• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


АРБИТРАЖНЫЙ СУД СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ
г. Екатеринбурга

РЕШЕНИЕ

от 23 декабря 2010 года Дело N А60-62775/2009-С7


[Встречные исковые требования ответчика об обязании истца исполнить обязательство по оплате переданного медицинского оборудования и о взыскании с него оставшейся части стоимости заявлены правомерно и подлежат удовлетворению]
(Извлечение)

Резолютивная часть решения объявлена 16 декабря 2010 года

Полный текст решения изготовлен 23 декабря 2010 года

Рассмотрел в судебном заседании дело по исковому заявлению муниципального учреждения "Центральная городская клиническая больница N23" (ОГРН 1036604783665, ИНН 6663018740)

к обществу с ограниченной ответственностью "Предприятие "Медтех" (ОГРН1025401030071, ИНН 5402101985)

третье лицо: Управление здравоохранения Администрации г. Екатеринбурга

о признании муниципального контракта незаключенным и взыскании 1188000 руб.

и по встречному иску общества с ограниченной ответственностью "Предприятие "Медтех" (ОГРН1025401030071, ИНН 5402101985)

к муниципальному учреждению "Центральная городская клиническая больница N23" (ОГРН 1036604783665, ИНН 6663018740)

о взыскании 2772000 руб.

при участии в заседании

от истца: Бриль М.И. - адвокат, доверенность от 01.09.2010г., Логунов В.Н. - представитель, доверенность от 22.09.2010г. N2711,

от ответчика: Попов В.И. - представитель, доверенность от 15.01.2010г.

от 3-его лица: не явился, извещен.

Процессуальные права и обязанности лиц, участвующих в деле, разъяснены, отводов составу суда не заявлено.

Муниципальное учреждение "Центральная городская клиническая больница N23" обратилось в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью "Предприятие "Медтех" о расторжении муниципального контракта N23-307 от 07.09.2009г. на поставку флюорографа малодозового цифрового и о взыскании 1188000 руб. - суммы, уплаченной в качестве предварительной оплаты за указанный товар. Основанием для предъявления иска указано ненадлежащее исполнение обязательств по поставке медицинского оборудования.

Определением от 02.03.2010г. к участию в деле в качестве третьего лица привлечено Управление здравоохранения администрации г. Екатеринбурга.

Ответчик исковые требования не признал, сославшись на то, что поставка медицинского оборудования произведена в полном соответствии с заключенным контрактом, несоответствие оборудования техническим характеристикам не доказано.

Третье лицо Управление здравоохранения в отзыве на исковое заявление пояснило, что считает иск обоснованным, поскольку ответчиком нарушены сроки поставки, а также условия муниципального контракта о технических характеристиках медицинского оборудования и предоставлении документов, подтверждающих качество товара.

Определением от 30.09.2010г. удовлетворено ходатайство истца об изменении предмета исковых требований, в соответствии с которым истец просил признать муниципальный контракт N23-307 от 07.09.2009г. незаключенным и взыскать с ответчика сумму 1188000 руб., уплаченную в качестве аванса по незаключенной сделке. Требование о признании муниципального контракта незаключенным основано на том, что стороны не пришли к соглашению о предмете контракта при его подписании, о чем свидетельствует факт поставки медицинского оборудования, технические характеристики которого не соответствуют техническим характеристикам, указанным в спецификации к контракту; в документации открытого аукциона, в заявке ответчика, тексте муниципального контракта, спецификации отсутствует полное наименование подлежащего поставке флюорографа, указание на его тип, вид, вариацию, имеется лишь совокупность технических характеристик.

Ответчик исковые требования о признании муниципального контракта незаключенным не признал, указав, что действовал в соответствии с условиями аукциона и конкурсной документации, а также подписал направленный ему истцом муниципальный контракт, в который не вправе был вносить какие-либо изменения, контракт заключен после принятия решения N722 УФАС по Свердловской области, отклонившего жалобу другого участника аукциона на нарушение его прав. Кроме того, в силу ст. 431 Гражданского кодекса Российской Федерации, по мнению ответчика, при определении предмета поставки следует принять во внимание и другие документы, которыми сопровождалось заключение спорного контракта.

Ответчик предъявил встречный иск к МУ "Центральная городская клиническая больница N23" о взыскании суммы 2772000 руб. - задолженности за поставленный по муниципальному контракту N23-307 флюорограф малодозовый цифровой (с учетом уточнений исковых требований).

