• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД ВОЛГО-ВЯТСКОГО ОКРУГА
 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 21 мая 2010 года  Дело N А29-2482/2009

Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа в составе:

председательствующего Масловой О.П.,

судей Башевой Н.Ю., Радченковой Н.Ш.

при участии представителей

от заинтересованного лица: Фроловой Г.Д., доверенность от 22.10.2007 №07-31/31,

от третьего лица: Фроловой Г.Д., доверенность от 29.01.2010 №05-16/46,

рассмотрел в судебном заседании кассационные жалобы

Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы

по крупнейшим налогоплательщикам по Республике Коми и

открытого акционерного общества «Шахта Воргашорская»

на решение Арбитражного суда Республики Коми от 28.10.2009,

принятое судьей Тарасовым Д.А., и

на постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 12.02.2010,

принятое судьями Хоровой Т.В., Лобановой Л.Н., Черных Л.И.,

по делу № А29-2482/2009

по заявлению открытого акционерного общества «Шахта Воргашорская»

о признании частично недействительным решения Межрайонной инспекции

Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам

по Республике Коми в редакции решения Управления

Федеральной налоговой службы по Республике Коми

и у с т а н о в и л :

открытое акционерное общество «Шахта Воргашорская» (далее – Общество, ОАО «Шахта Воргашорская») обратилось в Арбитражный суд Республики Коми с заявлением, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, о признании недействительным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Республике Коми (далее – Инспекция, налоговый орган) от 16.12.2008 №12-13/6 в редакции решения Управления Федеральной налоговой службы по Республике Коми (далее – Управление) от 17.03.2009 №91-А в части начисления 714946 рублей 90 копеек налоговых санкций, 5688401 рубля 81 копейки пеней, 2937299 рублей 55 копеек налога на прибыль, 386501 рубля налога на добавленную стоимость, 268583 рублей налога на добычу полезных ископаемых, 5700 рублей транспортного налога и в части признания завышения убытка при исчислении налоговой базы по налогу на прибыль за 2007 год в размере 1720153 рублей 50 копеек.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено Управление.

Решением суда от 28.10.2009 заявленное Обществом требование удовлетворено частично. Решение Инспекции в редакции решения Управления признано недействительным в части начисления 401580 рублей 40 копеек налоговых санкций, 5625486 рублей 04 копеек пеней, 172290 рублей налога на прибыль, 386501 рубля налога на добавленную стоимость, 268583 рублей налога на добычу полезных ископаемых, 5700 рублей транспортного налога и в части признания завышения убытка при исчислении налоговой базы по налогу на прибыль организации за 2007 год на сумму 1502040 рублей. В удовлетворении остальной части требования отказано.

Постановлением суда апелляционной инстанции от 12.02.2010 решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Инспекция и Общество не согласились с решением и постановлением судов первой и апелляционной инстанций и обратились в Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа с кассационными жалобами.

Представитель Инспекции в судебном заседании поддержал доводы, подробно изложенные в кассационной жалобе; в отзыве Инспекция указала на законность решения и постановления в части, оспариваемой Обществом.

Общество, надлежащим образом извещенное о месте и времени рассмотрения кассационной жалобы, представителя в судебное заседание не направило, в отзыве на кассационную жалобу Инспекции сослалось на отсутствие оснований для отмены принятых судебных актов в обжалуемой налоговым органом части.

В соответствии со статьей 163 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в судебном заседании объявлялся перерыв с 10 часов 19.05.2010 до 10часов 21.05.2010.

Законность принятых судебных актов проверена Федеральным арбитражным судом Волго-Вятского округа в порядке, установленном в статьях 274, 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как следует из материалов дела, Инспекция провела выездную налоговую проверку Общества по вопросам соблюдения налогового и валютного законодательства Российской Федерации, правильности исчисления, полноты и своевременности уплаты в бюджет налогов, сборов и других обязательных платежей в бюджеты и государственные внебюджетные фонды, а также страховых взносов за период с 01.01.2006 по 31.12.2007 и налога на доходы физических лиц за период с 01.01.2006 по 31.03.2008. Результаты проверки отражены в акте проверки от 15.10.2008 №12-13/6.

Начальник Инспекции принял решение от 16.12.2008 №12-13/6 о привлечении ОАО«Шахта Воргашорская» к ответственности за совершение налоговых правонарушений, согласно которому Обществу предложено уплатить налоги в сумме 6 572 438 рублей, пени в размере 5 762 456 рублей и 1 091 719 рублей налоговых санкций на основании пункта 1 статьи 122 и статьи 123 Налогового кодекса Российской Федерации, внести необходимые исправления в документы бухгалтерского и налогового учета, а также предложено при наличии соответствующей возможности удержать и перечислить в бюджетную систему Российской Федерации налог на доходы физических лиц в размере 34 592 рублей, а в случае невозможности удержания этого налога – в месячный срок представить в налоговый орган сведения по форме 2-НДФЛ.

Решением Управления от 17.03.2009 №91-А решение Инспекции частично изменено: Обществу предложено уплатить 3725748 рублей налогов, 5690667 рублей пеней, 719452 рубля налоговых санкций.

Общество частично не согласилось с решением Инспекции в редакции решения Управления и обратилось в арбитражный суд с соответствующим заявлением.

Рассмотрев кассационные жалобы, Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа не нашел правовых оснований для их удовлетворения.

1. Как следует из материалов дела, ОАО «Шахта Воргашорская» (продавец) и открытое акционерное общество«Воркутауголь» (покупатель) заключили договоры на поставку угольной продукции марок ГЖО ОМСШ, ГЖО ПК от 01.01.2005 № 5 и от30.06.2006 № 107.

В соответствии с пунктом 4.2 договоров (с учетом дополнительного соглашения) право собственности на товар переходит от продавца к покупателю с момента подписания акта приема-передачи. Все расходы, связанные с перевозкой, доставкой товара, возлагаются на покупателя.

Согласно пункту 6.1 договоров (с учетом дополнительного соглашения) цена товара определена в размере 595 рублей за 1 тонну.

В ходе выездной налоговой проверки Инспекция провела анализ цен на уголь, реализованный по названным договорам, и установила, что ОАО «Шахта Воргашорская» продавало уголь ОАО «Воркутауголь» по цене 595 рублей за 1 тонну, которое без дополнительных расходов реализовывало уголь того же качества и в том же количестве третьим лицам по более высоким ценам, в частности обществу с ограниченной ответственностью «Лига-2003» (далее – ООО «Лига-2003») по цене 790 рублей за 1 тонну, закрытому акционерному обществу «Миреко» (далее – ЗАО «Миреко») по цене 1100рублей за 1 тонну. При этом расходы, связанные с перевозкой, доставкой товара возлагались на покупателя.

Основанием для контроля применяемых Обществом цен реализации угля явилась установленная налоговым органом взаимозависимость ОАО «Шахта Воргашорская» и ОАО «Воркутауголь».

В результате проверки Инспекция пришла к выводу о несоответствии цен реализации Обществом угля положениям статьи 40 Налогового кодекса Российской Федерации, рассчитала налоговые обязательства на основании метода определения рыночной цены и доначислила ОАО «Шахта Воргашорская» 129 218 рублей налога на добавленную стоимость за 2006 год, 257283 рубля за 2007 год, 204 929 рублей налога на добычу полезных ископаемых за 2006 год, 72 410 рублей за 2007 год, 172 290 рублей налога на прибыль за 2006 год и уменьшила убыток за 2007 год на 1 429 350 рублей.

