• по
Более 56000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД УРАЛЬСКОГО ОКРУГА
 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 19 января 2010 года  Дело N А07-633/2009

Федеральный арбитражный суд Уральского округа в составе:

председательствующего Наумовой Н.В.,

судей Артемьевой Н.А., Сухановой Н.Н.,

рассмотрел в судебном заседании кассационные жалобы Государственного унитарного предприятия «Башавтотранс» (далее – предприятие, налогоплательщик) и Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Республике Башкортостан (далее - инспекция, налоговый орган) на постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 06.11.2009 и дополнительное постановление от 20.11.2009 по делу № А07-633/2009 Арбитражного суда Республики Башкортостан.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещены надлежащим образом, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на сайте Федерального арбитражного суда Уральского округа.

В судебном заседании открытом 13.01.2010 приняли участие представители:

Предприятия – Казыханов Д.Ф. (доверенность от 23.06.2009 № 550), Хасаншин И.Ф. (доверенность от 23.06.2009 № 551);

Инспекции – Габдуллина Р.А. (доверенность от 28.12.2009 № 02-22(0226), Родионов К.Б. (доверенность от 11.01.2010 № 08/0001), Самигуллин Т.И. (доверенность от 30.12.2009 № 02-22/1301), Деденко А.Н. (доверенность от 28.12.2009 № 02-22/0706), Гилязов Р.А. (доверенность от 28.12.20), Юнусов А.Ф. (доверенность от 15.01.2010 №02-14/00306).

В судебном заседании был объявлен перерыв до 19.01.2010 до 12 час. 10 мин.

После перерыва судебное заседание продолжено.

Предприятие обратилось в Арбитражный суд Республики Башкортостан с заявлением о признании недействительным решения инспекции от 26.12.2008 № 11-09/3443.

Решением суда от 30.04.2009 (судья Гималетдинова А.Р.) заявление удовлетворено. Оспариваемое решение признано недействительным ввиду нарушения налоговым органом процедуры рассмотрения материалов проверки и принятия решения, установленной п. 2 ст. 101 Налогового кодекса Российской Федерации.

Разрешая спор, суд пришел к выводу о том, что налогоплательщик не был извещен налоговым органом о времени и месте рассмотрения материалов проверки.

Постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 06.11.2009 (судьи Кузнецов Ю.А., Дмитриева Н.Н., Чередникова М.В.) с учетом дополнительного постановления от 20.11.2009 решение суда отменено, спор рассмотрен по правилам, установленным для суда первой инстанции, заявление удовлетворено частично. Оспариваемое решение инспекции признано недействительным в части: начисления налога на добавленную стоимость в сумме 20 190 263 руб. (п.3.1.1.), соответствующих сумм пени (п.2.1) и штрафа по п.1 ст. 122 Налогового кодекса Российской Федерации (п.1.1),

-налога на имущество в сумме 55 024 руб. (п.3.1.5), соответствующих пени (п.2.4) и штрафов по п. 1 ст. 122 Налогового кодекса Российской Федерации (п.1.4),

-транспортного налога в сумме 164 390 руб. (п.3.1.6), соответствующих пени (п.2.5) и штрафа по п.1 ст. 122 Налогового кодекса Российской Федерации (п.1.5),

-единого налога на вмененный доход в сумме 86 790 руб. (п.3.17), соответствующих пени (п.2.6) и штрафа по п.1 ст. 122 Налогового кодекса Российской Федерации (п.1.7),

-единого социального налога (п.3.1.3) в сумме 68 871 186 руб., соответствующих пени (п.2.2) и штрафа по п.1 ст. 122 Налогового кодекса Российской Федерации (п.1.2),

-налога на доходы физических лиц, не удержанного и не перечисленного в бюджет (п.3.1.8) в сумме 79 430 329 руб.,

-налога на доходы физических лиц, удержанного, но не перечисленного в бюджет (п. 3.1.9) в сумме 31 273 421 руб., пени 4 076 196 руб. (п.2.7), штрафа по ст. 123 Налогового кодекса Российской Федерации (далее – Кодекс) в сумме 9 576 200 руб. (п.1.9),

-предложения уменьшить убытки по налогу на прибыль в сумме 143 137 210 руб. (п.3.2).

В остальной части заявленных требований отказано.

В кассационной жалобе предприятие просит отменить постановление и оставить в силе решение суда первой инстанции, настаивая на том, что инспекцией был нарушен порядок привлечения к ответственности за совершение налогового правонарушения, так как налоговый орган не известил налогоплательщика заблаговременно о времени и месте рассмотрения материалов проверки (п. 30 постановления). По существу, налогоплательщик оспаривает выводы суда апелляционной инстанции по эпизоду начисления налога на добавленную стоимость в сумме 1952955 руб. (п. 6 постановления) и по эпизоду занижения налоговой базы по единому социальному налогу и налогу на доходы физических лиц на суммы выплаченных компенсаций за работу с вредными и (или) опасными условиями труда (п. 29 постановления).

В кассационной жалобе инспекция не согласна с выводами суда апелляционной инстанции, изложенными в пунктах 1, 2, 3, 4, 5, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 21, 22, 23, 25.1, 26, 27, 28, 29 постановления, настаивая на своих выводах, изложенных в оспариваемом решении, не возражая относительно выводов суда апелляционной инстанции, за исключением п. 25.1 и 29.

Как следует из материалов дела налоговым органом проведена выездная налоговая проверка предприятия за период 2006, 2007 гг. По результатам проверки составлен акт от 20.11.2008 № 119, в котором отражены факты занижения налога на добавленную стоимость (далее – НДС), единого социального налога (далее – ЕСН), налога на доходы физических лиц (далее – НДФЛ), единого налога на вмененный доход (далее – ЕНВД), налога на прибыль, налога на имущество, транспортного налога. По результатам рассмотрения материалов проверки инспекцией принято решение от 26.12.2008 № 11-09/3443, которым налогоплательщик привлечен к ответственности в виде взыскания штрафов, предусмотренных ст. 122, 123 Кодекса, с начислением налогов и пеней.

Не согласившись с решением инспекции, налогоплательщик обратился в арбитражный суд с заявлением о признании его недействительным, ссылаясь на то, что налоговым органом допущено существенное нарушение процедуры привлечения к налоговой ответственности ввиду неизвещения налогоплательщика о дате и времени рассмотрения материалов налоговой проверки. Телефонограмма, на которую инспекция ссылается как на доказательство надлежащего извещения, получена не была, налогоплательщик был лишен возможности присутствовать при рассмотрении материалов проверки и представить свои возражения, чем нарушена норма п. 2 ст. 101 Кодекса и его права.

Отклоняя доводы налогоплательщика о неизвещении его о времени и месте рассмотрения материалов проверки, суд апелляционной инстанции сослался на следующие обстоятельства.

В соответствии с п. 2 ст. 101 Кодекса руководитель (заместитель руководителя) налогового органа извещает о времени и месте рассмотрения материалов налоговой проверки лицо, в отношении которого проводилась эта проверка.

Лицо, в отношении которого проводилась налоговая проверка, вправе участвовать в процессе рассмотрения материалов указанной проверки лично и (или) через своего представителя.

