом недостоверных либо противоречивых сведений. Следовательно, вывод о недостоверности счетов-фактур, подписанных не лицами, значащимися в учредительных документах поставщиков в качестве руководителей этих обществ, не может самостоятельно, в отсутствие иных фактов и обстоятельств, рассматриваться в качестве основания для признания налоговой выгоды необоснованной.

Налоговый орган также указывает, что налогоплательщик не имел фактической (реальной) хозяйственной деятельности с указанным контрагентом, так как у данного контрагента отсутствует управленческий, технический и рабочий персонал, основные средства, производственные активы, складские помещения и транспорт.

Однако, налоговым органом не доказан факт отсутствия у поставщика персонала и транспортных средств и невозможностью в связи с этим исполнить свои обязательства по заключенным договорам.

Отсутствие персонала и транспортных средств по данным отчетности и данным ГИБДД еще не означает, что работы не могли быть реально оказаны.

Заключение трудового договора - не единственная возможность привлечения рабочей силы. Работники могут работать по договорам гражданско-правового характера. Кроме того, существует и такая форма найма персонала, как договоры аутсорсинга и аутстаффинга (аренда персонала).

Кроме того, данный контрагент мог неправомерно не отразить в своих налоговых декларациях наличие штата сотрудников и имущества с целью ухода от уплаты «зарплатных» налогов и налога на имущество, что никаким образом не может являться основанием для признания налоговой выгоды Заявителя необоснованной.

Каких-либо конкретных доказательств отсутствия реального исполнения договорных обязательств налоговым органом не представлено.

Реальности использования и хранения приобретенного полипропилена подтверждается кредитным договором от 31.07.2007 года N 1483 с ОАО «Ак Барс» банк, в залог которого было предоставлено, имеющееся в наличие имущество: производственный корпус, оборудование и товары (продукция и сырье) в обороте.

В соответствии с договором залога товаров в обороте от 10.06.2010 года N 1420 в залоге находится сырье в количестве 163,1 тонны: в том числе только полипропилена для производства ведра, банки в количестве 101,59 тонн. В соответствии с договором залога товаров в обороте N 1421 от 10.06.2010 года в залоге находится произведенная им продукция.

Налоговая инспекция указывает, что отсутствуют доказательства реального движения товаров в адрес заявителя, так как отсутствуют товарно-транспортные накладные, документы, подтверждающие транспортировку товара до места их передачи предпринимателю.

Суд первой инстанции правомерно отклонил доводы налоговой инспекции об отсутствии у налогоплательщика товарно-транспортных накладных, свидетельствующих о доставке груза.

Согласно Постановлению Госкомстата России от 28.11.1997 N78, товарно-транспортная накладная подлежит обязательному оформлению только в случаях доставки товара транспортными компаниями.

Договором на поставку товаров от 05.05.2010 N 184 от ООО «Ракурс» определено, что продавец производит отправку товара собственным автотранспортом соответствующим данному типу товаров.

Поскольку в данном конкретном случае транспортировка товара обеспечивалась участником договорных отношений - поставщиком, а не транспортной компанией, следовательно, в соответствие с Постановлением Госкомстата России от 25.12.1998 N132 должна составляться накладная по форме «ТОРГ-12». Данная форма товарной накладной применяется для оформления продажи (отпуска) товарно-материальных ценностей сторонней организации, составляется в двух экземплярах: первый остается в организации, сдающей товарно-материальные ценности, и является основанием для их списания; второй передается сторонней организации и является основанием для оприходования этих ценностей.

Данная форма товарной накладной применяется в случае, если получение товаров покупателем производится в месте нахождения поставщика (продавца), а представленные накладные подтверждают факт приобретения заявителем товарно-материальных ценностей у ООО «Ракурс».

Таким образом, представленные товарные накладные, являющиеся в силу Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» оправдательными документами, подтверждающими хозяйственную деятельность организации, опровергают вывод налогового органа о формальном характере состоявшейся сделки на приобретение товаров от поставщика, подтверждают реальность приобретаемых товаров и экономическую целесообразность.

