• по
Более 58000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД УРАЛЬСКОГО ОКРУГА
 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 13 октября 2010 года  Дело N А07-1953/2010

Федеральный арбитражный суд Уральского округа в составе:

председательствующего Черкезова Е.О.,

судей Поротниковой Е.А., Лукьянова В.А.,

рассмотрел в судебном заседании кассационные жалобы Управления Федеральной антимонопольной службы по Республике Башкортостан (далее – управление, антимонопольный орган), открытого акционерного общества «Полиэф» (далее - общество) на решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 11.05.2010 по делу № А07-1953/2010 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.07.2010 по тому же делу.

В судебном заседании приняли участие представители:

общества с ограниченной ответственностью «Башкирская генерирующая компания» (далее - компания) – Маркова Н.В. (доверенность от 30.12.2009 № 119/11-16);

общества – Зайнитдинова Н.Р. (доверенность от 28.09.2009 № 610).

Иные лица, участвующие в деле, извещенные о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы надлежащим образом, путем направления в их адрес копий определения о принятии кассационной жалобы к производству заказным письмом с уведомлением, а также размещения данной информации на официальном сайте Федерального арбитражного суда Уральского округа, в судебное заседание не явились, явку своих представителей не обеспечили.

Компания обратилась в Арбитражный суд Республики Башкортостан с заявлением к управлению о признании недействительными решения от 03.12.2009 и предписания от 03.12.2009 по делу № А-209/10-09.

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены общество и муниципальное унитарное предприятие «Водоканал» (далее – предприятие).

Решением суда от 11.05.2010 (судья Решетников С.А.) заявление компании удовлетворено.

Постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.07.2010 (судьи Плаксина Н.Г., Арямов А.А., Тимохин О.Б.) решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе заявители просят указанные судебные акты отменить, ссылаясь на ошибочность выводов судов о недоказанности антимонопольным органом установления компанией монопольно высокой цены на поставляемую обществу техническую воду и, следовательно, нарушения компанией п. 1, 3, 4 ч. 1 ст. 10 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее - Закон о защите конкуренции).

Как следует из материалов дела, между компанией (поставщик) и обществом (потребитель) заключен договор на поставку технической воды от 01.11.2006 № 119/16 по стоимости 3,50 руб. за 1 м3.

Согласно п. 2.2 данного договора поставщик имеет право пересматривать цену на воду, в соответствии с изменениями цен и тарифов на материалы и электроэнергию. Изменение цены доводится до потребителя без дополнительного согласования с потребителем.

В адрес общества 16.04.2009 поступило уведомление об увеличении тарифа на поставку технической воды до 7,15 руб. без НДС за 1 тонну, а также дополнительное соглашение № 1 к указанному договору, в котором устанавливался данный тариф.

Общество 30.04.2009 направило в адрес компании протокол разногласий к дополнительному соглашению от 01.04.2009 № 1, в котором предлагалось добавить в дополнительное соглашение пункт 5, предусматривающий обязанность поставщика при изменении тарифов на поставляемую воду извещать об этом потребителя заблаговременно с направлением в адрес потребителя калькуляции – обоснования увеличения тарифов.

Письмом от 12.05.2009 № 119-902 компанией отклонен протокол разногласий, также компания потребовала оплаты поставленной воды с 01.04.2009 по увеличенному тарифу.

Полагая, что компания навязывает ему монопольно высокую цену на отпуск технической воды, общество обратилось с заявлением в управление.

На основании названной жалобы управлением была проведена проверка соблюдения компанией требований, установленных Законом о защите конкуренции.

По результатам проведенной проверки управлением вынесено решение от 03.12.2009 по делу №А-209/10-09, которым компания признана нарушающей п. 1, 3, 4 ч. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции.