Руководствуясь статьей 20, пунктом 1 статьи 39, статьей 40, пунктом 1 статьи 146, пунктом 1 статьи 154, пунктом 1 статьи 248, пунктами 1 и 2 статьи 249, пунктом 1 статьи 252 Налогового кодекса Российской Федерации (далее – Кодекс), статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и определением Конституционного Суда Российской Федерации от 04.12.2003 № 441–О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью «Нива-7» на нарушение конституционных прав и свобод пунктом 2 статьи 20, пунктами 2 и 3 статьи 40 Налогового кодекса Российской Федерации», суд первой инстанции признал недействительным решение налогового органа в части начисления налога на добавленную стоимость и налога на прибыль по данному эпизоду. При этом суд исходил из того, что Инспекция неправомерно применила сравнительный (информационный) метод определения рыночной цены, поскольку в данном случае при расчете налогов подлежал применению метод цены последующей реализации.

Второй арбитражный апелляционный суд согласился с выводом суда первой инстанции.

Инспекция считает, что суды неправильно применили статью 40 Налогового кодекса Российской Федерации. По мнению налогового органа, сравнительный (информационный) метод для определения рыночной цены угольной продукции применен правомерно. На территории города Воркуты реализацию угля, кроме Общества, осуществляло только ОАО«Воркутауголь», поэтому в целях установления рыночной цены исследовались цены по договору, заключенному ОАО «Шахта Воргашорская» с обществом с ограниченной ответственностью «Печоруглеразведка» (далее – ООО «Печоруглеразведка»), а также учитывались цены реализации угля населению. Суды пришли к ошибочному выводу, что в рассматриваемом случае подлежал применению метод цены последующей реализации, так как применение данного метода возможно лишь в случае отсутствия сделок с идентичным (однородным) товаром.

В соответствии с пунктом 1 статьи 146 Кодекса объектом обложения налогом на добавленную стоимость признаются операции по реализации товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации.

Налоговая база по налогу при реализации налогоплательщиком товаров (работ, услуг), если иное не предусмотрено статьей 154 Кодекса, определяется как стоимость этих товаров (работ, услуг), исчисленная исходя из цен, определяемых в соответствии со статьей 40 Кодекса, с учетом акцизов (для подакцизных товаров) и без включения в них налога (пункт 1 статьи 154 Кодекса).

В пункте 1 статьи 247 Кодекса установлено, что объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком, под которой для российских организаций признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов.

Согласно пункту 1 статьи 248 Кодекса к доходам относятся в том числе доходы от реализации товаров (работ, услуг) и имущественных прав.

Доходом от реализации признается выручка от реализации товаров (работ, услуг) как собственного производства, так и ранее приобретенных, выручка от реализации имущественных прав (пункт 1 статьи 249 Кодекса).

Налоговая база по налогу на добычу полезных ископаемых определяется как стоимость добытых полезных ископаемых, за исключением нефти обезвоженной, обессоленной и стабилизированной, попутного газа и газа горючего природного из всех видов месторождений углеводородного сырья. Стоимость добытых полезных ископаемых определяется в соответствии со статьей 340 Кодекса (статья 338 Кодекса).

В учетной политике Общества закреплено, что для целей налогообложения в связи с отсутствием государственных субвенций стоимость добытого полезного ископаемого определяется исходя из сложившихся за соответствующий период цен реализации добытого полезного ископаемого.

Оценка стоимости единицы добытого полезного ископаемого при применении такого способа производится исходя из выручки, определяемой с учетом сложившихся в текущем налоговом периоде (а при их отсутствии – в предыдущем налоговом периоде) у налогоплательщика цен реализации добытого полезного ископаемого, без учета субсидий из бюджета на возмещение разницы между оптовой ценой и расчетной стоимостью.

При этом выручка от реализации добытого полезного ископаемого определяется исходя из цен реализации (уменьшенных на суммы субсидий из бюджета), определяемых с учетом положений статьи 40 Кодекса, без налога на добавленную стоимость (при реализации на территории Российской Федерации и в государства-участники Содружества Независимых) и акциза, уменьшенных на сумму расходов налогоплательщика по доставке в зависимости от условий поставки (пункт 2 статьи 340 Кодекса).

Согласно статье 39 Кодекса реализацией товаров, работ или услуг признается передача на возмездной основе (в том числе обмен товарами, работами или услугами) права собственности на товары, результатов выполненных работ одним лицом для другого лица, возмездное оказание услуг одним лицом другому лицу, а в случаях, предусмотренных Кодексом, - передача права собственности на товары, результатов выполненных работ одним лицом для другого лица, оказание услуг одним лицом другому лицу – на безвозмездной основе.

В силу пункта 2 статьи 40 Кодекса налоговые органы при осуществлении контроля за полнотой исчисления налогов вправе проверять правильность применения цен по сделкам между взаимозависимыми лицами; в случаях, если имеет место их отклонение в сторону повышения или в сторону понижения от уровня цен, применяемых налогоплательщиком по идентичным (однородным) товарам (работам, услугам) в пределах непродолжительного периода времени.

Суды установили, что ОАО «Шахта Воргашорская» и ОАО «Воркутауголь» являются взаимозависимыми лицами, и признали правомерными действия Инспекции по проверке правильности применения цен по договорам поставки угля, заключенным между указанными лицами.

В случаях, предусмотренных пунктом 2 статьи 40 Кодекса, когда цены товаров, работ или услуг, примененные сторонами сделки, отклоняются в сторону повышения или в сторону понижения более чем на 20 процентов от рыночной цены идентичных (однородных) товаров (работ или услуг), налоговый орган вправе вынести мотивированное решение о доначислении налога и пени, рассчитанных таким образом, как если бы результаты этой сделки были оценены исходя из применения рыночных цен на соответствующие товары, работы или услуги. Рыночная цена определяется с учетом положений, предусмотренных пунктами 4 – 11 данной статьи (пункт 3 статьи 40 Кодекса).

В соответствии с пунктом 4 статьи 40 Кодекса рыночной ценой товара (работы, услуги) признается цена, сложившаяся при взаимодействии спроса и предложения на рынке идентичных (а при их отсутствии – однородных) товаров (работ, услуг) в сопоставимых экономических (коммерческих) условиях.

При определении рыночных цен товара, работы или услуги учитывается информация о заключенных на момент реализации этого товара, работы или услуги сделках с идентичными (однородными) товарами, работами или услугами в сопоставимых условиях. В частности, учитываются такие условия сделок, как количество (объем) поставляемых товаров (например, объем товарной партии), сроки исполнения обязательств, условия платежей, обычно применяемые в сделках данного вида, а также иные разумные условия, которые могут оказывать влияние на цены. При этом условия сделок на рынке идентичных (а при их отсутствии – однородных) товаров, работ или услуг признаются сопоставимыми, если различие между такими условиями либо существенно не влияет на цену таких товаров, работ или услуг, либо может быть учтено с помощью поправок (пункт 9 статьи 40 Кодекса).