Согласно ст. 171 НК РФ вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг). В соответствии с п. 1 ст. 172 НК РФ налоговые вычеты производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг).

Таким образом, покупатель имеет право возместить из бюджета сумму НДС, уплаченную фирме-продавцу в цене товара. Для налогового вычета необходимо наличие счета-фактуры продавца, накладной о получении товара или акта о выполнении работ (услуг), а также фактическая оплата товара покупателем.

В соответствии со ст. ст. 171-172 НК РФ налогоплательщик при приобретении товаров у поставщика и при оформлении налоговых вычетов по НДС выполнил все требования НК РФ для применения данных налоговых вычетов: получил счета-фактуры поставщика; оприходовал товары (передал в производство); оплатил поставщику стоимость поставленных товаров.

Все подтверждающие факт выполнения договорных обязательств документы имеются: договор поставки, товарные накладные, счета-фактуры, и документы, подтверждающие оплату.

Контрагент заявителя в установленном порядке прошел государственную регистрацию в качестве юридического лица, и в период, когда между ней и заявителем имели место хозяйственные операции, была включена в ЕГРЮЛ.

Факт государственной регистрации фирмы в установленном законом порядке по адресу, указанному в спорных счетах-фактурах и накладных, ответчиком не оспаривается, а отсутствие указанной организации по юридическому адресу в момент проведения проверки не свидетельствует об отсутствии данного контрагента по адресу регистрации в период выставления счетов-фактур и накладных.

Отсутствие контрагента по месту государственной регистрации на момент проведения налоговой проверки не доказывает его отсутствие по месту регистрации в момент совершения сделок. Следовательно, при представлении налогоплательщиком иных, предусмотренных НК РФ доказательств, подтверждающих обоснованность применения налоговых вычетов, отсутствие контрагентов по месту регистрации не влияет на право получения налогоплательщиком налогового вычета по налогу на добавленную стоимость.

Отсутствие сведений (на момент проведения налоговой проверки) об осуществлении фирмой хозяйственной деятельности по месту государственной регистрации, а также невозможность установления её местонахождения, само по себе не опровергает факта наличия договорных отношений с заявителем в проверяемый период.

Налоговой инспекцией не отрицается, что данная фирма в период заключения сделок с заявителем была действующим юридическим лицом. Отсутствие контрагента по юридическому адресу не может быть проконтролировано налогоплательщиком, так как никаких установленных законом прав и обязанностей на проверку этих фактов у него нет. Данные факты должны быть установлены заранее, в процессе регистрации контрагента как юридического лица как налогоплательщика и при присвоении ему ИНН.

Осуществление поставок товаров по заключенным заявителем договорам подтверждается товарными накладными, выставлением счетов-фактур и платежными поручениями об оплате товаров заявителем посредством банка.

Каких-либо допустимых доказательств того, что заявитель при осуществлении хозяйственных операций с ООО «Ракурс» действовал без должной осмотрительности и осторожности, и того, что он знал или должен был знать о нарушениях, допущенных контрагентами, налоговым органом не представлено, как не представлено доказательств взаимозависимости и аффилированности участников рассматриваемых хозяйственных операций.

В Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» от 12.10.2006 года N 53 указано, что судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики.

В связи с этим, предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности - достоверны.

Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Действующее законодательство возлагает на налоговые органы обязанность доказывать недобросовестность налогоплательщика.

При этом вывод о необоснованности налоговой выгоды должен быть основан на объективной информации, с бесспорностью подтверждающей, что действия налогоплательщика не имели разумной деловой цели, а были направлены исключительно на создание благоприятных налоговых последствий.

Налоговым органом не представлены доказательства, непосредственно подтверждающие его доводы о недобросовестности налогоплательщика и опровергающие реальную хозяйственную цель совершенных сделок.

