• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ДВЕНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 13 ноября 2012 года Дело N А12-13353/12

Резолютивная часть постановления объявлена «06» ноября 2012 года. Полный текст постановления изготовлен «13» ноября 2012 года. Двенадцатый арбитражный апелляционный суд в составе: председательствующего судьи Веряскиной С.Г., судей: Борисовой Т.С., Кузьмичева С.А., при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Ильиной Е.А., при участии в заседании:

от Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по N 2 по Волгоградской области - Таревой Ю.В., по доверенности N 02-22/28 от 03 сентября 2012 года; Васинева В.В. по доверенности N 05-17/24 от 20 сентября 2012 года,

от общества с ограниченной ответственностью «ЛУКОЙЛ-Коробковский газоперерабатывающий завод» - Рыжанковой А.Е. по доверенности N 140 от 19 декабря 2011 года; Чумаковой В.В. по доверенности N 160 от 01.01.2012 года; Ивановой Т.В. по доверенности N 204 от 01 октября 2012 года; Дробиз О.В. по доверенности N 181 от 15 июня 2012 года,

рассмотрев в открытом судебном заседании путем использования системы видеоконференц-связи апелляционную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по N 2 по Волгоградской области (г. Волгоград)

на решение арбитражного суда Волгоградской области от 24 августа 2012 года по делу N А12-13353/2012 (судья Селезнев И.В.)

по заявлению общества с ограниченной ответственностью «ЛУКОЙЛ-Коробковский газоперерабатывающий завод» (Волгоградская область, г. Котово, ИНН 3414504304, ОГРН 1083444001068) к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по N 2 по Волгоградской области (г. Волгоград, ИНН 3441027202, ОГРН 1043400221149) об оспаривании ненормативного правового акта

УСТАНОВИЛ:

Общество с ограниченной ответственностью «ЛУКОЙЛ-Коробковский газоперерабатывающий завод» (далее ООО «ЛУКОЙЛ - КГПЗ», общество, заявитель, налогоплательщик) обратилось в арбитражный суд Волгоградской области с заявлением о признании недействительным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 2 по Волгоградской области (далее Межрайонная ИФНС России N 2 по Волгоградской области, инспекция, налоговый орган) N 32 от 30.12.2011 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в части предложения уплатить недоимку по налогу на прибыль в размере 31596682 руб. и по налогу на добавленную стоимость (НДС) в размере 62842 руб.

Решением арбитражного суда Волгоградской области от 24 августа 2012 года заявленные требования удовлетворены.

Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы N 2 по Волгоградской области, не согласившись с вынесенным судебным актом, обратилась в апелляционный суд с жалобой, в которой просит решение суда первой инстанции отменить по основаниям, изложенным в апелляционной жалобе.

Представители ООО «ЛУКОЙЛ-Коробковский газоперерабатывающий завод» считают решение суда первой инстанции законным и обоснованным, в удовлетворении апелляционной жалобы просят отказать.

Информация о принятии апелляционной жалобы к производству и назначении дела к судебному разбирательству размещена на сайте суда в сети Интернет 03 октября 2012 года.

Исследовав материалы дела, выслушав представителей сторон, проверив доводы апелляционной жалобы, суд апелляционной инстанции считает, что апелляционная жалоба удовлетворению не подлежит по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, Межрайонной ИФНС России N 2 по Волгоградской области была проведена выездная налоговая проверка ООО «ЛУКОЙЛ-Коробковский газоперерабатывающий завод» за 2008-2009 годы, в ходе которой были установлены обстоятельства завышения расходов на сумму амортизации, исчисленной с применением специального коэффициента амортизации, предусмотренного пунктом 7 статьи 259 НК РФ (2008 год) и статьей 259.3 НК РФ (2009 год), в отношении основных средств, работающих в условиях агрессивной технологической среды; расходов и налоговых вычетов по НДС во 2 квартале 2009 года в сумме 62842 руб. по сделке с ООО «Олмир».

Результаты выездной налоговой проверки отражены в акте от 02.12.2011 N09-16/31.

На основании результатов проверки налоговым органом вынесено решение N 32 от 30.12.2011 о доначислении ООО «ЛУКОЙЛ-Коробковский газоперерабатывающий завод» налога на прибыль в размере 31596682 руб. и НДС в размере 62842 руб.

Решением УФНС России по Волгоградской области от 11.03.2012 N 166 решение Межрайонной ИФНС России N2 по Волгоградской области N 32 от 30.12.2011 оставлено без изменения.

Изложенные обстоятельства послужили основанием для обращения общества в суд с указанными выше требованиями.

Суд первой инстанции, удовлетворяя заявленные требования в части эпизода, связанного с применением налогоплательщиком специального коэффициента ускоренной амортизации в отношении основных средств, работающих в условиях агрессивной технологической среды, признал необоснованными доводы инспекции о необходимости доказывания налогоплательщиком повышенного износа основного средства, а также о том, что применение повышающего коэффициента для основных средств в соответствии с нормами пп. 1 п. 1 ст. 259.3 НК РФ (п. 7 ст. 259 НК РФ в редакции, действовавшей в 2008 году) правомерно только в случае, если собственник оборудования использует его в режиме, не установленном соответствующей документацией производителя, или для работы в контакте с опасной средой использует оборудование, не предназначенное для эксплуатации в подобных условиях.

В апелляционной жалобе налоговый орган, также как и в суде первой инстанции, настаивает на неправомерном применении налогоплательщиком специального коэффициента амортизации за 2008 год, поскольку в этом периоде комиссия о приему основных средств создана не была и, соответственно, решение по этому вопросу не выносилось, сроки работы оборудования в агрессивной среде не пересматривались. Кроме того, по мнению инспекции, специальный коэффициент может быть применен только в случае фактического снижения срока полезного использования оборудования, которое эксплуатируется в условиях агрессивной среды. Основные средства налогоплательщика, в отношении которых применялась ускоренная амортизация, изначально изготовлены с запасом прочности, позволяющим их эксплуатацию на опасных производственных объектах.

