• по
Более 56000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ЧЕТЫРНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 25 декабря 2012 года Дело N А66-5521/2012

Резолютивная часть постановления объявлена 18 декабря 2012 года.

Полный текст постановления изготовлен 25 декабря 2012 года.

Четырнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе председательствующего Ралько О.Б., судей Виноградовой Т.В. и Тарасовой О.А. при ведении протокола секретарем судебного заседания Воробьевой Н.Н.,

при участии от общества с ограниченной ответственностью «Арте» Романова С.Б. по доверенности от 13.12.2012, Воедило Е.И. по доверенности от 13.12.2012, от Межрайонной Инспекции Федеральной налоговой службы N 10 по Тверской области Черновой О.А. по доверенности от 01.06.2012, Лагминовой С.В. по доверенности от 10.09.2012,

рассмотрев в открытом судебном заседании с использованием системы видео-конференц-связи апелляционную жалобу Межрайонной Инспекции Федеральной налоговой службы N 10 по Тверской области на решение Арбитражного суда Тверской области от 24 октября 2012 года по делу N А66-5521/2012 (судья Голубева Л.Ю.),

у с т а н о в и л:

общество с ограниченной ответственностью «Арте» (далее - общество, ООО «Арте»; ОГРН 1066950077622, ИНН 6950023663) обратилось в Арбитражный суд Тверской области с заявлением к Межрайонной Инспекции Федеральной налоговой службы N 10 по Тверской области (далее - инспекция, налоговый орган) о признании недействительным решения от 06.12.2011 N 151 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Решением Арбитражного суда Тверской области от 24 октября 2012 года заявленные обществом, требования удовлетворены частично, решение инспекции признано недействительным в части доначисления налога на прибыль организаций за 2007-2009 годы в сумме 18 378 103 руб., соответствующих сумм пеней, привлечения к налоговой ответственности за неуплату налога на прибыль за 2008-2009 годы по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее НК РФ) в виде штрафа в сумме 2 882 238,8 руб., доначисления налога на добавленную стоимость (далее - НДС) в сумме 13 597 569 руб., соответствующих сумм пеней, привлечения к налоговой ответственности за неуплату НДС за 4 квартал 2008 года, 2009 год по пункту 1 статьи 122 НК РФ в виде штрафа в сумме 732 986 руб. В удовлетворении остальной части требований заявителю отказано.

Инспекция с судебным решением не согласилась в части удовлетворения заявленных обществом требований и обратилась с апелляционной жалобой, в которой просит суд апелляционной инстанции его отменить в указанной части. Мотивируя апелляционную жалобу, указывает на то, что судом принято оспариваемое решение с нарушением норм материального права. Считает, что налоговым органом доказано получение обществом необоснованной налоговой выгоды.

Общество в отзыве на апелляционную жалобу и его представители в судебном заседании с доводами в ней изложенными не согласились, решение суда считают законным и обоснованным.

Заслушав объяснения представителей общества и инспекции, исследовав доказательства по делу, проверив законность и обоснованность оспариваемого решения, суд апелляционной инстанции не находит оснований для удовлетворения апелляционной жалобы.

Как установлено судом первой инстанции и подтверждается материалами дела, инспекцией в период с 25.11.2010 по 15.07.2011 проведена выездная налоговая проверка общества по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания, перечисления) налогов и сборов за период с 01.01.2007 по 31.12.2009, по результатам которой составлен акт от 12.09.2011 N 344 (т. 1, л. 49-107).

Решением от 14.10.2011 N 15 инспекцией назначены дополнительные мероприятия налогового контроля. Решением от 24.10.2011 N 16 в него внесены изменения, в качестве мероприятия дополнительного контроля указано проведение почерковедческой экспертизы.

Решением от 06.12.2011 N 151 о привлечении к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения (т. 2, л. 1-78) общество привлечено к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 НК РФ за неуплату НДС за 4 квартал 2008 года и 2009 год в виде штрафа в сумме 760 265 руб., и за неуплату налога на прибыль организаций за 2008 и 2009 годы в виде штрафа в сумме 2 882 303 руб., обществу доначислен НДС в сумме 13 733 962 руб., пени по указанному налогу в сумме 4 990 059,69 руб., налог на прибыль организаций в сумме 18 380 500 руб., пени по налогу на прибыль организаций в сумме 6 842 524,3 руб.

