• по
Более 46000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
ДЕВЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД
 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 23 декабря 2010 года  Дело N А40-29049/2010

резолютивная часть постановления оглашена 23.12.2010

постановление изготовлено в полном объеме 23.12.2010

Девятый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Т.Т. Марковой,

судей П.В. Румянцева, Е.А. Солоповой,

при ведении протокола судебного заседания секретарем А.В. Селивестровым,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Межрегиональной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам № 4

на решение Арбитражного суда г. Москвы от 11.10.2010

по делу № А40-29049/10-142-154, принятое судьей Е.Ю. Филиной,

по заявлению Открытого акционерного общества «Территориальная генерирующая компания № 5» (ОАО «ТГК-5»)

к Межрегиональной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам № 4

о признании частично недействительными решения, требований;

при участии в судебном заседании:

от заявителя – Урдиной А.Н. по доверенности № 18 от 25.12.2009, Чугреева А.В. по доверенности от 11.01.2010;

от заинтересованного лица – Волобаева М.В. по доверенности № 18487 от 08.11.2010;

установил:

Открытое акционерное общество «Территориальная генерирующая компания № 5» (ОАО «ТГК-5») обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением с учетом уточнений в порядке, предусмотренном ст. 49 АПК РФ о признании недействительными решения Межрегиональной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам № 4 от 06.03.2009 № 03-1-23/036 в части пунктов 1.1, 1.2, 1.3, 1.5, 2.1, 2.3, 2.6, 2.7, 4.1.1, соответствующих пунктов резолютивной части оспариваемого решения, а также о признании недействительными требований от 24.02.2010 № 7 и № 7А согласно оспариваемой части решения.

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 11.10.2010 признаны недействительным решение Межрегиональной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам № 4 от 06.03.2009 № 03-1-23/036 в части пунктов 1.1, 1.2, 1.3, 1.5, 2.1, 2.3, 2.6, 4.1.1, а также соответствующих пунктов резолютивной части решения от 06.03.2009 № 03-1-23/036 и незаконными требования № 7 и № 7А от 24.02.2010 в части уплаты налога, пеней и штрафа по соответствующим пунктам 1.1, 1.2, 1.3, 1.5, 2.1, 2.3, 2.6, 4.1.1 решения от 06.03.2009 № 03-1-23/036. В удовлетворении требований о признании недействительным решения Межрегиональной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам № 4 от 06.03.2009 № 03-1-23/36 в части пункта 2.7, соответствующего пункта резолютивной части решения, а также о признании недействительными требований № 7 от 24.02.2010 и № 7А от 24.02.2010 в указанной части, отказано.

Инспекция обратилась с апелляционной жалобой, просит решение суда отменить в части удовлетворенных требований, принять новый судебный акт в обжалуемой части об отказе в удовлетворении требований.

Представитель общества возражал против удовлетворения апелляционной жалобы налогового органа, просит решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Законность и обоснованность принятого решения проверены судом апелляционной инстанции в порядке, предусмотренном ст. 266, ч. 5 ст. 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Изучив представленные в дело доказательства, заслушав представителей заявителя и заинтересованного лица, обсудив доводы апелляционной жалобы, суд апелляционной инстанции считает, что решение суда отмене не подлежит исходя из следующего.

Из материалов дела следует, что в отношении общества инспекцией проведена выездная налоговая проверка за период с 01.01.2005 по 31.12.2006.

По результатам проведения выездной налоговой проверки и рассмотрения возражений заявителя принято решение о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения от 06.03.2009 № 03-1-23/036 и на основании решения 24.02.2010 налоговым органом выставлены требования № 7 и № 7А.

Решение инспекции обжаловано заявителем в апелляционном порядке в ФНС России, которым решением 12.02.2010 № 9-1-08/0167@ изменено решение налогового органа от 06.03.2009 № 03-1-23/036 путем отмены резолютивной части решения в части доначисления налога на прибыль в размере 61.671.557 руб., начисления соответствующих пеней и налоговых санкций, а также в части доначисления транспортного налога в размере 166 руб. 55 коп. В остальной части решение налогового органа оставлено без изменения.

Не согласившись частично с решением от 06.03.2009 № 03-1-23/036 и результатом рассмотрения апелляционной жалобы ФНС России заявитель обратился в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением о признании недействительными решения инспекции от 06.03.2009 № 03-1-23/036 в части пунктов 1.1, 1.2, 1.3, 1.5, 2.1, 2.3, 2.6, 2.7, 4.1.1, соответствующих пунктов резолютивной части оспариваемого решения, а также о признании недействительными требований от 24.02.2010 № 7, № 7А согласно оспариваемой части решения.

По пункту 1.1 оспариваемого решения.

Согласно пункту 1.1 решения в ходе проверки правильности исчисления и своевременной уплаты налога на добавленную стоимость налоговым органом установлено, что ОАО «ТГК-5» допущена неполная уплата НДС за июнь 2006 в сумме 633.824 руб. из-за необоснованного занижения налоговой базы за сумму дебиторской задолженности ФГУП «Кировский биохимический завод».

Согласно доводам налогового органа НДС с суммы дебиторской задолженности должен был быть исчислен и уплачен либо в период истечения срока исковой давности, либо в период ликвидации предприятия-должника.

Заявитель, возражая против доводов налогового органа, ссылается на следующие обстоятельства.

Статьей 167 НК РФ установлен момент определения налоговой базы по налогу на добавленную стоимость.

Как следует из п. 5 ст. 167 НК РФ, в случае неисполнения покупателем обязанности по оплате приобретенного товара датой оплаты товаров, по которой устанавливается момент определения налоговой базы по НДС, признается либо день истечения срока исковой давности по требованию об оплате товара, либо день списания дебиторской задолженности.

Указанный порядок исключен из ст. 167 НК РФ и не действует с 01.01.2006 года, однако переходные положения, предусмотренные п. 6 ст. 2 Федерального закона от 22.07.2005 № 119-ФЗ «О внесении изменений в главу 21 части второй Налогового кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений актов законодательства о налогах и сборах», устанавливают аналогичный порядок определения налоговой базы по налогу на добавленную стоимость по товарам, работам, услугам, имущественным правам, отгруженным/переданным до 2006, в случае неисполнения покупателем до истечения срока исковой давности по праву требования исполнения встречного обязательства, связанного с поставкой товара (выполнением работ, оказанием услуг), датой оплаты товаров (работ, услуг) признается наиболее ранняя из следующих дат: день истечения указанного срока исковой давности или день списания дебиторской задолженности.

В соответствии с решением общего собрания акционеров ОАО «Кировэнерго» от 31.03.2004 осуществлена реорганизация ОАО «Кировэнерго» в форме выделения, утвержден разделительный баланс.

В результате реорганизации создано ОАО «Вятская электротепловая компания» (ОАО «ВЭТК»).

В соответствии с внеочередным общим собранием акционеров ОАО «ВЭТК» 05.12.2005 принято решение о реорганизации ОАО «ВЭТК» в форме присоединения к ОАО «ТГК-5».

ФГУП «Кировский биохимический завод» на момент перехода к ОАО «ТГК-5» дебиторской задолженности находилось в стадии банкротства, в отношении данного предприятия возбуждено конкурсное производство.

В связи с этим, ОАО «ТГК-5» не имело возможности взыскать с ФГУП «Кировский биохимический завод» сумму долга в общем порядке.

Статьей 195 ГК РФ дано определение понятия исковой давности, в соответствии с которым исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено. Вместе с тем требования, которые в соответствии с законодательством Российской Федерации приняты к рассмотрению в деле о банкротстве, не могут быть удовлетворены в судебном порядке, в связи с чем на них не распространяются сроки исковой давности.