В пункте 10 статьи 40 Кодекса определено, что при отсутствии на соответствующем рынке товаров, работ или услуг сделок по идентичным (однородным) товарам, работам, услугам или из-за отсутствия предложения на этом рынке таких товаров, работ или услуг, а также при невозможности определения соответствующих цен ввиду отсутствия либо недоступности информационных источников для определения рыночной цены используется метод цены последующей реализации, при котором рыночная цена товаров, работ или услуг, реализуемых продавцом, определяется как разность цены, по которой такие товары, работы или услуги реализованы покупателем этих товаров, работ или услуг при последующей их реализации (перепродаже), и обычных в подобных случаях затрат, понесенных этим покупателем при перепродаже (без учета цены, по которой были приобретены указанным покупателем у продавца товары, работы или услуги) и продвижении на рынок приобретенных у покупателя товаров, работ или услуг, а также обычной для данной сферы деятельности прибыли покупателя. При невозможности использования метода цены последующей реализации (в частности, при отсутствии информации о цене товаров, работ или услуг, в последующем реализованных покупателем) используется затратный метод, при котором рыночная цена товаров, работ или услуг, реализуемых продавцом, определяется как сумма произведенных затрат и обычной для данной сферы деятельности прибыли. При этом учитываются обычные в подобных случаях прямые и косвенные затраты на производство (приобретение) и (или) реализацию товаров, работ или услуг, обычные в подобных случаях затраты на транспортировку, хранение, страхование и иные подобные затраты.

Суды первой и апелляционной инстанций установили, что Инспекция, установив отклонение цен реализации угля по договору между ОАО «Шахта Воргашорская» и ОАО«Воркутауголь» и цен, применяемых ОАО «Воркутауголь» при поставках иным лицам (ЗАО «Миреко», ООО «Лига-2003», ООО «Артэк», ООО «Воркутацемент», ООО «Воркутагеология», ООО «Севертранс», ООО «ТТТ», ООО «Статус», ООО «МЧЦ»), признала в качестве рыночных цены ОАО «Воркутауголь», исходя из того, что фактически реализовывался один и тот же уголь; в счетах-фактурах, адресованных Обществом ОАО«Воркутауголь», и товарных накладных в качестве грузополучателей указаны ЗАО«Миреко», ООО «Лига-2003», ООО «Арктэк», ООО «Воркутацемент», ООО«Воркутагеология», ООО «Севертранс», ООО «ТТТ», ООО «Статус», ООО «МЧЦ»; по условиям заключенных договоров, ни ОАО «Шахта Воргашорская», ни ОАО «Воркутауголь» расходов, связанных с перевозкой, доставкой товара не несли.

Оценив представленные в материалы дела доказательства, суд апелляционной инстанции счел, что реализация угля ОАО «Воркутауголь», приобретенного у Общества, не может признаваться рынком обращения идентичных (однородных) товаров, так как ОАО «Шахта Воргашорская» занималось добычей угля, в то время как ОАО «Воркутауголь» занималось перепродажей добытого Обществом угля и не осуществляло его добычу. Налоговый орган сравнивал цену производителя с ценой перепродавца и доначислил Обществу налоги, исходя из цен реализации, установленных перепродавцом, не представив доказательств того, что данные цены соответствуют уровню рыночных цен.

Цены реализации Обществом угля ООО «Печоруглеразведка» по договору от 21.11.2005 № 148, а также цены реализации угля населению, утвержденные приказом Общества от 18.12.2006 № 1246, не могут быть приняты в подтверждение рыночной цены, поскольку условия сделок Общества с ООО «Печоруглеразведка» и населением и с ОАО«Воркутауголь» признаны судом апелляционной инстанции несопоставимыми по условиям отпуска угля и объемов реализации.

При указанных обстоятельствах для определения рыночной цены каменного угля Инспекции следовало применить метод цены последующей реализации, при котором рыночная цена определяется как разность цены реализации товара покупателем (ОАО «Воркутауголь») и обычных в подобных случаях затрат, понесенных этим покупателем при перепродаже (без учета цены, по которой были приобретены указанным покупателем у продавца товары, работы или услуги) и продвижении на рынок приобретенных у покупателя товаров, работ или услуг. В рассматриваемом случае факт перепродажи ОАО «Воркутауголь» угля, приобретаемого у ОАО «Шахта Воргашорская», с отклонением цен, допускающим право налоговых органов контролировать соответствие цен реализации рыночным, предполагает использование именно метода последующей реализации.

При таких обстоятельствах суды правомерно указали, что товар, реализуемый ОАО «Воркутауголь», не может быть признан идентичным, а условия договоров поставки с ООО «Печоруглеразведка» и населением – сопоставимыми, поэтому подлежит применению метод цены последующей реализации, и признали решение Инспекции по данному эпизоду недействительным.

Доводы Инспекции, изложенные в кассационной жалобе, признаны несостоятельными.

2. Как следует из материалов дела, Служба судебных приставов Управления юстиции Республики Коми по городу Воркуте 26.01.2000 возбудила в отношении ОАО «Шахта Воргашорская» сводное исполнительное производство № 41, в рамках которого производились аресты угольной продукции.

В целях реализации имущества Общества Специализированное государственное учреждение при Правительстве Российской Федерации «Российский фонд федерального имущества» в лице Северо-Западного межрегионального отделения «Российский фонд федерального имущества» (продавец) и ЗАО «Торговый дом «Северный Кузбасс» (покупатель) заключили договор купли-продажи от 12.10.2004 № 51-к/04, согласно статье 1 которого продавец продает, а покупатель обязуется принять и оплатить 20390,5 тонн угля марки 2ГЖО ОМСШ на общую сумму 9 624 316 рублей, в том числе 1468116 рублей налога на добавленную стоимость.

В пункте 2.1 договора определено, что продавец обязуется передать покупателю по акту приема-передачи имущество и необходимые документы в течение десяти дней с момента полной оплаты имущества в соответствии с пунктом 3.1 договора. Право собственности на имущество переходит к покупателю с момента подписания акта приема-передачи.

Уголь передан на реализацию на основании заявки судебного пристава-исполнителя от 01.10.2004 №31/41/2. Акт приема-передачи имущества подписан сторонами договора 29.10.2004. Оплата угля произведена путем перечисления на расчетный счет межрегионального отделения «Российского фонда федерального имущества» 9 624 316 рублей платежным поручением от 27.10.2004 № 12793.

приставов.

Инспекция установила, что ОАО «Шахта Воргашорская» в нарушение статей 54 и 340 Кодекса неправомерно отразило выручку от реализации угля по договору от 12.10.2004 №51-к/04 в ноябре 2006 года, посчитав, что реализация угля произошла в октябре 2004 года. В результате перерасчета налоговых обязательств Общества с учетом корректировки (увеличения) стоимости единицы добытого полезного ископаемого Инспекция доначислила 40044 рубля налога на добычу полезных ископаемых за октябрь 2004 года и 194 400 рублей за ноябрь 2006 года. По этому же основанию были начислены пени за неуплату налога на добавленную стоимость за октябрь 2004 года в сумме 224314рублей 66 копеек.

Руководствуясь статьями 54, пунктом 4 статьи 161, пунктом 5 статьи 173, пунктом 5 статьи 174, статьями 336, 338, 339 Кодекса, суд первой инстанции признал недействительным решение Инспекции по данному эпизоду, указав, что налоговый орган не доказал, что периодом возникновения обязанности по уплате налога добычу полезных ископаемых является октябрь 2004 года; Общество не является плательщиком налога при реализации арестованного имущества.