Неявка лица, в отношении которого проводилась налоговая проверка (его представителя), извещенного надлежащим образом о времени и месте рассмотрения материалов налоговой проверки, не является препятствием для рассмотрения материалов налоговой проверки, за исключением тех случаев, когда участие этого лица будет признано руководителем (заместителем руководителя) налогового органа обязательным для рассмотрения этих материалов.

Текст данной нормы не устанавливает обязательной формы извещения, не требует, чтобы она была обязательно сделана в письменной форме, поэтому, передача сообщения средствами электронной связи не может рассматриваться как ненадлежащая при условии ее технического подтверждения.

Рассмотрев обстоятельства извещения налогоплательщика о времени и месте рассмотрения материалов проверки и оценив представленные доказательства, суд апелляционной инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что инспекция представила в суд надлежащие доказательства направления налогоплательщику телефонограммы от 12.12.2008 на официальный факс предприятия, передача подтверждена органом связи, которые суд посчитал достаточными, учитывая наличие косвенных доказательств, подтверждающих получение сообщения: получение сообщений от инспекции по этому номеру в других случаях, получение телефонограмм 12.12.2008 другими лицами, направленных таким же образом, подтвержденные телефонные переговоры между проверяющим и представителем плательщика в тот же период времени, объяснения представителя инспекции Деденко А.Н.

Установленные судом апелляционной инстанции обстоятельства надлежащего извещения налогоплательщика о времени и месте рассмотрения материалов проверки не подлежат переоценке, так как в силу ст. 286, п. 2 ст. 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации переоценка установленных судом обстоятельств и имеющихся в деле доказательств не входит в полномочия суда кассационной инстанции.

Общество не согласно с выводами суда апелляционной инстанции о недобросовестности налогоплательщика и правомерности начисления налоговым органом ЕСН, НДФЛ, соответствующих пеней и штрафов на суммы выплаченных работникам компенсаций за вредные условия труда.

Налоговый орган пришел к выводу о том, что данные выплаты являются скрытой формой оплаты труда, что подтверждается тем, что после введения этих выплат были уменьшены начисления по другим основаниям, но общая сумма оплаты осталась прежней. Компенсации включаются в выдаваемые справки о средней заработной плате, отсутствует утвержденная методика и нормативы исчисления компенсационных выплат – они определяются произвольно руководителями филиалов.

Выводы суда о недобросовестности налогоплательщика при определении им выплаченных сумм как «компенсаций», не подлежащих обложению ЕСН, НДФЛ основаны на следующем:

Исходя из понятия «компенсации», выплачиваемой в денежном выражении, она является дополнением к «натуральным» компенсациям и должна быть соразмерна затратам на восстановление работоспособности работника. Общество представило доказательства предоставления работникам натуральных компенсаций – лечебного питания, регулярных медицинских осмотров, лечения, аттестации рабочих мест условиям труда, а также утверждало, что своевременно и в полном объеме проводит все мероприятия по охране труда, предусмотренные законодательством и коллективным договором. Это, по мнению суда, противоречит доводам налогоплательщика о необходимости выплаты дополнительных компенсаций сверх предоставленных натуральных. Отсутствует какая – либо методика определения размера компенсаций, их выплата осуществляется произвольно, при отсутствии нормативов, размер определяется приказами руководителей филиалов. Это противоречит сущности «компенсации» как возмещения убытков. Выплаты по ст. 219 Трудового кодекса Российской Федерации не могут быть связаны с результатами труда. Проверкой установлено, что условие о выплатах за работу во вредных условиях включается в положения об оплате труда, положения о премировании, указывается, что размер компенсационных выплат утверждается директорами с учетом мнения профсоюзной организации, порядок определения размера компенсаций и порядок их выплат не согласован в коллективном договоре, аналитической справкой, составленной инспекцией, установлено, что с введением в августе 2005 г. денежных выплат под видом компенсации за вредные условия труда резко уменьшилась налоговая база по ЕСН, а общие выплаты при этом не возросли. В 2005 г. компенсационные выплаты составляли 3 % от налоговой базы по ЕСН и 3 % от общего количества выплат, в 2006 г. компенсационные выплаты составили 13 % от налоговой базы по ЕСН и 11 % от общего количества выплат, в 2007 г. компенсационные выплаты составили 49 % от налоговой базы по ЕСН и 33 % от общего количества выплат. Анализ составлен как в целом по предприятию, так и по каждому филиалу.

Налогоплательщик признал, что ранее работникам производились выплаты за сложность и напряженность работы, которые включались в налоговую базу по ЕСН, с 2006 г. вместо них стали выплачивать компенсации, не облагаемые налогом.

Судом учтено мнение привлеченного специалиста Усачева В.Л. и Башкирского института технологий академии труда и социальных отношений о том, что компенсационные выплаты по ст. 219 Трудового кодекса Российской Федерации в отличие от компенсаций как оплаты труда могут носить разовый, а не системный характер, они являются персональными и единичными, не распространяются на всех работников или на определенную категорию работников. Начисление «компенсаций» должно быть подтверждено документами: акт о причинении вреда, об оплате или компенсации конкретных расходов, при выплате «компенсаций» дохода у работника не возникает – возмещаются понесенные или ожидаемые им расходы. Расходы в виде компенсаций производятся в случае, если организация не может произвести натуральное возмещение (предоставить лечение, лечебное питание, спецодежду), компенсация предоставляется по заявлению работника в сумме эквивалентной неполученной натуральной компенсации и не ставится в зависимость от выполнения норм труда, трудовой дисциплины. Выплачиваемые налогоплательщиком компенсации являются постоянной и ежемесячной повышенной оплатой труда.

Суд отклонил доводы налогоплательщика о преюдициальном значении судебных актов, принятых по делу № А07-23717/2007 Арбитражного суда Республики Башкортостан, так как пришел к выводу о том, что выездная проверка налогоплательщика по сравнению с предыдущей носила более углубленный характер и были установлены новые, ранее неизвестные обстоятельства.

Судом не приняты во внимание разъяснения от 14.08.2009 № 85, данные председателем Республиканской организации Общероссийского профсоюза работников автомобильного транспорта и заместителем руководителя Государственной инспекции труда в Республике Башкортостан от 27.08.2009 № 27-8747, где указано, что правовые акты, регулирующие порядок выплаты компенсаций отсутствуют, поэтому компенсации устанавливаются коллективным договором, локальными нормативными актами, трудовым договором, с учетом финансово – экономического положения работодателя.

Выводы суда апелляционной инстанции о недобросовестности налогоплательщика производящего компенсационные выплаты своим работникам с целью занижения ЕСН и НДФЛ суд кассационной инстанции считает ошибочными.

Согласно п. 3 ст. 217 и подп. 2 п.1 ст. 238 Кодекса, освобождаются от налогообложения НДФЛ и ЕСН все виды установленных действующим законодательством Российской Федерации, законодательными актами субъектов Российской Федерации, решениями представительных органов местного самоуправления компенсационных выплат (в пределах норм, установленных в соответствии с законодательством Российской Федерации), в том числе, связанные с исполнением физическим лицом трудовых обязанностей.

Коллективный договор, действующий на предприятии, предусматривает выплаты как «доплат» так и «компенсаций» за вредные и тяжелые условия труда. Наличие мест работы с вредными и тяжелыми условиями труда подтверждено заключением государственной экспертизы и не оспаривается налоговым органом.