В судебном заседании ответчик поддержал встречные исковые требования, указав на то, что считает муниципальный контракт заключенным, исполненным с его стороны надлежащим образом, о чем свидетельствуют документы, подтверждающие доставку медицинского оборудования и его монтаж и наладку в процессе проведения экспертизы, назначенной судом; истец не организовал приемку оборудования в соответствии с требованиями Инструкциями о порядке приемки продукции и товаров по количеству и качеству, проверка оборудования, произведенная комиссией Управления здравоохранения и оформленная протоколом от 30.10.2009г., не является надлежащей, компетенция членов комиссии ничем не подтверждена.

МУ "Центральная городская клиническая больница N23" встречный иск не признало, сославшись на то, что муниципальный контракт не является заключенным, в связи с чем не порождает обязательств по оплате оборудования, оборудование не принято истцом, помещено на ответственное хранение и может быть возвращено ответчику; оборудование не соответствует условиям контракта и поставлено ответчиком с нарушением сроков, оговоренных контрактом, дополнительное соглашение о продлении срока ничтожно, поскольку противоречит закону.

Рассмотрев материалы дела, суд установил:

По результатам открытого аукциона на основании протокола Единой отраслевой комиссии по размещению муниципального заказа муниципального образования город Екатеринбург в сфере здравоохранения от 21.08.2009г. N166 между истцом (муниципальным заказчиком) и ответчиком (поставщиком) заключен муниципальный контракт на поставку флюорографа малодозового цифрового от 07.09.2009г. N23-307.

Согласно условиям указанного муниципального контракта поставщик обязался передать в собственность муниципального заказчика товар - флюорограф малодозовый цифровой, новый, не находившийся в эксплуатации, с техническими характеристиками, соответствующими конкурсной документации; количество подлежащего поставке товара определяется в документации об аукционе.

Полагая, что муниципальный контракт от 07.09.2009г. N23-307 не содержит согласованного сторонами условия о предмете поставки, истец обратился в суд с иском о признании контракта незаключенным.

В соответствии с п. 1 ст. 432 Гражданского кодекса Российской Федерации договор считается заключенным, если сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. К существенным условиям данной правовой нормой отнесено условие о предмете договора.

В силу п. 3 ст. 455 Гражданского кодекса Российской Федерации условие договора купли-продажи о товаре считается согласованным, если договор позволяет определить наименование и количество товара.

Как отмечено выше, оспариваемый муниципальный контракт заключен сторонами в порядке, предусмотренном Федеральным законом N94-ФЗ "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд", а именно - путем проведения торгов в форме открытого аукциона, победителем которого является ответчик.

Предметом поставки по заключенному муниципальному контракту, как указано в п. 1.2 контракта, является флюорограф малодозовый цифровой, новый, не находившийся в эксплуатации, с техническими характеристиками, соответствующими конкурсной документации. Приложением N1 к муниципальному контракту является спецификация товаров на флюорограф малодозовый цифровой для МУ ЦГКБ N23, содержащая сведения о составных частях поименованного медицинского оборудования, его технических функциях и характеристиках; указанная спецификация по своему содержанию соответствует документации об аукционе (форма 1.2.5 - сведения о функциональных характеристиках (потребительских свойствах) и качественных характеристиках товара по лоту N1).

Таким образом, предмет муниципального контракта полностью соответствует документации об аукционе.

Довод истца о том, что конкурсной документации, на которую имеется ссылка в п. 1.2 контракта, не существует, поскольку проводился открытый аукцион, а не конкурс, не принимается судом как основание для признания не согласованным условия о предмете поставки. Указанное несоответствие расценивается судом как техническая ошибка при оформлении муниципального контракта, поскольку фактически при размещении муниципального заказа проводился открытый аукцион и его участники не заблуждались относительно формы проведения торгов.

Истец также сослался на то, что ни в форме 1.2.5 документации об аукционе, ни в заявке истца наименование, марка, модель товара не указаны, что свидетельствует о несогласовании сторонами условия о товаре. Указанный довод истца не может быть принят во внимание по следующим основаниям.

Как отмечено выше, условие муниципального контракта о предмете поставки отсылает к документации проведенного открытого аукциона и полностью ей соответствует.

Таким образом, возражения истца сводятся, по существу, к оспариванию соблюдения требований Федерального закона от 21.07.2005г. N94-ФЗ при размещении муниципального заказа и требуют оценки правильности проведения торгов.