Заявитель ссылается на то, что дебиторская задолженность организации, признанной банкротом и в отношении которой введена процедура конкурсного управления, не может быть признана безнадежной до завершения конкурсного производства при условии, что кредитор заявил свои требования в установленном порядке и включен в реестр кредиторов. Учитывая изложенное, задолженность организации, в отношении которой осуществляется процедура банкротства, включенная в реестр требований кредиторов, не может быть признана для целей налогообложения безнадежной по причине истечения срока исковой давности и не учитывается в расходах при формировании налоговой базы до завершения конкурсного производства.

В соответствии с действующим законодательством конкурсный управляющий не обязан уведомлять кредиторов о завершении процедуры банкротства юридического лица.

Согласно доводам заявителя, ОАО «ТГК-5» получило информацию о завершении конкурсного производства в мае 2007 года, что подтверждается выпиской из ЕГРЮЛ от 14.05.2007. Приказ о списании дебиторской задолженности издан ОАО «ТГК-5» также в мае 2007, НДС включен в декларацию за май 2007 и уплачен в этом же периоде.

Действующим законодательством о бухгалтерском учете и налоговым законодательством не предусмотрено ограничений, в соответствии с которыми налогоплательщик обязан списать дебиторскую задолженность в период истечения срока исковой давности или ликвидации должника.

В силу пункта 77 Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации, утвержденного приказом Министерства финансов Российской Федерации от 29.07.1998 № 34н, дебиторская задолженность, по которой срок исковой давности истек, другие долги, нереальные для взыскания, списываются по каждому обязательству на основании данных инвентаризации, письменного обоснования и приказа (распоряжения) руководителя организации и относятся на финансовый результат у коммерческой организации, если в предыдущий налоговый период, предшествующий отчетному, суммы этих долгов не резервировались в порядке, предусмотренном пунктом 70 настоящего Положения. То есть, согласно доводам заявителя, право на списание возникает при наличии первичных документов, подтверждающих нереальность взыскания и при последовательном оформлении совокупности документов. Документальным подтверждением ликвидации организации-должника может служить выписка из единого государственного реестра юридических лиц о ликвидации организации-должника.

ОАО «ТГК-5» получило подтверждающий документ о завершении конкурсного производства в мае 2007 года, что подтверждается выпиской из ЕГРЮЛ от 14.05.2007. Приказ о списании дебиторской задолженности издан ОАО «ТГК-5» также в мае 2007. Нереальность взыскания определяется самостоятельно хозяйствующим субъектом, который руководствуется совокупностью объективных обстоятельств, сложившихся в процессе его деятельности.

На основании изложенного, заявитель ссылается на то, что налоговым органом необоснованно сделан вывод о совершении ОАО «ТГК-5» налогового правонарушения.

Доводы заявителя судом признаны необоснованными по следующим основаниям.

Согласно п. 2 ст. 266 НК РФ безнадежными долгами (долгами, нереальными к взысканию) признаются те долги перед налогоплательщиком, по которым истек установленных срок исковой давности, а также те долги, по которым в соответствии с гражданским законодательством обязательство прекращено вследствие невозможности его исполнения, на основании акта государственного органа или ликвидации организации.

В соответствии с п. 2 ст. 265 Кодекса к внереализационным расходам приравниваются убытки, полученные налогоплательщиком в отчетном (налоговом) периоде, в частности суммы безнадежных долгов.

Таким образом, истечение срока исковой давности и ликвидация должника являются одними из оснований отнесения дебиторской задолженности в состав внереализационных расходов как долга, нереального к взысканию.

Пунктом 1 статьи 272 НК РФ установлены общие правила признания расходов при методе начисления, который применяется обществом при определении налоговой базы по налогу на прибыль. Пунктом 7 названной статьи предусмотрены конкретные случаи определения даты осуществления внереализационных расходов.

При этом, так как этой нормой не установлены особенности признания безнадежных долгов в качестве внереализационных расходов, то применяются общие правила п. 1 ст. 272 НК РФ.

В силу п. 1 ст. 272 НК РФ определено, что расходы при методе начисления признаются таковыми в том отчетном (налоговом) периоде, которому они относятся, независимо от времени фактической выплаты денежных средств и (или) иной формы их оплаты. Указанной статьей НК РФ также установлены особенности для признания расходов, в зависимости от их характера.

Таким образом, из положений ст. 272 НК РФ следует, что по общему правилу расходы, произведенные налогоплательщиком, должны быть учтены в целях исчисления налога на прибыль в том отчетном (налоговом) периоде, к которому они относятся.

Следовательно, названная норма Кодекса не предоставляет налогоплательщику права на произвольный выбор налогового периода, в котором в состав внереализационных расходов включается безнадежная к взысканию задолженность.

Указанный вывод согласуется и с положениями законодательства о бухгалтерском учете. Так, в соответствии со ст. ст. 8, 12 Федерального закона от 21.11.1996 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» для обеспечения достоверности данных бухгалтерского учета и отчетности организации обязаны проводить инвентаризацию имущества и обязательств, в ходе которой проверяются и документально подтверждаются их наличие, состояние и оценка. Порядок и сроки проведения инвентаризации определяются руководителем организации, за исключением случаев, когда проведение инвентаризации обязательно. Проведение инвентаризации обязательно, в том числе перед составлением годовой бухгалтерской отчетности (п. 2 ст. 12 Федерального закона № 129-ФЗ).

При этом, как установлено ст. 8 Федерального закона № 129-ФЗ, все хозяйственные операции и результаты инвентаризации подлежат своевременной регистрации на счетах бухгалтерского учета без каких-либо пропусков или изъятий.

Таким образом, налогоплательщик, проводя по состоянию на последнюю дату отчетного (налогового) периода инвентаризацию, по ее итогам должен определить сумму дебиторской задолженности, по которой срок исковой давности истек или должник ликвидирован, а также другие долги, нереальные к взысканию, и произвести их списание.

Действия общества по включению в состав внереализационных расходов 2007 расходов, относящихся к предыдущим годам, нельзя признать правомерными, учитывая, что такие действия, помимо прочего, влияют на момент определения налоговой базы по НДС.

Из вышеизложенного следует, что момент списания во внереализационные расходы безнадежных долгов возникает в том налоговом периоде, когда наступили обстоятельства, с которыми налоговое законодательство связывает право на уменьшение налогооблагаемой прибыли на сумму безнадежных долгов, а налогоплательщик не вправе произвольно избирать налоговый период учета таких расходов в целях налогообложения.

Из системного толкования вышеприведенных норм следует, что наличие хотя бы одного из условий, перечисленных в п. 2 ст. 266 НК РФ, само по себе делает долг безнадежным. Следовательно, налогоплательщик для целей налогообложения может включить в состав внереализационных расходов безнадежную задолженность только в том отчетном (налоговом) периоде, в котором ликвидирована организация или истек срок исковой давности.

Расходы в виде сумм безнадежных долгов могут быть учтены только в том периоде, в котором у налогоплательщика появилось право на списание, и приказ руководителя организации о списании дебиторской задолженности может издаваться только в том периоде, в котором у налогоплательщика появилось такое право.

Так как приказ руководителя организации о списании определенной суммы дебиторской задолженности является внутренним локальным актом организации, и его издание зависит исключительно от воли руководителя организации, то факт подписания такого приказа в ненадлежащем налоговом периоде не может являться основанием для изменения порядка признания внереализационных расходов обществом в целях налогообложения. Издание соответствующего приказа в более позднем налоговом периоде не является препятствием для уточнения налогоплательщиком своих налоговых обязательств путем подачи уточненной налоговой декларации за надлежащий налоговый период.

Из вышеизложенного следует, что момент списания во внереализационные расходы безнадежных долгов возникает в том налоговом периоде, когда наступили обстоятельства, с которыми налоговое законодательство связывает право на уменьшение налогооблагаемой прибыли на сумму безнадежных долгов (например, исключение юридического лица из Единого государственного реестра юридических лиц). Налогоплательщик не вправе произвольно избирать налоговый период, в котором в состав внереализационных расходов включается безнадежная к взысканию задолженность (определение ВАС РФ от 18.10.2007 № 13270/07).