Второй арбитражный апелляционный суд не согласился с выводом Арбитражного суда Республики Коми о том, что Общество в данном случае не является налогоплательщиком налога на добавленную стоимость, однако оставил решение суда первой инстанции без изменения в связи с недоказанностью налоговым органом возникновения у Общества обязанности по уплате данного налога в ноябре 2004 года.

Инспекция обжаловала решение и постановление судов в данной части, посчитав, что выводы судов не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. По мнению налогового органа, реализация спорного угля произошла в октябре 2004 года, так как, согласно условиям договора от 12.10.2004 №51-к/04, право собственности на имущество переходит к покупателю с момента подписания акта приема-передачи. Данный акт подписан 29.10.2004, товар оплачен покупателем 01.11.2004. В проверяемом периоде Общество определяло доходы от реализации по методу начисления, то есть на дату передачи права собственности на товары, независимо от фактического поступления денежных средств, поэтому в целях исчисления налога на добычу полезных ископаемых ОАО «Шахта Воргашорская» должно было отразить реализацию угля в октябре 2004 года. Суд первой инстанции необоснованно указал, что при реализации арестованного имущества Общество не является налогоплательщиком по налогу на добавленную стоимость. Согласно учетной политике Общества моментом определения налоговой базы по налогу на добавленную стоимость является день оплаты отгруженных товаров, поэтому операция по реализации арестованного угля подлежит отражению в ноябре 2004 года и налоговый орган правомерно начислил пени по данному налогу в связи с отражением Обществом указанной операции лишь в ноябре 2006 года.

Согласно пункту 2 статьи 338 Кодекса налоговая база по налогу на добычу полезных ископаемых определяется как стоимость добытых полезных ископаемых, за исключением нефти обезвоженной, обессоленной и стабилизированной, попутного газа и газа горючего природного из всех видов месторождений углеводородного сырья. Стоимость добытых полезных ископаемых определяется в соответствии со статьей 340 настоящего Кодекса.

Стоимость добытого полезного ископаемого определяется как произведение количества добытого полезного ископаемого, определяемого в соответствии со статьей 339 настоящего Кодекса, и стоимости единицы добытого полезного ископаемого, определяемой в соответствии с настоящим пунктом.

Стоимость единицы добытого полезного ископаемого рассчитывается как отношение выручки от реализации добытого полезного ископаемого, определяемой в соответствии с настоящим пунктом, к количеству реализованного добытого полезного ископаемого (пункт 2 статьи 340 Кодекса).

Объектом налогообложения по налогу на добавленную стоимость признается реализация товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации (пункт 1 статьи 146 Кодекса).

В пункте 1 статьи 154 Кодекса указано, что налоговая база при реализации налогоплательщиком работ определяется как стоимость этих работ, исчисленная исходя из цен, определяемых в соответствии со статьей 40 Кодекса.

Моментом определения налоговой базы в зависимости от принятой налогоплательщиком учетной политики для целей налогообложения, если иное не предусмотрено пунктами 6-11 настоящей статьи, является для налогоплательщиков, утвердивших в учетной политике для целей налогообложения момент определения налоговой базы по мере поступления денежных средств, - день оплаты отгруженных товаров (выполненных работ, оказанных услуг) (пункт 1 статьи 167 Кодекса в редакции Федерального закона от 29.05.2002 № 57-ФЗ).

Согласно пункту 1 статьи 54 Кодекса налогоплательщики-организации исчисляют налоговую базу по итогам каждого налогового периода на основе данных регистров бухгалтерского учета и (или) на основе иных документально подтвержденных данных об объектах, подлежащих налогообложению либо связанных с налогообложением. При обнаружении ошибок (искажений) в исчислении налоговой базы, относящихся к прошлым налоговым (отчетным) периодам, в текущем (отчетном) налоговом периоде перерасчет налоговых обязательств производится в периоде совершения ошибки. В случае невозможности определения конкретного периода корректируются налоговые обязательства отчетного периода, в котором выявлены ошибки (искажения).

В соответствии с пунктом 2 статьи 12 Федерального закона от 21.07.1997 № 118-ФЗ «О судебных приставах» судебный пристав имеет право арестовывать, изымать, передавать на хранение и реализовывать арестованное имущество, за исключением имущества, изъятого из оборота в соответствии с законом.

На основании пунктов 2 и 3 статьи 54 Федерального закона от 21.07.1997 №119-ФЗ «Об исполнительном производстве» продажа имущества должника, за исключением недвижимого имущества, осуществляется специализированной организацией на комиссионных и иных договорных началах, предусмотренных федеральным законом.

Право собственности на имущество, на которое обращается взыскание, прекращается у собственника с момента возникновения права собственности на изъятое имущество у лица, к которому переходит это имущество (пункт 2 статьи 237 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В пункте 1 статьи 458 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что если иное не предусмотрено договором купли-продажи, обязанность продавца передать товар покупателю считается исполненной в момент: вручения товара покупателю или указанному им лицу, если договором предусмотрена обязанность продавца по доставке товара; предоставления товара в распоряжение покупателя, если товар должен быть передан покупателю или указанному им лицу в месте нахождения товара. Товар считается предоставленным в распоряжение покупателя, когда к сроку, предусмотренному договором, товар готов к передаче в надлежащем месте и покупатель в соответствии с условиями договора осведомлен о готовности товара к передаче. Товар не признается готовым к передаче, если он не идентифицирован для целей договора путем маркировки или иным образом.

Если иное не предусмотрено договором купли-продажи, риск случайной гибели или случайного повреждения товара переходит на покупателя с момента, когда в соответствии с законом или договором продавец считается исполнившим свою обязанность по передаче товара покупателю (пункт 1 статьи 459 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Суды первой и апелляционной инстанций установили, что в рамках сводного исполнительного производства арест угольной продукции производился службой судебных приставов неоднократно. При этом акты ареста угольной продукции не предполагали её идентификацию, арестованный уголь не отделялся от угольной продукции такой же марки, не велся учет угля, как принятого на ответственное хранение, что свидетельствует о том, что товар не был готов к передаче и не мог быть передан в октябре 2004 года, несмотря на составление акта приема-передачи.

О продаже имущества и уменьшении задолженности ОАО «Шахта Воргашорская» узнавало из постановлений службы судебных приставов об окончании исполнительных производств в рамках сводного исполнительного производства, которое было окончено в апреле 2006 года, то есть фактически должник не знал, когда, кому и на основании какого договора реализовывалось арестованное имущество. Доказательств обратного в материалы дела налоговый орган не представил.

Денежные средства поступили на счет Межрегионального отделения «Российского фонда федерального имущества» в октябре 2004 года; дальнейшее перечисление данных денежных средств службе судебных приставов, затем указанной службой для покрытия задолженности Общества, производилось в ноябре 2004 года и позднее. Таким образом, суд апелляционной инстанции правомерно указал, что октябрь 2004 года нельзя признать периодом получения выручки от реализации полезных ископаемых в целях налогообложения. Кроме того, налоговый орган не представил доказательств того, что передача товара была произведена именно в октябре 2004 года.

При таких обстоятельствах суды правомерно указали, что Инспекция в соответствии со статьей 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не доказала, что передача товара произведена Обществом именно в октябре 2004 года, и признали решение Инспекции по данному эпизоду в части начисления налога на добычу полезных ископаемых недействительным.