Апелляционная инстанция, оценив представленные в материалы дела доказательства, не принимает доводы инспекции и признает обоснованными выводы суда первой инстанции, положенные в основу оспариваемого решения, по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, при исчислении налога на прибыль за 2008 и 2009 годы налогоплательщиком в отношении основных средств, перешедших ему от ООО «ЛКОЙЛ-Нижневолжскнефть» в связи с реорганизацией последнего, был применен специальный коэффициент амортизации, предусмотренный пунктом 7 статьи 259 НК РФ (2008 год) и статьей 259.3 НК РФ (2009 год).

По данным основаниям обществом уменьшена налоговая база по налогу на прибыль за 2008 год на 66889,27 руб. и за 2009 год на 77366600 руб.

В соответствии со статьей 252 НК РФ при определении налоговой базы по налогу на прибыль налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов. При этом расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Расходы в зависимости от их характера, а также условий осуществления и направлений деятельности налогоплательщика подразделяются на расходы, связанные с производством и реализацией, и внереализационные расходы (п. 2 ст. 252 НК РФ).

В соответствии с положениями пп. 3 п. 2 ст. 253 НК РФ к расходам, связанным с производством и реализацией, относятся амортизационные отчисления.

Статьей 256 НК РФ амортизируемым имуществом в целях гл. 25 НК РФ признаются имущество, результаты интеллектуальной деятельности и иные объекты интеллектуальной собственности, которые находятся у налогоплательщика на праве собственности (если иное не предусмотрено настоящей главой), используются им для извлечения дохода и стоимость которых погашается путем начисления амортизации.

Амортизируемым имуществом признается имущество со сроком полезного использования более 12 месяцев и первоначальной стоимостью более 40 000 руб.

При этом, суммы амортизационных отчислений, в силу ст. 259 НК РФ, рассчитываются исходя из первоначальной (восстановительной) стоимости основного средства и нормы амортизации, определяемой в порядке, установленной указанной нормой налогового законодательства.

Порядок определения стоимости амортизируемого имущества установлен ст. 257 НК РФ.

Согласно абзацу 2 п. 1 ст. 257 НК РФ первоначальная стоимость основного средства определяется как сумма расходов на его приобретение (а в случае, если основное средство получено налогоплательщиком безвозмездно, либо выявлено в результате инвентаризации, - как сумма, в которую оценено такое имущество в соответствии с п. п. 8 и 20 ст. 250 НК РФ), сооружение, изготовление, доставку и доведение до состояния, в котором оно пригодно для использования, за исключением налога на добавленную стоимость и акцизов, кроме случаев, предусмотренных Налоговым кодексом.

Абзацем 8 п. 1 ст. 257 НК РФ предусмотрено, что остаточная стоимость основных средств определяется как разница между их первоначальной стоимостью и суммой начисленной за период эксплуатации амортизации.

В соответствии с п. 1 ст. 258 НК РФ амортизируемое имущество распределяется по амортизационным группам в соответствии со сроками его полезного использования. Сроком полезного использования признается период, в течение которого объект основных средств или объект нематериальных активов служит для выполнения целей деятельности налогоплательщика. Срок полезного использования определяется налогоплательщиком самостоятельно на дату ввода в эксплуатацию данного объекта амортизируемого имущества в соответствии с положениями настоящей статьи и с учетом Классификации основных средств, утверждаемой Правительством Российской Федерации.

В соответствии с п. 7 ст. 258 НК РФ организация, приобретающая объекты основных средств, бывшие в употреблении (в том числе в виде вклада в уставный (складочный) капитал или в порядке правопреемства при реорганизации юридических лиц), в целях применения линейного метода начисления амортизации по этим объектам вправе определять норму амортизации по этому имуществу с учетом срока полезного использования, уменьшенного на количество лет (месяцев) эксплуатации данного имущества предыдущими собственниками. При этом срок полезного использования данных основных средств может быть определен как установленный предыдущим собственником этих основных средств срок их полезного использования, уменьшенный на количество лет (месяцев) эксплуатации данного имущества предыдущим собственником.

Если срок фактического использования данного основного средства у предыдущих собственников окажется равным сроку его полезного использования, определяемому Классификацией основных средств, утвержденной Правительством Российской Федерации в соответствии с настоящей главой, или превышающим этот срок, налогоплательщик вправе самостоятельно определять срок полезного использования этого основного средства с учетом требований техники безопасности и других факторов.

Материалами дела подтверждено и налоговым органом не опровергнут факт непрерывной эксплуатации спорных объектов с 1966 по 2007 год прежним собственником (ООО «ЛУКОЙЛ-Нижневолжскнефть») и заявителем с 2008 года по дату проведения проверки.

Довод налогового органа о том, что ООО «ЛУКОЙЛ-КГПЗ» установлен срок полезного использования с учетом срока использования у прежнего владельца, при наличии документов подтверждающих срок эксплуатации объекта, не основан на нормах налогового законодательства.

Как было указано выше, при передаче основных средств прежним собственником амортизацию продолжает начислять новый собственник, исходя из срока полезного использования, установленного у прежнего собственника (п. 7 ст. 258 НК РФ).

Согласно Положению по бухгалтерскому учету «Учет основных средств» ПБУ 6/01 срок полезного использования объекта основных средств определяется первоначальным собственником при принятии его к бухгалтерскому учету, этот срок начинает исчисляться в момент первого ввода объекта в эксплуатацию и продолжает течь независимо от смены собственника объекта.