При этом в соответствии с ч. 1 ст. 2 Федерального закона от 22.07.2005 № 119-ФЗ «О внесении изменений в главу 21 части второй Налогового кодекса Российской Федерации о признании утратившим силу отдельных положений актов законодательства Российской Федерации о налогах и сборах» по состоянию на 01.01.2006 года налогоплательщики налога на добавленную стоимость обязаны провести инвентаризацию дебиторской и кредиторской задолженности по состоянию на 31 декабря 2005 года включительно. По результатам инвентаризации определяется дебиторская задолженность за реализованные, но неоплаченные товары (работы, услуги), операции по реализации (передаче) которых признаются объектами налогообложения в соответствии с главой 21 НК РФ.

В соответствии с ч. 2 ст. 2 Федерального закона от 22.07.2005 № 119-ФЗ налогоплательщики налога на добавленную стоимость, определявшие до вступления в силу указанного закона момент определения налоговой базы как день оплаты включают в налоговую базу денежные средства, поступившие до 01.01.2008 в счет погашения задолженности, указанной в ч. 1 ст. 2 Федерального закона от 22.07.2005 № 119-ФЗ.

Согласно ч. 6 ст. 2 Федерального закона от 22.07.2005 № 119-ФЗ в случае неисполнения покупателем до истечения срока исковой давности по праву требования исполнения встречного обязательства, связанного с поставкой товара (выполнением работ, оказанием услуг), датой оплаты товаров (работ, услуг) признается наиболее ранняя из следующих дат: день истечения указанного срока исковой давности или день списания дебиторской задолженности.

Следовательно, с момента ликвидации должника у организации имеются основания для признания долга безнадежным и списания дебиторской задолженности как нереальной для взыскания.

Таким образом, дебиторская задолженность ФГУП «Кировский биохимический завод», нереальная к взысканию в связи с ликвидацией должника в сумме 3 802 941, 14 руб., в том числе НДС в сумме 633 823, 51 руб., переданная ОАО «ТГК-5» по разделительному балансу, подлежала списанию ОАО «ТГК-5» в 2006 году, и, соответственно, обязанность по исчислению НДС возникла в июне 2006 года.

Действия общества по произвольному списанию безнадежного долга в более позднем периоде привели к необоснованной неуплате НДС в надлежащем налоговом периоде.

Вместе с тем, доначисление налоговым органом по указанному эпизоду налога, пеней и штрафов признано судом необоснованным по следующим основаниям.

Как полагает инспекция доводы общества об исчислении налога со спорной дебиторской задолженности в последующем налоговом периоде (май 2007) со ссылкой на выписки из книги продаж не могут быть приняты во внимание, поскольку налог исчисляется на основании налоговой декларации за соответствующий налоговый период. Доказательств исчисления налога по рассматриваемому основанию по налоговой декларации за май 2007 заявителем не представлено.

Доводы налогового органа необоснованные по следующим основаниям.

Согласно абз. 4 ст. 88 и ст. 93 НК РФ при проведении камеральной проверки налоговый орган вправе истребовать у налогоплательщика дополнительные сведения, получить объяснения и документы, подтверждающие правильность исчисления и своевременность уплаты налогов.

Кроме того, на основании п.п. 4 и 6 ст. 101 НК РФ на налоговый орган возложена обязанность исследовать все представленные доказательства, и в том случае, когда есть необходимость получения дополнительных доказательств для подтверждения факта совершения нарушений законодательства о налогах и сборах или отсутствия таковых руководитель (заместитель руководителя) налогового органа вправе вынести решение о проведении в срок, не превышающий один месяц, дополнительных мероприятий налогового контроля.

Налоговый орган, проводящий камеральную налоговую проверку, при обнаружении налоговых правонарушений обязан требовать от налогоплательщика представления объяснений и документов, подтверждающих правильность исчисления и своевременность уплаты налогов.

В связи с проведением камеральной проверки налоговой декларации по НДС за май 2007, инспекцией выставлено требование от 22.06.2007 № 17-12/08639, в ответ на которое налогоплательщиком представлены все необходимые для налогового контроля документы.

Подтверждением включения суммы налога в налоговую декларацию за май 2007 является выписка из книги продаж. В декларации эти суммы отражены в строке 010 (реализация по ставке 20 %), а также в строке 070 (в том числе при погашении дебиторской задолженности). Как пояснил заявитель, по строке 010 сумма больше на 5.795 руб., т.к. в данной строке есть еще погашение дебиторской задолженности по Марийскому и Удмуртскому филиалу.

Налоговый орган не отрицает, что вышеперечисленные налоговая декларация, книги продаж за май 2007 также были представлены ему, но уже в рамках выездной налоговой проверки (акта выездной налоговой проверки от 29.12.2008 № 03-1-20/032 (т. 3 л.д. 17). Дополнительный требований к налогоплательщику не предъявлялось. Инспекцией в акте указано. Что налог на добавленную стоимость, начисленный при списании дебиторской задолженности ФГУП «Кировский биохимический завод», в сумме 633.823, 51 руб. включен ОАО «ТГК-5» в налоговую декларацию по НДС за май 2007, представленной в налоговый орган, что подтверждается данными вписок из книги продаж Кировского филиала ОАО «ТГК- 5» и ОСП Кировская ТЭЦ-4 Кировского филиала ОАО «ТГК -5» за май 2007.

Уплата заявителем спорной суммы НДС в мае 2007 подтверждается декларацией за май 2007, книгой продаж, а также журналом-ордером 76.6.2 по субконто.

По смыслу п. 1 ст. 75, ст. 122 НК РФ пени и штраф начисляются только в случае образования у налогоплательщика недоимки, то есть не уплаченной в установленный законом срок суммы налога.

Соответственно наличие у общества переплаты в спорный период исключает возможность начисления пени и штрафов, что подтверждается правовой позицией ВАС РФ (п. 20, 42 постановления Пленума ВАС РФ № 5 от 28.02.2001).

В соответствии с п. 3 регламента организации работы с налогоплательщиками, утвержденным Приказом ФНС России от 09.09.2005 № САЭ-3-01/444@ налогоплательщик и налоговый орган в обязательном порядке ежеквартально проходят сверку расчетов с бюджетом. Учитывая положения данного пункта, сверки расчетов проводились также в период с июня 2006 по май 2007.

Факт переплаты по НДС в спорный период подтверждается актами совместной сверки расчетов по налогам, сборам, пени, штрафам.

Таким образом, у налогового органа отсутствовали основания для начисления пеней, привлечения налогоплательщика к ответственности и взыскания уже уплаченных к моменту вынесения решения сумм налога.

По пунктам 1.2, 2.1 оспариваемого решения.

Согласно пунктам 1.2, 2.1 решения в ходе проверки правильности исчисления и своевременной уплаты НДС и налога на прибыль организаций установлено, что ОАО «ТГК-5» занизило доходы от реализации теплоэнергии по государственным регулируемым тарифам, что повлекло занижение налогооблагаемой базы по НДС и налогу на прибыль организаций в сумме 1.440.186, 96 руб., занижение НДС в сумме 259.233, 65 руб., занижение налога на прибыль организаций в сумме 345.645 руб.

В обоснование данного вывода налоговый орган сослался на п.60 Методических указаний по расчету регулируемых тарифов и цен на электрическую (тепловую) энергию на розничном (потребительском) рынке, утвержденных приказом ФСТ России от 06.08.2004 № 20-э/2, в соответствии с которым расчет тарифов на тепловую энергию для потребителей основывается на полном возврате теплоносителя в тепловую сеть и (или) на источник тепла.

Налоговый орган также полагает, что предусмотренное договорами теплоснабжения условие об уменьшении стоимости оплаты за тепловую энергию в размере стоимости возвращенной с конденсатом тепловой энергии является ничтожным.

