• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


АРБИТРАЖНЫЙ СУД НОВОСИБИРСКОЙ ОБЛАСТИ

РЕШЕНИЕ

от 14 сентября 2001 года Дело N А45-7952/2001-СА/380


[Требование банка о признании недействительным решения ИМНС о привлечении истца - налогового агента к ответственности за неперечисление налога на покупку иностранных денежных знаков, удовлетворено. Суд учел ссылку истца на то, что договор банковского вклада является публичным договором и отказ от его заключения для банка недопустим]
(Извлечение)
 

____________________________________________________________________
Постановлением Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 10 января 2002 года N Ф04/62-1425/А45-2001 решение Арбитражного суда Новосибирской области от 14.09.2001 оставлено без изменения, а кассационная жалоба без удовлетворения

____________________________________________________________________


Арбитражный суд Новосибирской области в составе: председательствующего..., судьи: ..., рассмотрев в судебном заседании дело по иску ОАО КБ "А" г. Новосибирск к УМНС РФ по Новосибирской области в присутствии представителей сторон: от истца : …, от ответчика…:,

установил:

Иск заявлен о признании недействительным решения УМНС РФ по Новосибирской области от 11.03.2001 г. N1.

Ответчик иск не признает, ссылаясь на правомерность и обоснованность оспариваемого решения.

Рассмотрев материалы дела, суд установил, что по результатам проведения выездной налоговой проверки ответчика за период 01.04.1998г. по 30.06.2000г. по вопросам правильности исчисления, полноты и своевременности перечисления налога на покупку иностранных денежных знаков и платежных документов, выраженных в иностранной валюте, налоговым органом составлен акт проверки от 08.02.2001 г. и вынесено решение N 1 от 11.03.2001 г., согласно которого банк "А" привлечен к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ст. 123 Налогового Кодекса Российской Федерации, а именно: неправомерное неперечисление в бюджет налога на покупку иностранных денежных знаков, подлежащих удержанию и перечислению налоговым агентом, в виде штрафа в размере 20 % от суммы, подлежащей перечислению, т.е. в размере 42117р. Банку также предложено уплатить доначисленный налог на покупку иностранных денежных знаков и платежных документов, выраженных в иностранной валюте, в сумме 210587 р., пени 56495р.

Указанный налог доначислен налоговым органом банку по следующим основаниям.

Налоговым органом установлено, что в период с 24.04.2000 г. шесть физических лиц Заруцкий, Буравлев, Сальников, Круглова, Коваленко, Попова вносили наличные рубли в кассу банка в качестве вклада до востребования, которые зачислялись на "новый" или уже открытый рублевый счет вклада до востребования, делается проводка Д-т б/с 20202/810 К-т б/с 42301/810.

Банк в этот же день заключает с физическим лицом кредитный договор о предоставлении краткосрочного валютного кредита (в сумме эквивалентной вкладу до востребования за вычетом сумм, связанных с услугами банка и процентов за кредит) и в этот же день принимают решение о выдаче физическому лицу валютного кредита. Сумма выданного банком кредита в иностранной валюте в этот же день со ссудного счета (Д -т б/с 45502/840) зачисляется на "новый" или уже открытый валютный счет вклада до востребования (К -т б/с 42301/840) физического лица.

В этот же день физическое лицо получает наличную валюту путем снятия с валютного вклада до востребования всей суммы выданного банком - кредитором валютного кредита (Д - т б/с 42301/840 К-т б/с 20202/840).

На следующий день по письменному заявлению заемщика кредит гасится. Погашение кредита производится в результате конвертации рублей, внесенных заемщиком днем раньше на рублевый счет вклада до востребования, в иностранную валюту ( Д-т б/с 42301/810 К-т б/с 42301/840) и списания сконвертированных валютных средств заемщика на его ссудный счет ( Д-т б/с 42301/840 К-т б/с 45502/840).

При этом в соответствии с п. 3.3 "Положения о краткосрочном кредитовании в иностранной валюте физических лиц (резидентов и нерезидентов)", утв. руководителем КБ "А" 09.03.1999г. возврат валютного кредита и уплата процентов осуществляется банком.

Указанные обстоятельства отражены в акте проверки, подтверждены материалами дела, не оспариваются истцом.

Налоговым органом сделан вывод о том, что при осуществлении операций по внесению (приему) наличных рублей во вклады до востребования, получение кредитов в иностранной валюте, банк ОАО КБ "А" и шесть вышеназванных физических лиц преследовали единственную цель - прикрыть сделки по покупке - продаже наличной иностранной валюты за наличные рубли.

Данный вывод налоговый орган делает, ссылаясь на следующее:

зачисление во вклад до востребования наличных рублей и получение наличной иностранной валюты путем снятия валютного кредита во всех случаях осуществлялось в один день,
внесенные на рублевый вклад наличные рубли, как указано банком в выписках по лицевым счетам физических лиц в графе "основание платежа", направлены на покупку иностранной валюты,
проценты по рублевому вкладу до востребования не начислялись, т.е. физические лица при осуществлении вклада до востребования, не преследовали цель получения дохода в виде процентов,
намеренное дробление сумм кредита до размера меньше 10000$,
все кредиты на неотложные нужды гасятся на следующий день после их получения, и в этот же день берутся новые кредиты,
обращаясь в банк за кредитом, физическое лицо имеет фактически в наличии эквивалентную сумму в наличных рублях,
отсутствие каких-либо аргументированных объяснений по поводу осуществления вышеперечисленных операций со стороны опрошенных налоговым органом физических лиц.