В учетной политике ОАО «Шахта Воргашорская» на 2004 год закреплено, что для целей налогообложения моментом определения налоговой базы по налогу на добавленную стоимость является день оплаты.

Суды исследовали в совокупности имеющиеся в деле доказательства и установили, что, согласно актам приема-передачи имущества и платежному поручению, ЗАО «Торговый дом «Северный Кузбасс» оплатило стоимость имущества, в том числе налог на добавленную стоимость, в полном объеме 27.10.2004. Однако на счет службы судебных приставов перечислялись денежные средства без налога на добавленную стоимость. Налоговый орган не представил доказательств получения ОАО «Шахта Воргашорская» выручки от реализации имущества с учетом налога на добавленную стоимость и, как следствие, наличия обязанности уплатить в бюджет налог именно в ноябре 2004 года.

С учетом изложенного решение Инспекции в части доначисления пеней по налогу на добавленную стоимость в сумме 224314 рублей 66 копеек обоснованно признано судами недействительным.

Довод налогового органа о том, что суд первой инстанции неправомерно указал, что в данном случае Общество не является налогоплательщиком налога на добавленную стоимость, был принят судом апелляционной инстанции, однако этот довод не является основанием для отмены решения Арбитражного суда Республики Коми, поскольку Инспекция достоверно не определила обязанность ОАО «Шахта Воргашорская» уплатить данный налог в ноябре 2004 года.

3. Инспекция в ходе выездной налоговой проверки установила, что Общество несвоевременно перечислило в бюджет налог на доходы физических лиц, и на основании статьи 75 Кодекса начислила пени, в том числе в размере 5 374 396 рублей 32 копеек за период с 01.01.2006 по 22.08.2006 на задолженность по налогу на доходы физических лиц по состоянию на 31.12.2005 в сумме 60 969 241 рубля.

Руководствуясь статьей 87, пунктами 2 и 3 статьи 101 Налогового кодекса Российской Федерации, суд первой инстанции признал решение Инспекции в данной части недействительным, указав, что задолженность, на которую начислены пени, образовалась за пределами проверяемого периода, поэтому начисление пеней на эту задолженность по итогам рассматриваемой выездной налоговой проверки является неправомерным.

Первый арбитражный апелляционный суд признал выводы суда первой инстанции обоснованными.

Инспекция в кассационной жалобе указывает, что начисление пеней на задолженность, образовавшуюся за пределами проверяемого при выездной налоговой проверке периода, произведено правомерно, поскольку данная задолженность была погашена в проверяемый период, однако сумма пеней за несвоевременную уплату не начислялась.

В соответствии со статьей 207 Кодекса плательщиками налога на доходы физических лиц признаются физические лица, являющиеся налоговыми резидентами Российской Федерации.

Обязанность по исчислению, удержанию у налогоплательщика и перечислению в соответствующий бюджет налога на доходы физических лиц возложена пунктом 1 статьи 226 Кодекса на российские организации, от которых или в результате отношений с которыми налогоплательщик получил доходы, облагаемые названным налогом. Эти организации в Российской Федерации признаются налоговыми агентами.

Согласно пункту 6 статьи 226 Кодекса налоговые агенты перечисляют в бюджет суммы исчисленного и удержанного налога не позднее дня фактического получения в банке наличных денежных средств на выплату дохода.

Пеня начисляется за каждый календарный день просрочки исполнения обязанности по уплате налога или сбора, начиная со следующего за установленным законодательством о налогах и сборах дня уплаты налога или сбора. Пени уплачиваются одновременно с уплатой сумм налога и сбора или после уплаты таких сумм в полном объеме (пункты 3 и 5 Кодекса).

Предметом выездной налоговой проверки является правильность исчисления и своевременность уплаты налогов. В рамках выездной налоговой проверки может быть проверен период, не превышающий трех календарных лет, предшествующих году, в котором вынесено решение о проведении проверки (пункт 4 статьи 89 Кодекса).

В силу пункта 3 статьи 100 Кодекса в акте налоговой проверки указываются в том числе документально подтвержденные факты нарушений законодательства о налогах и сборах, выявленные в ходе проверки, или запись об отсутствии таковых.

В решении о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения излагаются, в том числе, обстоятельства совершенного привлекаемым к ответственности лицом налогового правонарушения так, как они установлены проведенной проверкой, со ссылкой на документы и иные сведения, подтверждающие указанные обстоятельства. В решении о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения указываются размер выявленной недоимки и соответствующих пеней, а также подлежащий уплате штраф (пункт 8 статьи 101 Кодекса).

Суды первой и апелляционной инстанций установили, что выездная налоговая проверка правильности определения, удержания и перечисления Обществом налога на доходы физических лиц проводилась за период с 01.01.2006 по 31.03.2008. Спорная сумма пеней начислена налоговым органом за период с 01.01.2006 по 22.08.2006 на задолженность по налогу на доходы физических лиц по состоянию на 31.12.2005. Обстоятельства, связанные с наличием у ОАО«Шахта Воргашорская» недоимки по данному налогу, установлены Инспекцией в рамках предыдущей выездной налоговой проверки, отражены в решении налогового органа от 29.12.2006 №15-13/4, где также установлен факт погашения Обществом данной задолженности 22.08.2006, однако пени за период с 01.01.2006 по 22.08.2006 не начислены.

При таких обстоятельствах суды первой и апелляционной инстанций пришли к правильному выводу, что Инспекция неправомерно начислила пени за несвоевременную уплату налога на доходы физических лиц за период, не являвшийся предметом проведенной выездной налоговой проверки, и признали решение налогового органа в данной части незаконным.

несостоятельными.

4. Инспекция в ходе проверки установила, что Общество при расчете налога на прибыль за 2006 год завысило сумму начисленной амортизации на 324 529 рублей 17 копеек, в результате чего не уплатило налог на прибыль в размере 77 887 рублей.

Руководствуясь пунктами 1 и 2 статьи 252, подпунктом 3 пункта 2 статьи 253 Кодекса, пунктом 7.4 раздела VII Порядка заполнения налоговой декларации по налогу на прибыль, утвержденного приказом Министерства финансов России от 07.02.2006 № 24н, суд первой инстанции признал доначисление налога на прибыль правомерным, указав, что завышение суммы амортизации подтверждается представленными в материалы дела доказательствами.

Первый арбитражный апелляционный суд согласился с выводами суда и оставил его решение без изменения.

Общество в кассационной жалобе указывает, что вывод судов о том, что ОАО«Шахта Воргашорская» при исчислении налога на прибыль за 2006 год учла расходы по амортизации в размере 223816570 рублей 95 копеек, не соответствует фактическим обстоятельствам дела. Согласно уточненной декларации по налогу на прибыль за 2006 год от 21.08.2008 начисленная амортизация за налоговый период составила 220470729 рублей. По данной декларации Общество указало расходы по начисленной амортизации в меньшей сумме, чем имело право по выводам Инспекции, поэтому основания для доначисления налога на прибыль отсутствуют.

Согласно подпункту 3 пункта 2 статьи 253 Кодекса к расходам, связанным с производством и реализацией, отнесены в том числе суммы начисленной амортизации.

В соответствии с пунктом 1 статьи 313 Кодекса налогоплательщики исчисляют налоговую базу по итогам каждого отчетного (налогового) периода на основе данных налогового учета.