Между тем, в соответствии со ст. 449 Гражданского кодекса Российской Федерации торги, проведенные с нарушением правил, установленных законом, могут быть признаны судом недействительными по иску заинтересованного лица; признание торгов недействительными влечет недействительность договора, заключенного с лицом, выигравшим торги.

Нарушения правил проведения торгов (в данном случае нарушение требований закона при размещении муниципального заказа) являются основанием для оспаривания торгов в судебном порядке путем предъявления самостоятельного иска, между тем, такой иск истцом не предъявлялся и такого судебного акта не существует.

В силу ст. 57 Федерального закона от 21.07.2005г. N94-ФЗ любой участник размещения заказа имеет право обжаловать в судебном порядке действия (бездействие) заказчика, уполномоченного органа и иных лиц, если такие действия (бездействие) нарушают права и законные интересы участника размещения заказа; размещение заказа может быть признано недействительным по иску заинтересованного лица. С такими требованиями истец в судебном порядке также не обращался.

Настоящий иск имеет иной предмет, содержит иное требование.

По изложенным выше основаниям не принимаются доводы истца о том, что муниципальный контракт не содержит необходимых указаний на модель, тип и другие идентифицирующие признаки спорного медицинского аппарата, что фактически поставлен флюорограф сканирующего типа, тогда как медицинскому учреждению требовался аппарат матричного типа. Следует отметить, что ни документация об аукционе, ни муниципальный контракт не содержит условия о поставке флюорографа матричного типа.

С учетом изложенного, оснований для признания предмета поставки по муниципальному контракту от 07.09.2009г. N23-307 несогласованным и признания муниципального контракта от 07.09.2009г. N23-307 незаключенным не имеется.

Истцом также заявлено требование о возврате денежных средств в сумме 1188000 руб., уплаченных в порядке предварительной оплаты, поскольку муниципальный контракт не заключен и, следовательно, отсутствовали правовые основания для перечисления указанной суммы. Данное требование также не подлежит удовлетворению. Поскольку отсутствуют основания для признания муниципального контракта не заключенным, постольку отсутствуют и основания для возврата спорной суммы.

Таким образом, первоначальный иск удовлетворению не подлежит.

ООО "Предприятие "Медтех" заявлен встречный иск о взыскании суммы задолженности в размере 2772000 руб. за поставленное по спорному муниципальному контракту медицинское оборудование, поскольку условия контракта выполнены им надлежащим образом.

Встречные исковые требования подлежат удовлетворению.

В соответствии со ст. 532 Гражданского кодекса Российской Федерации оплата товаров покупателем производится по ценам, определяемым в соответствии с муниципальным контрактом, если иное не определено муниципальным контрактом

Согласно пунктам 7.1, 7.2 муниципального контракта общая стоимость товара, подлежащего поставке в соответствии с документацией об аукционе, составляет 3960000 руб.; оплата производится в размере 30% предоплаты в течение 10 дней после заключения контракта, окончательный расчет производится после факта поставки до конца 2009 года. Согласно п. 5.6 муниципального контракта обязательства поставщика по передаче товара считаются выполненными с момента приемки товара и подписания накладной представителем муниципального заказчика.

Платежным поручением N6086371 от 13.10.2009г. произведена предоплата в сумме 1188000 руб.

Исполнение обязательств поставщика по передаче товара подтверждено материалами дела. Согласно товарно-транспортным накладным от 27.10.2009г. N0021, от 28.10.2009г. N0021/1 МУ "Центральная городская клиническая больница N23" приняты флюорограф малодозовый цифровой (количество мест 2 ящика) и устройство питающее рентгеновское высокочастотное РПУ-80 (количество мест 2 ящика). Состав переданного истцу товара подтвержден упаковочными листами NN1-4, составленными 27.10.2009г., и соответствует спецификации N1 к муниципальному контракту.

Принятие товара по указанным товарно-транспортным накладным удостоверено со стороны истца подписями инженера по медицинскому оборудованию Дворянкиной Н.С., при этом замечаний, возражений не заявлено.

В силу ст. 513 Гражданского кодекса Российской Федерации покупатель обязан совершить все необходимые действия, обеспечивающие принятие товаров, поставленных в соответствии с муниципальным контрактом; принятые покупателем товары должны быть осмотрены им в срок, определенный законом, иными правовыми актами, договором или обычаями делового оборота; покупатель обязан проверить количество и качество принятых товаров в порядке, установленном законом, иными правовыми актами, договором или обычаями делового оборота, и о выявленных несоответствиях незамедлительно уведомить поставщика.

