• по
Более 56000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ДВАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 29 декабря 2012 года Дело N А62-5550/2012

Резолютивная часть постановления объявлена 17 декабря 2012 года Постановление изготовлено в полном объеме 24 декабря 2012 года

Двадцатый арбитражный апелляционный суд в составе председательствующего Игнашиной Г.Д., судей Стахановой В.Н., Дорошковой А.Г., при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Батуровой И.В., рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу открытого акционерного общества «Сбербанк России» в лице Смоленского отделения N 8609 (г. Смоленск ИНН 7707083893, ОГРН 1027700132195) на решение Арбитражного суда Смоленской области от 12.10.2012 по делу N А62-5550/2012 (судья - Молокова Е.Г.), принятое по заявлению открытого акционерного общества «Сбербанк России» в лице Смоленского отделения N 8609 к закрытому акционерному обществу «Угра» (Смоленская область. п. Угра, ИНН 6717000693, ОГРН 1026700856973), Бочарникову Андрею Алексеевичу, третье лицо не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета спора: административный управляющий Овчинников В.А., об оспаривании сделки должника, в отсутствии лиц, участвующих в деле, надлежаще извещенных о времени и месте судебного разбирательства, установил следующее.

Открытое акционерное общество «Сбербанк России» в лице Смоленского отделения N 8609 (далее - банк, истец) обратилось в суд с иском к закрытому акционерному обществу «Угра» (далее - общество, должник), Бочарникову Андрею Алексеевичу об оспаривании сделки должника.

Решением Арбитражного суда Смоленской области от 12.10.2012 в удовлетворении требований банка отказано.

Не согласившись с принятым решением, Банк подал апелляционную жалобу, в которой просит отменить решение суда области, в связи с несоответствием выводов, изложенных в решении, обстоятельствам дела, неправильным применением норм материального права. В апелляционной жалобе заявитель обращает внимание на то, что судом сделал необоснованный вывод об отсутствии у банка доказательств, необходимых для квалификации действий сторон оспариваемой сделки по пункту 1 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации. Банк ссылался на такие обстоятельства как отсутствие на момент заключения оспариваемого договора у должника финансовой возможности приобрести секрет производства и рассчитаться со всеми кредиторами, о чем не мог не знать Бочарников А.А. Длительная окупаемость приобретаемых прав при коротком сроке оплаты значительной суммы денежных средств не имела никакого экономического смысла в заключение договора. Именно данные обстоятельства являются достаточными, по мнению банка, для вывода о том, что сделка осуществлена исключительно с намерением причинить вред другому лицу. Податель жалобы утверждает, что целью договора являлись согласованные действия сторон сделки, направленные на ущемление прав кредиторов ЗАО «Угра», в том числе банка путем искусственного создания значительной кредитной задолженности и соответствующего уменьшения доли каждого из кредиторов, причитающейся ему из сформированной конкурсной массы.

Изучив материалы дела, проверив обоснованность доводов, изложенных в жалобе, суд апелляционной инстанции не находит оснований для отмены решения суда первой инстанции.

Как следует из материалов дела определением Арбитражного суда Смоленской области от 08.07.2011 по делу А62- 9390/2009 в отношении закрытого акционерного общества «Угра» введена процедура банкротства - финансовое оздоровление сроком на 24 месяца. Определением от 22.11.2010 удовлетворены требования ОАО «Сбербанк России» о включении в реестр требований кредиторов ЗАО «Угра» на сумму 18 791 521 руб. 71 коп. Определением суда от 28.06.2011 удовлетворены требования Бочарникова А.А. о включении в реестр требований кредиторов ЗАО «Угра» в сумме 62 441 611 руб. 90 коп., 60 млн. руб. из которых были включены в связи с неисполнением должником обязательств по договору об отчуждении исключительного права на секрет производства от 12.11.2009 (далее - договор) перед Бочарниковым А.А.

Согласно подпункту 2.1 договора кредитор (Бочарников А.А.) передает в полном объеме должнику принадлежащее ему исключительное право на «Секрет производства» - модернизацию сыродельных ванн, а также передает спецификацию, инструкцию по эксплуатации (подпункт 2.3), гарантирует, что является обладателем исключительного права на секрет производства (подпункт 2.2).

За передаваемое исключительное право должник обязался внести плату в размере 60 млн. руб. в течение 10 дней с момента заключения договора на счет правообладателя (подпункты 4.1, 4.2 договора).