Подтверждением данных налогового учета являются первичные учетные документы, аналитические регистры налогового учета, расчет налоговой базы.

Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 Кодекса, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком (пункт 1 статьи 252 Кодекса).

Суды первой и апелляционной инстанций исследовали декларации по налогу на прибыль за 2006 год, регистры бухгалтерского и налогового учета, расчет амортизации, выполненный налоговым органом, а также иные имеющиеся в деле доказательства и установили, что ОАО «Шахта Воргашорская» при исчислении налоговой базы по налогу на прибыль за 2006 год документально не подтвердило правомерность отнесения на расходы 324529 рублей 17 копеек сумм амортизации.

Доводы Общества, изложенные в кассационной жалобе по данному эпизоду, были предметом исследования суда апелляционной инстанции и правомерно отклонены с указанием на то, что расчет Инспекции подтверждается представленными в дело документами, доказательств недостоверности расчета либо контррасчет ОАО «Шахта Воргашорская» не представило.

Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа не нашел оснований для отмены обжалуемых судебных актов в данной части.

5. При проведении налоговой проверки установлено, что Общество при исчислении налога на прибыль за 2006 и 2007 годы завысило сумму убытка от реализации амортизируемого имущества в 2006 году на 1 426 367 рублей 91 копейку, в 2007 году на 218113рублей 50копеек, в результате чего занижен налог на прибыль за 2006 год в размере 342 328 рублей 30 копеек; налог на прибыль за 2007 год не занижен, так как данном налоговом периоде Обществом получен убыток.

Руководствуясь подпунктом 1 пункта 1 и пунктом 3 статьи 268, статьей 323 Кодекса, суд первой инстанции признал решение налогового органа законным, указав, что Инспекция правомерно пересчитала сумму убытка от реализации основных средств в 2005 году с учетом определенного срока полезного использования амортизируемого имущества и фактического срока эксплуатации.

Общество в кассационной жалобе ссылается на положения статей 258, 268 Кодекса, пункта 4 Положения по бухгалтерскому учету «Учет основных средств» ПБУ 6/01, утвержденного приказом Министерства финансов Российской Федерации от 30.03.2001 №26н, и считает, что моментом ввода имущества в эксплуатацию является не момент принятия данного имущества к бухгалтерскому учету в качестве основного средства, а передача объекта в производство на основании накладных на перемещение объектов основных средств.

В соответствии с пунктом 1 статьи 257 Кодекса под основными средствами понимается часть имущества, используемого в качестве средств труда для производства и реализации товаров (выполнения работ, оказания услуг) или для управления организацией.

Остаточная стоимость основных средств определяется как разница между их первоначальной стоимостью и суммой, начисленной за период эксплуатации амортизации.

В подпункте 1 пункта 1 статьи 268 Кодекса предусмотрено, что при реализации амортизируемого имущества налогоплательщик вправе уменьшить доходы от таких операций на остаточную стоимость амортизируемого имущества, определяемую в соответствии с пунктом 1 статьи 257 настоящего Кодекса.

Если остаточная стоимость амортизируемого имущества, указанного в подпункте 1 пункта 1 настоящей статьи, с учетом расходов, связанных с его реализацией, превышает выручку от его реализации, разница между этими величинами признается убытком налогоплательщика, учитываемым в целях налогообложения в следующем порядке. Полученный убыток включается в состав прочих расходов налогоплательщика равными долями в течение срока, определяемого как разница между сроком полезного использования этого имущества и фактическим сроком его эксплуатации до момента реализации (пункт 3 статьи 268 Кодекса).

Согласно статье 323 Кодекса налогоплательщик определяет прибыль (убыток) от реализации или выбытия амортизируемого имущества на основании аналитического учета по каждому объекту на дату признания дохода (расхода).

Аналитический учет должен содержать информацию: о первоначальной стоимости амортизируемого имущества, реализованного (выбывшего) в отчетном (налоговом) периоде; об изменениях первоначальной стоимости таких основных средств при достройке, дооборудовании, реконструкции, частичной ликвидации; о принятых организацией сроках полезного использования основных средств и нематериальных активов; о сумме начисленной амортизации по амортизируемым основным средствам и нематериальным активам за период с даты начала начисления амортизации до конца месяца, в котором такое имущество реализовано (выбыло), - для объектов, амортизация по которым начисляется линейным методом; о сумме начисленной амортизации и суммарном балансе каждой амортизационной группы и каждой амортизационной подгруппы (при применении нелинейного метода начисления амортизации); об остаточной стоимости объектов амортизируемого имущества, входящих в амортизационные группы (подгруппы), определенной в соответствии с пунктом 1 статьи 257 настоящего Кодекса, - при выбытии объектов амортизируемого имущества; о цене реализации амортизируемого имущества исходя из условий договора купли-продажи; о дате приобретения и дате реализации (выбытия) имущества; о дате передачи имущества в эксплуатацию, о дате исключения из состава амортизируемого имущества по основаниям, предусмотренным пунктом 3 статьи 256 настоящего Кодекса, о дате расконсервации имущества, о дате окончания договора безвозмездного пользования, о дате завершения работ по реконструкции, о дате модернизации; о понесенных налогоплательщиком расходах, связанных с реализацией (выбытием) амортизируемого имущества, в частности расходах, предусмотренных подпунктом 8 пункта 1 статьи 265 настоящего Кодекса, а также расходах по хранению, обслуживанию и транспортировке реализованного (выбывшего) имущества.

Суды установили, что расхождение в порядке исчисления убытка от реализации амортизируемого имущества налоговым органом и Обществом возникло в результате различного подхода к определению момента ввода в эксплуатацию основного средства и, как следствие, срока начисления амортизации, остаточной стоимости и финансового результата от реализации объекта.

В постановлении Госкомстата России от 21.01.2003 № 7 «Об утверждении унифицированных форм первичной учетной документации по учету основных средств» указано, что момент ввода основных средств в эксплуатацию определяется на основании акта приема-передачи основных средств формы ОС-1 «Акт о приеме-передаче объекта основных средств (кроме зданий, сооружений)», который применяется для оформления и учета операций приема, приема-передачи объектов основных средств в организации или между организациями для включения объектов в состав основных средств и учета их ввода в эксплуатацию (для объектов, не требующих монтажа, - в момент приобретения, для объектов, требующих монтажа, - после приема их из монтажа и сдачи в эксплуатацию).

ОАО «Шахта Воргашорская», оспаривая решение Инспекции, указывало, что спорные основные средства не требовали монтажа и не относились к объектам капитального строительства, поэтому суд апелляционной инстанции пришел к правильному выводу, что момент ввода в эксплуатацию подлежал исчислению с даты составления акта приема-передачи ОС-1.

Довод Общества о том, что ввод объектов в эксплуатацию подлежит определению по дате накладной на внутреннее перемещение, отклоняется судом округа по следующим основаниям.

Согласно постановлению Госкомстата России от 21.01.2003 №7 «Об утверждении унифицированных форм первичной учетной документации по учету основных средств» накладная на внутреннее перемещение объектов основных средств (форма № ОС-2) применяется для оформления и учета перемещения объектов основных средств внутри организации из одного структурного подразделения (цеха, отдела, участка и др.) в другой.

