• по
Более 47000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ДВАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 02 ноября 2012 года Дело N А68-1359/2012

Резолютивная часть постановления объявлена 29.10.2012 Постановление изготовлено в полном объеме 02.11.2012

Двадцатый арбитражный апелляционный суд в составе председательствующего судьи Рыжовой Е.В., судей Волковой Ю.А., Каструбы М.В., при ведении протокола секретарем судебного заседания Патрикеевой Е.В., в открытом судебном заседании рассмотрел апелляционную жалобу Паничика Олега Николаевича, Чернышова Эдуарда Вячеславовича (регистрационный номер 20АП-5214/2012) на решение Арбитражного суда Тульской области от 07.09.2012 по делу N А68-1359/12 (судья Глазкова Е.Н.), принятое по исковому заявлению общества с ограниченной ответственностью «Ферротек» (город Тула, ИНН 7106038448, ОГРН 1027100738664) к индивидуальному предпринимателю Ершову Геннадию Викторовичу (город Тула, ИНН 710306983890, ОГРН 311715417500132) о признании недействительным договора купли-продажи; по исковому заявлению Паничика Олега Николаевича (город Тула), Чернышова Эдуарда Вячеславовича (город Тула) к индивидуальному предпринимателю Ершову Геннадию Викторовичу (город Тула, ИНН 710306983890, ОГРН 311715417500132), обществу с ограниченной ответственностью «Ферротек» (город Тула, ИНН 7106038448, ОГРН 1027100738664), третьи лица: Фердман Борис Эдуардович (город Тула), нотариус города Тулы Филина Ольга Юрьевна (город Тула), о признании недействительным договора купли-продажи; по исковому заявлению общества с ограниченной ответственностью «Ферротек» (город Тула, ИНН 7106038448, ОГРН 1027100738664) к индивидуальному предпринимателю Ершову Геннадию Викторовичу (город Тула, ИНН 710306983890, ОГРН 311715417500132) об истребовании имущества, при участии представителей истцов: от Паничика О.Н., Чернышова Э.В. - Волкова А.И. (доверенности от 19.12.2011); от ООО «Ферротек» - Волкова М.А. (доверенность от 15.12.2011); ответчика: от ИП Ершова Г.В. - Тимохина Ю.А. (доверенность от 14.07.2011), установил следующее.

Общество с ограниченной ответственностью «Ферротек» обратилось с иском к индивидуальному предпринимателю Ершову Геннадию Викторовичу о признании недействительным договора купли-продажи от 22.10.2003 (том 1, л.д. 3-4).

Паничик Олег Николаевич и Чернышов Эдуард Вячеславович обратились с иском к Ершову Геннадию Викторовичу, ООО «Ферротек», третьи лица - Фердман Борис Эдуардович и нотариус города Тулы Филина Ольга Юрьевна, о признании недействительным договора купли-продажи от 22.10.2003 и применении последствий недействительности ничтожной сделки (том 3, л.д. 14-20).

ООО «Ферротек» обратилось с иском к индивидуальному предпринимателю Ершову Геннадию Викторовичу об истребовании имущества (том 6, л.д. 3-6).

Определением суда от 09.02.2012 и от 01.03.2012 рассмотрение заявленных требований объединено в одно производство с присвоением номера дела А68-1359/12 (том 3, л.д. 173-175; том 6, л.д. 35-37).

Решением Арбитражного суда Тульской области от 07.09.2012 в удовлетворении заявленных требований отказано, поскольку срок исковой давности предъявленных требований истек (том 7, л.д. 103-117).

Не согласившись с указанным судебным актом, Паничик О.Н. и Чернышов Э.В. обратились в Двадцатый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просят решение Арбитражного суда Тульской области от 07.09.2012 отменить и принять по делу новый судебный акт об удовлетворении заявленных исковых требований Паничика О.Н. и Чернышова Э.В. (том 8, л.д. 2-16).

Заявители, обосновывая доводы апелляционной жалобы, указывают на то, что как общие нормы, так и специальные нормы об исковой давности определяют, что течение срока начинается со дня, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной; в данном случае течение срока началось со дня, когда истцы узнали, либо должны были узнать о содержании договора купли-продажи от 22.10.2003.