На основании данного решения компании выдано предписание от 03.12.2009 № 299-А-209/10-09, которым предписано прекратить нарушение п. 1, 3, 4 ч. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции; совершить действия, направленные на установление экономически обоснованной - «справедливой» цены на поставку технической воды в географических границах круга потребителей, обслуживаемых Приуфимской ТЭЦ (филиалом компании) на территории Благовещенского района и г. Благовещенск Республики Башкортостан; отозвать письма в адрес общества, содержащие угрозы экономически или технологически необоснованного сокращения или прекращения производства товара.

Не согласившись с указанными ненормативными правовыми актами компания обратилась в арбитражный суд с соответствующим заявлением.

Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции пришел к выводу, что антимонопольным органом необоснованно признано доминирующее положение компании, так как: при определении географических границ рынка не использованы данные всех покупателей; не мотивирован выбор временного интервала для анализа рынка; не дана оценка возможности заявителя покупать товар на сопоставимом рынке. Суд указал, что антимонопольный орган не обосновал вывод об отсутствии сопоставимого рынка, вследствие чего не доказал факт установления монопольно высокой цены. При расчете «справедливой цены» антимонопольным органом ошибочно взяты данные о составе затрат структурного подразделения (Приуфимской ТЭЦ) компании.

Оставляя решение суда без изменения, суд апелляционной инстанции указал на ошибочность выводов суда первой инстанции о недоказанности управлением доминирующего положения компании на рынке услуг поставки технической воды в географических границах круга потребителей, обслуживаемых Приуфимской ТЭЦ (филиалом компании), а также на обоснованность выбора антимонопольным органом интервала анализа рынка услуг поставки технической воды. При этом апелляционный суд поддержал выводы суда первой инстанции о необоснованности указания в решении антимонопольного органа на отсутствие сопоставимых рынков оказания названных услуг, а также о том, что при расчете «справедливой цены» управлением были использованы данные Приуфимской ТЭЦ, а не компании в целом.

В соответствии с ч. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции запрещаются действия (бездействие) занимающего доминирующее положение хозяйствующего субъекта, результатом которых являются или могут являться недопущение, ограничение, устранение конкуренции и (или) ущемление интересов других лиц.

Субъектом правонарушения, предусмотренного ст. 10 указанного Федерального закона, является хозяйствующий субъект, занимающий доминирующее положение на соответствующем рынке работ (услуг).

В соответствии со ст. 5 Закона о защите конкуренции доминирующим положением признается положение хозяйствующего субъекта (группы лиц) или нескольких хозяйствующих субъектов (групп лиц) на рынке определенного товара, дающее такому хозяйствующему субъекту (группе лиц) или таким хозяйствующим субъектам (группам лиц) возможность оказывать решающее влияние на общие условия обращения товара на соответствующем товарном рынке, и (или) устранять с этого товарного рынка других хозяйствующих субъектов, и (или) затруднять доступ на этот товарный рынок другим хозяйствующим субъектам. Доминирующим признается положение хозяйствующего субъекта (за исключением финансовой организации) доля которого на рынке определенного товара превышает 50%, если только при рассмотрении дела о нарушении антимонопольного законодательства или при осуществлении государственного контроля за экономической концентрацией не будет установлено, что, несмотря на превышение указанной величины, положение хозяйствующего субъекта на товарном рынке не является доминирующим; доля которого на рынке определенного товара составляет менее чем 50%, если доминирующее положение такого хозяйствующего субъекта установлено антимонопольным органом исходя из неизменной или подверженной малозначительным изменениям доли хозяйствующего субъекта на товарном рынке, относительного размера долей на этом товарном рынке, принадлежащих конкурентам, возможности доступа на этот товарный рынок новых конкурентов либо исходя из иных критериев, характеризующих товарный рынок.

В пункте 13 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.06.2008 № 30 указано, что если доля лица на рынке определенного товара превышает 50%, то в силу п. 1 ч. 1 ст. 5 названного Закона положение такого лица признается доминирующим, если не доказано иное.

Доминирующее положение на рынке должно быть подтверждено нормативным расчетом или выпиской из реестра хозяйствующих субъектов, имеющих долю на рынке определенного товара в размере более 35%.