ООО «ЛУКОЙЛ-КГПЗ» срок полезного использования объекта основных средств не изменяло.

Из материалов дела не усматривается, что налоговым органом были установлены какие-либо нарушения в определении налогоплательщиком первоначальной стоимости амортизируемого имущества и срока его полезного использования.

При этом налоговое законодательство не содержит требований и ограничений возможности применения специального коэффициента не с момента ввода основного средства в эксплуатацию, а позднее.

В отношении начисления амортизации в НК РФ содержится лишь требование об обязательном закреплении в учетной политике данных о методе начисления амортизации, который может быть линейным или нелинейным.

Общество в соответствии с требованиями ст. 259 НК РФ закрепило в учетной политике на 2008 и 2009 г.г. для целей налогообложения применение линейного метода начисления амортизации (п. 3.4.13. приложения N 2 к приказу об учетной политике для целей налогообложения от 06 мая 2008 года N162).

В соответствии с п. 3.4.14 приложений к приказам об учетной политике на 2008, 2009 г.г. установлено положение о применении понижающего и повышающего коэффициента.

Таким образом, налогоплательщик вправе применить специальный коэффициент 2 к основной норме амортизации по основным средствам в порядке пп. 1 п. 1 ст. 259.3 НК РФ (п. 7 ст. 259 НК РФ в редакции, действовавшей в 2008 году) в любом периоде при выполнении определенных условий вне зависимости от момента ввода основного средства в эксплуатацию.

Судом первой инстанции обоснованно указано, что создание в 2009 году комиссии о приемке основных средств не влияет на порядок исчисления срока на ввод уже действующих объектов в эксплуатацию с момента их передачи новому собственнику.

Согласно п. 7 ст. 259 НК РФ, регулирующей правоотношения в 2008 году, налогоплательщики, использующие амортизируемые основные средства для работы в условиях агрессивной среды и (или) повышенной сменности, вправе использовать специальный коэффициент при начислении амортизации в отношении указанных основных средств.

Аналогичная норма (пункт 1 статьи 259.3 НК РФ) регулировала правоотношения по применению специального коэффициента амортизации в 2009 году.

Как следует из пп. 1 п. 1 ст. 259.3 НК РФ (п. 7 ст. 259 НК РФ в редакции, действовавшей в 2008 году) воздействие агрессивной среды на основные средства может заключаться: во влиянии совокупности природных и (или) искусственных факторов, вызывающих повышенный износ (старение) основных средств в процессе их эксплуатации; в нахождении основных средств в контакте с взрыво-, пожароопасной, токсичной или иной агрессивной технологической средой, которая может послужить причиной (источником) инициирования аварийной ситуации.

Таким образом, налоговое законодательство проводит различие между агрессивной средой и агрессивной технологической средой.

Под воздействием агрессивной среды понимается совокупность природных и (или) искусственных факторов, влияющих на основные средства.

Под воздействием агрессивной технологической среды понимается нахождение основных средств в контакте с взрыво-, пожароопасной, токсичной или иной агрессивной технологической средой. Следовательно, в первом случае, необходимо установить факт влияния агрессивной среды на основные средства, то есть наступление для основных средств негативных последствий в результате такого контакта.

Во втором, достаточно установить только сам факт контакта основного средства с агрессивной технологической средой, которая создает риск возникновения аварийных ситуаций.

Негативное воздействие агрессивной технологической среды заключается не во влиянии ее на состояние основного средства, а в повышении риска гибели данного основного средства.

Соответственно, в зависимости от вида среды, в которой работает основное средство, рассматриваемая норма НК РФ устанавливает дифференцированные условия применения специального коэффициента: для основных средств, эксплуатируемых в условиях агрессивной среды, условием применения коэффициента является негативное последствие результата воздействия среды -возникающий повышенный износ основного средства; для основных средств, эксплуатируемых в условиях агрессивной технологической среды, условием применения коэффициента является негативное последствие результата контакта со средой - риск возникновения аварийной ситуации.

В рассматриваемой ситуации, основанием применения коэффициента ускоренной амортизации является факт нахождения в контакте с агрессивной технологической средой, поэтому факт нахождения основных средств под влиянием природных или искусственных факторов, вызывающих повышенный износ, к предмету доказывания не относится.

С учетом изложенного суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу, что в целях применения п. 7 ст. 259 НК РФ и пункта 1 статьи 259.3 НК РФ степень изначальной (по техническим параметрам) адаптированности основного средства к воздействию агрессивной технологической среды, на чем настаивает налоговый орган, значения не имеет.

При рассмотрении спора судами установлено, что применение коэффициента ускоренной амортизации за 2008-2009 годы осуществлено обществом в отношении основных средств, находящихся в контакте с взрыво-, пожароопасной, токсичной или иной агрессивной технологической средой, которая может послужить причиной (источником) инициирования аварийной ситуации.

В соответствии со статьей 2 Федерального закона от 21.07.1997 N 116-ФЗ О промышленной безопасности опасных производственных объектов» (далее - Закон N 116-ФЗ) опасными производственными объектами в соответствии с настоящим Федеральным законом являются предприятия или их цехи, участки, площадки, а также иные производственные объекты, указанные в Приложении 1 к настоящему Федеральному закону.

Таким образом, опасными объектами могут быть признаны как отдельные основные средства, так и группы основных средств, такие как предприятия, цеха, участки.

Из материалов дела следует, что спорные объекты либо входят в группу объектов основных средств, образующих опасный производственный объект, либо находятся в единой технологической цепочке (контакте) с опасными производственными объектами.

В соответствии с пунктом 2 статьи 2 Закона N 116-ФЗ опасные производственные объекты подлежат регистрации в государственном реестре в порядке, устанавливаемом Правительством Российской Федерации.