Заявители отмечают, что собрания участников ООО «Ферротек» по каким-либо вопросам после принятия в состав Фердмана Б.Э., Чернышова Э.В. и Ершова Г.В. не созывались и не проводились, годовые отчеты и балансы собраниями не утверждались. Паничик О.Н., будучи руководителем общества, поручил ведение отчетности Фердману Б.Э., а поскольку какой-либо деятельностью ООО «Ферротек» не занималось, в налоговую инспекцию сдавалась «нулевая» отчетность по налогу на прибыль и налогу на имущество.

Заявители апелляционной жалобы указывают на то, что ООО «Ферротек» не вело какой-либо деятельности, позволявшей поручать прибыль, не совершало каких-либо сделок, известных истцам, поэтому в получении какой-либо информации о его деятельности истцы как участники общества не нуждались.

Заявители обращают внимание на тот факт, что истцы с декабря 2003 года по август 2011 года были лишены ответчиком статуса участников общества, в связи с чем, смогли получить право на иск по настоящему делу лишь после того, как в августе-сентябре 2011 года восстановили свой статус участников общества.

Таким образом, по мнению заявителей апелляционной жалобы, вывод арбитражного суда первой инстанции об истечении срока исковой давности не соответствует доказательствам, имеющимся в материалах дела, а также нормам материального права об исковой давности.

Заявители апелляционной жалобы полагают, что оспариваемый договор купли-продажи от 22.10.2003 совершен с нарушением требований статьи 45 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее - Федеральный закон «Об обществах с ограниченной ответственностью»), так как не был одобрен решением общего собрания участников ООО «Ферротек», а поэтому должен быть признан недействительным и применены последствия его недействительности.

Заявители считают, что в результате совершенной сделки по продаже нежилых помещений, принадлежащих ООО «Ферротек», были причинены убытки как обществу в размере разницы между продажной ценой и рыночной стоимостью, определенной оценщиком на дату совершения сделки, а также участникам общества в связи с уменьшением действительной стоимости их долей в уставном капитале общества.

ООО «Ферротек» представило в Двадцатый арбитражный апелляционный суд письменный отзыв на апелляционную жалобу, в котором просит обжалуемое решение суда отменить, исковые требования Паничика О.Н. и Чернышова Э.В. удовлетворить (том 8, л.д. 59-62).

Считает, что истцами не пропущен срок исковой давности, поскольку ООО «Ферротек» в лице его руководителя Паничика О.Н., а также участники ООО «Ферротек» Паничик О.Н. и Чернышов Э.В. узнали о продаже нежилого помещения Ершову Г.В. лишь 31.05.2011; о содержании договора, а значит и об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной, истцы узнали только в ходе проверки, проведенной отделом полиции в июне 2011 года.

Указывает, что фактическая передача нежилого помещения от ООО «Ферротек» в пользу Ершова Г.В. не производилась, оплату за нежилые помещения Ершов Г.В. в кассу ООО «Ферротек» или на расчетный счет общества не вносил, в бухгалтерской отчетности ООО «Ферротек» эта сделка не отражалась, общее собрание участников, оформленное протоколом N 1-03 от 20.10.2003, не созывалось и не проводилось.

Полагает, что справка N 98 от 20.10.2003 о балансовой стоимости спорного помещения не является доказательством истечения срока исковой давности, так как была подготовлена и подписана Фердманом Б.Э. в целях представления ее нотариусу при совершении оспариваемой сделки.

ООО «Ферротек» отмечает, что бухгалтерская отчетность за 2003-2011 годы, в которой было бы отражено выбытие нежилого помещения из владения общества, в материалах дела не имеется, а в налоговом органе не сохранилась, поэтому, по его мнению, утверждение ответчика о том, что ООО «Ферротек» должно было узнать о выбытии имущества при сдаче отчетности в 2004 году является безосновательным.

Считает, что утверждение Ершова Г.В. о том, что с момента выхода из состава участников общества истцы утратили право на иск, а также пропустили срок исковой давности, противоречит правовым позициям Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, а также судебной практике Федерального арбитражного суда Центрального округа.

В заседании суда апелляционной инстанции представитель Паничика О.Н. и Чернышова Э.В. изложил доводы жалобы, поддержал их в полном объеме, просил решение суда от 07.09.2012 отменить и удовлетворить заявленные требования.

Представитель ООО «Ферротек» поддержал доводы апелляционной жалобы по основаниям, изложенным в письменном отзыве, просил решение суда отменить, исковые требования Паничика О.Н., Чернышова Э.В. и ООО «Ферротек» удовлетворить.