Критерии определения, анализа и оценки состояния конкурентной среды на товарном рынке изложены в пункте 3 Порядка проведения анализа и оценки состояния конкурентной среды на товарных рынках, утвержденного приказом Федеральной антимонопольной службы от 25.04.2006 № 108 (далее - Порядок), который определяет следующие этапы: определение временного интервала исследования товарного рынка; определение продуктовых границ товарного рынка; определение географических границ товарного рынка; определение состава хозяйствующих субъектов, действующих на товарном рынке; расчет объема товарного рынка и долей хозяйствующих субъектов на рынке; определение уровня концентрации товарного рынка; определение барьеров входа на товарный рынок; оценка состояния конкурентной среды на товарном рынке; составление аналитического отчета.

Пункт 39 Порядка предусматривает расчет объема товарного рынка и долей хозяйствующих субъектов на рынке, а именно, доля хозяйствующего субъекта на товарном рынке рассчитывается как выраженное в процентах отношение показателя, характеризующего объем товарной массы, поставляемой данным хозяйствующим субъектом на рассматриваемый товарный рынок, к показателю, характеризующему объем рассматриваемого товарного рынка. Доля хозяйствующего субъекта (группы лиц) на товарном рынке определяется применительно к установленному временному интервалу, к продуктовым границам и к географическим границам рассматриваемого товарного рынка, а также к составу хозяйствующих субъектов, действующих на товарном рынке.

Апелляционным судом установлено, материалами дела подтверждено и заявителями кассационных жалоб не оспаривается, что на основании проведенного анализа антимонопольный орган обоснованно признал положение компании доминирующим на рынке услуг поставки технической воды в географических границах круга потребителей, обслуживаемых Приуфимской ТЭЦ (филиал компании) на территории Благовещенского района и г. Благовещенск, с долей рынка – 100 %.

Кроме того, апелляционный суд сделал правильный вывод о верном определении управлением временного интервала анализа рынка услуг поставки технической воды с 01.09.2006 по 01.04.2009, так как договорные отношения по поставке технической воды между обществом и компанией возникли с 2006 г. и компания создана в июле 2006 г.

Согласно ч. 1 ст. 6 Закона о защите конкуренции (в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных правоотношений) монопольно высокой ценой товара (за исключением финансовой услуги) является цена, установленная занимающим доминирующее положение хозяйствующим субъектом, если: 1) эта цена превышает цену, которую в условиях конкуренции на товарном рынке, сопоставимом по количеству продаваемого за определенный период товара, составу покупателей или продавцов товара (определяемом исходя из целей приобретения или продажи товара) и условиям доступа, устанавливают хозяйствующие субъекты, не входящие с покупателями или продавцами товара в одну группу лиц и не занимающие доминирующего положения на сопоставимом товарном рынке; 2) эта цена превышает сумму необходимых для производства и реализации такого товара расходов и прибыли.

Частью 2 ст. 6 Закона о защите конкуренции установлено, что цена товара не признается монопольно высокой, если она не соответствует хотя бы одному из указанных в ч. 1 ст. 6 названного Закона критериев.

При применении ст. 6 Закона о защите конкуренции необходимо принимать во внимание, что первый критерий монопольно высокой цены может быть применен только в том случае, когда существует рынок, сопоставимый по количеству продаваемого за определенный период товара, составу покупателей и продавцов, условиям доступа (по структуре рынка), с исследуемым товарным рынком.

По мнению судов антимонопольный орган не обосновал указанный вывод и не отклонил возражения в отношении сравнения цен, установленных компанией, с ценами, по которым компания приобретает техническую воду у других поставщиков. Суды указали, что существуют рынки (рынок) поставки технической воды, на которых компания выступает потребителем, а поставщиками: открытое акционерное общество «Синтез-Каучук», открытое акционерное общество «Новоил», открытое акционерное общество «Уфанефтехим». При этом цена указанных поставщиков, по мнению судов, сравнима по уровню с ценой, установленной компанией для своих потребителей.

Монопольно высокая цена установлена антимонопольным органом только на основании второго критерия, определенного в ч. 1 ст. 6 Закона о защите конкуренции.