В ст. 164 Трудового кодекса Российской Федерации раскрывается понятие "компенсация" - денежная выплата, установленная в целях возмещения работникам затрат, связанных с исполнением ими трудовых или иных предусмотренных федеральным законом обязанностей.

Согласно ст. 146 Трудового кодекса Российской Федерации оплата труда работников, занятых на тяжелых работах, работах с вредными, опасными и иными особыми условиями труда, производится в повышенном размере.

В соответствии со ст. 147 Трудового кодекса Российской Федерации оплата труда работников, занятых на тяжелых работах, работах с вредными и (или) опасными и иными особыми условиями труда, устанавливается в повышенном размере по сравнению с тарифными ставками (окладами), установленными для различных видов работ с нормальными условиями труда, но не ниже размеров, установленных законами и иными нормативными правовыми актами.

Повышение заработной платы по указанным основаниям производится по результатам аттестации рабочих мест. Конкретные размеры повышенной заработной платы устанавливаются работодателем с учетом мнения представительного органа работников либо коллективным договором, трудовым договором.

Следовательно, упомянутые выплаты являются составной частью заработной платы работников и не имеют отношения к выплатам, предусмотренным подп. 2 п. 1 ст. 238 Кодекса.

Как установлено судом, доплаты, определенные ст. 146 и 147 Трудового кодекса Российской Федерации, составляли на предприятии 4 процента от тарифной ставки (должностного оклада) и включались в налоговую базу по единому социальному налогу.

В то же время предприятие на основании коллективного договора в соответствии со ст. 219 Трудового кодекса Российской Федерации приняло решение о компенсационных выплатах работникам, занятым на тяжелых работах и работах с вредными и (или) опасными условиями труда, которые согласно подп. 2 п. 1 ст. 238 Кодекса не подлежали обложению единым социальным налогом.

Выплаты, производимые предприятием работникам за тяжелую работу, работу с вредными и опасными условиями труда, начисляемые помимо надбавок к заработной плате, предусмотренных ст. 146 и 147 Трудового кодекса Российской Федерации, являются компенсационными в смысле, придаваемом ст. 164 Трудового кодекса Российской Федерации, и не подлежат обложению единым социальным налогом.

Законом порядок, условия, предельный размер компенсационных выплат за работу с вредными и (или) опасными условиями труда не установлен.

Таким образом, правовых оснований для начисления на указанные выплаты единого социального налога и налога на доходы физических лиц у инспекции не имелось.

Аналогичная позиция высказывалась неоднократно в письмах и Министерством финансов Российской Федерации.

В случае возникновения сомнения в правомерности установления организацией компенсационных выплат работникам, занятым на работах с вредными, тяжелыми или опасными условиями труда, для решения данного вопроса налоговые органы в ходе контрольной работы на основании пп. 11 п. 1 ст. 31 Кодекса вправе привлечь экспертов Федеральной службы по труду и занятости и (или) органов исполнительной власти соответствующего субъекта Российской Федерации, ведающих вопросами охраны труда (письмо Министерства финансов Российской Федерации от 13 июня 2007 г. № 03-04-06-02/113).

Между тем, налоговый орган для разрешения спорного вопроса не привлекал экспертов Федеральной службы по труду и занятости или органов исполнительной власти соответствующего субъекта Российской Федерации, ведающих вопросами охраны труда, фактически лишив предприятие права на выплату компенсаций лишь при наличии сомнений в правильности начисления компенсаций, не опровергая наличие у налогоплательщика работ с вредными и (или) опасными условиями труда.

С учетом изложенного постановление апелляционной инстанции по эпизоду начисления ЕСН, НДФЛ на суммы компенсационных выплат подлежит отмене, а заявление налогоплательщика – удовлетворению. Решение инспекции в части начисления ЕСН в сумме 60394913 руб., соответствующих пеней и штрафа, начисления 78831517 руб. НДФЛ, соответствующих пеней и штрафа начисленных за неуплату НДФЛ подлежит признанию недействительным.

Судом апелляционной инстанции при разрешении спора по названному эпизоду признано недействительным решение инспекции в части предложения уплатить 78831517 руб. НДФЛ, так как в соответствии с п. 9 ст. 226 Кодекса взыскание неудержанного у налогоплательщиков (работников) НДФЛ за счет собственных средств налогового агента не допускается. Инспекция оспаривает этот вывод, ссылаясь на то, что в оспариваемом решении содержится предложение обществу, как налоговому агенту, удержать НДФЛ из доходов выплачиваемых налогоплательщикам (работникам), а в случае невозможности произвести взыскание, сообщить об этом налоговому органу в соответствии с п. 5 ст. 226 Кодекса.

Поскольку решение инспекции по эпизоду начисления ЕСН и НДФЛ на суммы компенсационных выплат подлежит признанию недействительным, доводы жалобы инспекции, изложенные выше (п.29 дополнения к кассационной жалобе инспекции) отклоняются.

Налогоплательщик также не согласен с выводами суда апелляционной инстанции, изложенными в п. 6 постановления, в части обоснованного начисления инспекцией 1 952 955 руб. НДС ввиду отсутствия у налогоплательщика раздельного учета сумм налога по приобретенным товарам (работам, услугам), в том числе основным средствам и нематериальным активам, имущественным правам, используемым для осуществления как облагаемых налогом, так и не подлежащих налогообложению (освобожденных от налогообложения) операций.

В соответствии с п. 4 ст. 170 Кодекса расходы принимаются к вычету либо учитываются в их стоимости в той пропорции, в которой они используются для производства и (или) реализации товаров (работ, услуг), имущественных прав, операции по реализации которых подлежат налогообложению (освобождаются от налогообложения), - по товарам (работам, услугам), в том числе, основным средствам и нематериальным активам, имущественным правам, используемым для осуществления как облагаемых налогом, так и не подлежащих налогообложению (освобожденных от налогообложения) операций, в порядке, установленном принятой налогоплательщиком учетной политикой для целей налогообложения.

Указанная пропорция определяется исходя из стоимости отгруженных товаров (работ, услуг), имущественных прав, операции, по реализации которых подлежат налогообложению (освобождены от налогообложения), в общей стоимости товаров (работ, услуг), имущественных прав, отгруженных за налоговый период.

При этом налогоплательщик обязан вести раздельный учет сумм налога по приобретенным товарам (работам, услугам), в том числе основным средствам и нематериальным активам, имущественным правам, используемым для осуществления как облагаемых налогом, так и не подлежащих налогообложению (освобожденных от налогообложения) операций.

При отсутствии у налогоплательщика раздельного учета сумма налога по приобретенным товарам (работам, услугам), в том числе основным средствам и нематериальным активам, имущественным правам, вычету не подлежит и в расходы, принимаемые к вычету при исчислении налога на прибыль организаций (налога на доходы физических лиц), не включается.