Представитель ИП Ершова Г.В. возражал против доводов апелляционной жалобы и отзыва на нее, просил обжалуемое решение суда оставить без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Третьи лица, надлежащим образом извещенные о месте и времени рассмотрения апелляционной жалобы, в судебное заседание не явились, представителей не направили, отзывы на апелляционную жалобу не представили. С учетом мнения представителей истцов и ответчика, явившихся в судебное заседание, апелляционная жалоба рассмотрена в отсутствие третьих лиц, не явившихся в судебное заседание, извещенных надлежащим образом о времени и месте его проведения, в соответствии со статьями 123, 156, 266 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Законность и обоснованность решения Арбитражного суда Тульской области от 07.09.2012 проверены судом апелляционной инстанции в порядке статей 266, 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Изучив материалы дела, оценив доводы апелляционной жалобы и отзыва на нее, выслушав представителей истцов и ответчика, явившихся в судебное заседание, суд апелляционной инстанции приходит к выводу об отсутствии оснований, предусмотренных статьей 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, для отмены или изменения обжалуемого судебного акта в силу следующего.

Как следует из материалов дела, ООО «Ферротек» было учреждено Паничиком О.Н. и зарегистрировано 17.08.2000 Муниципальным учреждением «Тульская городская регистрационная палата», что подтверждается свидетельством о государственной регистрации юридического лица от 17.08.2000 (том 4, л.д. 67-77).

ООО «Ферротек» по договору купли-продажи от 14.09.2000 приобрело у общества с ограниченной ответственностью «Тулавирта» нежилые помещения с N 1-8 на поэтажном плане, общей площадью 69,40 кв.м, цокольный этаж литер А1, расположенные по адресу: город Тула, Пушкинский проезд, дом 4-б, и фактически получило их во владение согласно акту от 18.09.2000 (том 1, л.д. 82-86), зарегистрировав право собственности 22.09.2000 (том 1, л.д. 62).

Решением от 22.10.2002 N 1 ООО «Ферротек» в лице генерального директора Паничика О.Н. на основании личных заявлений приняло в состав участников общества Ершова Г.В., Фердмана Б.Э. и Чернышова Э.В. с равными долями в уставном капитале по 25 %, которые подписали учредительный договор от 22.10.2002, после чего были внесены изменения в устав ООО «Ферротек» (том 4, л.д. 174-179, 182-186, 187).

Генеральным директором общества по умолчанию остался Паничик О.Н.

Из протокола общего собрания от 04.11.2002 N 1, а также приказов от 04.11.2002 N 7к и N 8к усматривается, что Паничик О.Н. был уволен с должности директора по собственному желанию, директором избран Ершов Г.В. (том 6, л.д. 212-214).

В связи со сменой руководителя региональным операционным офисом Акционерного коммерческого банка «Банк Москвы» (открытое акционерное общество) была оформлена новая карточка с образцами подписей и оттиска печатей, то есть операции по счету, а также получение кредитов и их погашение, проводились за подписями генерального директора ООО «Ферротек» Ершова Г.В. и главного бухгалтера Фердмана Б.Э. (том 6, л.д. 171-259).

Общим собранием участников ООО «Ферротек» от 20.10.2003 было принято решение о совершении крупной сделки по отчуждению имущества общества, а именно, нежилых помещений с N 1-8 на поэтажном плане, общей площадью 69,40 кв.м, расположенных в цокольном этаже литер А1 по адресу: город Тула, Пушкинский проезд, дом 4-б (том 1, л.д. 89).

Договор купли-продажи от 22.10.2003 был заключен ООО «Ферротек» в лице Фердмана Б.Э., действовавшего по доверенности от 20.10.2003 N 311, с Ершовым Е.В. и нотариально удостоверен (том 1, л.д. 77, 87).

Право собственности перешло к Ершову Г.В., что подтверждено свидетельством о государственной регистрации права от 14.11.2003 серии 71-АА N 364517 (том 6, л.д. 13).

На общем собрании участников ООО «Ферротек» от 23.12.2003 произошла смена генерального директора общества, им назначен Постников В.С., а Ершов Г.В. был уволен по собственному желанию с 08.12.2003 (том 4, л.д. 157).

На собрании 24.12.2003 участники общества Паничик О.Н., Фердман Б.Э., Чернышов Э.В., Ершов Г.В. приняли решение и безвозмездно передали свои доли в уставном капитале общества Постникову В.С., что подтверждается протоколом собрания (том 4, л.д. 59)

Сведения о смене исполнительного органа и участника общества были внесены в Единый государственный реестр юридических лиц на основании заявления Постникова В.С. от 25.12.2003 (том 4, л.д. 150-153).