Суд кассационной инстанции не может согласиться с данным выводом судов первой и апелляционной инстанций.

Из материалов дела видно, что трубопровод подачи технической воды обществу присоединен к Приуфимской ТЭЦ (филиалу компании), которая является единственным источником технического водоснабжения на территории Благовещенского района Республики Башкортостан. Получение данной услуги обществом от других поставщиков технически невозможно.

Следовательно, антимонопольный орган сделал правильный вывод в оспариваемом решении об отсутствии сопоставимых с исследуемым товарных рынков, так как отсутствуют сопоставимые условия доступа на данный рынок, отсутствуют условия рыночного установления цен обществами «Уфанефтехим», «Новоил», «Синтез-Каучук».

Таким образом, суд кассационной инстанции принимает доводы заявителей кассационных жалоб о том, что антимонопольный орган, определяя установление компанией монопольно высокой цены на оказание услуг по поставке технической воды, правильно исходил только из второго критерия, указанного в ст. 6 Закона о защите конкуренции.

При этом, суд кассационной инстанции также не может согласиться с выводом судов о том, что при установлении экономически необоснованного уровня цены на техническую воду антимонопольным органом учитывались данные о составе затрат, представленные только по филиалу компании - Приуфимской ТЭЦ.

Как видно из материалов дела определением антимонопольного органа от 28.09.2009 № 5/8260 компании предложено представить в управление документацию, обосновывающую себестоимость затрат компании по производству технической воды за 2006-2009 гг.

Названная документация была представлена компанией с сопроводительным письмом от 29.10.2009 № 119/08-5685.

Из данной документации не следует, что представленные компанией расчеты себестоимости производства технической воды основаны исключительно на данных о составе затрат Приуфимской ТЭЦ (филиала компании).

При этом иных документов и расчетов в соответствии с определением управления от 28.09.2009 № 5/8260 компанией в антимонопольный орган не представлено.

Следовательно, суд кассационной инстанции соглашается с доводами заявителей кассационных жалоб о том, что произведенный управлением анализ себестоимости производства компанией технической воды и сделанный на его основе вывод о том, что установленная компанией цена превышает сумму необходимых для производства и реализации такого товара расходов и прибыли, является правильным.

В силу п. 3 ч. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции запрещаются действия (бездействие) занимающего доминирующее положение хозяйствующего субъекта, результатом которых являются или могут являться недопущение, ограничение, устранение конкуренции и (или) ущемление интересов других лиц, в том числе следующие действия (бездействие): навязывание контрагенту условий договора, невыгодных для него или не относящихся к предмету договора (экономически или технологически не обоснованные и (или) прямо не предусмотренные федеральными законами, нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации, нормативными правовыми актами Правительства Российской Федерации, нормативными правовыми актами уполномоченных федеральных органов исполнительной власти или судебными актами требования о передаче финансовых средств, иного имущества, в том числе имущественных прав, а также согласие заключить договор при условии внесения в него положений относительно товара, в котором контрагент не заинтересован, и другие требования).

Пунктом 4 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.06.2008 № 30 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства» предусмотрено, что арбитражным судам следует обратить внимание, что исходя из системного толкования положений ст. 10 Гражданского кодекса и ст. 3 и 10 Закона о защите конкуренции для квалификации действий (бездействия) как злоупотребления доминирующим положением достаточно наличия (или угрозы наступления) любого из перечисленных последствий, а именно: недопущения, ограничения, устранения конкуренции или ущемления интересов других лиц. Также надлежит иметь в виду, что суд или антимонопольный орган вправе признать нарушением антимонопольного законодательства и иные действия (бездействие), кроме установленных ч. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции, поскольку приведенный в названной части перечень не является исчерпывающим. При этом, оценивая такие действия (бездействие) как злоупотребление доминирующим положением, следует учитывать положения ст. 10 Гражданского кодекса, ч. 2 ст. 10, ч. 1 ст. 13 Закона о защите конкуренции, и, в частности, определять, были совершены данные действия в допустимых пределах осуществления гражданских прав либо ими налагаются на контрагентов неразумные ограничения или ставятся необоснованные условия реализации контрагентами своих прав.