Суд апелляционной инстанции установил, что налогоплательщик не производил указанный раздельный учет сумм налога, а налоговый орган подтвердил, что при доначислении налога пропорция им определена исходя из соотношения стоимостей общей, пассажирской и грузовой перевозок, исходя из этого, исчислена сумма расходов, относящихся к пассажирским перевозкам, суммы налога по которым не подлежат вычетам. Выводы суда об отсутствии у налогоплательщика раздельного учета сумм налога по приобретенным товарам (работам, услугам), в том числе основным средствам и нематериальным активам, имущественным правам, используемым для осуществления как облагаемых налогом, так и не подлежащих налогообложению (освобожденных от налогообложения) операций налогоплательщиком не опровергнут, контррасчет пропорции, составленной инспекцией, налогоплательщиком в нарушение требований ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суду не представлен.

При таких обстоятельствах оснований для переоценки выводов суда апелляционной инстанции по рассматриваемому эпизоду у суда кассационной инстанции не имеется.

Налоговым органом оспариваются выводы суда апелляционной инстанции по п. 1 , 4 постановления: необоснованное начисление инспекцией НДС со стоимости подарков, выданных работникам за участие в конкурсах профессионального мастерства и акции «Безопасный сентябрь»; со стоимости молока, бесплатно выдаваемого работникам, занятым на работах с вредными условиями труда.

Признавая недействительным решение инспекции, суд отклонил довод налогового органа о том, что выдача подарков работникам за участие в конкурсах профессионального мастерства, молока - работникам, занятым на работах с вредными условиями труда, является передачей права собственности на товар на безвозмездной основе, которая в силу подп. 1 п. 1 ст. 146 Кодекса является объектом обложения НДС.

Выводы суда апелляционной инстанции являются правильными.

В данном случае применению подлежит подп. 2 п. 1 ст. 146 Кодекса, согласно которому объектом налогообложения признается передача на территории Российской Федерации товаров для собственных нужд, расходы на которые не принимаются к вычету при исчислении налога на прибыль организаций. Поскольку подп. 4 ст. 255 Кодекса предусмотрено, что к расходам на оплату труда относится стоимость бесплатно предоставляемых работникам в соответствии с законодательством РФ коммунальных услуг, питания и продуктов, а подп. 25 ст. 255 Кодекса к расходам на оплату труда относятся другие виды расходов, произведенных в пользу работника, предусмотренных трудовым договором и (или) коллективным договором объект налогообложения по НДС в данном случае не возникает.

Суд апелляционной инстанции установил, что п. 2.8 коллективного договора налогоплательщика предусмотрена обязанность работодателя проводить профессиональную подготовку, переподготовку, повышение квалификации работников. Приказами от 31.03.2006 № 202 и от 29.03.2007 № 161 было объявлено о проведении конкурсов профессионального мастерства водителей, приняты положения о конкурсе, выделены средства для приобретения призов для победителей. Передача работодателем своим работникам подарков в качестве поощрения в соответствии со ст. 129, 144 Трудового кодекса Российской Федерации является премированием, а не операцией по безвозмездной реализации товаров для целей обложения НДС, поэтому налогоплательщик правомерно не включил в налоговую базу по НДС стоимость подарков, переданных в дар работникам в связи с участием в конкурсах профессионального мастерства. Кроме того, суд отметил, что при приобретении товара (подарков) НДС к вычету не принимался. Бесплатная выдача молока работникам, занятым на работах с вредными условиями труда, также предусмотрена коллективным договором налогоплательщика.

Налоговым органом оспариваются выводы суда апелляционной инстанции по п. 2 и п. 14 постановления о том, что расходы налогоплательщика по лизинговым платежам и вычеты налога на добавленную стоимость с лизинговых платежей признаны обоснованными и документально подтвержденными. Инспекция ссылается на то, что продажа автобусов по остаточной стоимости, а затем покупка этих же транспортных средств по рыночной цене в лизинг, экономически неоправданна, так как сроки получения оплаты соразмерны срокам уплаты лизинговых платежей, т.е. предприятием денежные средства не получены, переход права собственности к лизингодателю на транспортные средства в органах ГИБДД не зарегистрирован.

Исследовав и оценив представленные сторонами доказательства в соответствии с правилами ст. 65, 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд апелляционной инстанции пришел к выводам о том, что лизинговые платежи, уплаченные по сделкам возвратного лизинга, по условиям которых приобретаемое лизингодателем имущество передается лизингополучателю, одновременно выступающему в качестве продавца, правомерно учтены налогоплательщиком при исчислении налога на прибыль в соответствии с ч.10 п.1 ст. 264 Кодекса и правомерно применены вычеты по НДС с лизинговых платежей, поскольку порядок и условия применения вычетов, установленные ст. 169, 171, 172 Кодекса, им соблюдены. Суд отклонил доводы инспекции о том, что сделки возвратного лизинга не являются экономически оправданными, указав, что возможность применения возвратного лизинга предусмотрена ст. 4 Федерального закона от 29.10.1998 N 164-ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)" и имеет разумные хозяйственные мотивы и цели для сторон данных сделок, одобренных собственником имущества – Правительством Республики Башкортостан, не влекущих за собой необоснованной налоговой экономии. Довод налогового органа о том, что денежные средства от продажи имущества поступали налогоплательщику от покупателей соразмерно срокам уплаты лизинговых платежей, в результате чего налогоплательщик не получил денежные средства и поэтому сделки по продаже имущества и получению его обратно в лизинг экономически не оправданы, суд апелляционной инстанции отклонил, так как он объективно не подтвержден инспекций.

В пункте 9 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» содержится разъяснение о том, что установление судом наличия разумных экономических или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Обоснованность получения налоговой выгоды не может быть поставлена в зависимость от способов привлечения капитала для осуществления экономической деятельности или от эффективности использования капитала.

Судом апелляционной инстанции установлено, что налогоплательщик, путем заключения сделок возвратного лизинга получил в свое распоряжение имущество и денежные средства, необходимые для осуществления текущей деятельности.

Указанные выводы суда апелляционной инстанции, изложенные в п. 2 и 14 постановления (лизинговые платежи) не подлежат переоценке судом кассационной инстанции в силу ст. 286, п. 2 ст. 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Судом апелляционной инстанции признано недействительным решение инспекции (п. 3 постановления) в части непринятия вычетов налога на добавленную стоимость по счетам – фактурам, составленным с нарушением п. 6 ст. 169 Кодекса, а, именно, в связи с отсутствием в них подписей руководителя и главного бухгалтера, поскольку выявленные недостатки по счетам - фактурам, выставленным поставщиками ООО «СУ-10», ОАО «Башкирнефтепродукт», ОАО «Башкирэнерго», были устранены налогоплательщиком, копии надлежащим образом составленных счетов – фактур представлены в суд.

В жалобе налоговый орган ссылается на то, что налогоплательщик не представил возражения на акт проверки и исправленные счета – фактуры до вынесения налоговым органом решения, в связи с чем, инспекция не располагала информацией об устранении налогоплательщиком недостатков счетов - фактур.

Разрешая спор по названному эпизоду суд апелляционной инстанции руководствовался указаниями, содержащимися в Определении Конституционного Суда Российской Федерации № 267-О от 12.06.2006, о том, что плательщик в рамках судопроизводства в арбитражном суде, во всяком случае, не может быть лишен права представлять документы, которые являются основанием получения налогового вычета, независимо от того, были ли эти документы истребованы и исследованы налоговым органом при решении вопроса о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности и предоставлении налогового вычета, а суд обязан исследовать соответствующие документы.

Доводы жалобы по названному эпизоду подлежат отклонению, так как не содержат возражений относительно выводов суда.