Общество, не согласившись с названным решением о привлечении к налоговой ответственности, обратилось в Управление Федеральной налоговой службы по Тверской области (далее - управление) с жалобой.

Решением управления от 21.02.2012 N 08-11/429 (т. 2, л. 80-88) оспариваемое решение инспекции оставлено без изменения, жалоба общества - без удовлетворения.

Не согласившись с вынесенным решением, общество обратилось в Арбитражный суд Тверской области с соответствующим заявлением.

Суд первой инстанции, удовлетворяя заявленные требования в части, правомерно руководствовался следующим.

В соответствии со статьей 247 НК РФ объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком, а именно полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с главой 25 НК РФ.

Согласно статье 252 НК РФ расходы - это обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 НК РФ, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком. Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода. Расходы в зависимости от их характера, а также условий осуществления и направлений деятельности налогоплательщика подразделяются на расходы, связанные с производством и реализацией, и внереализационные расходы.

В соответствии с пунктом 1 статьи 171 НК РФ налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 НК РФ, на установленные статьей 171 НК РФ налоговые вычеты.

Порядок применения налоговых вычетов установлен статьей 172 НК РФ, согласно которой налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 НК РФ, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), имущественных прав с учетом особенностей, предусмотренных названной статьей и при наличии соответствующих первичных документов.

В силу пункта 1 статьи 169 НК РФ счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия покупателем предъявленных продавцом товаров (работ, услуг) сумм налога к вычету.

Согласно пункту 2 статьи 169 НК РФ счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением порядка, установленного пунктами 5 и 6 этой же статьи, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению.

Как разъяснено в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» (далее - Постановление N 53), налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом.

В Постановлении N 53 Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации разъяснено, что в случае наличия особых форм расчетов и сроков платежей, свидетельствующих о групповой согласованности операций, суду необходимо исследовать, обусловлены ли они разумными экономическими или иными причинами (деловыми целями).

В силу части 2 статьи 71 АПК РФ арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Оценив в совокупности представленные в материалы дела доказательства, суд первой инстанции правомерно пришел к заключению о необоснованности доводов инспекции о получении обществом необоснованной налоговой выгоды по взаимоотношениям с обществом с ограниченной ответственностью «Консарди» (далее - ООО «Консарди»), обществом с ограниченной ответственностью «ТечераИнвест» (далее - ООО «ТечераИнвест»), обществом с ограниченной ответственностью «Диаком» (далее - ООО «Диаком»), обществом с ограниченной ответственностью «Технопром» (далее - ООО «Технопром»), обществом с ограниченной ответственностью «Антей» (далее - ООО «Антей»), и обществом с ограниченной ответственностью «Астрон» (далее - ООО «Астрон»).

Как установлено судом первой инстанции и подтверждается материалами дела, ООО «Арте» с указанными контрагентами заключило договоры на транспортно-экспедиционное обслуживание (т. 4, л. 9-24), согласно которым спорные контрагенты (исполнители) по заявке общества (заказчика) обеспечивают перевозку груза.

В подтверждение правомерности вычетов по НДС и несения затрат по взаимоотношениям с контрагентами обществом представлены соответствующие договоры, счета-фактуры и акты транспортно-экспедиционных услуг, договоры-заявки по ООО «Консарди» и ООО «Технопром», товарно-транспортные накладные, книги покупок и книги продаж, платежные поручения, выписки по банковскому счету, подтверждающие оплату, бухгалтерские документы, подтверждающие оприходование товаров.

Все указанные организации в проверяемом периоде были зарегистрированы в Едином государственном реестре юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ) и состояли на учете в налоговых органах.

Обществом представлены доказательства получения от контрагентов копий свидетельств о государственной регистрации их в качестве юридических лиц включении, уставов, решений о назначении руководителей, кодов статистики, что подтверждает, что общество проявило должную степень осмотрительности в выборе организаций-контрагентов.