Соответствующие изменения были внесены в устав ООО «Ферротек» (том 4, л.д. 155).

Единственный участник ООО «Ферротек» Постников В.С. 18.11.2004 принял решение о выходе из общества и безвозмездной передаче доли в уставном капитале в размере 100 % Нечитайло О.Т. Соответствующие изменения были внесены в Единый государственный реестр юридических лиц на основании заявления от 22.11.2004, а также в устав общества (том 4, л.д. 132-135).

Решением от 10.08.2011 N 1 Нечитайло О.Т. назначила генеральным директором ООО «Ферротек» Паничика О.Н. (том 1, л.д. 25).

Единственный участник общества Нечитайло О.Т. 23.08.2011 на основании личного заявления приняла решение N 2 о принятии в состав участников общества Паничика О.Н. с дополнительным вкладом в уставный капитал 6 400 рублей и утверждении номинальной стоимости долей в уставном капитале ООО «Ферротек»: Нечитайло О.Т. - 84 %, Паничик О.Н. - 16 % (том 5, л.д. 55, 56, 78).

На основании заявления от 16.09.2011 Нечитайло О.Т. была выведена из состава участников ООО «Ферротек», ее доля в размере 84 % перешла к обществу и далее продана им участнику общества Паничику О.Н. в размере 34 % и Чернышову Э.В. в размере 50 % (том 5, л.д. 15-21).

Таким образом, Паничик Олег Николаевич и Чернышов Эдуард Вячеславович выкупили доли в уставном капитале ООО «Ферротек» 16.09.2011.

Ссылаясь на то, что недвижимое имущество ООО «Ферротек» - нежилые помещения с N 1-8 на поэтажном плане, общей площадью 69,40 кв.м, расположенные в цокольном этаже литер А1 по адресу: город Тула, Пушкинский проезд, дом 4-б, выбыли из владения и пользования общества, Паничик О.Н., Чернышов Э.В. и ООО «Ферротек» обратились в Арбитражный суд Тульской области с настоящими исками (том 1, л.д. 3-4; том 3, л.д. 14-20; том 6, л.д. 3-6).

В обоснование своих требований истцы указали, что спорная сделка является крупной; имеет признаки сделки, в совершении которой имеется заинтересованность участника общества; была совершена неуполномоченным лицом.

Суд первой инстанции, рассмотрев заявленные требования, правомерно отказал в их удовлетворении, исходя из следующего.

В соответствии с пунктом 20 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 90 и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 14 от 09.12.1999 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» сделка, в совершении которой имеется заинтересованность, или крупная сделка, заключенная от имени общества генеральным директором (директором) или уполномоченным им лицом, с нарушением требований, предусмотренных соответственно статьями 45 и 46 Закона, является оспоримой. Такая сделка может быть признана судом недействительной по иску общества или его участника.

Аналогичные положения содержатся в пунктах 10.4 и 10.5 устава ООО «Ферротек» (том 4, л.д. 68-76).

Согласно разъяснениям, изложенным в пункте 36 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.11.2003 N 19, иски о признании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность, недействительными и применении последствий их недействительности могут предъявляться в течение срока, установленного пунктом 2 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации для оспоримых сделок.

Пунктом 2 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год.

Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Суд первой инстанции пришел к правильному выводу, что по требованию о признании сделки недействительной и применению последствий недействительности сделки истцами пропущен срок исковой давности, исходя из следующего.

В силу статьи 53 Гражданского кодекса Российской Федерации юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами.

В соответствии со статьей 40 Федерального закона Российской Федерации «Об обществах с ограниченной ответственностью» в редакции, действовавшей на момент принятия в ООО «Ферротек» новых участников, на момент заключения спорной сделки, единоличный исполнительный орган общества (генеральный директор, президент и другие) избирается общим собранием участников общества на срок, определенный уставом общества.

Единоличный исполнительный орган общества: без доверенности действует от имени общества, в том числе представляет его интересы и совершает сделки; выдает доверенности на право представительства от имени общества, в том числе доверенности с правом передоверия; издает приказы о назначении на должности работников общества, об их переводе и увольнении, применяет меры поощрения и налагает дисциплинарные взыскания; осуществляет иные полномочия, не отнесенные указанным Федеральным законом или уставом общества к компетенции общего собрания участников общества, совета директоров (наблюдательного совета) общества и коллегиального исполнительного органа общества.