Доводы инспекции правомерно отклонены судом исходя из следующего.

В соответствии с п. 3.5 договоров теплоснабжения от 01.01.2006 № 512000001, № 5579000004 энергоснабжаюшая организация уменьшает стоимость оплаты за теплоэнергию в размере стоимости возвращенной с конденсатом тепловой энергии, определяемой по расчетной топливной составляющей 1 Гкал в соответствии с утвержденным РЭК Кировской области нормативным уровнем затрат на производство тепловой энергии.

Таким образом, абонент по договорам теплоснабжения осуществляет возврат не теплоносителя, а тепловой энергии в теплоносителе.

Из содержания п. 3.5 договоров следует, что ОАО «ТГК-5» определяет стоимость принятой абонентом тепловой энергии как разницу между стоимостью тепловой энергии, потребленной абонентом, и стоимостью тепловой энергии, возвращенной энергоснабжающей организации.

Такой порядок полностью соответствует требованиям действующего законодательства.

В соответствии с Федеральным законом от 14.04.1995 № 41-ФЗ «О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации» тепловая энергия - товар, характеризуемый расходом теплоносителя и изменением его термодинамических параметров (температуры, давления).

Статьей 2 Федерального закона от 14.04.1995 № 41-ФЗ «О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации» установлено, что оплата тепловой энергии производится за фактически принятое потребителем количество электрической и тепловой энергии в соответствии с данными учета тепловой энергии, если иное не предусмотрено федеральным законом, иными нормативными правовыми актами или соглашением сторон.

На основании изложенного, ОАО «ТГК-5» требования п. 60 Методических указаний по расчету регулируемых тарифов и цен на электрическую и тепловую энергию на розничном (потребительском) рынке, утвержденных приказом ФСТ России от 06.08.2004 № 20-э/2, при исполнении договоров теплоснабжения от 01.01.2006 № 512000001, № 5579000004 не нарушены.

Тот факт, что РЭК Кировской области для ОАО «ТГК-5» устанавливается тариф на тепловую энергию с учетом стоимости химочищенной воды и химобессоленной воды (конденсата), подлежащей возврату, не является подтверждением совершения ОАО «ТГК-5» налогового правонарушения. Химочищепная вода и химобессоленная вода являются теплоносителями, подлежащими возврату. Пунктом 3.5 договоров регулирует отношения в связи с возвратом тепловой энергии, а не теплоносителя.

Выводы налогового органа о ничтожности п. 3.5 договоров теплоснабжения от 01.01.2006 № 512000001, № 5579000004 являются несостоятельными.

Согласно п. 1 ст. 544 ГК РФ, ст. 2 Федерального закона от 14.04.1995 № 41-ФЗ «О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации» оплата энергии производится за фактически принятое абонентом количество энергии в соответствии с данными учета энергии, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или соглашением сторон.

Положения данных статей носят диспозитивный характер, в связи с чем указанный в них порядок определения количества потребленной энергии может применяться в случае, если иное не предусмотрено иными правовыми актами или соглашением сторон.

Поскольку соглашением сторон предусмотрен иной порядок определения количества потребленной тепловой энергии в случае превышения температуры теплоносителя в обратном трубопроводе, установленный на основании Правил технической эксплуатации тепловых энергоустановок (утв. Минэнерго России 24.03.2003 № 115), Методических рекомендаций по регулированию отношений между энергоснабжающей организацией и потребителями (утв. Минэнергетики РФ 19.01.2002), организационно-методических рекомендаций по пользованию системами коммунального теплоснабжения в городах и других населенных пунктах Российской Федерации (утв. приказом Госстроя России от 21.04.2000 № 92), при определении количества потребленной тепловой энергии следует руководствоваться положениями п. 3.5 договоров теплоснабжения от 01.01.2006 № 512000001, № 5579000004.

Основы ценообразования в отношении электрической и тепловой энергии в Российской Федерации», утвержденные постановлением Правительства Российской Федерации от 26.02.2004 № 109, не содержат положений, регулирующих порядок определения количества потребленной энергии при наличии указанных в п. 3.5 договоров теплоснабжения от 01.01.2006 № 512000001, № 5579000004 обстоятельств.

Кроме того, в отношении доначисления налога на прибыль необходимо отметить следующее.

В соответствии со ст. 248 НК РФ к доходам в целях налогообложения налогом на прибыль относятся, прежде всего доходы от реализации товаров (работ, услуг) и имущественных прав. Статьей 249 НК РФ установлено, что доходом от реализации признается выручка от реализации товаров (работ, услуг) как собственного производства, так и ранее приобретенных, выручка от реализации имущественных прав. При этом пунктом 2 этой же статьи предусмотрено, что выручка от реализации определяется исходя из всех поступлений, связанных с расчетами за реализованные товары (работы, услуги) или имущественные права, выраженные в денежной и (или) натуральной формах.

В силу ст. 316 НК РФ сумма выручки от реализации определяется в соответствии со ст. 249 НК РФ с учетом положений ст. 251 ПК РФ на дату признания доходов и расходов в соответствии с выбранным налогоплательщиком методом признания доходов и расходов для целей налогообложения.

Согласно п. 3 ст. 271 НК РФ для доходов от реализации, если иное не предусмотрено настоящей главой, датой получения дохода признается дата реализации товаров (работ, услуг, имущественных прав), определяемой в соответствии с п. 1 ст. 39 НК РФ, независимо от фактического поступления денежных средств (иного имущества (работ, услуг) и (или) имущественных прав) в их оплату.

Таким образом, для целей определения действительной обязанности налогоплательщика по уплате в бюджет налога на прибыль определяющее значение имеет установление факта реализации им товаров (работ, услуг) конкретным лицам.

Согласно п. 1 ст. 39 НК РФ реализацией товаров, работ или услуг организацией или индивидуальным предпринимателем признается соответственно передача на возмездной основе (в том числе обмен товарами, работами или услугами) права собственности на товары, результатов выполненных работ одним лицом для другого лица, возмездное оказание услуг одним лицом другому лицу, а в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, передача права собственности на товары, результатов выполненных работ одним лицом для другого лица, оказание услуг одним лицом другому лицу - на безвозмездной основе.

Как было указано выше в соответствии с договорами теплоснабжения от 01.01.2006 № 512000001, № 5579000004 (с дополнительными соглашениями) абонент уменьшает стоимость оплаты за теплоэнергию на стоимость возвращенной с конденсатом тепловой энергии.

Поскольку условиями договоров прямо указано на уменьшение общей суммы платы по договорам на стоимость возвращенной энергии, то обязанности оплаты вмененного налоговым органом количества тепловой энергии у абонентов не было. Оплата за потребленную энергию также происходила с учетом данного положения договоров, что не оспаривается инспекцией.

Таким образом, налоговый орган не доказал факт реализации абонентам вмененного количества тепловой энергии на возмездной либо безвозмездной основе.

По пунктам 1.3, 2.6 оспариваемого решения.

Согласно пунктам 1.3, 2.6 налоговым органом в ходе проверки правильности исчисления и своевременной уплаты НДС и налога на прибыль организаций установлено, что ОАО «ТГК-5» приняло к вычету НДС в сумме 38.328.757 руб. за август, сентябрь и ноябрь 2006 и отнесло на расходы, уменьшающие налогооблагаемую базу по налогу на прибыль организаций в 2006, затраты на приобретение топлива в сумме 167.104.994 руб., что привело к неуплате налога на прибыль в сумме 40.105.199 руб.

При проведении проверки налоговый орган пришел к выводу об отсутствии реальных хозяйственных операций между ЗАО «БЭЛЛ» и ОАО «ТГК-5» по поставке топочного мазута, так как общество не являлось принципалом по отношению к ЗАО «БЭЛЛ», с которым названные лица заключали договоры поставки.