Налоговым органом сделан вывод о занижении налогоплательщиком налоговой базы по НДС на стоимость строительно – монтажных работ (далее – СМР) для собственных нужд налогоплательщика, выполненных подрядчиками по монтажу душевой Нефтекамского ПАТП и текущего ремонта здания в нарушение норм подп. 3 п. 1 ст. 146, п. 2 ст. 154 , п. 10 ст. 167 Кодекса (оспаривается п. 5 постановления суда апелляционной инстанции).

По мнению инспекции, в случае выполнения СМР силами как налогоплательщика, так и подрядчика, в облагаемую НДС базу налогоплательщика (заказчика), включается стоимость СМР как это предусмотрено п. 2 ст. 159 Кодекса.

Признавая недействительным решение инспекции, суд апелляционной инстанции исходил из того, что в подп. 3 п. 1 ст. 146 Кодекса речь идет о работах, выполняемых налогоплательщиком собственными силами (хозяйственным способом). Если такие работы производит для налогоплательщика (заказчика) подрядная организация, объект обложения таких работ НДС возникает не у налогоплательщика (заказчика), а у подрядной организации, что имеет место по настоящему спору.

Выводы суда соответствуют правовой позиции, изложенной в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02.09.2008 № 4445/08, доводы жалобы подлежат отклонению, как основанные на ошибочном толковании норм материального права.

Налоговым органом оспаривается правомерность вывода суда апелляционной инстанции об обоснованности вычетов налога на добавленную стоимость и включении в состав затрат при формировании налогооблагаемой прибыли расходов, связанных с оплатой обществу с ограниченной ответственностью «Гарант – сервис» за оказанные по договору услуги по обслуживанию санитарно – технических систем, инженерных сетей и коммуникаций, сетей электроснабжения и связи (п. 7 постановления).

Не принимая расходы и налоговые вычеты по названному поставщику, налоговый орган исходил из того, что в счетах – фактурах, актах приема выполненных работ имеется только общая ссылка на оказание услуг по текущему обслуживанию. Предъявленные документы не содержат конкретную информацию и четкого наименования оказанных услуг и их краткого описания, отсутствует перечень проведенных мероприятий. Содержание актов выполненных работ не позволяет установить какие услуги были оказаны, в каком объеме и с какой целью, отсутствуют измерители хозяйственных операций в денежном выражении по каждому пункту договора, в связи с чем, нельзя сделать вывод о том, какие конкретно услуги были оказаны предприятию, невозможно оценить в какой мере содержание и объем услуг по текущему и капитальному ремонту зданий соответствуют условиям договора и заданию заказчика.

Поскольку налогоплательщиком не представлены документы подтверждающие проведение техобслуживания, отсутствуют акты выполненных работ по форме № КС- 2, в калькуляции затрат по техобслуживанию не предусмотрена стоимость ремонтных работ, налоговый орган посчитал, что налогоплательщик документально не подтвердил факт реального оказания услуг по текущему и капитальному ремонту и обслуживанию зданий и достоверность понесенных расходов.

Оценив представленные сторонами доказательства в соответствии с правилами ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, оказанные услуги (контроль за исправным состоянием оборудования, текущий ремонт) носят длящийся характер, что затрудняет его количественный учет и указание в документах. Результат этих услуг определяется не разовыми работами, а исправным состоянием оборудования. Устранение каждой неисправности в ходе текущего ремонта не предполагает составления отдельного акта выполненных работ, расходы по оплате названному поставщику связаны с производственной деятельностью и реализацией (ст. 260, подп. 2 п. 1 ст. 253 Кодекса), документально подтверждены, порядок и условия для вычета налога на добавленную стоимость, установленные ст. 169, 171, 172 Кодекса, также налогоплательщиком соблюдены, поэтому у налогового органа не было правовых оснований для исключения из состава затрат названных расходов и непринятия вычетов налога на добавленную стоимость.

Жалоба подлежит отклонению, так как не содержит доводов о том, какие нормы материального права нарушены судом апелляционной инстанции, а лишь направлена на переоценку установленных судом обстоятельств по данному эпизоду и представленных доказательств, что недопустимо в соответствии с нормами ст. 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Налоговый орган оспаривает п. 8 постановления суда апелляционной инстанции, которым признано недействительным решение инспекции в части непринятия расходов налогоплательщика, связанных с производством и реализацией в сумме 978 251 руб. по приобретению товарно – материальных ценностей (канцелярские товары) у ООО «Стройвек» и вычетов НДС в сумме 176084 руб., ссылаясь на недобросовестность поставщика ООО «Стройвек», который не находится по юридическому адресу, не уплачивает налоги, зарегистрирован на подставное лицо, отрицает совершение сделок, не имеет физической возможности поставлять товар, так как по данным бухгалтерского баланса у него отсутствуют необходимые основные средства, производственные активы, управленческий и технический персонал, общество занималось только обналичиванием векселей.

Разрешая спор по названному эпизоду, исследовав и оценив в совокупности представленные доказательства в соответствии с правилами ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что налоговым органом не установлена недобросовестность налогоплательщика. При выборе контрагента налогоплательщик проявил должную осмотрительность, проверив учредительные документы поставщика, товар им получен, принят к учету, оплачен в безналичном порядке платежными поручениями, поэтому налогоплательщиком правомерно учтены расходы и приняты налоговые вычеты НДС.

Установленные судом апелляционной инстанции обстоятельства не подлежат переоценке судом кассационной инстанции, поэтому жалоба по названному эпизоду подлежит отклонению.

Налогоплательщиком произведены расходы, связанные с заменой старых двигателей на новые автобусов марки «Икарус» и на «Камазе» в сумме 247180 руб., которые учтены им как расходы, связанные с производством и (или) реализацией в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 253, п. 1 ст. 260 Кодекса. Налоговый орган, полагая, что названные расходы подлежат учету путем начисления амортизации в соответствии с п. 2 ст. 257 Кодекса, уменьшил сумму убытка за 2006 г. на сумму указанных расходов в целях исчисления налога на прибыль. Разрешая спор по названному эпизоду (п. 9 постановления), суд апелляционной инстанции установил, что норма п. 2 ст. 257 Кодекса не подлежит применению, так как замена двигателя на автомобиле не является достройкой, дооборудованием, реконструкцией, модернизацией, техническим перевооружением в понятии, содержащемся в п. 2 ст. 257 Кодекса, поскольку не изменяет технологического или служебного назначения автомобиля и не наделяет автомобиль другими новыми качествами. Кроме того, двигатель не может являться объектом основных средств в бухгалтерском учете, поскольку не отвечает требованиям п. 4 ПБУ 6/01 "Учет основных средств", то есть не может самостоятельно использоваться в производстве продукции, выполнении работ или оказании услуг либо для управленческих нужд организации. Следовательно, затраты, связанные с заменой двигателя для автомобилей (автобусов) являются расходами на капитальный ремонт и подлежат списанию единовременно, а не через амортизацию в течение срока полезного использования автомобиля.

Доводы жалобы по названному эпизоду подлежат отклонению как основанные на ошибочном толковании закона.