Суды оценили в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные Обществом накладные на внутреннее перемещение объектов основных средств и пришли к выводу, что накладные не содержат данных о вводе объектов в эксплуатацию именно с момента их поступления на участок, указанный в данных накладных, и не свидетельствуют о неиспользовании основных средств в иных подразделениях.

Таким образом, ОАО «Шахта Воргашорская» не представила доказательств, безусловно подтверждающих ввод объектов основных средств в эксплуатацию позднее момента их принятия к учету, составления актов приема-передачи ОС-1 и момента ввода в эксплуатацию, указанного в инвентарных карточках основных средств.

При таких обстоятельствах суды правомерно признали обоснованным расчет убытков от реализации амортизируемого имущества, составленный Инспекцией на основании данных налоговых регистров, инвентарных карточек основных средств, и отказали Обществу в признании решения налогового органа по данному эпизоду недействительным.

6. Инспекция в ходе выездной проверки установила, что Общество необоснованно включило и списало за счет резерва по сомнительным долгам дебиторскую задолженность по обществам с ограниченной ответственностью «Шахтостроймонтаж», «Круф», «Стройарсенал», «Экзит» (далее – ООО «Шахтостроймонтаж», ООО «Круф», ООО «Стройарсенал», ООО «Экзит»), открытым акционерным обществам «Воркутинский цементный завод», «Савинский цементный завод» (далее – ОАО «Воркутинский цементный завод», ОАО «Савинский цементный завод») и Туркомплексу «Березка» (филиалу АОЗТ «Воронежтурист») на общую сумму 9660239 рублей 90 копеек, что привело к занижению налога на прибыль за 2006 год в размере 3832463рублей 81 копейки.

задолженности.

Обжалуя принятые судебные акты в этой части, Общество ссылается на статью 266 Кодекса, статью 9 Федерального закона Российской Федерации от 21.11.1996 №129-ФЗ «О бухгалтерском учете» и приказ Министерства Финансов Российской Федерации от 13.06.1995 «Об утверждении методических указаний по инвентаризации имущества и финансовых обязательств». Оно полагает, что первичным документом налогового учета для формирования резерва по сомнительным долгам является акт инвентаризации дебиторской задолженности; отсутствие оригиналов железнодорожных квитанций не может являться основанием для отказа в признании понесенных Обществом расходов, поскольку статья 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предусматривает возможность установления судом фактов на основании ряда копий документов, не противоречащих друг другу.

Согласно пункту 1 статьи 252 Кодекса налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов, за исключением расходов, указанных в статье 270 Кодекса.

В соответствии с подпунктом 7 пункта 1 статьи 265 Кодекса в состав внереализационных расходов, не связанных с производством и реализацией, включаются расходы налогоплательщика, применяющего метод начисления, на формирование резерва по сомнительным долгам (в порядке, установленном статьей 266 Кодекса).

В состав внереализационных расходов, не связанных с производством и реализацией, включаются обоснованные затраты на осуществление деятельности, непосредственно не связанной с производством и (или) реализацией, в том числе убытки, полученные налогоплательщиком в отчетном (налоговом) периоде, в частности, суммы безнадежных долгов, а в случае, если налогоплательщик принял решение о создании резерва по сомнительным долгам, суммы безнадежных долгов, не покрытые за счет средств резерва (подпункт 2 пункта 2 статьи 265 Кодекса).

В пункте 1 статьи 266 Кодекса определено, что сомнительным долгом признается любая задолженность перед налогоплательщиком, возникшая в связи с реализацией товаров, выполнением работ, оказанием услуг, в случае, если эта задолженность не погашена в сроки, установленные договором, и не обеспечена залогом, поручительством, банковской гарантией.

В соответствии с пунктом 3 статьи 266 Кодекса налогоплательщик вправе создавать резервы по сомнительным долгам в порядке, предусмотренном настоящей статьей.

Суммы отчислений в эти резервы включаются в состав внереализационных расходов на последний день отчетного (налогового) периода.

Резерв по сомнительным долгам может быть использован организацией лишь на покрытие убытков от безнадежных долгов, признанных таковыми в порядке, установленном пунктом 2 статьи 266 Кодекса, в соответствии с которым безнадежными долгами (долгами, нереальными ко взысканию) признаются те долги перед налогоплательщиком, по которым истек установленный срок исковой давности, а также те долги, по которым в соответствии с гражданским законодательством обязательство прекращено вследствие невозможности его исполнения, на основании акта государственного органа или ликвидации организации.

В пункте 4 статьи 266 Кодекса указано, что сумма резерва по сомнительным долгам определяется по результатам проведенной на последнее число отчетного (налогового) периода инвентаризации дебиторской задолженности и установлен порядок исчисления суммы резерва.

Пунктом 1 статьи 9 Федерального закона Российской Федерации от 21.11.1996 №129-ФЗ «О бухгалтерском учете» установлено, что все хозяйственные операции, проводимые организацией, должны оформляться оправдательными документами. Эти документы служат первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет.

Оценив в совокупности представленные в материалы дела доказательства, суды первой и апелляционной инстанций установили, что Общество включило в резерв по сомнительным долгам 8879226 рублей 26 копеек дебиторской задолженности ООО «Шахтостроймонтаж», возникшей по договору от 02.12.2002 №192 на поставку каменного угля.

В качестве документов, подтверждающих отгрузку угля по указанному договору, Общество представило документы, содержащие противоречивые сведения. Светокопии части квитанций о приемке груза к отправке железнодорожным транспортом, которые не содержат календарного штемпеля с указанием даты приемки груза перевозчиком. К части счетов-фактур квитанции перевозчика о приемке груза не приложены. В отдельных случаях количество принятого груза, указанного в счетах-фактурах, не совпадает с данными квитанций о приемке груза.

Акт сверки взаимных расчетов по договору от 02.12.2002 № 192 по состоянию на 01.03.2006 не подписан ООО «Шахтостроймонтаж». Согласно данному акту задолженность ООО «Шахтостроймонтаж» перед ОАО«Шахта Воргашорская» на 01.03.2006 составляет 8 879 226 рублей 26 копеек, однако в качестве основания возникновения задолженности указаны документы (счета-фактуры и акты) на сумму 4 405 006 рублей 50 копеек. В отношении задолженности по состоянию на 01.09.2005 в сумме 5 698 312 рублей 94копеек в акте сверки отсутствуют какие-либо сведения о периоде возникновения задолженности и ее размере по каждой поставке, а также отсутствуют ссылки на документы, подтверждающие ее наличие.

Общество представило в материалы дела счета-фактуры за период с 20.01.2005 по 28.07.2005 на общую сумму 34 307 018 рублей 90 копеек, однако не представило сведений и пояснений о том, какие из данных счетов не были оплачены и были учтены при формировании резерва по сомнительным долгам по состоянию на 01.03.2006. Часть указанных документов к взаимоотношениям ОАО «Шахта Воргашорская» и ООО «Шахтостроймонтаж» отношения не имеет.

При таких обстоятельствах суды пришли к правильному выводу, что факты исполнения ОАО «Шахта Воргашорская» обязательств по отгрузке угольной продукции в адрес ООО «Шахтостроймонтаж» по договору от 02.12.2002 № 192 и возникновения спорной задолженности не подтверждены материалами дела.

