• по
Более 44000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД УРАЛЬСКОГО ОКРУГА
 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 01 марта 2011 года  Дело N А50-11437/2010

Федеральный арбитражный суд Уральского округа в составе:

председательствующего Сулейменовой Т.В.,

судей Маликовой Э.М., Семеновой З.Г.,

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу закрытого акционерного общества «Институт экологической безопасности» (далее – общество «ИНСТЭБ») на решение Арбитражного суда Пермского края от 24.09.2010 по делу № А50-11437/2010 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 06.12.2010 по тому же делу.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещены надлежащим образом, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на сайте Федерального арбитражного суда Уральского округа.

В судебном заседании принял участие представитель общества «ИНСТЭБ» – Головачев А.Н. (доверенность от 01.10.2010).

Общество «ИНСТЭБ» обратилось в Арбитражный суд Пермского края с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Пермгидростройсервис» (ранее общество с ограниченной ответственностью «ИНСТЭБ-Пермь», далее – общество «Пермгидростройсервис») о запрещении использовать в доменном имени http://www/insteb.perm.ru обозначение, сходное с товарным знаком и фирменным наименованием общества «ИНСТЭБ», и взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на товарный знак в сумме 1000 000 руб.

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора, привлечены общество с ограниченной ответственностью «ИНСТЭБ - Пермь» ООИ УМЦ, закрытое акционерное общество «Стрим-ТВ» и Управление Федеральной антимонопольной службы по Пермскому краю.

Определением суда от 02.06.2010 в порядке, предусмотренном ст. 48 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, произведена замена закрытого акционерного общества «Стрим-ТВ» на правопреемника – закрытое акционерное общество «КОМСТАР – Регионы».

Решением Арбитражного суда Пермского края от 24.09.2010 (судья Тюрикова Г.А.) обществу «Пермгидростройсервис» запрещено использовать в доменном имени http://www/insteb.perm.ru обозначение, сходное с товарным знаком и фирменным наименованием общества «ИНСТЭБ». С общества «Пермгидростройсервис» в пользу общества «ИНСТЭБ» взыскано 50 000 руб. компенсации за незаконное использование товарного знака. В удовлетворении исковых требований в остальной части отказано.

Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 06.12.2010 (судьи Романов В.А., Казаковцева Т.В., Нилогова Т.С.) решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе общество «ИНСТЭБ» просит судебные акты изменить в части размера компенсации за незаконное использование товарного знака и удовлетворить требования в полном объеме. Заявитель считает, что судами не применен Закон Российской Федерации «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» (далее – Закон о товарных знаках), который действовал в период незаконного использования обществом «Пермгидростройсервис» товарного знака истца. Поскольку имеющимися в деле доказательствами подтверждено незаконное использование ответчиком в хозяйственной деятельности товарного знака истца в период с 09.12.2002 по 31.12.2007, размер компенсации должен определяться за этот период в соответствии со ст. 46 Закона о товарных знаках. Заявитель полагает, что вывод судов о снижении размера компенсации является немотивированным и противоречит представленным в материалы дела доказательствам, поскольку судами не принят во внимание характер нарушения исключительных прав путем использования товарного знака в доменном имени, систематический и противоправный характер поведения ответчика, срок использования, вероятные убытки правообладателя. Заявитель считает неправомерным вывод суда апелляционной инстанции о недоказанности прямой взаимосвязи между нарушением и причинением истцу на протяжении всего времени существенного вреда таким использованием. По мнению заявителя, при определении размера компенсации наличие либо отсутствие реально причиненного вреда не имеет юридического значения, поскольку в рассматриваемом споре значимым является возможность смешения обозначения ответчика с товарным знаком истца и введения потребителя в заблуждение.

Как установлено судами, общество «ИНСТЭБ» является обладателем исключительного права на товарный знак «ИНСТЭБ», зарегистрированный на основании свидетельства № 150001 с приоритетом от 31.10.1995.

Факт нарушения исключительных прав общества «ИНСТЭБ» на товарный знак путем использования сходного с ним до степени смешения обозначения в хозяйственной деятельности общества «Пермгидростройсервис» установлен решением Управления Федеральной антимонопольной службы по Пермскому краю от 31.07.2008 по делу № 074-08-А, и подтвержден постановлением Управления Федеральной антимонопольной службы по Пермскому краю от 07.04.2009 о наложении административного штрафа за совершение административного правонарушения, предусмотренного п. 2 ст. 14.33 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и вступившими в законную силу решениями Арбитражного суда Пермского края от 26.08.2009 по делу № А50-9992/2009 и от 08.06.2009 по делу № А50-3874/2008.

Общество «ИНСТЭБ» ссылаясь на то, что обществом «Пермгидростройсервис» использование товарного знака в доменном имени http://www/insteb.perm.ru не прекращено, и ответчиком в течение длительного времени незаконно использовался товарный знак и сходные с ним до степени смешения обозначения в наименовании юридического лица, на товарах, на документации, связанной с введением товаров в гражданский оборот, в предложениях к продаже товаров, в сети Интернет, на бланках писем, в круглой печати организации, а также в адресе электронной почты, обратилось в арбитражный суд с иском о запрещении обществу «Пермгидростройсервис» использовать в названном доменном имени обозначение, сходное до степени смешения с товарным знаком истца, а также о взыскании 1000000 руб. компенсации за нарушение исключительного права на товарный знак.

Согласно ст. 5 Федерального закона от 18.12.2006 № 231-ФЗ «О введении в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» нормы четвертой части Гражданского кодекса Российской Федерации применяются к правоотношениям, возникшим после введения ее в действие. По правоотношениям, возникшим до введения в действие части четвертой, она применяется к тем правам и обязанностям, которые возникнут после введения ее в действие. Права на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации, охраняемые на день введения в действие части четвертой Кодекса, продолжают охраняться в соответствии с правилами части четвертой Кодекса.