Банк, полагая, что сделка заключена исключительно с намерением причинить вред кредиторам, а также, что договор является мнимой сделкой, оспорил сделку в судебном порядке.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции пришел к выводу о недоказанности мнимости сделки между должником и кредитором, а также совокупности условий, необходимых для квалификации действий сторон оспариваемой сделки по пункту 1 статьи 10 ГК РФ. Суд области исходил из того, что факт использования секрета производства установлен и банком не оспаривается, сделка одобрена общим собранием и советом директоров, экономический эффект от применения секрета производства подтвержден экспертным заключением и документами хозяйственной деятельности за 2007 - 2009 годы. Банк не представил достаточных доказательств, подтверждающих совокупность условий, необходимых для вывода о заключении сделки исключительно с намерением причинить вред кредитору.

Суд апелляционной инстанции не находит оснований для отмены судебного акта, при этом руководствуется следующим.

В силу пункта 1 статьи 170 ГК РФ мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

Мнимая сделка характеризуется несоответствием волеизъявления подлинной воле сторон, в связи с чем сделка является мнимой в том случае, если уже в момент ее совершения воля обеих сторон не была направлена на возникновение, изменение, прекращение соответствующих гражданских прав и обязанностей.

В этой связи, заинтересованной стороне в обоснование мнимости сделки необходимо доказать, что при ее совершении подлинная воля сторон не была направлена на создание тех правовых последствий, которые наступают для данного вида сделки.

Мнимые сделки относятся к категории ничтожных, поэтому такие сделки недействительны согласно положениям пункта 1 статьи 166 ГК РФ независимо от признания их судом.

В соответствии со статьей 1466 ГК РФ обладателю секрета производства принадлежит исключительное право использования его в соответствии со статьей 1229 настоящего Кодекса любым не противоречащим закону способом (исключительное право на секрет производства), в том числе при изготовлении изделий и реализации экономических и организационных решений. Обладатель секрета производства может распоряжаться указанным исключительным правом.

Согласно положениям статьи 1468 ГК РФ по договору об отчуждении исключительного права на секрет производства одна сторона (правообладатель) передает или обязуется передать принадлежащее ей исключительное право на секрет производства в полном объеме другой стороне - приобретателю исключительного права на этот секрет производства.

По договору об отчуждении исключительного права приобретатель обязуется уплатить правообладателю предусмотренное договором вознаграждение, если договором не предусмотрено иное (статья 1234 ГК РФ).

Судом первой инстанции было установлено, что между ЗАО «Угра» и Бочарниковым А.А. был заключен договор об отчуждении исключительного права на секрет производства от 12.11.2009, по условиям которого Бочарников А.А (правообладатель) передает ЗАО «Угра» (приобретателю) результат интеллектуальной деятельности - секрет производства (ноу-хау) по модернизации сыродельных ванн по переводу на режим нагрева горячей водой. За переданное исключительное право на секрет производства приобретатель уплачивает правообладателю вознаграждение в размере 60 млн. руб. Поскольку приобретатель не представил доказательств выплаты правообладателю вознаграждения за переданное исключительное право, то суд включил вышеуказанную сумму требований Бочарникова А.А. в реестр требований кредиторов ЗАО «Угра» (определение Арбитражного суда Смоленской области от 28 июня 2011 года по делу N А 62-9390/2009). Определение оставлено в силе постановлением апелляционной инстанции от 13 сентября 2011 года.

Как следует из материалов дела и не оспаривается сторонами, переданный Бочарниковым А.А. секрет производства был внедрен на предприятии и на сегодняшний день изготовление сыров осуществляется с использованием сыродельных ванн, переведенных на режим нагрева горячей водой.

Доказательств, свидетельствующих о том, что, совершая оспариваемую сделку, стороны не желали наступления последствий, соответствующих договору об отчуждении исключительного права на секрет производства, банком представлено не было.

Таким образом, суд первой инстанции сделал правильный вывод об отсутствии оснований для признания договора мнимой сделкой.

В соответствии с пунктом 1 статьи 10 ГК РФ не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах.

Из содержания названной нормы следует, что под злоупотреблением правом понимается умышленное поведение управомоченного лица по осуществлению принадлежащего ему гражданского права, сопряженное с нарушением установленных в статье 10 Гражданского кодекса Российской Федерации пределов осуществления гражданских прав, причиняющее вред третьим лицам или создающее условия для наступления вреда.

Исходя из пункта 3 названной статьи о презумпции добросовестности и разумности участников гражданских правоотношений и общего принципа доказывания в арбитражном процессе, лицо, от которого требуются разумность или добросовестность при осуществлении права, признается действующим разумно и добросовестно, пока не доказано обратное.

