• по
Более 58000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД УРАЛЬСКОГО ОКРУГА
 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 15 декабря 2010 года  Дело N А07-10040/2010

Федеральный арбитражный суд Уральского округа в составе:

председательствующего Василенко С.Н.,

судей Лимонова И.В., Ященок Т.П.,

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу заместителя начальника отдела – заместителя старшего судебного пристава Кировского районного отдела судебных приставов г. Уфы Управления Федеральной службы судебных приставов по Республике Башкортостан Кострикина С.А. (далее – судебный пристав-исполнитель) на решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 27.07.2010 по делу № А07-10040/2010 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.09.2010 по тому же делу.

Представители лиц, участвующих в деле, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещенных надлежащим образом путем направления в их адрес копий определения о принятии кассационной жалобы к производству заказным письмом с уведомлением, а также размещения данной информации на официальном сайте Федерального арбитражного суда Уральского округа, в судебное заседание не явились.

Открытое акционерное общество «Вымпел-Коммуникации» (далее – общество) обратилось в Арбитражный суд Республики Башкортостан с заявлением о признании незаконным и отмене постановления судебного пристава-исполнителя от 17.05.2010 о привлечении к административной ответственности, предусмотренной ч. 3 ст. 17.14 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее – Кодекс).

Решением суда от 27.07.2010 (судья Хафизова С.Я.) заявленные требования удовлетворены, оспариваемое постановление судебного пристава-исполнителя о наложении штрафа по делу об административном правонарушении признано незаконным и отменено.

Постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.09.2010 (судьи Плаксина Н.Г., Костин В.Ю., Тимохин О.Б.) решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе судебный пристав-исполнитель просит указанные судебные акты отменить, ссылаясь на необоснованное применение судами ст. 2.9 Кодекса.

Как следует из материалов дела, в рамках возбужденного исполнительного производства № 80/3/123067/7/2010 в отношении Башаровой Ксении Александровны (далее – должник) о взыскании в пользу открытого акционерного общества «Бинбанк» денежных средств судебным приставом-исполнителем направлен обществу запрос от 12.03.2010 о предоставлении информации о заключении с должником договора на предоставление услуг связи и абонентском номере должника, присвоенном в соответствии с условиями договора.

В связи с тем, что запрошенные сведения общество не представило в установленный срок, судебным приставом-исполнителем было вынесено в отношении общества постановление от 17.05.2010 о привлечении к административной ответственности, предусмотренной ч. 3 17.14 Кодекса, в виде взыскания штрафа в размере 50000 руб.

Не согласившись с названным постановлением, общество обратилось в арбитражный суд с соответствующим заявлением.

Удовлетворяя заявленные требования, суды исходили из того, что в действиях общества имеется состав вменяемого ему административного правонарушения, однако сочли возможным признать данное правонарушение малозначительным.

Обжалуемые судебные акты отмене не подлежат по следующим основаниям.

Согласно ч. 1 ст. 6 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее – Закон об исполнительном производстве) и ч. 1 ст. 14 Федерального закона от 21.07.1997 № 118-ФЗ «О судебных приставах» (далее – Закон о судебных приставах) законные требования судебного пристава-исполнителя обязательны для всех и подлежат неукоснительному выполнению на всей территории Российской Федерации.

Статья 64 Закона об исполнительном производстве (в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных правоотношений) предусматривала, что в процессе исполнения требований исполнительных документов судебный пристав-исполнитель вправе запрашивать необходимые сведения у физических лиц, организаций и органов, находящихся на территории Российской Федерации, а также на территориях иностранных государств, в порядке, установленном международным договором Российской Федерации, получать от них объяснения, информацию, справки.

Информация в объеме, необходимом для исполнения судебным приставом служебных обязанностей, предоставляется по его требованию в виде справок, документов и их копий безвозмездно и в установленный им срок.

При этом требование о предоставлении соответствующих сведений в силу статьи 64 Закона об исполнительном производстве относится к исполнительным действиям.

Невыполнение таких требований, в том числе непредоставление или предоставление недостоверной информации, а также воспрепятствование исполнению служебных обязанностей судебным приставом-исполнителем в силу ч. 3 ст. 6 Закона об исполнительном производстве и п. 4 ст. 14 Закона о судебных приставах влечет ответственность, предусмотренную законодательством Российской Федерации.

В соответствии с п. 1 ст. 113 Закона об исполнительном производстве невыполнение законных требований судебного пристава-исполнителя является основанием для наложения судебным приставом-исполнителем на виновное лицо штрафа в порядке и размере, которые установлены законодательством Российской Федерации об административных правонарушениях.

Частью 3 ст. 17.14 Кодекса предусмотрена административная ответственность за нарушение лицом, не являющимся должником, законодательства об исполнительном производстве, выразившееся в невыполнении законных требований судебного пристава-исполнителя.

Как следует из материалов дела, основным видом деятельности общества является предоставление услуг мобильной связи, то есть общество является оператором связи, а лица, которым оказываются услуги мобильной связи, являются абонентами общества.