Инспекция указывает на то, что ООО «Ойлрезерв», агентом которого выступало ЗАО «БЭЛЛ» (поставщик заявителя), не приобретало мазут, который впоследствии мог быть реализован через ЗАО «БЭЛЛ» в адрес ОАО «ТГК-5», что подтверждается материалами уголовного дела. Агентский договор от 10.01.2006 № 10/01-06 между ЗАО «БЭЛЛ» и ООО «Ойлрезерв» не подтверждает реальность хозяйственных операций между указанными компаниями.

Как указывает налоговый орган ОАО «ТГК-5» проявлена недостаточная осмотрительность в выборе контрагента ЗАО «БЭЛЛ». У ЗАО «БЭЛЛ» не имелось штата работников и опыта работы на рынке поставки нефтепродуктов. Руководитель ООО «Ойлрезерв» - Флягина Е.Ю. отрицала участие в деятельности организации. В связи с чем инспекцией сделан вывод о том, то ООО «Ойлрезерв» не поручало ЗАО «БЭЛЛ» заключать договоры поставки для реализации принадлежащих ООО «Ойлрезерв» нефтепродуктов, в частности, в адрес ОАО «ТГК-5».

Налоговый орган в обоснование решение, также указывает на следующее.

Управление № 1 ГУ - Главного Управления ПФР № 7 по городу Москве и Московской области на запрос инспекции в письме от 18.12.2008 № 10492/1 сообщило, что ООО «Ойлрезерв» состоит на учете с 29.07.2005 в категории «временно не осуществляющих финансово-хозяйственную деятельность». С момента регистрации по настоящее время ООО «Ойлрезерв» отчеты по индивидуальному (персонифицированному) учету не представляло, перечислений страховых взносов не производило.

Транспортные железнодорожные накладные, представленные ОАО «ТГК-5», не содержат данные о поставщике мазута (ЗАО «БЭЛЛ», ООО «Ойлрезерв»), акты приема-передачи товара отсутствуют.

Грузоотправитель мазута (ЗАО «ЮКОС-Транссервис») не подтвердил наличие финансово-хозяйственных и договорных отношений с 000 «Ойлрезерв», ЗАО «БЭЛЛ», ОАО «ТГК-5».

Указанные доводы инспекции судом правомерно признаны необоснованными.

Законодательство о налогах и сборах Российской Федерации исходит из презумпции добросовестности налогоплательщика и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, в частности налоговых вычетов при исчислении налога на добавленную стоимость и учет расходов при исчислении налога на прибыль, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны.

Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных Кодексом, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

При отсутствии доказательств не совершения хозяйственных операций, в связи с которыми заявлено право на налоговый вычет (учет расходов), вывод о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о недостоверности (противоречивости)сведений, может быть сделан судом в результате оценки в совокупности обстоятельств, связанных с заключением и исполнением договора (в том числе с основаниями, по которым налогоплательщиком был выбран соответствующий контрагент), а также иных обстоятельств, упомянутых в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды».

Вывод о недостоверности договора, актов выполненных работ, счетов-фактур, подписанных не лицом, значащимся в учредительных документах поставщика в качестве руководителя этого общества, не может самостоятельно, в отсутствие иных фактов и обстоятельств, рассматриваться в качестве основания для признания налоговой выгоды необоснованной.

О необоснованности получения налоговой выгоды, в частности, могут свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о наличии таких обстоятельств, как невозможность реального осуществления налогоплательщиком хозяйственных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг, совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком, учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности.

Кроме того, в соответствии с правовой позицией Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, отраженной в постановлении от 09.03.2010 № 15574/09 вывод налогового органа о документальной неподтвержденности спорных расходов как понесенных именно в рамках сделки с конкретным контрагентом не влечет безусловного отказа в признании таких расходов для целей исчисления налога на прибыль со ссылкой на п. 1 ст. 252 НК РФ, поскольку решающим обстоятельством при признании таких затрат является совершение хозяйственных операций по возмездному приобретению товарно-материальных ценностей (работ, услуг).

На основании изложенного, для решения вопроса о правомерности применения ОАО «ТГК-5» налоговых вычетов и отнесения в состав расходов по налогу на прибыль затрат имеет значение установление двух фактов: совершение реальной хозяйственной операции по приобретению и получению товара; уплата налога на добавленную стоимость при приобретении товара.

При проведении выездной налоговой проверки ОАО «ТГК-5» налоговому органу были представлены договоры на поставку нефтепродуктов от 16.08.2006 № 5521000066, от 07.11.2006 № 5522000021, от 13.11.2006 № 5522000020, заключенные между ОАО «ТГК-5» и ЗАО «БЭЛЛ», товарные накладные, транспортные железнодорожные накладные, счета-фактуры, платежные поручения на оплату топлива.

При подписании договоров поставки и иных документов ЗАО «БЭЛЛ» действовало от собственного имени как субъект хозяйственной деятельности, обладающий необходимой правоспособностью (что подтверждается Уставом ЗАО «БЭЛЛ», выпиской из ЕГРЮЛ в отношении ЗАО «БЭЛЛ»).

Указанные документы оформлены в соответствии с требованиями действующего законодательства и в совокупности свидетельствуют о совершении ОАО «ТГК-5» реальной хозяйственной операции.

В соответствии с п. 10 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности, осторожности и ему было известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом. Полученная налоговым органом информация о том, что ЗАО «БЭЛЛ» при заключении договоров поставки с ОАО «ТГК-5» действовало в рамках агентского договора с ООО «Ойлрезерв», которое имеет признаки фирмы «однодневки», не является основанием для признания действий налогоплательщика ОАО «ТГК-5», направленными на получение необоснованной налоговой выгоды.

При заключении и исполнении договоров поставки нефтепродуктов ОАО «ТГК -5» действовало добросовестно.

Договоры на поставку нефтепродуктов от 16.08.2006 № 5521000066, от 07.11.2006 № 5522000021, от 13.11.2006 № 5522000020 заключены с соблюдением требований стандарта организации договорной работы в ОАО «ТГК-5», утвержденного Правлением ОАО «ТГК-5».

В соответствии со ст. 62 Стандарта проекты договоров до подписания проходят процедуру проверки. При проведении данной проверки ОАО «ТГК-5» исследованы копии учредительных документов контрагента, свидетельства о внесении записи о контрагенте в Единый государственный реестр юридических лиц, документов, удостоверяющих полномочия лица, подписавшего договор со стороны контрагента, иных документов, представленных в рамках проведения закрытого запроса цен.

Судом не установлено, что ОАО «ТГК-5» при заключении договоров с ЗАО «БЭЛЛ» действовало недобросовестно или с недостаточной осмотрительностью.

В соответствии с п. 1 ст. 9 Федерального закона от 21.11.1996 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» все хозяйственные операции, проводимые организацией, должны оформляться оправдательными документами. Эти документы служат первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет.

При проведении выездной налоговой проверки ОАО «ТГК-5» налоговому органу представлены договоры на поставку нефтепродуктов от 16.08.2006 № 5521000066, от 07.11.2006 № 5522000021, от 13.11.2006 № 5522000020, также предоставлены транспортные железнодорожные накладные, которые подтверждают факт поставки нефтепродуктов, грузоотправитель соответствует грузоотправителю указанному в счетах-фактурах, соответствует наименование, количество товара, адреса грузоотправителя и грузополучателя.

Налоговым органом сделан вывод о нереальности поставки только на том основании, что в железнодорожных накладных не указано ЗАО «БЭЛЛ».

Данный вывод является несостоятельным, поскольку сведения, указанные в товарных накладных и счетах-фактурах, позволяют с достоверностью установить факт передачи мазута от ЗАО «БЭЛЛ» покупателю (ОАО «ТГК-5»).