Пунктом 5 Правил регистрации объектов в государственном реестре опасных производственных объектов, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 24.11.1998 г. N 1371, предусмотрено, что организациям, эксплуатирующим опасные производственные объекты, выдаются свидетельства установленного образца о регистрации этих объектов в государственном реестре.

Из материалов дела следует, что спорные объекты на основании положений Закона N 116-ФЗ отнесены к категории опасных производственных объектов и зарегистрированы в таком качестве.

Налоговым органом в ходе выездной налоговой проверки не опровергнут факт регистрации спорных объектов в государственном реестре опасных производственных объектов, а так же факт нахождения основных средств и их эксплуатация в контакте с взрыво- и пожароопасной средой. Данные обстоятельства были предметом проверки и нашли отражение в тексте оспариваемого решения.

Суд апелляционной инстанции не принимает довод инспекции, изложенный в апелляционной жалобе о том, что до декабря 2008 года объекты не были зарегистрированы как опасные производственные объекты и представленные лицензия и свидетельство не могут являться основанием для исчисления ускоренной амортизации за период с марта по ноябрь 2008 года, по следующим основаниям.

Сам факт выдачи свидетельства о регистрации опасных производственных объектов 09 декабря 2008 года не свидетельствует о том, что все включенные в него опасные производственные объекты имеют дату регистрации - 09 декабря 2008 года.

На основании п. 5 Правил регистрации объектов в государственном реестре опасных производственных объектов, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 24.11.1998г. N 1371 (далее - Правила регистрации ОПО), организациям, эксплуатирующим опасные производственные объекты, выдаются свидетельства установленного образца о регистрации этих объектов в государственном реестре.

Пунктом 6 Правил регистрации ОПО предусмотрено, что объекты, зарегистрированные в государственном реестре, подлежат перерегистрации не реже одного раза в 5 лет.

В соответствии с пунктом 23.3 раздела II Административного регламента Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору по исполнению государственной функции по регистрации опасных производственных объектов и ведению государственного реестра опасных производственных объектов, утвержденного Приказом Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору от 04.09.07г. N 606 при осуществлении ведения государственного реестра опасных производственных объектов, его территориальных и ведомственных разделов для внесении изменений в государственный реестр опасных производственных объектов в связи с изменениями сведений, содержащихся в ранее выданном свидетельстве о регистрации или в карте учета опасного производственного объекта, эксплуатирующая организация направляет в регистрирующий орган, в частности, ранее выданные свидетельство о регистрации опасного(ых) производственного(ых) объекта(ов) и карту учета опасного производственного объекта (при необходимости внесения изменений в сведения, содержащиеся в этих документах).

Кроме того, новое свидетельство о регистрации опасных объектов подлежит выдаче не только в момент перерегистрации опасных объектов в государственном реестре, но и, согласно положениям п. 23 раздела II вышеуказанного Административного регламента, при обращении организации, эксплуатирующей опасные объекты, в регистрирующий орган для регистрации в государственном реестре новых опасных производственных объектов; для внесения изменений в государственный реестр, в связи с изменениями сведений, содержащихся в ранее выданном свидетельстве о регистрации или в карте учета опасного производственного объекта; для исключения опасного производственного объекта (снятия с учета) из государственного реестра. Таким образом, в независимости от количества произошедших перерегистраций у общества в наличии имеется оригинал только последнего из всех выданных свидетельств, так как остальные сдаются при перерегистрации в регистрирующий орган.

В свидетельстве о регистрации опасных производственных объектах в отношении всех опасных производственных объектов содержится информация о дате их регистрации, которая позволяет сделать выводы о том, в каком периоде был зарегистрирован каждый конкретный опасный объект.

Согласно пояснениям представителей заявителя ранее выданное ООО «ЛУКОЙЛ - КГПЗ» свидетельство о регистрации опасных производственных объектов (в феврале 2008 года) было направлено в регистрирующий орган, поскольку в декабре регистрировался новый опасно производственный объект - площадка трансформаторной подстанции.

21.02.2008г. ООО «ЛУКОЙЛ - КГПЗ» были зарегистрированы в качестве опасных производственных объектов, эксплуатируемых обществом, площадка газоперерабатывающего завода N А39-03590-001; система газопотребления предприятия N А39-03590-002; участок транспортирования опасных веществ N А39-03590-003; площадка трансформаторной подстанции N А39-03590-004.

Соответственно, по основным средствам, которые эксплуатируются на ОПО N А39-03590-001, N А39-03590-002, N А39-03590-003, зарегистрированным в феврале 2008 года, применялся специальный коэффициент с 01.03.2008 года.

Свидетельство о регистрации ОПО от 09.12.2008 года является документом, подтверждающим обоснованность применения специального коэффициента в отношении объектов, зарегистрированных ранее.

В материалах дела имеется реестр оборудования, в отношении которого применен специальный коэффициент, выборочно представлены и приобщены к материалам дела копия свидетельства о регистрации в реестре опасных производственных объектов, карточки учета объектов в государственном реестре опасных производственных объектов; лицензия на эксплуатацию пожароопасных производственных объектов, паспорта на оборудование.

В подтверждение правомерности применения коэффициента ускоренной амортизации в связи с эксплуатацией основных средств основных средств в условиях повышенной сменности налогоплательщик представил Приказы об утверждении графиков работы на 2008 и 2009 годы (N05 от 07.02.2008 и N545 от 05.12.2008), графики работы смен.

Довод налогового органа о том, что представленные налогоплательщиком документы не подтверждают правомерность применения специального коэффициента к основной норме амортизации судом отклоняется, поскольку налоговое законодательство не содержит перечня соответствующих документов, в то время как материалами дела подтвержден факт нахождения в проверяемых периодах основных средств в контакте с агрессивной технологической средой.