Представленные обществом договоры на транспортно-экспедиционное обслуживание, счета-фактуры, акты приема-передачи содержат подписи с расшифровкой фамилий лиц, которые согласно сведениям из ЕГРЮЛ являются руководителями контрагентов (Прибышина А.А., Исайкина П.П., Никоноровой М.С., Рязановым Е.А., Гориным А.Н.).

Доказательств, позволяющих с достоверностью утверждать, что указанные счета-фактуры подписаны не указанными лицами, а иными лицами, не имеющими полномочий на их подписание, инспекцией не представлено.

В подтверждение наличия у менеджера ООО «Диаком» Александрова Д.Н. полномочий на подписание счетов-фактур и товарных накладных за главного бухгалтера обществом представлен приказ от 09.01.2008 N 2/Б.

Справки эксперта о результатах криминалистического исследования подписей Никоноровой М.С., Прибышина А.А., Рязанова Е.А., Исайкина П.П., Горина А.Н. (т. 6, л. 113-137) не могут служить достоверным доказательством того, что от имени указанных лиц документы подписывали иные лица, поскольку справки содержат лишь вероятностный вывод о результатах произведенных исследований.

Экспертное заключение по результатам проведения почерковедческой экспертизы документов, подписанных Прибышиным А.А. (т. 3, л. 68), в котором содержится вывод о том, что подписи на представленных на экспертизу документах выполнены не Прибышиным А.А., а другим, вероятно, одним и тем же лицом, также не является безусловным доказательством необоснованного получения обществом налоговой выгоды.

Почерковедческой экспертизой не установлено лицо, фактически подписавшее указанные документы за Прибышина А.А., в связи с чем, отсутствует возможность определить как наличие у него полномочий на подписание документов, так и согласованность его действий с обществом.

Постановлением Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.04.2010 N 18162/09 определена правовая позиция, согласно которой в случае реальности хозяйственных операций вывод о недостоверности (противоречивости) первичных документов, подписанных не лицами, которые значатся в учредительных документах поставщиков в качестве руководителей этих организаций, не может самостоятельно, в отсутствие иных фактов и обстоятельств, рассматриваться в качестве основания для признания налоговой выгоды необоснованной.

Таким образом, факт подписания спорных первичных документов неустановленными лицами не является бесспорным доказательством недостоверности первичных документов, а подлежит оценке в совокупности с иными доказательствами

В нарушение статьи 65 АПК РФ инспекция не представила доказательств того, что на момент заключения договоров общество знало или могло знать о подписании первичных учетных документов не руководителями контрагентов, а иными лицами, то есть не доказала отсутствие должной осмотрительности со стороны налогоплательщика при заключении договоров.

Судом первой инстанции обоснованно отклонены ссылки инспекции на показания Прибышина А.А., Исайкина П.П., Рязанова Е.А., Горина А.Н., Никоноровой Г.С. о том, что они не имеют никакого отношения к деятельности спорных контрагентов, поскольку объяснения руководителей контрагентов, отрицающих свою причастность к деятельности соответствующей организации, не могут являться доказательством получения обществом необоснованной налоговой выгоды, так как указанные лица являются заинтересованными.

Более того, все указанные лица показали, что они действительно участвовали в регистрации указанных организаций. Доказательств того, что указанные организации были фиктивно созданы при участии или в интересах общества инспекцией не представлено.

Суд первой инстанции обоснованно указал, что протокол допроса Никоноровой Г.С. и справка эксперта, основанная на полученных по почте образцах подписи (т. 6, л. 113), не являются допустимыми доказательствами, поскольку получены с нарушением положений статьей 90 и 99 НК РФ.