По п. 10 постановления налоговый орган не согласен с выводами суда апелляционной инстанции о правомерном отнесении налогоплательщиком на затраты начисленной амортизации в сумме 31778 руб. по зданию столовой за 2006, 2007 гг., что привело, по мнению налогового органа, к занижению налогооблагаемой прибыли, поскольку соответствующие расходы учитываются в соответствии со ст. 275.1 Кодекса, устанавливающей особенности определения налоговой базы налогоплательщиками, осуществляющими деятельность, связанную с использованием объектов обслуживающих производств и хозяйств.

Признавая недействительным решение инспекции в названной части, суд апелляционной инстанции исходил из того, что налогоплательщик организовал питание своих работников путем создания столовой на территории предприятия, доказательств того, что услугами столовой кроме работников предприятия пользовались и другие лица, налоговым органом не представлено. Таким образом, налогоплательщик не осуществлял предпринимательскую деятельность по оказанию услуг общественного питания, а обеспечивал нормальные условия труда своим работникам. В таком случае налогоплательщик правомерно отнес затраты по эксплуатации столовой (Кумертауское АТП) в состав расходов по налогу на прибыль согласно подп. 48 п. 1 ст. 264 Кодекса, в соответствии с которым к прочим расходам, связанным с производством и (или) реализацией, относятся расходы налогоплательщика, связанные с содержанием помещений объектов общественного питания, обслуживающих трудовые коллективы (включая суммы начисленной амортизации, расходы на ремонт помещений, расходы на освещение, отопление, водоснабжение и т.п.), если подобные расходы не учитываются в соответствии со ст. 275.1 Кодекса.

Жалоба по данному эпизоду необоснованна, подлежит отклонению, так как не содержит возражений относительно выводов суда.

Налоговым органом оспариваются выводы суда апелляционной инстанции, содержащиеся в п. 11 постановления, о правомерном отнесении налогоплательщиком к косвенным расходам затрат связанных с регистрацией приобретенного автотранспорта, том числе, расходов на перегон автомобилей. Налоговый орган считает, что указанные расходы в сумме 10671 руб. должны быть отнесены на увеличение первоначальной стоимости и учитываться в расходах по мере начисления амортизации в соответствии с п. 1 ст. 257 Кодекса.

Отклоняя выводы инспекции, суд пришел к обоснованному выводу о том, что расходы на регистрацию транспорта в органах ГИБДД не увеличивают первоначальную стоимость транспортных средств, поэтому правомерно отнесены налогоплательщиком к прочим расходам в соответствии с нормами подп.1 п. 1 ст. 264 Кодекса.

Жалоба по данному эпизоду необоснованна, подлежит отклонению, так как не содержит возражений относительно выводов суда.

Налоговый орган не согласен с выводами суда апелляционной инстанции, изложенными в п. 12 постановления об обоснованном включении налогоплательщиком в расходы, связанные с производством и (или) реализацией убытков в сумме 150000 руб. от реализации векселей третьих лиц (банковские векселя), использованных для расчетов за поставленные товары. Отклоняя доводы налогового органа о том, что убыток от реализации ценных бумаг (векселей), может быть погашен только за счет дохода, полученного от операций с ценными бумагами в порядке и на условиях, которые установлены п. 10 ст. 280 Кодекса, суд исходил из того, что векселя использовались налогоплательщиком исключительно как средство платежа за полученные товары, услуги, реализация налогоплательщиком векселей как ценных бумаг в проверяемом периоде налоговым органом не установлена.

Жалоба по данному эпизоду необоснованна, подлежит отклонению, так как не содержит возражений относительно выводов суда.

Налоговым органом обжалуются выводы суда апелляционной инстанции, изложенные в п. 13 постановления, о необоснованном исключении инспекцией из состава прочих расходов затрат налогоплательщика по установке узла учета природного газа (Белорецкое АТП). Отклоняя доводы инспекции о том, что расходы по установке узла учета природного газа должны быть отнесены на увеличение первоначальной стоимости и списываться по мере начисления амортизации в соответствии с п. 2 ст. 257 Кодекса, суд исходил из того, что узел учета природного газа не является самостоятельным объектом основных средств, установлен взамен вышедшего из строя счетчика, поэтому расходы на приобретение и установку газового счетчика в котельной, произведенные налогоплательщиком, в соответствии с подп. 6 п.1 ст. 254, п. 1 ст. 260 Кодекса, рассматриваются как прочие расходы и признаются для целей налогообложения в том отчетном (налоговом) периоде, в котором они осуществлены, в размере фактических затрат.

Доводы жалобы по названному эпизоду подлежат отклонению как основанные на ошибочном применении закона, в частности п. 2 ст. 257 Кодекса по мотивам, изложенным при описании п. 9 настоящего постановления, а также в связи с тем, что не содержат возражений относительно выводов суда апелляционной инстанции, а лишь фактически повторяют изложение решения налогового органа.

Признавая недействительным решение инспекции в части исключения из состава затрат части пеней, уплаченных налогоплательщиком на основании вступивших в законную силу судебных актов, суд сослался на подп. 13 п. 1 ст. 265 Кодекса, согласно которому в состав внереализационных расходов входят расходы в виде признанных должником или подлежащих уплате должником на основании решения суда, вступившего в законную силу, штрафов, пеней и (или) санкций за нарушение договорных или долговых обязательств, а также расходы на возмещение причиненного вреда (п. 15 постановления суда апелляционной инстанции). Уплаченные налогоплательщиком по решению суда пени не подлежат корректировке (уменьшению) налоговым органом при проверке правильности формирования налогооблагаемой прибыли.

Вывод суда правильный, жалоба по данному эпизоду подлежит отклонению как необоснованная.

Пункт 16 постановления. Признавая недействительным решение инспекции в части вывода о неосновательном отнесении в расходы отчислений на содержание аппарата управления (филиалом налогоплательщика УПАТП – 1), суд сослался на документальное подтверждение и обоснованность расходов, произведенных на основании подп. 18 п. 1 ст. 264 Кодекса, в соответствии с которым к прочим расходам, связанным с производством и (или) реализацией относятся расходы на управление организацией или ее отдельными подразделениями, а также расходы на приобретение услуг по управлению организацией или ее отдельными подразделениями.

Выводы суда являются правильными, жалоба по данному эпизоду подлежит отклонению как необоснованная.

Пункт 17 постановления. Судом апелляционной инстанции признано недействительным решение инспекции в части вывода о завышении налогоплательщиком расходов на суммы компенсаций, выплаченных работникам для оплаты жилых помещений. Разрешая спор, суд апелляционной инстанции установил, что компенсации выплачивались квалифицированным специалистам на основании п.7.13. коллективного договора, предусматривающего с целью привлечения квалифицированных работников выплату компенсации их расходов, связанных с наймом и оплатой жилых помещений. Указанные расходы подлежат включению в состав затрат на основании п. 25 ст. 255 Кодекса.