Свидетельство о регистрации опасного производственного объекта от 09.12.2008г. N A3 9-03 590, выданное компетентным государственным органом - Нижне-Волжским межрегиональным управлением по технологическому и экологическому надзору, подтверждает статус объекта.

Графа 2 Карт учета объектов в государственном реестре опасных производственных объектов дает расшифровку вида агрессивной технологической среды, воздействующей на основные средства, эксплуатируемые на конкретном опасном производственном объекте.

Информация, содержащаяся в свидетельствах и картах, позволяет получить обобщенную информацию об опасном производственном объекте и тех технологических факторах, влияние которых на объект обуславливают необходимость их государственной регистрации, в том числе, в связи с наличием риска возникновения аварийной ситуации.

Кроме того, контакт с агрессивной технологической средой на производственных объектах общества подтверждается также иными документами.

Во исполнение Федерального закона от 08.08.2001г. N 128-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» обществом получена лицензия, действующая в 2008 - 2009 г.г. N ВП - ОО - 009259 (НС) от 21.11.2008 г. со сроком действия до 21.11.2013г. на эксплуатацию взрывоопасных производственных объектов, то есть объектов на которых: получаются, используются, перерабатываются, образуются, хранятся, транспортируются, уничтожаются вещества, способные образовывать взрывоопасные смеси с кислородом воздуха или друг с другом (горючие газы, легковоспламеняющиеся горючие жидкости, пылеобразующие вещества), твердофазные и жидкофазные вещества, способные к спонтанному разложению со взрывом; используется оборудование, работающее под избыточным давлением более 0, 07 МПА или при температуре нагрева воды более 115 градусов Цельсия).

В соответствии с положениями п. 1 ст. 15 Федерального закона от 21.07.1997г. N 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов», согласно которому организация, эксплуатирующая опасный производственный объект, обязана страховать ответственность за причинение вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц и окружающей природной среде в случае аварии на опасном производственном объекте, обществом заключен договор о страховании гражданской ответственности организаций, эксплуатирующих опасные производственные объекты от 01.01.2008г. N 01-029-000557/08V0060.

Указанные обстоятельства в совокупности с представленными в материалы дела свидетельствами о регистрации опасных производственных объектов и картами учета объектов в государственном реестре опасных производственных объектов подтверждают осуществление обществом производственной деятельности, связанной с контактом с агрессивной технологической средой, способной повлечь возникновение аварийных ситуаций.

Суд апелляционной инстанции не принимает довод налогового органа о том, что технические паспорта и сертификаты не подтверждают факта их использования в агрессивной среде, поскольку, данные технической документации содержат информацию об основном средстве на момент его изготовления и свидетельствуют только о принципиальной возможности эксплуатации конкретного основного средства в условиях агрессивной технологической среды, но не подтверждают фактическую эксплуатацию основного средства в подобных условиях.

Утверждение налогового органа о том, что в случае, если конкретное оборудование предназначено для работы именно в контакте с опасной средой и используется в режиме, установленном соответствующей документацией производителя, эта среда не может рассматриваться как причина ускоренного по сравнению с установленным производителем износа такого оборудования или источник аварийной ситуации, не соответствует тексту п. 7 ст. 259 НК РФ и п.1 ст. 259.3 НК РФ.

Исходя из подпункта 1 пункта 1 статьи 259.3 НК РФ ускоренная амортизация применяться не может лишь в отношении основных средств первой - третьей амортизационной групп при использовании нелинейного метода амортизации. Других исключений эта норма не устанавливает, что подтверждает вывод суда первой инстанции о том, что специальную ускоренную норму амортизации можно применять по опасному производственному объекту, даже если технической документацией предусмотрена его эксплуатация в условиях агрессивной среды.

Учитывая изложенное, суд апелляционной инстанции поддерживает выводы суда первой инстанции, основанные на представленных налогоплательщиком доказательствах, о наличии у заявителя фактических и правовых оснований для применения коэффициента ускоренной амортизации и неправомерном доначислении ООО «ЛУКОЙЛ-Коробковский газоперерабатывающий завод» оспариваемым решением налогового органа налога на прибыль за 2008 и 2009 годы в общей сумме 31526858 руб.

Кроме того, оспариваемым решением налогового органа обществу был доначислен налог на прибыль в размере 69824 руб. и НДС в размере 62842 руб. в результате выводов инспекции о неправомерном применении заявителем налоговых вычетов по НДС в части налога, фактически уплаченного ООО «Олмир», и заявлении расходов, понесенных налогоплательщиком по сделке с указанным контрагентом.

По мнению инспекции, совокупность установленных налоговым органом в ходе проверки обстоятельств свидетельствует о наличии признаков недобросовестности в действиях налогоплательщика и его контрагента.

Оспаривая решение инспекции в данной части, общество ссылалось на правомерное отнесение спорных сумм к расходам и налоговым вычетам, на отсутствие оснований для признания общества и его контрагента аффилированными, на проявление должной осмотрительности при выборе контрагента, а также на реальность совершенных с контрагентом хозяйственных отношений.

Апелляционная инстанция считает, что арбитражный суд первой инстанции с учетом исследованных материалов дела и норм действующего законодательства обоснованно согласился с доводами налогоплательщика о правомерном заявлении налоговых вычетов по НДС и отнесении на расходы затрат по сделкам с ООО «Олмир» и не принимает доводы инспекции, изложенные в апелляционной жалобе в силу нижеследующего.

Расходы, уменьшающие полученные доходы, должны соответствовать критериям, названным в статье 252 Налогового кодекса Российской Федерации, а именно: расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком. Обоснованными расходами являются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Согласно подпункту 1 пункта 1 статьи 146 Налогового кодекса Российской Федерации объектом обложения налогом на добавленную стоимость признается реализация товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации.