Таким образом, вывод налогового органа о том, что у ОАО «ТГК-5» не возникло обязанности по несению затрат на оплату нефтепродуктов поставщику (ЗАО «БЭЛЛ») по причине отсутствия поставок товара, а также о том, что расходы ОАО «ТГК-5» по взаимоотношениям с ЗАО «БЭЛЛ» экономически необоснованны и документально не подтверждены, не соответствует действительности.

ОАО «ТГК-5» представило достоверные доказательства, указывающие на реальность совершенных хозяйственных операций и понесенных в связи с их совершением расходов, следовательно, выполнило обязанность по подтверждению права на применение налоговых вычетов.

Ссылка налогового органа на недобросовестность третьих лиц, как основание вывода о неправильности применения ОАО «ТГК-5» налоговых вычетов, без наличия доказательств недобросовестности самого налогоплательщика является необоснованной.

Согласно ст. 247 НК РФ объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком, под которой для российских организаций признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов.

В п. 1 ст. 252 НК РФ установлено, что в целях главы 25 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов, которыми признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком. Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Из представленных документов следует, что ОАО «ТГК-5» оплатило в безналичном порядке (с учетом налога на добавленную стоимость), получило и оприходовало топливо, поставленное ЗАО «БЭЛЛ». Данное топливо впоследствии использовано при производстве электрической и тепловой энергии, в целях получения налогоплательщиком доходов. Таким образом, ОАО «ТГК-5» представило достаточные и достоверные доказательства, подтверждающие правомерность учета расходов по приобретению топлива в целях налогообложения налогом на прибыль организаций.

Выявленные налоговым органом обстоятельства, относящиеся к действиям (бездействию) ООО «Ойлрезерв» не могут являться доказательствами, свидетельствующими о недобросовестности ОАО «ТГК-5» и получении им необоснованной налоговой выгоды.

Ссылка налогового органа на проведение почерковедческой судебной экспертизы директора ООО «Ойлрезерв» на договоре с банком ОАО «Банк Китеж» несостоятельна, поскольку не подтверждает, что факт подписания договоров между ЗАО «БЭЛЛ» и ОАО «ТГК-5» неуполномоченным лицом от имени ЗАО «БЭЛЛ».

Действительность агентского договора между ООО «Ойлрезерв» и ЗАО «БЭЛЛ» не влияет на решение вопроса о реальности хозяйственной операции по приобретению топлива и уплате ОАО «ТГК-5» налога на добавленную стоимость при приобретении товара у ЗАО «БЭЛЛ». Реальность хозяйственной операции по приобретению топлива подтверждается представленными платежными документами, первичными учетными документами о выполнении ЗАО «БЭЛЛ» всех условий договоров по поставке нефтепродуктов в адрес ОАО «ТГК-5».

Вывод налогового органа об отсутствии у ЗАО «БЭЛЛ» права на продажу топлива также является несостоятельным.

В соответствии с абз. 2 ч. 1 ст. 1005 ГК РФ по сделке, совершенной агентом с третьим лицом от своего имени и за счет принципала, приобретает права и становится обязанным агент, хотя бы принципал и был назван в сделке или вступил с третьим лицом в непосредственные отношения по исполнению сделки.

Исходя из изложенного ОАО «ТГК-5» имело право покупать топливо у ЗАО «БЭЛЛ», и принимать счета-фактуры к вычету при условии, что ЗАО «БЭЛЛ» является агентом по реализации нефтепродуктов от своего имени.

Согласно п. 1 ст. 169 НК РФ счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия покупателем предъявленных продавцом товаров (работ, услуг), имущественных прав (включая комиссионера, агента, которые осуществляют реализацию товаров (работ, услуг), имущественных прав от своего имени) сумм НДС к вычету в порядке, предусмотренном гл. 21 Налогового кодекса Российской Федерации.

Согласно постановлению Правительства Российской Федерации от 02.12.2000 № 914 «Об утверждении правил ведения журналов учета полученных и выставленных счетов-фактур, книг покупок и книг продаж при расчетах по налогу на добавленную стоимость», при реализации посредником, выступающим от своего имени, товаров (работ, услуг) комитента, принципала счет-фактура выставляется посредником в двух экземплярах от своего имени. Номер указанному счету-фактуре присваивается посредником в соответствии с хронологией выставляемых им счетов-фактур. Один экземпляр передается покупателю, второй - подшивается в журнал учета выставленных счетов-фактур без регистрации его в книге продаж. Комитент (принципал) выставляет счет-фактуру на имя посредника с нумерацией в соответствии с хронологией выставляемых комитентом (принципалом) счетов-фактур. В книге покупок посредника этот счет-фактура не регистрируется. Показатели счета-фактуры, выставленного посредником покупателю, отражаются в счете-фактуре, выставляемом комитентом (принципалом) посреднику и регистрируемом в книге продаж у комитента (принципала).

Счета-фактуры содержат полную и достоверную информацию о совершении хозяйственных операций, все реквизиты заполнены и соответствуют первичным документам, учетным документам, адрес грузоотправителя соответствует железнодорожной накладной: ЗАО «ЮКОС-Транссервис» (446207, г. Новокуйбышевск Самарской области).

Отсутствие факта составления участниками договоров актов приема-передачи товара не может служить основанием для признания хозяйственной операции не реальной, поскольку по соглашению сторон передача нефтепродуктов оформлялась не актами, а товарными накладными, все товарные накладные предоставлены к проверке, в которых подтверждается факт приемки топлива, налоговым органом указанное обстоятельство не опровергается.

Ссылаясь на то, что организация, значащаяся грузоотправителем в транспортных документах, представленных обществом, отрицает взаимоотношения с ЗАО «БЭЛЛ» и ООО «Ойлрезерв» налоговым органом не учтен тот факт, что грузоотправители могут не иметь прямых хозяйственных связей с фактическими получателями и покупателям товара. Непосредственные отношения у грузоотправителей могут быть только с владельцами товара, распоряжающимися принадлежащей им собственностью без ссылок на своих контрагентов.

Инспекция не оспаривает, что ОАО «ТГК-5» в подтверждение взаимоотношений с ЗАО «БЭЛЛ» представлены необходимые документы: договоры поставки нефтепродуктов, счета-фактуры, ж/д накладные, платежные поручения и т.д.

Оплата обществом мазута согласно пунктам 3.1 договоров производилась только после поставки товара, то есть налогоплательщик выбрал наиболее оптимальный способ поставки и оплаты продукции, защитив себя от возможных рисков.

На момент действия договорных отношений ЗАО «БЭЛЛ» осуществляло хозяйственную деятельность, сдавало налоговую отчетность и исполняло свои налоговые обязанности, что не оспаривается инспекцией. Контрагент заявителя ЗАО «БЭЛЛ» выбран в качестве поставщика на открытом конкурсе.

Как указал заявитель, в целях исключения коммерческих и налоговых рисков до заключения договора с ЗАО «БЭЛЛ» дирекцией безопасности ОАО «ТГК-5» в 2006 проводились мероприятия по проверке благонадежности данной компании, в том числе: проверка соответствия всех сведений, указанных в представленной контрагентом анкете (нахождение организации по юридическому адресу, наличие и работоспособность расчетного счета в ЗАО АКБ «Газбанк» г. Самары, соответствие номеров телефонов); проведение переговоров с организациями, указанными ЗАО «БЭЛЛ» в представленной в составе конкурсной документации справке о перечне и годовых объемах выполнения аналогичных договоров, на предмет деловой репутации и исполнения обязательств по договорам; изучение учредительных документов, подтверждающих правоспособность ЗАО «БЭЛЛ», как юридического лица; истребование и изучение договора с директором на предмет его легитимности, как исполнительного органа, уполномоченного действовать от имени организации без доверенности; истребование и изучение бухгалтерской отчетности на предмет оценки финансового состояния и направления отчетов в налоговый орган.