Согласно муниципальному контракту (раздел 5 "Приемка товара") истец обязан произвести приемку товара по количеству и качеству, то есть осуществить проверку количества, ассортимента, осмотр товара на предмет отсутствия внешних дефектов, в случае несоответствия количества или ассортимента условиям, согласованным в заявке, в накладной должна быть сделана отметка о фактически принятом количестве и ассортименте товара.

Истцом не представлено документов о результатах приемки товара по количеству и ассортименту. Указанные выше товарно-транспортные накладные подписаны истцом без замечаний. Кроме того, в материалах дела имеются иные документы, подтверждающие соответствие состава фактически поставленного медицинского оборудования требованиям муниципального контракта, в том числе упаковочные листы NN1-4, а также акт приема-передачи имущества от 02.11.2009г., подписанный обеими сторонами. То обстоятельство, что указанный акт составлен в целях принятия имущества на временное хранение, не имеет правового значения для определения соответствия состава фактически поставленного оборудования требованиям контракта.

В связи с указанным отклоняется возражение истца о том, что упаковочные листы, представленные ответчиком, являются односторонними документами и не имеют доказательной силы.

Что касается технических и качественных характеристик поставленного медицинского оборудования, то согласно ст. 513 Гражданского кодекса Российской Федерации и пунктам 5.4-5.5 договора при выявлении товара ненадлежащего качества заказчик обязан вызвать представителя поставщика для составления акта; в случае мотивированного отказа одной из сторон от подписания акта, факт ненадлежащего качества товара и причины его возникновения устанавливаются специально уполномоченными государственными органами (СЭС, Госторгинспекция) с участием представителя поставщика.

В подтверждение ненадлежащего качества медицинского оборудования и несоответствия его техническим требованиям истцом представлен протокол заседания экспертной комиссии Управления здравоохранения г. Екатеринбурга от 30.10.2009г. В состав указанной комиссии включены представители заказчика (истца) и Управления здравоохранения г. Екатеринбурга. Представителем ООО "Предприятие "Медтех", который также значится в составе экспертной комиссии, указанный протокол не подписан.

Упомянутый протокол не содержит сведений о полномочиях и компетентности членов комиссии от Управления здравоохранения г. Екатеринбурга. При рассмотрении настоящего спора установлено, что участие в работе данной комиссии принимал главный внештатный рентгенолог Налесник М.В., допрошенный в судебном заседании 23.09.2010г. в качестве свидетеля. В отношении остальных членов комиссии необходимых документально подтвержденных сведений не представлено.

Кроме того, как следует из содержания указанного протокола, выводы комиссии основаны на сравнении представленной технической документации на аппарат со сведениями, содержащимися на официальном сайте ООО "Предприятие "Медтех", а также при сравнении предоставленной технической документации и аукционной заявки.

Между тем, из упомянутого протокола не усматривается, что комиссией проводилась проверка самого медицинского оборудования, его испытания. В протоколе отсутствуют сведения о том, в чем конкретно выразилось несоответствие фактически поставленного оборудования условиям муниципального контракта (составу, техническим и функциональным характеристикам предмета поставки, согласованным в спецификации к контракту). Содержащиеся в протоколе заседания экспертной комиссии выражения "возникают сомнения…", "смущает использование…", "возникли вопросы…" не могут быть расценены судом как установление факта ненадлежащего качества медицинского оборудования

При таких обстоятельствах протокол заседания экспертной комиссии Управления здравоохранения г. Екатеринбурга от 30.09.2009г. не является доказательством несоответствия поставленного медицинского оборудования условиям муниципального контракта.

Кроме того, поскольку протокол заседания экспертной комиссии от 30.10.2009г. (а иного документа о результатах приемки спорного медицинского оборудования не имеется) поставщиком не подписан, истец как заказчик обязан был в соответствии с п. 5.5 контракта установить факт ненадлежащего качества с участием специально уполномоченных государственных органов. Данное условие контракта истцом не выполнено, указанные органы к проверке качества медицинского оборудования не привлекались.

По ходатайству истца при разрешении настоящего спора была назначена судебная экспертиза, проведение которой поручено эксперту Аронову А.М. - директору по научно-техническому развитию Сибирского научно-исследовательского и испытательного центра медицинской техники. Представленное экспертное заключение от 23.07.2010г. N139 содержит вывод о соответствии аппарата "Флюорограф малодозовый цифровой для МУ ЦГКБ N23" требованиям конкурсной документации.