Статьей 421 Гражданского кодекса предусмотрено, что граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор, предусмотрена настоящим Кодексом, законом или добровольно принятым обязательством.

В соответствии со статьей 450 Гражданского кодекса Российской Федерации изменение и расторжение договора возможны по соглашению сторон, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, другими законами или договором.

Как следует из материалов дела, на основании договора от 01.11.2006 № 119/16 компания осуществляла поставку обществу технической воды по стоимости 3,50 руб. за 1 м3.

В адрес общества 16.04.2009 поступило уведомление об увеличении тарифа на поставку технической воды до 7,15 руб. без НДС за 1 тонну, а также дополнительное соглашение № 1 к указанному договору, в котором устанавливался данный тариф.

Письмом от 12.05.2009 № 119-902 компанией отклонен протокол разногласий, также компания потребовала оплаты поставленной воды с 01.04.2009 по увеличенному тарифу. При этом в данном письме компания указала на то, что в соответствии с п. 4.4 данного договора имеет право полностью прекратить отпуск воды до полного погашения задолженности с учетом пеней.

При таких обстоятельствах суд кассационной инстанции согласен с выводом управления, изложенном в оспариваемом решении о том, что в данном случае имеет место нарушение компанией п. 3 ч. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции в части навязывания контрагенту условий договора, невыгодных для него.

Помимо изложенного в соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции запрещаются действия (бездействие) занимающего доминирующее положение хозяйствующего субъекта, результатом которых являются или могут являться недопущение, ограничение, устранение конкуренции и (или) ущемление интересов других лиц, в том числе экономически или технологически не обоснованные сокращение или прекращение производства товара, если на этот товар имеется спрос или размещены заказы на его поставки при наличии возможности его рентабельного производства, а также если такое сокращение или такое прекращение производства товара прямо не предусмотрено федеральными законами, нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации, нормативными правовыми актами Правительства Российской Федерации, нормативными правовыми актами уполномоченных федеральных органов исполнительной власти или судебными актами.

Согласно позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной им в постановлении Пленума от 30.06.2008 № 30 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства», в отношении действий (бездействия), прямо поименованных в ч. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции, наличие или угроза наступления соответствующих последствий предполагается и не требует доказывания антимонопольным органом.

Из материалов дела видно, что компания направляла обществу требования о погашении возникшей в результате установления монопольно высокой цены задолженности, угрожая ввести ограничения подачи технической воды вплоть до полного прекращения в соответствии с п. 4.4 договора.

При изложенных обстоятельствах суд кассационной инстанции полагает, что оспариваемые ненормативные акты отмене не подлежат, поскольку управлением правильно установлен факт наличия в действиях компании нарушения п. 1, 3, 4 ч. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции.

С учетом изложенного обжалуемые судебные акты следует отменить, в удовлетворении заявления компании – отказать.

Согласно ч. 1 ст. 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы (в том числе и государственная пошлина), понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом со стороны.

Таким образом, поскольку требования кассационной жалобы общества подлежат удовлетворению в полном объеме, с компании в пользу общества подлежит взысканию государственная пошлина по кассационной жалобе в сумме 2000 руб.

Руководствуясь ст. 286, 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

П О С Т А Н О В И Л:

решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 11.05.2010 по делу № А07-1953/2010 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.07.2010 по тому же делу отменить.

В удовлетворении требований общества с ограниченной ответственностью «Башкирская генерирующая компания» отказать.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «Башкирская генерирующая компания» в пользу открытого акционерного общества «Полиэф» расходы по государственной пошлины по кассационной жалобе в сумме 2000 рублей.

     Председательствующий
  Е.О. Черкезов

     Судьи
      Е.А. Поротникова

     В.А. Лукьянов

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А07-1953/2010
Принявший орган: Арбитражный суд Уральского округа
Дата принятия: 13 октября 2010

Поиск в тексте