Выводы суда соответствуют закону. Доводы жалобы о том, что предприятием нарушены нормы ст. 131 Трудового кодекса Российской Федерации и п. 4 ст. 255 Кодекса, в соответствии с которым стоимость бесплатно предоставляемых работникам в соответствии с законодательством Российской Федерации коммунальных услуг, питания и продуктов, предоставляемого работникам налогоплательщика в соответствии с установленным законодательством Российской Федерации порядком бесплатного жилья (суммы денежной компенсации за непредставление бесплатного жилья, коммунальных и иных подобных услуг) относятся к расходам на оплату труда, подлежат отклонению, так как компенсации выплачивались работникам с целью их привлечения на работу на основании норм коллективного договора, а не в соответствии «с установленным законодательством Российской Федерации порядком предоставления бесплатного жилья». Необоснованна и ссылка инспекции на норму ст. 131 Трудового кодекса Российской Федерации, в соответствии с которой доля заработной платы, выплачиваемой в неденежной форме, не может превышать 20 процентов от начисленной месячной заработной платы, так как выплата компенсации за жилье выплачивалась в денежной форме.

Пункт 18 п. постановления. Судом апелляционной инстанции признано недействительным решение инспекции в части исключения расходов, связанных с производством и (или) реализацией за 2006 г. на пуско - наладку узла ввода теплоносителя с узлом коммерческого учета тепловой энергии в сумме 207506 руб. и начисления НДС в сумме 20702 руб., принятого налогоплательщиком к вычету со стоимости названных работ, оплаченных ООО «Мегаполис», так как указанные расходы документально подтверждены, порядок и условия применения вычета НДС соблюдены и в соответствии с п. 6 ч. 1 ст. 254 Кодекса относятся к материальным расходам налогоплательщика на приобретение работ производственного характера, выполняемых сторонними организациями.

Выводы суда соответствуют установленным обстоятельствам и закону.

Доводы жалобы о нарушении налогоплательщиком при отнесении спорных расходов к материальным расходам производственного характера п. 1 ст. 258, п.5 ст. 270 Кодекса, п. 1.2, 2.3 Положения по бухгалтерскому учету долгосрочных инвестиций, утвержденного письмом МФ Российской Федерации от 30.12.1993 № 160, о нарушении подп. 1 п.2 ст. 171 Кодекса повторяют выводы налогового органа, изложенные в решении по данному эпизоду, подлежат отклонению, так как выводов суда апелляционной инстанции не опровергают.

Пункт 19 постановления. Признавая недействительным решение инспекции в части выводов о завышении расходов в сумме 72186 руб. за 2006 г. и 208238 руб. за 2007 г. на стоимость оформления аренды земельных участков (филиал УАТП-8), суд апелляционной инстанции отклонил доводы инспекции о необходимости учитывать названные расходы в течение установленного срока аренды равными долями, поскольку получение доходов от аренды земельных участков налогоплательщиком не планировалось. Исследовав и оценив представленные по названному эпизоду доказательства: договоры аренды земельных участков, заключенные с органами местного самоуправления, счета об оплате оформления земельных участков в аренду, комиссии за выдачу справок, за предоставление информации, за нотариальное удостоверение и др.), суд апелляционной инстанции установил, что названные расходы налогоплательщик правомерно отнес к внереализационным расходам в соответствии с подп. 40 п. 1 ст. 264 Кодекса, которым установлено, что к внереализационным расходам относятся платежи за регистрацию прав на недвижимое имущество и землю, сделок с указанными объектами, платежи за предоставление информации о зарегистрированных правах, оплата услуг уполномоченных органов и специализированных организаций по оценке имущества, изготовлению документов кадастрового и технического учета (инвентаризации объектов недвижимости).

Таким образом, судом сделаны правильные выводы о правомерности единовременного отнесения налогоплательщиком спорных затрат в состав расходов для целей налогообложения прибыли и отсутствии у инспекции оснований для применения норм п. 1 ст. 272 Кодекса.

Пункт 21 постановления. Согласно решению инспекции налогоплательщик не удержал и не уплатил в 2006, 2007 гг. НДФЛ в общей сумме 111230 руб. со стоимости услуг по организации питания совета директоров. Налоговый орган считает, что предприятие как налоговый агент должно было удержать и уплатить начисленный НДФЛ в бюджет. Признавая недействительным решение по названному эпизоду, суд апелляционной инстанции исходил из того, что уплата НДФЛ за счет собственных средств налогового агента не допускается в соответствии с п. 9 ст. 226 Кодекса, а решение инспекции не содержит, в нарушение норм ст. 207, 210 Кодекса, информации о том, какие конкретно физические лица получили выгоду в виде денежного выражения полученного бесплатного питания и в каком размере с учетом стандартных налоговых вычетов, у которых налоговый агент должен удержать НДФЛ.

Выводы суда соответствуют установленным обстоятельствам, представленным доказательствам и законодательству о налогах и сборах, жалоба по названному эпизоду подлежит отклонению как необоснованная.

Пункт 22 постановления. Налоговым органом начислен НДФЛ за 2006 г. в сумме 25418 руб. со стоимости проживания руководителей налогоплательщика в период прохождения семинара в доме отдыха «Абзаково». Разрешая спор по названному эпизоду, суд апелляционной инстанции установил, что семинар был организован по договору от 10.07.2006 № 945, заключенному между налогоплательщиком и Башкирской академией государственной службы и управления при Президенте Республики Башкортостан об оказании услуг по программе повышения квалификации руководителей ГУП «Башавтотранс». На основании распоряжений генерального директора ГУП «Башавтотранс» от 11.07.2006 № 408, 409, 410 для участия в трехдневном семинаре были командированы руководители налогоплательщика и его филиалов. По итогам семинара выданы свидетельства о краткосрочном повышении квалификации.

Налоговый орган не установил, какой доход получен каждым работником, участвующим в семинаре.

Таким образом, суд пришел к правомерному выводу о том, что участвующие в семинаре работники никакого дохода не получили, были направлены в командировку с целью повышения квалификации, поэтому НДФЛ инспекцией начислен необоснованно.

Доводы жалобы по названному эпизоду подлежат отклонению, так как выводов суда не опровергают, а повторяют выводы, изложенные в решении инспекции.

Пункт 23 постановления. Налоговым органом доначислен НДФЛ за 2006 г в сумме 85415 руб., за 2007 г. в сумме 376749 руб. на суммы, которые налогоплательщик выплачивал физическим лицам по договорам аренды транспортных средств и найма жилого помещения, при этом не удерживал с выплаченного дохода НДФЛ (Стерлитамакское ГАТП). Разрешая спор по названному эпизоду, суд апелляционной инстанции установил, что материалами проверки не подтверждено, что физические лица получили выгоду от предприятия и налоговый агент имел возможность при выплате дохода удержать НДФЛ. Так, физические лица Норкина и Шибина получили выгоду в виде освобождения от лизинговых платежей, какие - либо денежные средства от налогового агента им не передавались, расчет с Аннамуратовым произведен посредством передачи векселя, расчеты с гражданами, сдающими жилые помещения в наем работникам предприятия, производились самими квартиросъемщиками, получающими от предприятия денежные средства в качестве аванса для оплаты жилья, договорные отношения с ГУП «Башавтотранс» гражданами - наймодателями не оформлялись, что не позволило удержать налог, а взыскание НДФЛ за счет средств налогового агента в силу п. 9 ст. 226 Кодекса не допускается.

Признавая недействительным решение по данному эпизоду, суд апелляционной инстанции пришел к выводу об отсутствии вины налогового агента в неудержании и неперечислении НДФЛ, что исключает его ответственность по ст. 123 Кодекса и начисление пеней.