Как следует из объяснений представителя инспекции и дополнительных пояснений по делу от 17.10.2012, инспекцией не отрицается, что фактически протокол допроса Никоноровой М.С. с вопросами и бланком акта получения экспериментальных образцов подписи были направлены в ее адрес по почте, также по почте получен подписанный протокол допроса и заполненный бланк отбора образцов. Проведенная впоследствии почерковедческая экспертиза на основании письменного запроса инспекции от 10.10.2012 N 20-15/19808 (т. 16, л. 67-77), подтвердившая, что подписи в копии протокола допроса свидетеля Никоноровой М.С. от 20.12.2010 и подлинниках: протоколе допроса свидетеля от 28.03.2011 N 87/1, приложении N 1 к протоколу допроса свидетеля от 28.03.2011 N 87/1, акте получения экспериментальных образцов подписи и рукописного текста Никоноровой М.С. выполнены одним и тем же лицом, не устраняет пороков в получении доказательств.

Кроме того, как было указано выше, указанные доказательства сами по себе не свидетельствуют о получении обществом необоснованной налоговой выгоды по взаимоотношениям с ООО «ТечераИнвест».

Также отклоняются доводы инспекции о недостоверности представленных обществом актов и счетов-фактур по взаимоотношениям с ООО «Консарди» и ООО «Диаком» в связи с тем, что акты и счета-фактуры, представленные обществом, имеют расхождения с актами и счетами-фактурами, полученными от ООО «Консарди» и ООО «Диаком» (таблицы расхождений - т. 16, л. 6, 59-61).

Выявленные недостатки в оформлении первичных документов контрагентом (не указание в акте даты поездки, номера автомобиля, ФИО водителя) не препятствуют установлению факта несения заявителем затрат по оплате оказанных услуг этим контрагентом и правомерность предоставления налогового вычета по НДС.

Представление в ходе встречной проверки ООО «Диаком» счетов-фактур, отсутствующих у общества, также как и отсутствие у ООО «Диаком» счетов-фактур, имеющихся у общества, также не свидетельствует о получении обществом необоснованной налоговой выгоды.

Ссылки инспекции на несоответствие адреса контрагента ООО «Консарди», указанного в счетах-фактурах, адресу, содержащемуся в ЕГРЮЛ, отклоняются апелляционной инстанцией.

В соответствии с подпунктом 2 пункта 5 статьи 169 НК РФ в счете-фактуре должны быть указаны наименование, адрес и идентификационные номера налогоплательщика и покупателя.

Таким образом, названная норма не содержит конкретного требования о том, какой именно адрес следует указывать при оформлении счета-фактуры - адрес, указанный в учредительных документах, или адрес фактического нахождения юридического лица. При этом законодательством не запрещено нахождение юридического лица не по месту его государственной регистрации.

Следовательно, представленные обществом счета-фактуры содержат все необходимые сведения и реквизиты.

Кроме того, обязанность по оформлению первичных документов, служащих основанием для уменьшения налоговой базы по налогу на прибыль и для применения налогового вычета налогоплательщиком - покупателем товаров (работ, услуг), и отражению в них установленных сведений возлагается на продавца. Следовательно, при соблюдении контрагентами указанных требований по оформлению необходимых документов оснований для вывода о недостоверности либо противоречивости сведений, содержащихся в упомянутых счетах-фактурах, не имеется, если не установлены обстоятельства, свидетельствующие о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о предоставлении продавцом недостоверных либо противоречивых сведений.

При отсутствии доказательств несовершения хозяйственных операций, о необоснованности получения налоговой выгоды, в частности, могут свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о наличии таких обстоятельств, как невозможность реального осуществления налогоплательщиком хозяйственных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров (работ, услуг), учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности.

Кроме того, законодательство о налогах и сборах не возлагает на налогоплательщика обязанность проверять соблюдение его контрагентами требований налогового законодательства, а также выполнение ими обязанностей, вытекающих из норм гражданского законодательства, не предусматривает возложение на налогоплательщика неблагоприятных последствий действий контрагентов. Право на уменьшение базы по налогу на прибыль и право на налоговый вычет по НДС не поставлено в зависимость от результатов хозяйственной деятельности поставщиков товаров (работ, услуг) при осуществлении ими хозяйственных операций.