На основании пункта 1 статьи 166 Налогового кодекса Российской Федерации сумма налога на добавленную стоимость при определении налоговой базы в соответствии со статьями 154 - 159 и 162 Кодекса исчисляется как соответствующая налоговой ставке процентная доля налоговой базы.

В силу пункта 1 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 Кодекса, на установленные настоящей статьей вычеты.

Условия предъявления налога на добавленную стоимость к вычету определены пунктом 1 статьи 172 Налогового кодекса Российской Федерации, согласно которому налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 НК РФ, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг). Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг).

В соответствии с пунктом 2 статьи 169 НК РФ в целях принятия НДС к вычету или возмещению счет-фактура должна соответствовать требованиям пунктов 5, 6 указанной статьи. Выставленные с нарушением данного порядка счета фактуры, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету.

Согласно пунктам 5 и 6 статьи 169 НК РФ в счете-фактуре должны быть указаны наименование, адрес и идентификационные номера налогоплательщика и покупателя, счет-фактура подписывается руководителем и главным бухгалтером организации либо иными лицами, уполномоченными на то приказом (иным распорядительным документом) по организации или доверенностью от имени организации.

Таким образом, для получения налогового вычета необходима совокупность следующих условий: наличие счетов-фактур, документов, принятие указанных товаров (работ, услуг) на учет, а также строгое соответствие выставленных счетов-фактур требованиям пунктов 5, 6 статьи 169 Налогового кодекса РФ.

Представление налогоплательщиком документов в обоснование расходов и налоговых вычетов по НДС является основанием для получения соответствующей налоговой выгоды, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы. Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Разрешая спор, суд первой инстанции оценил собранные по делу доказательства в их совокупности и взаимосвязи, как того требуют положения статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, и сделал выводы о том, что налоговым органом не доказано отсутствие реальных хозяйственных операций между заявителем и ООО «Олмир».

Апелляционная инстанция не находит оснований для переоценки выводов суда первой инстанции.

Судом первой инстанции правомерно указано, что недобросовестность действий налогоплательщика, направленных на неправомерное получение налоговой выгоды, в силу пункта 1 стать 65 АПК РФ, пункта 5 статьи 200 АПК РФ, пункта 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 г. N 53 должна быть доказана налоговым органом.

Кроме того, согласно Определению Конституционного Суда РФ от 25.07.2001г. N 138-О по смыслу положений пункта 7 статьи 3 НК РФ в сфере налоговых правоотношений действует презумпция добросовестности налогоплательщиков.

По смыслу правовой позиции, изложенной в указанном Определении, а также в Постановлении Конституционного Суда РФ от 12.10.1998г. N 24-П, установленный законодательством о налогах и сборах порядок возмещения налога на добавленную стоимость из бюджета распространяется только на добросовестных налогоплательщиков.

При этом следует иметь в виду, что налогоплательщик не обязан доказывать свою добросовестность при осуществлении предпринимательской деятельности. Обнаруженную недобросовестность налогоплательщика, так же как и законность решения, в котором содержится вывод об этом, должен доказать налоговый орган.

Возложение на налогоплательщика обязанности по осуществлению проверки контрагента, не предусмотренной действующим законодательством, противоречит позиции Конституционного Суда РФ, который в Определении от 16.10.2003г. N 329-О разъяснил, что истолкование статьи 57 Конституции Российской Федерации в системной связи с другими положениями Конституции Российской Федерации не позволяет сделать вывод о том, что налогоплательщик несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет.

Поставщики являются самостоятельными налогоплательщиками, и информация о хозяйственном состоянии экономического субъекта является открытой.

В подтверждение обоснованности заявленных налоговых вычетов по НДС за 2 квартал 2009 года в размере 62842 руб. и расходов, уменьшающих налогооблагаемую прибыль за 2009 год, в сумме 349121 руб., в отношении контрагента «Олмир», заявителем представлены договор поставки товарно-материальных ценностей с ООО «Олмир» от 21.05.2009 N 105, счета-фактуры N1237 от 21.05.2009 и N1289 от 03.06.2009.

Договор, счета-фактуры, составленные от имени ООО «Олмир» содержат все необходимые реквизиты, включая расшифровку подписей лица, значащегося согласно учредительным документам руководителем указанной организации - Теляковой Л.Ю

Как следует из материалов проверки, одним из оснований для отказа налоговым органом в предоставлении налоговых вычетов по НДС и непринятии расходов явились показания Телятиковой Л.Ю., числящейся в Едином государственном реестре юридических лиц в качестве руководителя вышеуказанной организации, и отрицающей свою причастность к деятельности ООО «Олмир».

Суд апелляционной инстанции считает, что судом первой инстанции обоснованно не приняты доводы инспекции о непричастности Телятиковой Л.Ю. к хозяйственной деятельности общества, поскольку имеются сомнения в беспристрастности руководителей, которые в силу ст. 51 Конституции Российской Федерации, не обязаны свидетельствовать против себя, так как именно на руководителя организации возлагается ответственность за ненадлежащее исполнение обязанностей в сфере налогообложения.

Показания руководителя ООО «Олмир» сами по себе не опровергают реальности хозяйственных операций с названным контрагентом.

То обстоятельство, что Телятикова Л.Ю. отрицает свое участие в хозяйственной деятельности данного юридического лица, не является достаточным доказательством отсутствия гражданско-правовых отношений между обществом и его поставщиком. В такой ситуации суд не может полностью исключить возможность того, что лицо, отрицающее свою причастность к деятельности юридического лица, может иметь личную заинтересованность в непредставлении сведений, необходимых для налогового контроля.