Порядок деятельности единоличного исполнительного органа общества и принятия им решений устанавливается уставом общества, внутренними документами общества, а также договором, заключенным между обществом и лицом, осуществляющим функции его единоличного исполнительного органа.

Указанные полномочия закреплены в разделе 8 устава общества (том 4, л.д. 68-76).

Согласно положениям устава ООО «Ферротек» органами управления общества являются общее собрание его участников и генеральный директор. Генеральный директор является единоличным исполнительным органом и подотчетен общему собранию участников общества, он назначается решением учредителя или, в случае принятия новых участников общества, общим собранием участников общества на срок 2 года. Договор между обществом и лицом, осуществляющим функции генерального директора, подписывается от имени общества лицом, председательствующим на общем собрании участников общества (пункты 7.1, 8.1, 8.3 устава) (том 4, л.д. 68-76).

При создании ООО «Ферротек» 17.08.2000 единственный участник общества Паничик О.Н. назначил себя его генеральным директором (том 4, л.д. 67, 77).

Как правильно установил суд первой инстанции, после принятия в ООО «Ферротек» новых участников (29.10.2002) генеральный директор общества не переизбирался, им по умолчанию остался Паничик О.Н., договор между обществом и генеральным директором Паничиком О.Н. не заключался, что сторонами не оспаривается, обратное ими не доказано, договор не представлен.

Пунктом 7.6 устава предусмотрено, что общее собрание общества проводится не ранее чем через 2 месяца и не позднее, чем через 4 месяца после окончания финансового года. Оно созывается генеральным директором общества по его инициативе, по требованию ревизора общества, аудитора общества, а также участников общества в срок не позднее 45 дней со дня получения требования о его проведении. В случае, если генеральным директором общества не принято решение о проведении общего собрания участников общества или принято решение об отказе в его проведении, внеочередное общее собрание участников общества может быть созвано органами или лицами, требующими его проведения. Разделом 2 устава предусмотрено право участников ООО «Ферротек» участвовать в управлении делами общества, получать информацию о деятельности общества и знакомиться с его бухгалтерскими книгами и иной документацией, принимать участи в распределении прибыли (том 4, л.д. 68-76).

Права участников ООО «Ферротек», в том числе на управление делами общества, получение информации о его деятельности, ознакомление с его бухгалтерскими книгами и иной документацией, распределение прибыли, регламентированы также статьей 3 учредительного договора от 22.10.2002 (том 4, л.д. 183-186).

В пункте 1 статьи 67 Гражданского кодекса Российской Федерации, в пункте 1 статьи 8 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» указано, что участники общества вправе получать информацию о деятельности общества и знакомиться с его бухгалтерскими книгами и иной документацией.

Как разъяснено в пунктах 3 и 16 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.01.2011 N 144 «О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров о предоставлении информации участникам хозяйственных обществ» из абзаца третьего пункта 1 статьи 8 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» следует, что участник имеет право требовать любые имеющиеся у общества документы, которые связаны с деятельностью этого общества.

Из пункта 17 указанного информационного письма следует, что в силу пункта 1 статьи 1 Федерального закона «О бухгалтерском учете» бухгалтерский учет представляет собой упорядоченную систему сбора, регистрации и обобщения информации в денежном выражении об имуществе, обязательствах организаций и их движении путем сплошного, непрерывного и документального учета всех хозяйственных операций. В частности, к документам бухгалтерского учета относятся первичные учетные документы и регистры бухгалтерского учета (статьи 9, 10 Закона «О бухгалтерском учете»). Поскольку Федеральный закон «Об обществах с ограниченной ответственностью» не содержит ограничений на предоставление документов бухгалтерского учета, то к ним имеют доступ все участники общества.

Аналогичные положения закреплены в разделе 12 устава ООО «Ферротек» (том 4, л.д. 68-76).

С учетом изложенного, суд первой инстанции правомерно пришел к выводу о том, что истцы, являясь участниками ООО «Ферротек», имели возможность требовать от общества предоставления всех документов, относящихся к деятельности общества, в том числе всех документов и информации бухгалтерского учета.

Истцы, будучи разумными и добросовестными участниками общества, обязаны либо самостоятельно знакомиться с указанными документами, либо обратиться с соответствующим требованием к обществу.