Общество включило в резерв по сомнительным долгам 38 788 рублей 06 копеек дебиторской задолженности Туркомплекса «Березка», возникшей по договору от 01.07.1999, и 12 072 рубля дебиторской задолженности ОАО «Савинский цементный завод», возникшей по договору от 13.10.2000 №251 на поставку каменного угля, согласно которому уголь поставляется на условиях 100-процентной предоплаты.

Согласно пункту 6 статьи 10 Федерального закона от 06.08.2001 № 110-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие акты законодательства Российской Федерации о налогах и сборах, а также о признании утратившими силу отдельных актов (положений актов) законодательства Российской Федерации о налогах и сборах» суммы дебиторской задолженности, вошедшие в базу переходного периода, не могут участвовать в формировании резервов по сомнительным долгам, создаваемых в соответствии со статьями 266 и 292 Налогового кодекса Российской Федерации. Положение распространяется на организации, которые в 2001 году определяли выручку от реализации продукции (работ, услуг) по мере оплаты и с 1 января 2002 года перешли на признание доходов и расходов по мере начисления.

Отгрузка угля ОАО «Савинский цементный завод» произведена в 2000 году, следовательно, задолженность ОАО «Савинский цементный завод» по указанному договору возникла также в 2000 году.

Договор от 01.07.1999 и первичные документы, подтверждающие поставку товара Туркомплексу «Березка», Общество не представило. В подтверждение наличия задолженности ОАО «Шахта Воргашорская» представила счета-фактуры от 09.10.1999 и от28.10.1999, следовательно, задолженность по договору с Туркомплексом «Березка» возникла в 1999 году.

При таких обстоятельствах суды правомерно указали на то, что при создании резерва по сомнительным долгам организация вправе учитывать только дебиторскую задолженность, возникшую с 2002 года, и признали неправомерным включение Обществом в резерв по сомнительным долгам в 2006 году 12 072 рублей задолженности ОАО «Савинский цементный завод» и 38788 рублей 06 копеек задолженности Туркомплекса «Березка».

ОАО «Шахта Воргашорская» включило в резерв по сомнительным долгам 1384рубля 20 копеек дебиторской задолженности ОАО «Воркутинский цементный завод».

В подтверждение наличия дебиторской задолженности Общество представило счет-фактуру от 12.10.2003 № 09102314 и подписанный акт сверки по состоянию на 01.06.2003.

Оценив представленные в материалы дела документы, суды пришли к выводу, что акт сверки по состоянию на 01.06.2003 включает в себя задолженность по счету-фактуре более поздней даты (12.10.2003). Иных документов, подтверждающих поставку продукции, выполнение работ, оказание услуг, ОАО «Шахта Воргашорская» не представило. Меры по принудительному взысканию задолженности не предпринимались.

С учетом изложенного суды правомерно признали необоснованным включение в указанный резерв дебиторской задолженности по ОАО «Воркутинский цементный завод».

№33-103-юр/279, и 55005 рублей 66 копеек дебиторской задолженности ООО «Экзит», возникшей по договору от 11.08.2003 на поставку каменного угля, согласно которому поставка товара производится после 100-процентной предоплаты.

В подтверждение правомерности включения в указанный резерв данных сумм задолженности Общество представило светокопии реестра к платежному требованию, квитанций о приемке груза, справки о движении средств на лицевом счете плательщика. Копии квитанций о приемке груза не читаемы, оригиналы не представлены. На основании этого суды правомерно сочли, что ОАО«Шахта Воргашорская» не подтвердило факт отгрузки угольной продукции ООО «Экзит» и ООО«Стройарсенал».

Сумма, предъявленная к оплате на основании выставленных ООО «Экзит» счетов-фактур № 03112561 и 03112562, составила 131 042 рубля 26 копеек, в резерв по сомнительным долгам включена задолженность в размере 55 005 рублей 66 копеек; по счету- фактуре от 04.11.2003 № 03112563 ООО«Стройарсенал» предъявлено к оплате 195624рубля, в резерв включено только 45 694 рубля 80 копеек. Данное обстоятельство свидетельствует о частичном погашении долга и перерыве срока исковой давности, что исключает признание в 2006 году оставшейся задолженности безнадежной.

Оценив представленные в материалы дела доказательства в совокупности, суды пришли к выводу, что Общество не представило доказательств нереальности взыскания задолженности с ООО «Экзит» и ООО «Стройарсенал» (истечение сроков исковой давности, прекращение обязательства вследствие его невозможности исполнения на основании акта государственного органа или ликвидации организации).

При таких обстоятельствах суды правомерно отказали Обществу в удовлетворении требования в данной части.

Общество включило в резерв по сомнительным долгам 628 068рублей 80 копеек дебиторской задолженности ООО «Круф».

В ходе выездной налоговой проверки по данному дебитору Общество не представило товарные накладные и иные документы, подтверждающие поставку товаров (выполнение работ, оказание услуг). Представленные в материалы дела светокопии заявки ООО«Круф», квитанций о приемке груза не читаемы. Акт сверки расчетов по состоянию на 01.10.2004 со стороны ООО «Круф» не подписан, кроме того, содержит наименование иного юридического лица – ЗАО «Круф».

дела.

Довод Общества о том, что первичным документом налогового учета для формирования резерва по сомнительным долгам является акт инвентаризации дебиторской задолженности, отклоняется судом округа, поскольку в силу пункта 1 статьи 252 Кодекса затраты, относимые на расходы, в том числе в целях создания резерва по сомнительным долгам, должны быть подтверждены первичными документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации.

инстанции.

Таким образом, кассационные жалобы Инспекции и ОАО «Шахта Воргашорская» не подлежат удовлетворению.

Нормы материального права применены судами первой и апелляционной инстанций правильно. Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в любом случае основаниями для отмены принятых судебных актов, судом кассационной инстанции не установлено.

Вопрос о распределении расходов по государственной пошлине с кассационной жалобы Инспекции не рассматривался, поскольку налоговый орган на основании подпункта1.1 пункта 1 статьи 333.37 Налогового кодекса Российской Федерации освобожден от ее уплаты.

В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы, связанные с уплатой государственной пошлины с кассационной жалобы Общества, относятся на заявителя. Излишне уплаченная государственная пошлина за рассмотрение кассационной жалобы в сумме 1000 рублей подлежит возврату открытому акционерному обществу «Шахта Воргашорская» из федерального бюджета на основании подпункта 1 пункта 1 статьи 333.40 Налогового кодекса Российской Федерации.

Руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287 и статьей 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда от 28.10.2009 и постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 12.02.2010 по делу № А29-2482/2009 оставить без изменения, кассационные жалобы Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Республике Коми и открытого акционерного общества «Шахта Воргашорская» - без удовлетворения.

Расходы по уплате государственной пошлины, связанной с рассмотрением кассационной жалобы, в размере 1000 рублей отнести на открытое акционерное общество «Шахта Воргашорская».

Возвратить открытому акционерному обществу «Шахта Воргашорская» из федерального бюджета государственную пошлину с кассационной жалобы в сумме 1000рублей, излишне уплаченную по платежному поручению от 08.04.2010 №71.

Выдать справку на возврат государственной пошлины.

Постановление арбитражного суда кассационной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия.

     Председательствующий

     О.П. Маслова

     Судьи

     Н.Ю. Башева

     Н.Ш. Радченкова

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А29-2482/2009
Принявший орган: Арбитражный суд Волго-Вятского округа
Дата принятия: 21 мая 2010

Поиск в тексте