Ссылаясь на ст. 170 ГК РФ, согласно которой сделка, совершенная с целью прикрытия другой сделки, является притворной сделкой, налоговый орган признал, что банк нарушил абз. 1 ст.2 Закона Российской Федерации "О налоге на покупку иностранных денежных знаков и платежных документов, выраженных в иностранной валюте", занизил налогооблагаемую базу, исчисляемую как сумма в рублях, уплачиваемая при покупке иностранной валюты, не включил в налогооблагаемую базу суммы выданной наличной иностранной валюты соответствующей рублевому эквиваленту по курсу ЦБ РФ на дату продажи валюты шести вышеназванным физическим лицам в размере 21058677,7 р., не удержал и не перечислил налог на покупку иностранной валюты 210587р.

Истец оспаривает данное решение ответчика, с выводами о притворности сделок не согласен, ссылается на то, что данные выводы УМНС основаны на собственном, субъективном установлении фактического содержания финансовых операций банка. Истец также полагает, что налоговый орган не представил надлежащих доказательств наличия притворной сделки, ссылаясь при этом на ст. 1 Гражданского Кодекса Российской Федерации, согласно которой граждане (физические лица) и юридические лица приобретают свои гражданские права своей волей и в своем интересе, свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора.

Истец утверждает, что притворность сделки означает, что стороны исполняют совершенно другие действия, не указанные в тексте притворного договора, в действительности же ни банк, ни физические лица не совершили и не желали совершать ни одного действия, не указанного в текстах договоров.

Истец также ссылается на то, что налоговым органом не принят во внимание принцип публичности договора банковского вклада (п. 2 ст. 834 ГК РФ), отказ от заключения которого для банка недопустим (п. 3 ст. 426 ГК РФ), а также на то, что действующим законодательством не предусмотрена обязанность банка выяснять у клиента мотивы заключения сделки.

Исследовав обстоятельства дела, суд признал исковые требования обоснованными, подлежащими удовлетворению, при этом исходил из следующего.

Согласно ст. ст. 100, 101 НК РФ в акте проверки, в решении о привлечении налогоплательщика к ответственности должны быть изложены обстоятельства совершенного налогового правонарушения. В акте проверки банка и в оспариваемом решении указано, что операции по внесению (приему) наличных рублей во вклады до востребования, получение (выдача) кредитов в иностранной валюте преследовали цель прикрыть сделки по продаже наличной иностранной валюты, далее идет ссылка на ст. 170 ГК РФ о притворности сделки.

В связи с изложенным суд пришел к выводу, что при рассмотрении вопроса о притворности сделок подлежат исследованию: 1) договоры банковского вклада, 2) кредитные договоры, заключенные банком с физическими лицами.

Рассмотрев данные сделки, суд не находит, что при их заключении и исполнении имела место притворность намерений сторон, при этом руководствуется ст. 170 ГК РФ, в соответствии с которой совершении притворной сделки не направлено на достижение определенного правового результата, а стороны не собирались исполнить данную сделку уже при самом совершении данной сделки.

Факт исполнения договоров банковского вклада обеими сторонами подтверждается материалами дела. Факт исполнения кредитных договоров также подтверждается должным образом материалами дела. Правовой результат, являющийся целью заключения договора банковского вклада и кредитного договора, сторонами по сделке достигнут. Способ, которым исполнялись договоры в части возврата вклада физических лиц банком и в части гашения кредитов физическими лицами не противоречит гражданскому, банковскому или налоговому законодательству, и не влияет на исполнение сделок сторонами, т.е. правовой результат сделок остается тот же.

Суд признал правомерным довод истца о том, согласно ст. 1 ГК РФ, граждане и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе, свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора.

Суд при вынесении решения принял также во внимание ссылку истца на ч. 2 ст. 834 ГК РФ и ч. 3 ст. 426 ГК РФ, согласно которого договор банковского вклада является публичным, отказ я которого со стороны банка недопустим.

Кроме того, суд принял во внимание, что ответчик в подтверждение обстоятельств совершения притворной сделки не представил документальных доказательств, подтверждающих как субъективную сторону (наличие умысла у сторон прикрыть данной сделкой иную), так и документальных доказательств, подтверждающих обстоятельства совершения сторонами действий, направленных на возникновение иных правоотношений, не возникающих из договора вклада и кредитного договора.

В связи с изложенным суд признал, что из материалов дела не усматривается правильность изменения налоговым органом юридической квалификации сделок, в связи с чем решение Управления министерства по Налогам и Сборам Российской Федерации по НСО о доначислении налога на покупку иностранной валюты, штрафа, пени признано судом недействительным.

Руководствуясь ст. 124 - 127, 32, 95 Арбитражного Процессуального Кодекса Российской Федерации, суд

решил:

Признать недействительным решение УМНС от 11.03.2001 г. N 1 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения ОАО КБ "А".
Вернуть ОАО КБ "А" г. Новосибирск из федерального бюджета 1000р. госпошлины.

Председательствующий
...
Судьи:
 ...


Текст документа сверен по:
официальная рассылка

Номер документа: А45-7952/2001-СА/380
Принявший орган: Арбитражный суд Новосибирской области
Дата принятия: 14 сентября 2001

Поиск в тексте