Вывод о недостоверности счетов-фактур, подписанных не лицом, значащимся в учредительных документах поставщика в качестве руководителя этой организации, не может самостоятельно, в отсутствие иных фактов и обстоятельств, рассматриваться в качестве основания для признания налоговой выгоды необоснованной. Более того, в соответствии с положениями статьи 71 АПК РФ доказательство признается арбитражным судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности, каждое доказательство подлежит оценке арбитражным судом наряду с другими доказательствами.

В ходе проверки налоговым органом было установлено, что ООО «Олмир» имеет расчетный счет в банке, расчеты между контрагентом и заявителем произведены в безналичном порядке, что подтверждается платежным поручением N 1157 от 06.07.2009 на сумму 411 963 рубля.

В соответствии с Положением Центрального банка Российской Федерации от 19.08.2004 N 262-П «Об идентификации кредитными организациями клиентов и выгодоприобретателей в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» банком в обязательном порядке производится процедура идентификации клиентов.

Следовательно, у банка имеются карточки с подписями руководителя организации - контрагента, заверенные нотариусом, и при заключении договора банковского счета его личность была проверена.

Как следует из протокола допроса Теляковой Л.Ю., она не отрицала факт своей подписи в регистрационных документах ООО «Олмир».

Материалами дела подтвержден факт государственной регистрации ООО «Олмир», правоспособность данной организации и наличие у Теляковой Л.Ю. полномочий законного представителя на заключение сделок и на подписание соответствующих первичных документов.

При этом судом первой инстанции обоснованно сделан вывод о том, что на объем полномочий руководителя и на его ответственность за совершаемые от его имени действия не влияют обстоятельства, при которых происходила регистрация организации и характер последующего осуществления руководства ее деятельностью, а так же размер вознаграждения, получаемого за осуществление таких полномочий.

Указанные противоречия между показаниями свидетеля и обстоятельствами дела налоговым органом не устранены.

Кроме того, в списках дисквалифицированных физических лиц, занимающих руководящие должности организации, руководитель ООО «Олмир» не значится, а организация до сих пор не ликвидирована. Телякова Л.Ю. согласно выписке из ЕГРЮЛ до настоящего времени числится учредителем и руководителем данной организации.

Тот факт, что она не предпринимает никаких действий, направленных на освобождение от должности руководителя и на изменение данных, содержащихся в учредительных документах, свидетельствует о недостоверности сведений, изложенных в протоколах допроса.

Обязанность по составлению счетов-фактур, служащих основанием для применения налогового вычета налогоплательщиком - покупателем товаров (работ, услуг), и отражению в них сведений, определенных статьей 169 НК РФ, возлагается на продавца. Следовательно, при соблюдении контрагентом указанных требований по оформлению необходимых документов оснований для вывода о недостоверности либо противоречивости сведений, содержащихся в упомянутых счетах-фактурах, не имеется, если не установлены обстоятельства, свидетельствующие о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о предоставлении продавцом недостоверных либо противоречивых сведений.

Доказательств того, что заявитель на момент заключения договоров и их исполнения знал, что Телякова Л.Ю. являлась формальным учредителем и руководителем, а документы от ее имени подписаны иными лицами, налоговым органом суду не представлено.

При этом согласно полученным результатам встречных проверок ООО «Олмир» установлено, что данная организация состоит на налоговом учете, каких-либо налоговых претензий со стороны налоговых органов к ней не предъявлено.

Между тем в силу статей 32, 82, 87 Кодекса обязанность осуществлять налоговый контроль, за соблюдением законодательства о налогах и сборах, возложена на налоговые органы. На налоговые органы возложен контроль за исполнением поставщиками товаров, материальных ресурсов, работ, услуг обязанности по постановке на налоговый учет, предоставления налоговых деклараций, по уплате в бюджет полученных от покупателей сумм налога на добавленную стоимость. Поставщики являются самостоятельными налогоплательщиками и в случае неисполнения ими обязанности по уплате налога, налоговые органы вправе в порядке, установленном Кодексом, решить вопрос о принудительном исполнение возложенных на налогоплательщика обязанностей.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации сформулированной в Определении от 16.10.2003 N 329-О, истолкование статьи 57 Конституции Российской Федерации в системной связи с другими положениями Конституции Российской Федерации не позволяет сделать вывод, что налогоплательщик несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет, а правоприменительные органы не могут истолковывать понятие «добросовестный налогоплательщик» как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные обязанности, непредусмотренные законодательством. Также положения Кодекса не позволяют сделать вывод, что налогоплательщик несет ответственность за действия других организаций и за ненадлежащее исполнение такими организациями своих налоговых обязательств.

Право налогоплательщика на предъявление к вычету налога на добавленную стоимость не может зависеть от действий контрагентов налогоплательщика или иных лиц.

Отсутствие контрагентов по юридическому адресу не является доказательством недобросовестности заявителя, поскольку данное обстоятельство свидетельствует лишь о том, что контрагентами не соблюден порядок государственной регистрации или внесения изменений в учредительные документы, но не доказывает тот факт, что данные организации не оказывали услуг заявителю.

Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в пункте 10 Постановления N 53 разъяснил, что факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности, и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом.