Вместе с тем, материалы дела не содержат доказательств обращения истцов Паничика О.Н. и Чернышева Э.В. в общество за получением соответствующих документов, равно как не содержат и доказательств отказа общества истцам в предоставлении какой-либо информации.

В соответствии с пунктом 3 статьи 53 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, которое в силу закона или учредительных документов юридического лица выступает от его имени, должно действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно.

ООО «Ферротек» согласно статье 23 Налогового кодекса Российской Федерации, являясь плательщиком законно установленных налогов и сборов, обязано, в том числе: вести в установленном порядке учет своих доходов (расходов) и объектов налогообложения, если такая обязанность предусмотрена законодательством о налогах и сборах; представлять в налоговый орган по месту учета в установленном порядке налоговые декларации по тем налогам, которые они обязаны уплачивать, если такая обязанность предусмотрена законодательством о налогах и сборах, а также бухгалтерскую отчетность в соответствии с Федеральным законом «О бухгалтерском учете»; представлять налоговым органам и их должностным лицам в случаях, предусмотренных указанным Кодексом, документы, необходимые для исчисления и уплаты налогов; в течение четырех лет обеспечивать сохранность данных бухгалтерского учета и других документов, необходимых для исчисления и уплаты налогов, а также документов, подтверждающих полученные доходы (для организаций - также и произведенные расходы) и уплаченные (удержанные) налоги.

В силу Федерального закона «О бухгалтерском учете» для обеспечения достоверности данных бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности организации обязаны проводить инвентаризацию имущества и обязательств, в ходе которой проверяются и документально подтверждаются их наличие, состояние и оценка. Проведение инвентаризации обязательно, в том числе, перед составлением годовой бухгалтерской отчетности и при смене материально ответственных лиц.

Выявленные при инвентаризации расхождения между фактическим наличием имущества и данными бухгалтерского учета отражаются на счетах бухгалтерского учета (статья 12 Федерального закона «О бухгалтерском учете»).

При этом согласно статьям 2, 6 Федерального закона «О бухгалтерском учете» лицом, ответственным за ведение дел организации и ведение бухгалтерского учета в организациях, признается руководитель исполнительного органа организации.

Таким образом, Арбитражный суд Тульской области правильно указал на то, что, если Паничик О.Н. считает, что на момент совершения оспариваемой сделки 22.10.2003 он был генеральным директором ООО «Ферротек», а Ершов Г.В. - неуполномоченным лицом, то именно Паничик О.Н. или уполномоченное им лицо по доверенности, а не Ершов Г.В. должен был от имени общества обратиться в Росреестр (правопредшественник - Тульский областной регистрационный центр) с заявлением о снятии обременения со спорного недвижимого имущества по кредитному договору от 17.05.2001 N 02-97, заключенному обществом в лице генерального директора Паничика О.Н. с АК «Банк Москвы», в связи с исполнением обязательств по нему.

Соответственно Паничик О.Н. или уполномоченное им лицо по доверенности должен был от имени общества заключить с АК «Банк Москвы» кредитные договоры от 12.11.2002 N 02-57 и от 06.03.2003 N 02-75. Однако обременения снимались на основании заявления, подписанного генеральным директором Ершовым Г.В. по доверенности, выданной им Чернышеву Э.В. (том 6, л.д. 45-61).

Вместе с тем, ООО «Ферротек», являясь плательщиком налога на имущество, должно было подавать налоговые декларации по данному налогу и уплачивать его.

Следовательно, при сдаче годовой бухгалтерской отчетности за 2003 год ООО «Ферротек» должно было узнать о том, что недвижимое имущество выбыло из владения общества, участники общества должны были узнать об этом на общем годовом собрании.

Из сведений, представленных Инспекцией Федеральной налоговой службы по Советскому району города Тулы, следует, что за 2004-2005 годы ООО «Ферротек» подавало нулевые декларации по налогу на имущество (том 6, л.д. 80-114), соответственно данный налог не уплачивало.