Однако, указанный вывод, как следует из экспертного заключения, сделан на основании результатов испытаний, произведенных лицами, которые не были назначены судом в качестве экспертов, протоколы испытаний N489/1 от 12.07.2010г., N489/2 от 13.07.2010г., N489/3 от 22.07.2010г. подписаны иными лицами (инженером-испытателем, начальником отдела научно-технической экспертизы и стандартизации).

При таких обстоятельствах экспертное заключение от 23.07.2010г. N139 не может быть принято судом как заключение эксперта, то есть как доказательство, полученное в порядке, предусмотренном ст.ст. 82, 83, 86 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

От ходатайства о назначении повторной экспертизы истец отказался при изменении предмета первоначально заявленного иска на требование о признании муниципального контракта незаключенным. Между тем, суд не обладает специальными познаниями для самостоятельного вывода о несоответствии поставленного ответчиком медицинского оборудования требованиям муниципального контракта, указанным в нем техническим, функциональных характеристикам.

Довод истца о том, что в переписке с ответчиком он указывал на недостатки и несоответствия спорного оборудования, требовал предоставления документации, в том числе паспорт, в чем ему было отказано ответчиком, не принимается судом. Письмо N2363, на которое ссылается истец, датировано 17.08.2009г., то есть было направлено не только до передачи спорного флюорографа, но и до заключения муниципального контракта.

Таким образом, факт несоответствия поставленного ответчиком медицинского оборудования требованиям муниципального контракта истцом не доказан, в связи с чем уклонение последнего от приемки товара является необоснованным и не освобождает его от исполнения обязательства по оплате.

Согласно п. 4.3 муниципального контракта и спецификации N1 в обязанности поставщика входили также монтаж, сборка, наладка флюорографа и ввод его в эксплуатацию, предоставление рекомендуемого плана размещения аппарата и технического задания на реконструкцию кабинета, а также инструктаж (обучение) медицинского персонала.

Между тем, не осуществив должным образом приемку медицинского оборудования и ссылаясь на протокол заседания экспертной комиссии от 30.10.2009г., истец препятствовал ответчику в выполнении обязательств по проведению монтажных и пуско-наладочных работ. Ответчик неоднократно, что подтверждено письмами от 02.11.2009г. N10405, от 23.11.2009г. N1049, требовал создания комиссии по приемке оборудования, в том числе с привлечением экспертной организации, и выражал готовность приступить к монтажу оборудования и завершить его в краткие сроки.

Выполнение ответчиком обязательств по монтажу оборудования и пуско-наладочным работам подтверждено фактом проведения испытаний в порядке производства судебной экспертизы Сибирским научно-исследовательским и испытательным центром медицинской техники. Экспертное заключение от 23.07.2010г. N139, хотя и не является заключением экспертизы в смысле ст. 88 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, может быть оценено судом как письменное доказательство, предусмотренное ст. 75 Кодекса.

Из указанного экспертного заключения следует, что в целях проведения назначенной судом экспертизы спорный аппарат фактически ответчиком был смонтирован, произведены пуско-наладочные работы; специалистами Сибирского научно-исследовательского и испытательного центра медицинской техники проведены испытания аппарата, в ходе которых получены положительные результаты, свидетельствующие о нормальной работоспособности спорного аппарата, а также проведен визуальный осмотр аппарата и подтверждена его комплектация в соответствии с требованиями документации об аукционе и спецификации N1 к муниципальному контракту.

Следует отметить, что названный центр включен Федеральной службой по надзору в сфере здравоохранения и социального развития в Перечень организаций, осуществляющих проведение технических испытаний изделий медицинского назначения отечественного и зарубежного производства для целей государственной регистрации.

Факт монтажа спорного флюорографа и проведения ответчиком пуско-наладочных работ для производства судебной экспертизы не оспаривает и истец.

Предоставление рекомендуемого плана кабинета для размещения аппарата подтверждено письмом от 30.10.2009г. N10399.

Таким образом, фактические обстоятельства дела свидетельствуют о выполнении ответчиком и этой части своих обязательств по муниципальному контракту.

Поскольку, несмотря на невыполнение истцом обязательств по приемке медицинского оборудования, ответчиком исполнены встречные обязательства, в связи с чем в силу ст. 328 Гражданского кодекса Российской Федерации истец обязан произвести оплату полученного медицинского оборудования. Следует также принять во внимание условия муниципального контракта о том, что обязанность по окончательному расчету возникает после факта поставки, а обязательства по передаче товара считаются выполненными с момента приемки товара и подписания накладной представителем заказчика.