С учетом правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 12 октября 1998 года N 24-П, в определениях от 10 января 2002 года N 4-О, от 14 мая 2002 года N 108-О, от 16 октября 2003 года N 329-О, толкование статьи 57 Конституции Российской Федерации в системной связи с другими положениями Конституции Российской Федерации не позволяет сделать вывод о возможности применения ответственности к налогоплательщику за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет.

Таким образом, доводы о недобросовестности контрагентов общества в данном случае не имеют правового значения в рамках применения налоговых вычетов по НДС и отнесения затрат на расходы по налогу на прибыль.

Действующее законодательство не предусматривает возложение на налогоплательщика неблагоприятных последствий действий контрагентов, право на уменьшение базы по налогу на прибыль и право на налоговый вычет по НДС не поставлено в зависимость от результатов хозяйственной деятельности поставщиков товаров (работ, услуг) при осуществлении ими хозяйственных операций.

Вывод о необоснованности налоговой выгоды должен быть основан на объективной информации, с бесспорностью подтверждающей, что действия налогоплательщика не имели разумной деловой цели, а были направлены исключительно на создание для себя благоприятных налоговых последствий.

Доказательств, достоверно свидетельствующих о том, что в данном случае общество совершило действия, направленные исключительно на искусственное создание условий для неправомерного заявления расходов по налогу на прибыль, вычетов по НДС, и об отсутствии реальных хозяйственных операций, инспекцией не представлено.

Таким образом, доводы о недобросовестности контрагента общества в данном случае не имеют правового значения в рамках применения пункта 1 статьи 172 НК РФ и пункта 1 статьи 254 НК РФ.

Отсутствие организаций-контрагентов по юридическому адресу, и отсутствие у них транспортных средств также не является безусловными обстоятельствами, свидетельствующими о недобросовестности общества. В соответствии с пунктом 4.1 договоров на транспортно-экспедиционное обслуживание для оказания транспортно-экспедиционных услуг исполнители используют свой транспорт или привлекают перевозчиков по договорам перевозки, выступая в качестве экспедитора. Таким образом, само содержание договоров не предусматривает обязательное наличие у организаций-контрагентов транспортных средств.

Также отклоняются доводы инспекции о том, что протоколы допроса владельцев и водителей автотранспортных средств свидетельствуют о том, что спорные контрагенты фактически не оказывали обществу услуги, предусмотренные в договорах на транспортно-экспедиционное обслуживание.

Объяснения Серебряковой Т.А., Астаховой О.Д., Животовского В.В., Борисова В.Н., Аксенова В.А., Маслова А.А. , Важнова В.А., Тюльпина Д.А., Козырновой В.А., Денисова В.А. (т. 7, л. 57-76, 80-86, 91-100) не могут быть приняты во внимание, поскольку инспекцией не подтверждено, что указанные лица осуществляли перевозки, оформленные обществом как услуги, предоставленные спорными контрагентами. Кроме того, указанные объяснения получены сотрудником Управления по налоговым преступлениям УВД по Тверской области, проверяющим не только взаимоотношения общества со спорными организациями, но и с другими организациями.

Показания собственников транспортных средств, указанных в договорах-заявках ООО Консарди» - Варламовой Е.Г. (т. 3, л. 112-117) и ООО «Технопром» - Сорокина В.В. (т. 3, л. 124-129), Югова В.И. (т. 3, л. 130-135), Юговой М.К. (т. 3, л. 118-123), также не могут являться безусловным доказательством отсутствия финансово-хозяйственных операций между обществом и спорными контрагентами. Действительно, указанные свидетели подтвердили, что осуществляли перевозку грузов ООО «Арте». Вместе с тем, учитывая характер заключенных ООО «Арте» с контрагентами договоров (договор транспортно-экспедиционного обслуживания, предметом которого является не перевозка груза, а лишь организация таких перевозок), а также предусмотренную пунктами 4.1 этих договоров возможность исполнителей (контрагентов) привлекать для оказания услуг перевозчиков по договорам перевозки, в рассматриваемой ситуации условиями договора предусмотрена возможность осуществление перевозки груза не исключительно контрагентами, а с привлечением иных перевозчиков.