Суд первой инстанции правильно посчитал, что есть основания полагать, что ООО «Ферротек» уже в 2004 году было известно о выбытии из его собственности имущества по оспариваемому договору, поскольку именно с этого момента общество перестало подавать сведения об имуществе и уплачивать налог на имущество. Если это было известно обществу, то не могло не быть известно его генеральному директору - Паничику О.Н., так как на судебном заседании суда первой инстанции 24.01.2012 истец заявил, что доверенности никому не выдавал, а это значит, что нулевые налоговые декларации должен был подписать руководитель, то есть Паничик О.Н. (том 2, л.д. 165-167)

Кроме того, судом установлено, что помещения по оспариваемому договору после их покупки у ООО «Тулавирта» и передачи ООО «Ферротек» (договор и акт от 14.09.2000) использовались под офис, а после их объединения с жилыми помещениями, купленными Фердманом Б.Э. и переведенными в состав нежилых, в помещениях было организовано кафе «Охота», то есть ООО «Ферротек» перестало использовать эти помещения под офис.

Для организации кафе потребовалось перепланировать и отремонтировать помещения, получить соответствующие разрешения; затраты на указанные действия должно было нести общество, если оно полагало, что это его помещения, однако, доказательства несения затрат ООО «Ферротек» не представило ни в суд первой инстанции, ни в суд апелляционной инстанции.

Тот факт, что работы в помещениях кафе выполнялись, подтверждается актом приемки в эксплуатацию объектов электроснабжения от 18.10.2005, составленным Муниципальным предприятием «Тулгорэлектросети», из которого следует, что для электроснабжения кафе, расположенного по Пушкинскому проезду, д. 4 б, были выданы технические условия от 04.08.2005 N 825. Согласно акту проверки электрической установки от 07.11.2005 потребителю - Ершову Г.В. для кафе разрешено присоединение установленной мощности на основании ТУ N 825 (том 2, л.д. 108-113).

Сведения о нахождении кафе «Охота», в том числе, в помещениях по оспариваемому договору, содержатся в техпаспорте ФГУП «Ростехинвентаризация» по состоянию на 03.05.2007 (том 2, л.д. 66-78).

Из материалов дела следует, что изменения в сведениях о юридическом лице - ООО «Ферротек» и о государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы ООО «Ферротек», были внесены в Единый государственный реестр юридических лиц 30.12.2003 на основании заявлений Постникова В.С. от 25.12.2003 (том 4, л.д. 136-153).

Из выписки из Единого государственного реестра юридических лиц, сформированной по состоянию на 30.12.2003, следует, что генеральным директором общества является Постников В.С. (том 4, л.д. 98-102), а выпиской из Единого государственного реестра юридических лиц, сформированной по состоянию на 31.12.2003, подтверждено, что Постников В.С. является единственным участником ООО «Ферротек» (том 4, л.д. 94-97).

С учетом изложенного, суд первой инстанции правомерно посчитал, что ООО «Ферротек» и Паничик О.Н. должны были узнать о выбытии спорного помещения из собственности общества, а значит о нарушении своих прав не позднее 30.04.2004, то есть с момента подачи нулевой декларации по налогу на имущество за 2003 год, или самое позднее с момента открытия кафе в 2007 году.

Арбитражным судом Тульской области установлено, что Чернышеву Э.В. стало известно о переходе права собственности на спорные помещения к Ершову Г.В. 21.10.2004, когда он своею рукой заполнил от имени Ершова Г.В. заявление в Тульский областной регистрационный центр от 21.10.2004 (том 4, л.д. 29) о регистрации договора залога недвижимого имущества на помещения, являющиеся предметом оспариваемой сделки. Данное обстоятельство подтверждено проведенной по делу судебной почерковедческой экспертизой (том 7, л.д. 52-63).

Также суд апелляционной инстанции согласен с выводом суда первой инстанции о том, что по такому основанию, как совершение сделки неуполномоченным лицом, для признания сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, требование не подлежит удовлетворению в связи с пропуском срока исковой давности.

В пункте 32 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 6, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 8 от 01.07.1996 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено, что ничтожная сделка является недействительной независимо от признания ее таковой судом (пункт 1 статьи 166).

Учитывая, что Гражданский кодекс Российской Федерации не исключает возможности предъявления исков о признании недействительной ничтожной сделки, споры по таким требованиям подлежат разрешению судом в общем порядке по заявлению любого заинтересованного лица. При этом следует учитывать, что такие требования могут быть предъявлены в суд в сроки, установленные пунктом 1 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Пунктом 1 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки.

Трехгодичный срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки применяется также к требованиям, ранее установленным Гражданским кодексом Российской Федерации, срок предъявления которых не истек до дня вступления в силу Федерального закона от 21.07.2005 N 109-ФЗ.