Согласно правовой позиции выраженной Конституционным Судом Российской Федерации в Определении от 04.06.2007 N 320-О-П, налоговое законодательство не использует понятие экономической целесообразности и не регулирует порядок и условия ведения финансово-хозяйственной деятельности, а потому обоснованность расходов, уменьшающих в целях налогообложения полученные доходы, не может решаться с точки зрения их целесообразности, рациональности, эффективности полученного результата. В силу принципа свободы экономической деятельности (статья 8, часть 1, Конституции РФ) налогоплательщик осуществляет ее самостоятельно на свой риск и вправе самостоятельно и единолично оценивать ее эффективность и целесообразность.

По смыслу правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, отраженной в Постановлении от 24.02.2004 года N 3-П, государственный контроль не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, которые в сфере бизнеса обладают самостоятельностью и широкой дискрецией, поскольку в силу рискового характера такой деятельности существуют объективные пределы в возможностях судов выявлять наличие в ней деловых просчетов.

В Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 09.12.2008 N 9520/08 указано, что деловая цель в предпринимательской деятельности может быть достигнута как путем совершения одной гражданско-правовой сделки, так и в результате совершения нескольких сделок. При этом отсутствие положительного экономического результата от осуществления отдельной хозяйственной операции само по себе не свидетельствует о стремлении налогоплательщика получить необоснованную налоговую выгоду.

Ссылки в Акте на почерковедческую экспертизу также несостоятельны, поскольку экспертиза проведена с нарушением порядка, установленного ст. 95 НК РФ.

Согласно положениям ч. 1 ст. 65 во взаимосвязи с ч. 5 ст. 200 АПК РФ обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия государственным органом оспариваемого акта, решения, возлагается на указанный орган.

Однако, налоговой инспекцией доказательств подтверждающих его правовую позицию не представлено.

В силу положений ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Каждое доказательство подлежит оценке арбитражным судом наряду с другими доказательствами. Никакие доказательства не имеют для арбитражного суда заранее установленной силы. При этом арбитражный суд оценивает относимость, допустимость и достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

В силу ч. 2 ст. 201 АПК РФ суд принимает решение о признании ненормативного правового акта недействительным, решений и действий незаконными в том случае, если установит, что этот акт не соответствует закону или иному нормативному правовому акту и нарушает права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции сделал правильный и обоснованный вывод, что заявленные требования подлежат удовлетворению.

Положенные в основу апелляционной жалобы доводы проверены судом апелляционной инстанции в полном объеме, но учтены быть не могут, так как не опровергают обстоятельств, установленных судом первой инстанции и, соответственно, не влияют на законность принятого судебного акта.

При вынесении обжалуемого решения суд первой инстанции всесторонне, полно и объективно исследовал материалы дела, дал им надлежащую оценку и правильно применил нормы права.

Нарушений процессуального закона, влекущих отмену обжалуемого решения, также не установлено.

Таким образом, обжалуемое судебное решение является законным и обоснованным, апелляционная жалоба не подлежит удовлетворению.

Расходы по государственной пошлине, согласно ст. 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и ст. 333.21 НК РФ относятся на налоговый орган, но не взыскиваются, в связи с освобождением налоговых органов от ее уплаты в соответствии со ст. 333.37 НК РФ.

Руководствуясь статьями 110, 112, 268 - 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд апелляционной инстанции

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 03 июля 2012 года по делу NА65-10094/2012 оставить без изменения, апелляционную жалобу Инспекции Федеральной налоговой службы по г.Набережные Челны Республики Татарстан - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и в двухмесячный срок может быть обжаловано в Федеральный арбитражный суд Поволжского округа через суд первой инстанции.

     Председательствующий
В.Е.Кувшинов
Судьи
И.С.Драгоценнова
Е.И.Захарова

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А65-10094/2012
11АП-10652/2012
Принявший орган: Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 03 октября 2012

Поиск в тексте