Выводы суда апелляционной инстанции соответствуют установленным обстоятельствам и закону. Доводы жалобы по названному эпизоду выводов суда не опровергают, поэтому подлежат отклонению.

Пункт 25.1 постановления. Доводы налогового органа о занижении ЕСН, начисленного на суммы компенсационных выплат, на суммы не исчисленных и не уплаченных страховых взносов, подлежат отклонению в связи с признанием судом кассационной инстанции недействительным решения инспекции в части начисления ЕСН на суммы компенсационных выплат.

Пункт 26 постановления. Доначисляя налог на имущество в общей сумме 50959 руб. за 2006, 2007 гг., инспекция исходила из того, что налогоплательщик не обложил указанным налогом остаточную стоимость следующих основных средств: ремонтные мастерские, оборудование для диагностики инжекторных двигателей, подъемник П-13, шиномонтажное оборудование, которые находятся на территории платной стоянки, но не используются по виду деятельности «хранение автотранспортных средств», которая облагается ЕНВД. Налогоплательщик, оспаривая решение инспекции в части начисления налога на имущество, ссылался на осуществление им двух видов деятельности, облагаемых ЕНВД: хранение автомобилей на платной стоянке и оказание услуг по ремонту, техническому обслуживанию автотранспортных средств, облагаемых единым налогом на вмененный доход для отдельных видов деятельности в соответствии с законом Республики Башкортостан от 25.11.2002 г. № 363-з «О едином налоге на вмененный доход» и представление в инспекцию соответствующих налоговых деклараций, что исключает уплату налога на имущество в отношении основных средств, которые используются в деятельности облагаемой ЕНВД в соответствии с нормами п. 4 ст. 346.26 Кодекса.

Признавая недействительным решение инспекции в части начисления налога на имущество, суд апелляционной инстанции сослался на то, что налоговым органом не опровергнуты доводы налогоплательщика о том, что им также осуществлялась деятельность по оказанию услуг по ремонту, техническому обслуживанию автотранспортных средств, облагаемая ЕНВД, что подтверждено наличием в декларации соответствующего кода «03».

Жалоба по названному эпизоду подлежит отклонению, так не содержит возражений относительно выводов суда.

Пункт 27 постановления. Налогоплательщик оспаривал решение инспекции в части начисления ЕНВД в сумме 86790 руб. за 2006, 2007 гг. в связи с оказанием услуг рабочей столовой (Белебейское ПАТП). Признавая недействительным решение инспекции в части начисления ЕНВД в связи с оказанием услуг рабочей столовой, суд апелляционной инстанции исходил из того, что деятельность налогоплательщика по оказанию услуг общественного питания своим работникам во исполнение условий коллективного договора не отвечает критериям предпринимательской деятельности, подпадающей под деятельность облагаемой ЕНВД, поскольку она не направлена на систематическое получение прибыли именно от услуг общественного питания, а направлена на обеспечение надлежащих условий труда свои работникам. Жалоба по названному эпизоду отклоняется, так как не содержит возражений относительно выводов суда.

Пункт 28 постановления. Налоговым органом начислен транспортный налог в сумме 164390 руб. за 2006, 2007 гг. Основанием начисления налога на автотранспортные средства, послужили выводы о том, что налогоплательщиком неправомерно применена льгота по транспортному налогу в отношении 6 автомобилей, фактически не зачисленных в установленном порядке в автоколонны войскового типа в соответствии с Постановлением кабинета министров Республики Башкортостан от 24.05.2000 № 03 /С3. Кроме того, в нарушение п. 3 ст. 362 Кодекса в 1 квартале 2008 г. занижено количество полных месяцев владения автотранспортом, неверно применена ставка налога.

Опровергая выводы инспекции, налогоплательщик ссылался на наличие льготы, установленной ст. 3 Закона Республики Башкортостан «О транспортном налоге», в соответствии с которой от уплаты транспортного налога освобождаются организации автотранспорта общего пользовании, созданные для осуществления исключительно автотранспортных услуг, по транспортным средствам, зачисленным в автоколонны войскового типа, а также осуществляющих перевозки пассажиров. В подтверждение своих доводов налогоплательщик представил устав своего предприятия, сводные наряды, содержащие перечень транспортных средств, подлежащих предоставлению налогоплательщиком в распоряжение Вооруженных Сил Российской Федерации с объявлением мобилизации, постановление комиссии суженного задания Администрации Караидельского района Республики Башкортостан от 16.04.2005 № 05-С3, в соответствии с ч. Б п. 13 которого транспорт, предназначенный на поставку в войска при объявлении мобилизации освобождается от транспортного налога.

Признавая недействительным решение инспекции в части начисления транспортного налога, суд апелляционной инстанции сослался на то, что из акта проверки и решения неясно какая налоговая льгота применена незаконно, каким нормативным актом она установлена, какими доказательствами подтверждается вывод о незачислении автомобилей в «автоколонны», сделана ссылка на акт Правительства Республики Башкортостан, который не является источником налогового права. Вывод о неправильном расчете количества месяцев владения автотранспортом и применении неверной налоговой ставки не подкреплен «правильным» расчетом, не указано, какие ошибки допущены налогоплательщиком, что не позволяет проверить обоснованность начисленного транспортного налога в сумме 164390 руб., в том числе, 79580 руб. за 2006 г. и 84810 руб. за 2007 г.

Доводы жалобы по п. 28 постановления отклоняются, так как повторяют изложение решения инспекции и не содержат возражений относительно выводов суда.

С учетом изложенного постановление суда апелляционной инстанции подлежит отмене в части отказа в признании недействительным решения инспекции о начислении 60394913 руб. ЕСН, соответствующих пеней и штрафа, а также начислении соответствующих пеней и штрафа, начисленных за неуплату 78831517 руб. НДФЛ (п. 29 постановления суда апелляционной инстанции). В указанной части заявление налогоплательщика подлежит удовлетворению, решение инспекции – признанию недействительным.

В остальной части судебный акт остается без изменения.

Судебные расходы заявителя, связанные с уплатой государственной пошлины при подаче кассационной жалобы в сумме 1000 руб. подлежат взысканию с инспекции в соответствии с п. 1 ст. 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Руководствуясь ст. 286 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

П О С Т А Н О В И Л :

постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 06.11.2009 г. по делу № А07-633/2009 Арбитражного суда Республики Башкортостан отменить в части отказа в удовлетворении заявления по эпизоду начисления налогов на компенсационные выплаты.

В указанной части заявление ГУП «Башавтотранс» удовлетворить.

Признать недействительным решение Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Республике Башкортостан от 26.12.2008 № 11-09/3443 дополнительно в части начисления 60394913 руб. единого социального налога, соответствующих пеней и штрафа за его неуплату, а также соответствующих пеней и штрафа, начисленных за неуплату 78831517 руб. налога на доходы физических лиц.

В остальной части оставить судебные акты суда апелляционной инстанции без изменения.

Взыскать с Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Республике Башкортостан в пользу ГУП «Башавтотранс» расходы по оплате госпошлины по кассационной жалобе в сумме 1000 руб.

     Председательствующий
       Н.В. Наумова

     Судьи
    Н.А. Артемьева

     Н.Н. Суханова

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А07-633/2009
Принявший орган: Арбитражный суд Уральского округа
Дата принятия: 19 января 2010

Поиск в тексте