Поскольку в те периоды, когда у истца возникло исключительное право на товарный знак «ИНСТЭБ» и когда началось использование ответчиком в своей деятельности указанного товарного знака действовал Закон Российской Федерации от 23.09.1992 № 3520-1 «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименования места происхождения товаров» (далее – Закон о товарных знаках), а в момент обращения с данным иском уже действовала часть четвертая Гражданского кодекса Российской Федерации, к рассматриваемому спору подлежат применению оба законодательных акта.

В соответствии с п. 1 ст. 22 Закона о товарных знаках и ст. 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации правообладатель вправе запрещать незаконное использование товарного знака другими лицами. Под незаконным использованием понимается использование без разрешения правообладателя в гражданском обороте на территории Российской Федерации товарного знака и сходного с ним до степени смешения обозначения на товарах, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, в том числе на этикетках, упаковках товаров, в рекламе, на официальных бланках. Лицо, нарушившее исключительное право на товарный знак при выполнении работ или оказании услуг, обязано удалить товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение с материалов, которыми сопровождается выполнение таких работ или оказание услуг, в том числе с документации, рекламы, вывесок.

Правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения (подп. 1 п. 4 ст. 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации).

С учетом положений ст. 1252 Гражданского кодекса Российской Федерации компенсация подлежит взысканию за каждый доказанный факт нарушения исключительных прав.

Рассматривая дела о взыскании компенсации в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, суд определяет сумму компенсации в указанных законом пределах по своему усмотрению, но не выше заявленного истцом требования. При этом суд не лишен права взыскать сумму компенсации в меньшем размере по сравнению с заявленным требованием, но не ниже низшего предела, установленного абз. 2 ст. 1301, абз. 2 ст. 1311, подп. 1 п. 4 ст. 1515 или подп. 1 п. 2 ст. 1537 Гражданского кодекса Российской Федерации. При определении размера компенсации суд, учитывая, в частности, характер допущенного нарушения, срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, степень вины нарушителя, наличие ранее совершенных лицом нарушений исключительного права данного правообладателя, вероятные убытки правообладателя, принимает решение, исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения (п. 43.3 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 № 5 и Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

Суды, исходя из доказанности материалами дела фактов использования ответчиком товарного знака истца в адресе электронной почты, доменном имени, бланках писем, наименовании юридического лица и в печати общества, взыскали с ответчика 50000 руб. компенсации, по 10000 руб. за каждое правонарушение. При установлении размера компенсации суды руководствовались принципами разумности и справедливости и учитывали характер допущенного нарушения прав, отсутствие обращений к ответчику со стороны правообладателя о прекращении незаконного использования товарного знака до момента обращения в суд с иском.

Судами принято во внимание, что обозначение сходное до степени смешения с товарным знаком истца использовалось обществом «Пермгидростройсервис» в своей хозяйственной деятельности на протяжении длительного времени, при отсутствии возражений со стороны истца, которому могло быть известно об указанном нарушении до момента обращения в суд с настоящим иском (письмо истца от 03.02.2003). Доказательств, подтверждающих прямую взаимосвязь между данным нарушением и причинением истцу на протяжении всего этого времени существенного вреда таким использованием, в материалы дела не представлено.

Судами признан необоснованным довод истца о том, что вся хозяйственная деятельность ответчика была основана на использовании товарного знака истца. Как указали суды, хозяйственная деятельность представляет собой многоаспектный процесс взаимодействия хозяйствующего субъекта с его контрагентами в рамках договорных отношений, а также с органами государственной власти и муниципального самоуправления, включающая в себя, в том числе, использование товарного знака истца в адресе электронной почты, доменном имени, бланках писем, наименовании юридического лица и в печати общества.

Довод заявителя о необходимости взыскания компенсации за использование товарного знака истца в период до вступления в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации в соответствии с положениями ст. 46 Закона о товарных знаках, отклоняется. Поскольку допущенное ответчиком нарушение исключительных прав истца на товарный знак путем использования его обозначения в доменном имени, в адресе электронной почты, бланках писем, наименовании юридического лица и в печати общества носит длящийся характер, суды правомерно применили при установлении ответственности за указанные правонарушения положения ст. 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации, действующие на момент обращения истца в суд с соответствующими требованиями.

Обстоятельства, касающиеся вероятных убытков истца незаконным использованием ответчиком товарного знака, учитывались судами при определении размера взыскиваемой компенсации, что не противоречит нормам права и п. 43.3 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 № 5 и Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации».

Прочие доводы заявителя о том, что судами не приняты во внимание характер нарушения исключительных прав, срок использования ответчиком товарного знака истца, направлены на переоценку доказательств и установленных судами на их основании обстоятельств дела, что в силу ст. 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не входит в компетенцию суда кассационной инстанции.

С учетом изложенного оснований для отмены судебных актов в соответствии со ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судом кассационной инстанции не установлено. Обжалуемые судебные акты подлежат оставлению без изменения, кассационная жалоба – без удовлетворения.

Руководствуясь ст. 286, 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

П О С Т А Н О В И Л:

решение Арбитражного суда Пермского края от 24.09.2010 по делу № А50-11437/2010 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 06.12.2010 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу закрытого акционерного общества «Институт экологической безопасности» - без удовлетворения.

     Председательствующий
    Т.В. Сулейменова

     Судьи  
  Э.М. Маликова

     З.Г. Семенова

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А50-11437/2010
Принявший орган: Федеральный арбитражный суд Уральского округа
Дата принятия: 01 марта 2011

Поиск в тексте