В результате проведенных мероприятий установлено, что ЗАО «БЭЛЛ» на момент подачи конкурсной документации находилось по юридическому адресу, использовало указанные в анкете номера телефонов, обладало правоспособностью, имело положительный финансовый результат, сдавало бухгалтерскую отчетность. Более того, благонадежность ЗАО «БЭЛЛ» как поставщика продукции подтверждена письмами ОАО «Волжская ТГК» и ОАО «ТГК-6», с которыми данный контрагент имел деловые взаимоотношения.

Кроме устава ЗАО «БЭЛЛ» и свидетельства о постановке на учет в налоговом органе, обществом в материалы дела представлена анкета участника конкурса, справка о перечне и годовых объемах выполненных договоров, справка о материально-технических ресурсах, справка о кадровых возможностях, договор между ЗАО «БЭЛЛ» и директором общества, выписку из ЕГРЮЛ, бухгалтерские балансы, сертификат соответствия производства, отзывы о работе компании. Для определения поставщика проведен конкурс, по итогам которого ЗАО «БЭЛЛ» определено как предложившее наиболее приемлемые условия поставки нефтепродуктов (т. 12, л.д. 74-92).

Для подтверждения обоснованности примененных налоговых вычетов налогоплательщиком представлены договоры поставки нефтепродуктов (т. 6, л.д. 28-71, т. 12, л.д. 52-73), счета-фактуры (т. 6, л.д. 134-144, 150-151, т. 12, л.д. 93-125), товарные, транспортные накладные, маршрутные документы (т. 12, л.д. 126-150, т. 13,14), а также платежные поручения, подтверждающие уплату НДС поставщику (т. 15, л.д. 62-81).

Таким образом, выводы налогового органа о занижении ОАО «ТГК-5» налогооблагаемой базы по НДС и налогу на прибыль организаций и сумм указанных налогов признаны судом необоснованными.

По пункту 1.5 оспариваемого решения.

Согласно пункту 1.5 решения в ходе проверки правильности исчисления и своевременной уплаты НДС налоговым органом установлено, что ОАО «ТГК-5» неправомерно предъявлен к вычету НДС в сумме 119.159, 21 руб. за июнь-сентябрь 2006 по счетам-фактурам 000 «Энергостройснаб», ООО «Энергокомплект», ООО «Элкабель» и ООО «Электросветотехника».

Данный вывод сделан налоговым органом на основании сведений о том, что ООО «Энергоетройснаб», ООО «Энергокомплект», ООО «Элкабель» и ООО «Электросветотехника» реорганизованы 26.06.2006 в форме слияния во вновь созданное общество – ООО «Лидер и Ко».

Согласно п. 1 ст. 60 ГК РФ учредители (участники) юридического лица или орган, принявшие решение о реорганизации юридического лица, обязаны письменно уведомить об этом кредиторов реорганизуемого юридического лица.

Как указал заявитель, реорганизуемые организации являлись на момент их реорганизации кредиторами ОАО «ТГК-5», поскольку продукция оплачивалась авансовыми платежами. Уведомлений о реорганизации ООО «Энергостройснаб», ООО «Энергокомплект», ООО «Элкабель», ООО «Электросветотехника» в адрес ОАО «ТГК-5» не поступало. Более того, после 26.06.2006 в адрес ОАО «ТГК-5» поступали документы (счета-фактуры, накладные, акты сверок), подписанные должностными лицами ООО «Энергостройснаб», ООО «Энерго комплект», ООО «Элкабель» и ООО «Электросветотехника» и заверенные печатью данных организаций.

По состоянию на 31.12.2006 по данным контрагентам числилась дебиторская задолженность, которая погашена в 2007, документы также подписаны должностными лицами ООО «Энергостройснаб», ООО «Энергокомплект», ООО «Элкабель» и ООО «Электросветотехника» и заверены печатями указанных организаций. При этом, часть задолженности была погашена путем перечисления денежных средств на р/сч ОАО «ТГК-5» от ООО «Энтехсервис» за ООО «Энергостройснаб», ООО «Энергокомплект» и ООО «Электросветотехника».

В соответствии с п. п. 1 и 2 ст. 171 НК РФ налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со ст. 166 НК РФ, на установленные этой статьей налоговые вычеты. Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации.

Согласно п. 1 ст. 172 НК РФ налоговые вычеты, предусмотренные ст. 171 НК РФ, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг) и документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога.

Из положений п. 5 ст. 173 НК РФ следует, что законодателем бремя ответственности по вопросам налогообложения при выставлении счета-фактуры с выделением суммы налога ложится на то лицо, которое данный счет-фактуру выставило.

При подписании договоров и иных документов общества действовали от собственного имени как субъект хозяйственной деятельности, обладающий необходимой правоспособностью (что подтверждается уставами, выписками из ЕГРЮЛ, свидетельствами о государственной регистрации). Указанные документы оформлены в соответствии с требованиями действующего законодательства.

На момент заключения договоров, общества были зарегистрированы в соответствии с действующим законодательством. Как указал заявитель, ОАО «ТГК-5» не известно о реорганизации ООО «Энергостройснаб», ООО «Энергокомплект», ООО «Элкабель», ООО «Электросветотехника».

Договоры с ООО «Энергостройснаб» (от 01.01.2005 № 05-14/19), ООО «Энергокомплекг» (от 18.03.2005 № 05-14/215) , ООО «Элкабель» (от 15.03.2005 № 05-14/283), ООО «Элекгросветотехника» (от 04.02.2005 № 05-14/56 и 28.07.2005 № 05-14/417), заключенные с ОАО «Чувашская генерирующая компания (правопредшественник ОАО «ТГК-5) и договор с ООО «Электросветотехника» от 26.08.2005 № 90/19т-13/ч, заключенный с ОАО «ТГК-5», счета-фактуры, платежные поручения оформлены в соответствии с требованиями действующего законодательства и в совокупности свидетельствуют о совершении ОАО «ТГК-5» реальной хозяйственной операции.

В соответствии с п. 10 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности, осторожности и ему было известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.

Полученная налоговым органом информация о том, что общества были реорганизованы в форме слияния 26.06.2006 в ООО «Лидер и Ко», а также, что данной организацией налоговая отчетность в инспекцию не представлялась с момента реорганизации, не является основанием для признания действий налогоплательщика ОАО «ТГК-5», направленными на получение необоснованной налоговой выгоды.

При заключении и исполнении договоров ОАО «ТГК-5» действовало добросовестно и предусмотрительно.

Кроме того, поскольку спорная продукция оплачивалась авансовыми платежами до реорганизации указанных обществ, ООО «Энергостройснаб», ООО «Энергокомплект», ООО «Элкабель», ООО «Электросветотехника» должны были оплатить в бюджет НДС, полученный с авансовых платежей от ОАО «ТГК-5» в 2005.

ОАО «ТГК-5» представлены доказательства, указывающие на реальность совершенных хозяйственных операций и понесенных в связи с их совершением расходов, следовательно, выполнены обязанность по подтверждению права на применение налоговых вычетов.

Принимая во внимание, что ОАО «ТГК-5» реально уплатило НДС указанным поставщикам, предоставлены налоговому органу счета-фактуры и другие первичные документы поставки, вывод налогового органа о необоснованном применении вычета не соответствует нормам законодательства о налогах и сборах.

По пункту 2.3 оспариваемого решения.

Согласно пункту 2.3 решения в ходе проверки правильности исчисления и своевременной уплаты налога на прибыль организаций налоговым органом установлено, что ОАО «ТГК-5» уменьшена налогооблагаемая база по налогу на прибыль организаций за 2005-2006 годы на стоимость расходов, направленных на оплату аренды нежилого помещения в сумме 3.813.600 руб., что повлекло занижение налога на прибыль организаций в сумме 915.264 руб.

Указанный вывод инспекции отклоняется по следующим основаниям.