Согласно ст. 53 Федерального закона от 07.07.2003 № 126-ФЗ «О связи» (далее – Закон о связи) сведения об абонентах (пользователях услуг связи, с которыми заключен договор об оказании таких услуг при выделении для этих целей абонентского номера или уникального кода идентификации) и оказываемых им услугах связи, ставшие известными операторам связи (юридическим лицам или индивидуальным предпринимателям, оказывающим услуги связи на основании соответствующей лицензии) в силу исполнения договора об оказании услуг связи, являются конфиденциальной информацией и подлежат защите в соответствии с законодательством Российской Федерации.

При этом к сведениям об абонентах – физических лицах относятся фамилия, имя, отчество или псевдоним, а также адрес абонента или адрес установки оконечного оборудования, абонентские номера и другие данные, позволяющие идентифицировать абонента или его оконечное оборудование, сведения баз данных систем расчета за оказанные услуги связи, в том числе о соединениях, трафике и платежах абонента.

Сведения об абонентах-гражданах без их согласия в письменной форме не могут быть включены в данные для информационно-справочного обслуживания и не могут использоваться для оказания справочных и иных информационных услуг оператором связи или третьими лицами. Предоставление третьим лицам сведений об абонентах-гражданах может осуществляться только с согласия в письменной форме абонентов, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами.

В силу ст. 64 Закона о связи операторы связи обязаны предоставлять информацию об абонентах только уполномоченным государственным органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность или обеспечение безопасности Российской Федерации.

Судебный пристав-исполнитель не относится к органам, уполномоченным осуществлять оперативно-розыскную деятельность, закон не содержит прямого указания на полномочия судебных приставов-исполнителей запрашивать у операторов связи сведения об абонентах – физических лицах.

Кроме того, сведения об абонентах содержат персональные данные, под которыми в соответствии со ст. 3 Федерального закона от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных» (далее – Закон о персональных данных) понимается любая информация, относящаяся к определенному или определяемому на основании такой информации физическому лицу (субъекту персональных данных), в том числе его фамилия, имя, отчество, год, месяц, дата и место рождения, адрес, семейное, социальное, имущественное положение, образование, профессия, доходы, другая информация.

Согласно ст. 7 и 9 этого Закона любые действия с персональными данными (предоставление, обработка) осуществляются операторами связи либо третьими лицами, получающими доступ к персональным данным, только с согласия субъекта этих персональных данных, которое может быть им же и отозвано.

Исключения из этого правила подлежат установлению федеральными законами, которыми предусматриваются случаи обязательного предоставления субъектом персональных данных своих персональных данных в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Как следует из положений ст. 6 указанного Закона, обработка персональных данных может осуществляться оператором только с согласия субъектов персональных данных.

Такого согласия не требуется, в частности, в случае, когда обработка персональных данных осуществляется на основании федерального закона, устанавливающего ее цель, условия получения персональных данных и круг субъектов, персональные данные которых подлежат обработке, а также определяющего полномочия оператора.

Поскольку доступ к сведениям об абонентах – физических лицах и их персональным данным ограничен названными федеральными законами, то в силу ст. 9 Федерального закона от 27.07.2006 № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» соблюдение конфиденциальности такой информации является обязательным.

Статья 64 Закона об исполнительном производстве не исключает обязанности для судебного пристава-исполнителя соблюдать требование действующего законодательства о том, что он вправе запрашивать информацию при отсутствии законодательного запрета на ее предоставление.

Законы о судебных приставах и об исполнительном производстве (в редакциях, действовавших в период спорных отношений) не предоставляли судебным приставам-исполнителям права получать персональные данные, в том числе сведения о номере телефона абонента без его согласия, а также не предусматривали полномочия судебного пристава-исполнителя по обработке персональных данных.

Следовательно, непредоставление оператором связи судебному приставу-исполнителю сведений об абоненте – физическом лице не образовывало объективную сторону административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 17.14 Кодекса.

Данная правовая позиция изложена в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 05.10.2010 № 6336/10.

При таких обстоятельствах, а также учитывая, что судами постановление судебного пристава-исполнителя от 17.05.2010 фактически признано незаконным и отменено, правовых оснований для отмены обжалуемых судебных актов не имеется.

Руководствуясь ст. 286, 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

П О С Т А Н О В И Л:

решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 27.07.2010 по делу № А07-10040/2010 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.09.2010 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу заместителя начальника отдела – заместителя старшего судебного пристава Кировского районного отдела судебных приставов г. Уфы Управления Федеральной службы судебных приставов по Республике Башкортостан Кострикина С.А. – без удовлетворения.

     Председательствующий
  С.Н. Василенко

     Судьи
      И.В. Лимонов

     Т.П. Ященок

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А07-10040/2010
Принявший орган: Арбитражный суд Уральского округа
Дата принятия: 15 декабря 2010

Поиск в тексте