Поддерживая правовую позицию суда первой инстанции, апелляционная инстанция принимает во внимание разъяснения, Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, содержащиеся в пункте 10 Постановления Пленума от 12.10.2006 N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды», согласно которым нарушение контрагентом заявителя положений налогового законодательства Российской Федерации при недоказанности инспекцией осведомленности заявителя об этих обстоятельствах не могут повлечь негативных последствий для налогоплательщика, поскольку указанная организация является самостоятельным налогоплательщиком и согласно пункту 5 статьи 23 НК РФ за невыполнение или ненадлежащее выполнение возложенных на него обязанностей каждый налогоплательщик (плательщик сборов) несет ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Сами по себе такие обстоятельства, как отсутствие контрагента по юридическому адресу, непредставление документов не проверку, неисполнение контрагентом налоговых обязанностей не может свидетельствовать о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Действующее в настоящее время законодательство не препятствует регистрации юридических лиц по адресу массовой регистрации, а, следовательно, сам факт массовой регистрации не является правонарушением, свидетельствующим о недобросовестности контрагента.

Доказательств аффилированности, взаимозависимости или какого-либо сговора между контрагентом и заявителем, и то, что на момент оказания услуг и выполнения работ заявитель знал или мог знать о ненадлежащем исполнении контрагентом своих налоговых обязательств, инспекцией в порядке, установленном частью 1 статьи 65 и частью 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не представлено.

Довод налоговой инспекции о невозможности реального осуществления данным контрагентом указанных операций с учетом объема материальных ресурсов, экономически необходимых для поставки товаров в заявленных налогоплательщиком размерах; отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого и технического персонала, основных средств, транспортных средств не подтвержден надлежащими доказательствами соответствующих органов (ПФР, регистрационной службы, ГИБДД и т.д.) и основан лишь на документах внутреннего налогового учета.

Более того, гражданское законодательство предполагает возможность привлечения поставщиком товаров, работ, услуг третьих лиц для исполнения обязательств по договору. Налоговым органом в рамках проверки указанное обстоятельство должным образом не исследовалось.

Налоговым органом не доказано и судом не установлено, что хозяйственные операции между ООО «ЛУКОЙЛ - КГПЗ» и ООО «Олмир» имеют цель получения необоснованной налоговой выгоды за счет уменьшения налогооблагаемой базы по налогу на прибыль и вычетов по НДС.

Как следует из материалов дела, до заключения договора с контрагентом обществом были затребованы и получены копии учредительных и регистрационных документов контрагента - Устав, зарегистрированный 03.02.2009 Межрайонной ИФНС России N 8 по Волгоградской области, свидетельство о государственной регистрации юридического лица от 03.02.2009 серия 34 N003510858, свидетельство о постановке на учет юридического лица в налоговом органе по месту нахождения на территории РФ от 03.02.2009 серия 34 N003338710, информационное письмо Территориального органа Федеральной службы государственной статистики по Волгоградской области об учете в ЕГРПО от 05.02.2009 АШ 05-1681.

Довод инспекции о создании ООО «Олмир» незадолго до заключения договора с заявителем не принимается судом апелляционной инстанции, поскольку, как следует из материалов дела, ООО «Олмир» было поставлено на налоговый учет 03.02.2009г., договор с заявителем заключен 21.05.2009г., то есть спустя более трех месяцев с момента постановки контрагента на учет в налоговом органе. Кроме того, как следует из решения налогового органа, ООО «Олмир» осуществляло коммерческую деятельность с иными контрагентами, так как сдавало налоговую отчетность до заключения договора с обществом (ответ Межрайонной ИФНС России N 8 по Волгоградской области от 23.06.11 N 12-20/02484дсп@). Согласно определению арбитражного суда Волгоградской области о прекращении производства по делу о банкротстве ООО «Олмир» от 29.06.2010 по делу N А12-11840/2010, на 29.06.2010 у ООО «Олмир» имелась задолженность перед бюджетом на сумму 1 313, 67 руб. Указанное обстоятельство в совокупности с ответом Межрайонной ИФНС России N 8 по Волгоградской области от 23.06.11 N 12-20/02484дсп@ свидетельствует о ведении деятельности ООО «Олмир» с иными контрагентами до момента заключения договора с обществом. Таким образом, довод налогового органа о причастности заявителя к созданию ООО «Олмир» с целью получения необоснованной налоговой выгоды не нашел своего подтверждения.

Изложенные обстоятельства в их совокупности и взаимосвязи свидетельствуют о наличии у заявителя права на налоговый вычет по НДС и отнесения соответствующих затрат в целях исчисления налога на прибыль, соблюдении им установленного законом порядка подтверждения этого права и отсутствии признаков недобросовестности в действиях налогоплательщика.

При указанных обстоятельствах и принимая во внимание положения статьи 65 АПК РФ об обязанности доказывания, статей 122, 171 - 173, 252 НК РФ, Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 16.10.2003 N 329-О, Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды», суд первой инстанции сделал правильный вывод об обоснованности налоговой выгоды, полученной обществом по сделкам с ООО «Олмир» и о недействительности решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 2 по Волгоградской области N3 2 от 30.12.2011 в части эпизода, связанного с доначислением налога на прибыль и НДС по сделкам с указанным контрагентом.

На основании изложенного апелляционная инстанция считает, что по делу принято законное и обоснованное решение, оснований для отмены которого не имеется. Выводы суда по данному делу основаны на установленных обстоятельствах и имеющихся в деле доказательствах при правильном применении норм материального и процессуального права. Доводы, изложенные в апелляционной жалобе, не могут служить основанием для отмены принятого решения.

Руководствуясь статьями 268-271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение арбитражного суда Волгоградской области от 24 августа 2012 года по делу N А12-13353/2012 оставить без изменения, апелляционную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по N 2 по Волгоградской области без удовлетворения.

Постановление арбитражного суда апелляционной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Федеральный арбитражный суд Поволжского округа в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме, через арбитражный суд первой инстанции.

     Председательствующий
С.Г.Веряскина
Судьи
Т.С.Борисова
С.А.Кузьмичев

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: 12АП-9097/2012
А12-13353/12
Принявший орган: Двенадцатый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 13 ноября 2012

Поиск в тексте