В соответствии с разъяснениями, данными в пункте 10 постановления Пленума ВАС РФ от 30.04.2009 N 32 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)», исходя из недопустимости злоупотребления гражданскими правами (пункт 1 статьи 10 ГК РФ) и необходимости защиты при банкротстве прав и законных интересов кредиторов, по требованию арбитражного управляющего или кредитора может быть признана недействительной совершенная до или после возбуждения дела о банкротстве сделка должника, направленная на нарушение прав и законных интересов кредиторов, в частности направленная на уменьшение конкурсной массы сделка по отчуждению по заведомо заниженной цене имущества должника третьим лицам.

Суд первой инстанции сделал вывод о недоказанности банком совокупности условий для квалификации сделки по части 1 статьи 10 ГК РФ.

Не соглашаясь с данным выводом суда, в апелляционной жалобе банк ссылается на то, что у должника в момент заключения договора было недостаточно имущества и денежных средств для приобретения секрета производства и расчета со всеми кредиторами, а длительная окупаемость приобретаемых прав не имела никакого экономического смысла в заключение данного договора. Именно эти обстоятельства, по мнению банка, подтверждают согласованные действия сторон сделки, направленные на ущемление прав кредиторов ЗАО «Угра», в том числе банка путем искусственного создания значительной кредитной задолженности и соответствующего уменьшения доли каждого из кредиторов, причитающейся ему из сформированной конкурсной массы.

Суд апелляционной инстанции отклоняет данный довод заявителя, поскольку считает его необоснованным ввиду следующего.

В отношении ЗАО «Угра» введена процедура - финансовое оздоровление, применяемая в деле о банкротстве к должнику в целях восстановления его платежеспособности и погашения задолженности в соответствии с графиком погашения задолженности.

Договор между Бочарниковым А.А. и ЗАО «Угра» был заключен с целью уменьшения энергозатрат при производстве продукции. Сделка была одобрена на заседании совета директоров ЗАО «Угра» 11.11.2009 и на внеочередном общем собрании акционеров ЗАО «Угра» 12.11.2009. Решения органов управления ЗАО «Угра» в установленном законом порядке также не оспорены и не признаны недействительными.

Согласно экспертному заключению, имеющемуся в материалах дела, предприятие получило значительный экономический эффект за счет снижения нерациональных потерь при транспортировке теплоносителя, снижения расходов топлива и электроэнергии, уменьшения персонала, обслуживающего систему. Тот факт, что данные о снижения энергозатрат в судебном акте приведены за период времени до совершения сделки, не опровергает выводы суда, поскольку установлено, что до заключения сделки новая методика изготовления сыра применялась в производстве в целях апробирования.

Цена сделки определена в размере 60 млн. руб., что в два раза ниже рыночной стоимости ноу-хау, определенной независимым оценщиком в отчете N 002/11-09-НМА. Доказательства того, что цена данной сделки является завышенной, банком суду не представлены.

Таким образом, суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что секрет производства имеет непосредственное отношение к основной деятельности предприятия, факт его внедрения достоверно установлен, стоимость ноу-хау оценена независимы оценщиком в два раза выше, чем цена указанная в договоре, экономический эффект от его применения подтвержден экспертным заключением, конкурсная масса формируется в процессе конкурсного производства в том числе с учетом того, что обладателем секрета производства является общество. Названные обстоятельства свидетельствуют об отсутствии оснований для квалификации сделки по пункту 1 статьи 10 ГК РФ.

Принимая во внимание, что фактические обстоятельства, имеющие существенное значение для разрешения спора по существу, установлены судом на основании полного и всестороннего исследования имеющихся в деле доказательств, им дана надлежащая правовая оценка, суд апелляционной инстанции не находит оснований для отмены или изменения оспариваемого судебного акта.

Неправильного применения судом норм процессуального права, являющихся в соответствии с частью 4 статьи 270 АПК РФ безусловным основанием для отмены принятого судебного акта, судом второй инстанции не установлено.

При таких обстоятельствах оснований для удовлетворения апелляционной жалобы не имеется.

Руководствуясь п. 1 ст. 269, ст. 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Двадцатый арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Смоленской области от 12 октября 2012 года по делу N А62-5550/2012 оставить без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу с момента его принятия.

Постановление может быть обжаловано в Федеральный арбитражный суд Центрального округа в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме. В соответствии с частью 1 статьи 275 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации кассационная жалоба на постановление суда подается через арбитражный суд первой инстанции.

     Председательствующий
Г.Д.Игнашина
Судьи
В.Н.Стаханова
А.Г.Дорошкова

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А62-5550/2012
20АП-6045/2012
Принявший орган: Двадцатый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 29 декабря 2012

Поиск в тексте