Ссылка истца на то, что обязательства по поставке товара исполнены ответчиком несвоевременно, поскольку дополнительное соглашение от 19.10.2009г. о продлении срока поставки до 30.10.2009г. противоречит Федеральному закону от 21.07.2005г. N94-ФЗ, следовательно, является ничтожным, не принимается судом. Истец в соответствии с п. 3 ст. 511 Гражданского кодекса Российской Федерации не заявил отказ от принятия товара в связи с нарушением срока поставки, не принял его на этом основании на ответственное хранение и не потребовал от поставщика распорядиться непринятым товаром. Таких доказательств, в том числе документов, подписанных материально-ответственным лицом, принявшим оборудование на ответственное хранение, в материалах дела не имеется.

Акт приема-передачи от 02.11.2009г., которым медицинское оборудование передано на временное хранение, имеет оговорку "в процессе разрешения вопроса о порядке приемки", в связи с чем не принимается как доказательство помещения товара на ответственное хранение в связи с отказом от его принятия.

Довод истца о том, что флюорограф в составе 15 наименований передан ответчику по акту от 02.07.2010г. и находится в его владении, поскольку не был возвращен (такие доказательства отсутствуют), отклоняется судом. Как следует из представленного истцом акта приема-передачи от 02.07.2010г., перечисленное в акте имущество передано ответчику лишь для монтажа (временного - в целях производства назначенной судом экспертизы). Истец не представил по требованию суда документов, подтверждающих фактическое место нахождения и состояние (смонтированное, демонтированное) спорного медицинского оборудования.

С учетом изложенного, встречные исковые требования ответчика об обязании истца исполнить обязательство по оплате переданного медицинского оборудования и о взыскании с него оставшейся части стоимости в размере 2772000 руб. заявлены правомерно и подлежат удовлетворению.

В соответствии со ст. 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы истца по уплате государственной пошлины и понесенные им расходы по оплате судебной экспертизы относятся истца, поскольку его исковые требования отклонены; расходы ответчика по уплате государственной пошлины при предъявлении встречного иска подлежат возмещению за счет истца в связи с удовлетворением встречного иска.

Руководствуясь ст.ст. 110, 167-170, 171 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд решил:

В удовлетворении первоначального иска муниципального учреждения "Центральная городская клиническая больница N23" о признании муниципального контракта незаключенным и о взыскании 1188000 руб. отказать.

Встречный иск общества с ограниченной ответственностью "Предприятие "Медтех" удовлетворить.

Взыскать с муниципального учреждения "Центральная городская клиническая больница N23" в пользу общества с ограниченной ответственностью "Предприятие "Медтех" долг 2772000 (два миллиона семьсот семьдесят две тысячи) руб., а также в возмещение расходов по уплате государственной пошлины 36860 (тридцать шесть тысяч восемьсот шестьдесят) руб.

Решение по настоящему делу вступает в законную силу по истечении месячного срока со дня его принятия, если не подана апелляционная жалоба. В случае подачи апелляционной жалобы решение, если оно не отменено и не изменено, вступает в законную силу со дня принятия постановления арбитражного суда апелляционной инстанции.

Решение может быть обжаловано в порядке апелляционного производства в Семнадцатый арбитражный апелляционный суд в течение месяца со дня принятия решения (изготовления его в полном объеме), а также в порядке кассационного производства в Федеральный арбитражный суд Уральского округа в течение двух месяцев со дня вступления в законную силу решения при условии, что оно было предметом рассмотрения арбитражного суда апелляционной инстанции или суд апелляционной инстанции отказал в восстановлении пропущенного срока подачи апелляционной жалобы.

Апелляционная и кассационная жалобы подаются в арбитражные суды апелляционной и кассационной инстанций через арбитражный суд, принявший решение. Апелляционная и кассационная жалобы также могут быть поданы посредством заполнения формы, размещенной на официальном сайте арбитражного суда в сети "Интернет" http://ekaterinburg.arbitr.ru.

В случае обжалования решения в порядке апелляционного или кассационного производства информацию о времени, месте и результатах рассмотрения дела можно получить соответственно на интернет-сайте Семнадцатого арбитражного апелляционного суда http://17aas.arbitr.ru или Федерального арбитражного суда Уральского округа http://fasuo.arbitr.ru



Судьи
...





Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
рассылка

Номер документа: А60-62775/2009-С7
Принявший орган: Арбитражный суд Свердловской области
Дата принятия: 23 декабря 2010

Поиск в тексте