Утверждение опрошенных водителей и собственников транспортных средств о том, что ООО «Арте» непосредственно с ними связывалось не свидетельствует об участии общества в создании схемы на получение необоснованной налоговой выгоды, поскольку опрашиваемыми не конкретизировано по каким вопросам общество с ними связывалось. В рассматриваемой ситуации также вполне допустимо, что перевозчик знает о существовании организации - заказчике по договору оказания транспортно-экспедиционных услуг (ООО «Арте») и контактирует с ним по условиям перевозки. Ссылки налогового органа на показания водителей, осуществлявших перевозку грузов, без подтверждения соответствующими доказательствами непосредственного участия общества в создании схемы, имитирующей осуществление перевозок через подставные организации, не могут являться основанием для выводов о ничтожности заключенных заявителем с контрагентами сделок или о намерении заявителя получить необоснованную налоговую выгоду.

Более того, в представленных инспекцией в подтверждение «обналичивания» денежных средств схемах (дополнительные пояснения, т. 16, л. 42-54) указанные лица являются конечным звеном схемы - лицами, получившими наличные денежные средства. При указанных обстоятельствах их показания не могут быть расценены в качестве надлежащих доказательств, поскольку указанные лица являются заинтересованными.

Доводы инспекции о наличии во взаимоотношениях общества с организациями-контрагентами схемы расчетов, направленной на «обналичивание» денежных средств (приложения N 9 и 10 к акту проверки, т. 1, л. 103-104), носят предположительный характер и не подтверждены материалами дела. Из представленных схем движения денежных средств не следует, что они созданы для необоснованного получения налоговой выгоды при участии общества и в его интересах.

Доводы инспекции о фиктивном документообороте между обществом и контрагентами носит предположительный характер и противоречат материалам дела. Так, из анализа банковских выписок о движении денежных средств по ООО «Консарди», ООО Течера-Инвест», ООО «Диаком», ООО «Технопром», ООО «Антей» и ООО «Астрон» (т. 17, л. 5-146; т. 18-22) следует, что указанные организация уплачивали налоги, рассчитывались по договорам, несли общехозяйственные расходы. Более того, анализ выписки с банковского счета ООО «Диаком» (т. 18, л. 2-59) свидетельствует о том, что указанная организация выплачивала директору Исайкину П.П. заработную плату.

Согласно пункту 10 Постановления N 53 факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.

Учитывая вышеизложенное, а также принимая во внимание отсутствие каких-либо доказательств, свидетельствующих о том, что общество действовало без должной осмотрительности и осторожности и ему было известно о нарушениях, допущенных спорными контрагентами, суд апелляционной инстанции считает, что вывод инспекции о необоснованном отнесении затрат на расходы и применении вычетов является неподтвержденным.

Более того, спорные контрагенты зарегистрированы в ЕГРЮЛ, состоят на налоговом учете.

Претензии инспекции к оплате услуг не имеют значения для оценки законности уменьшения налоговой базы по налогу на прибыль и применения вычетов по НДС, так как оплата товаров (услуг) не является условием формирования состава расходов и вычетов.

С учетом изложенного, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о недоказанности инспекцией получения обществом необоснованной налоговой выгоды по взаимоотношениям со спорными контрагентами.

Следовательно, требования общества обоснованно удовлетворены судом первой инстанции в указанной части. В остальной части решение суда сторонами не оспаривается.

С учетом изложенного оснований для отмены принятого по данному делу решения суда и удовлетворения апелляционной жалобы инспекции не имеется.

Руководствуясь статьями 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Четырнадцатый арбитражный апелляционный суд

п о с т а н о в и л :

решение Арбитражного суда Тверской области от 24 октября 2012 года по делу N А66-5521/2012 оставить без изменения, апелляционную жалобу Межрайонной Инспекции Федеральной налоговой службы N 10 по Тверской области - без удовлетворения.

     Председательствующий
О.Б.Ралько
Судьи
Т.В.Виноградова
О.А.Тарасова

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А66-5521/2012
14АП-9549/2012
Принявший орган: Четырнадцатый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 25 декабря 2012

Поиск в тексте