Таким образом, применительно к настоящему спору, поскольку нарушение права истца - ООО «Ферротек» произошло в результате ничтожной сделки, общество, как сторона по сделке, должно было узнать об этом нарушении в момент совершения сделки, совпадающий с моментом начала ее исполнения.

Согласно материалам дела, государственная регистрации перехода права собственности на спорные помещения состоялась 14.11.2003, то есть сделка исполнена 14.11.2003. Таким образом, трехгодичный срок исковой давности для требования о применении последствий ничтожной сделки истек 14.11.2006.

Заявление ООО «Ферротек» о признании сделки недействительной поступило в суд 16.09.2011 (том 1, л.д. 3-4), то есть за пределами трехгодичного срока исковой давности.

Суд области сделал правильный вывод о том, что аналогичный срок исковой давности установлен по требованию ООО «Ферротек» об истребовании имущества из чужого владения, и он также пропущен обществом по указанным выше основаниям.

Оснований полагать, что обществу, Паничику О.Н. и Чернышеву Э.В. не было известно о состоявшейся сделке, у суда первой инстанции не имелось в силу установленных выше обстоятельств.

Истечение срока исковой давности является самостоятельным основанием отказа в иске.

Кроме того, как правильно указано судом первой инстанции, согласно правовой позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 06.12.2005 N 9688/05, последующее вхождение граждан Паничика О.Н. и Чернышева Э.В. в состав участников ООО «Ферротек» их прав на предъявление иска о признании сделок, заключенных ранее, недействительными не восстанавливает, и они не могут быть признаны лицами, обладающими согласно пункту 5 статьи 46 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» и статье 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правом требовать признания договора купли-продажи от 22.10.2003 недействительным.

С учетом изложенного, поскольку истцами в материалы дела не представлено надлежащих доказательств уважительности причин пропуска процессуального срока на обращение в суд с заявленными требованиями, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что требования Паничика О.Н., Чернышева Э.В. и ООО «Ферротек» удовлетворению не подлежат в связи с истечением срока исковой давности.

Довод Паничика О.Н. и Чернышева Э.В. о том, что они узнали о совершении оспариваемой сделки в июне 2011 года, поскольку именно тогда ознакомились с договором купли-продажи спорных помещений, в связи с чем, срок исковой давности надлежит исчислять с этого момента, является несостоятельным, поскольку указанное обстоятельство опровергается материалами дела.

Иных причин, препятствовавших своевременному предъявлению иска, заявителями не указано.

Доводы апелляционной жалобы о том, что оспариваемый договор является недействительным и о необходимости применить последствия его недействительности, отклоняются судом апелляционной инстанции в связи с тем, что являются обоснованием истцом законности заявленных требований, а в обжалуемом судебном акте требования, заявленные истцом, не рассматривались, поскольку истечение срока исковой давности является самостоятельным основанием отказа в удовлетворении иска.

С учетом изложенного, проанализировав материалы дела, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что доводы, изложенные заявителем в апелляционной жалобе, являются несостоятельными и не могут служить основанием для отмены обжалуемого законного и обоснованного решения суда первой инстанции.

Обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, исследованным судом первой инстанции, дана надлежащая правовая оценка по правилам, установленным статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, выводы суда первой инстанции соответствуют материалам дела и действующему законодательству.

Нарушений норм процессуального и материального права, являющихся в силу статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием для отмены принятого судебного акта, судом апелляционной инстанции не установлено.

В соответствии с пунктом 3 статьи 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в постановлении арбитражного суда апелляционной инстанции указывается на распределение судебных расходов, в том числе расходов, понесенных в связи с подачей апелляционной жалобы.

В силу статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по уплате государственной пошлины за подачу апелляционной жалобы в сумме 2 000 рублей относятся на заявителей - Паничика О.Н. и Чернышова Э.В.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 110, 266, 268, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Двадцатый арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Тульской области от 07.09.2012 по делу N А68-1359/12 оставить без изменения, а апелляционную жалобу Паничика Олега Николаевича (город Тула) и Чернышова Эдуарда Вячеславовича (город Тула) - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Постановление может быть обжаловано в Федеральный арбитражный суд Центрального округа в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме.

В соответствии с частью 1 статьи 275 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации кассационная жалоба подается через арбитражный суд первой инстанции.

     Председательствующий
судья
Е.В.Рыжова
Судьи
Ю.А.Волкова
М.В.Каструба

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: 20АП-5214/2012
А68-1359/2012
Принявший орган: Двадцатый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 02 ноября 2012

Поиск в тексте