В соответствии с договорами аренды нежилого помещения № 5507000011 и от 10.01.2006 № 1001/2006-01 ООО «Интеграция» представляла за плату во временное пользование ОАО «ТГК-5» нежилое помещение под административные нужды (организация работы офиса) в г. Нижний Новгород.

Как указывает заявитель, необходимость заключения договора аренды подтверждается следующим тем, что в период действия договора аренды офиса ОАО «ТГК-5» заключены договоры поставки топлива и МПЗ с контрагентами, место нахождение которых г. Нижний Новгород; направление работников общества в командировки в г. Нижний Новгород с целью поиска контрагентов, разработки проектов договоров их согласования с потенциальными поставщиками, заключения договоров, проведения совещаний по исполнению заключенных договоров.

Исследованные налоговым органом командировочные удостоверения работников, которые в период действия договора аренды направлялись на работу в г. Нижний Новгород, действительно, как указал налоговый орган, не содержат сведения о направлении их для работы в арендованном нежилом помещении, но и не опровергают этот факт.

В соответствии с требованиями действующего законодательства в служебном задании и командировочном удостоверении указывается место назначения: страна, город и организация, куда направляется работник (постановление Госкомстата России от 05.01.2004 № 1 «Об утверждении унифицированных форм первичной учетной документации по учету труда и его оплаты»).

Работники направлялись в г. Нижний Новгород для проведения необходимых мероприятий по заключению указанных выше договоров с третьими лицами, арендованное помещение использовалось ими в качестве офиса для подготовки документов, проведения переговоров. Подписание договоров лицами, не направлявшимися в командировку в г. Нижний Новгород, не опровергает факт ведения переговоров о заключении данных сделок в г. Нижнем Новгороде иными работниками ОАО «ТГК-5».

Подписание сделки является заключительным этапом проведения переговоров, направленных на выработку условий договоров, наиболее полно отвечающих интересам ОАО «ТГК-5».

Покупка топлива необходима ОАО «ТГК-5» для осуществления основного вида деятельности - производства электрической и тепловой энергии. Соответственно расходы, понесенные ОАО «ТГК-5 » в связи с заключением данных следок, могут быть учтены в целях налогообложения на основании ст. 252 НК РФ.

Налоговый орган в обоснование своей позиции указал, что налогоплательщиком помещение, затраты на оплату аренды которого были включены в состав расходов при определении налогооблагаемой базы по налогу на прибыль, не использовалось для осуществления деятельности, направленной на получение дохода. То есть инспекция пришла к выводу об экономической необоснованности произведенных налогоплательщиком затрат.

Вместе с тем, ссылаясь на экономическую необоснованность произведенных заявителем затрат инспекцией не учтено, что обоснованность расходов, уменьшающих в целях налогообложения полученные доходы, не может оцениваться с точки зрения их целесообразности, рациональности, эффективности или полученного результата. В силу принципа свободы экономической деятельности налогоплательщик осуществляет ее самостоятельно на свой риск и вправе самостоятельно и единолично оценивать ее эффективность и целесообразность.

По смыслу правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в постановлении от 24.02.2004 № 3-Ц судебный контроль не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, которые в сфере бизнеса обладают самостоятельностью и широкой дискрецией, поскольку в силу рискового характера такой деятельности существуют объективные пределы в возможностях судов выявлять наличие в ней деловых просчетов.

Таким образом, выводы инспекции в данной части являются необоснованными.

По пункту 2.7 оспариваемого решения.

Согласно пункту 2.7 решения в ходе проверки правильности исчисления и своевременной уплаты налога на прибыль организаций установлено, что ОАО «ТГК-5» допущена неполная уплата налога на прибыль за 2006 в сумме 741.224 руб. в связи с занижением налогооблагаемой базы на сумму дебиторской задолженности ООО «Пульсар». Данный довод сделан налоговым органом на основании того, что ООО «Пульсар» ликвидировано 18.12.2004 вследствие банкротства.

В обоснование своей позиции заявитель ссылается на то, что в соответствии с решением общего собрания акционеров ОАО «Кировэнерго» от 31.03.2004 осуществлена реорганизация ОАО «Кировэнерго» в форме выделения, утвержден разделительный баланс ОАО «Кировэнерго», а также получено свидетельство за основным государственным регистрационным номером 10543165776830 о регистрации 01.05.2004 нового юридического лица - ОАО «Вятская электротепловая компания» (далее - ОАО «ВЭТК»).

Внеочередным общим собранием акционеров ОАО «ВЭТК» 05.12.2005 принято решение о реорганизации ОАО «ВЭТК» в форме присоединения к ОАО «ТГК-5». ИФНС России по Ленинскому району г. Чебоксары 31.03.2006 выдано свидетельство за государственным регистрационным номером 2062182800139 о прекращении деятельности ОАО «ВЭТК» в связи с его присоединением к ОАО «ТГК -5».

Таким образом, ОАО «ВЭТК» создано при реорганизации ОАО «Кировэнерго» путем выделения и ликвидировано, в связи с присоединением к ОАО «ТГК-5».

Согласно выпискам из разделительного баланса ОАО «Кировэнерго» по передаче дебиторской задолженности ООО «Пульсар» в ОАО «ВЭТК» на 01.05.2005 дебиторская задолженность ОО «Пульсар» передана от ОАО «Кировэнерго» (ИНН 4346012159) в ОАО «ВЭТК» (ИНН 4345103452) в сумме 3.088.432, 56 руб., в том числе НДС – 514.522, 64 руб.

При реорганизации ОАО «Кировэнерго», ОАО «ВЭТК» имела место правопреемственность прав и обязанностей.

Из пояснений заявителя следует, что ОАО «Кировэнерго» (на момент реорганизации в форме выделения), а также ОАО «ВЭТК» (на момент реорганизации в форме присоединения к ОАО «ТГК-5») не владели информацией о ликвидации ООО «Пульсар».

В адрес ОАО «ВЭТК» уведомление о начале процедуры банкротства ООО «Пульсар» не поступало.

Неоплаченная по состоянию на 30.03.2006 задолженность ООО «Пульсар» в сумме 3.088.432, 56 руб., в том числе НДС – 514.522, 64 руб., списана ОАО «ВЭТК» в марте 2006 на основании приказа от 30.03.2006 № 13, результатов проведенной инвентаризации как безнадежная дебиторская задолженность, что подтверждается данными бухгалтерского учета и первичными учетными документами ОАО «ВЭТК».

Согласно пункту 77 «Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации», утвержденного Приказом Минфина РФ от 29.07.1998 № 34н, дебиторская задолженность, по которой срок исковой давности истек, другие долги, нереальные для взыскания, списываются по каждому обязательству на основании данных проведенной инвентаризации, письменного обоснования и приказа (распоряжения) руководителя организации и относятся, соответственно, на счет средств резерва сомнительных долгов либо на финансовые результаты у коммерческой организации, если в период, предшествующий отчетному, суммы этих долгов не резервировались в установленном порядке.

Заявитель ссылается на то, что предусмотренные приказом Минфина приказы руководителя изданы в 2006.

На основании изложенного, обществом списана дебиторская задолженность в периоде после истечения срока исковой давности, со ссылкой на то, что действующее законодательство не устанавливает предельного срока для списания дебиторской задолженности, а оснований, обязывающих организацию списывать безнадежные долги исключительно в тот налоговый период, когда истек срок исковой давности, нормативными актами не установлено.

Вместе с тем, выводы заявителя признаны судом необоснованными по следующим основаниям.

Согласно акта инвентаризации расчетов ОАО «Вятская электротепловая компания» (ОАО «ВЭТК») формы № ИНВ-17 по состоянию на 30.03.2006 (т. 7 л.д. 87) числится дебиторская задолженность 000 «Пульсар» ИНН 4346018023 за провозную плату и разные сборы по договору от 10.01.2000 № 1/2001 в сумме 3 088 432, 56 руб., в том числе НДС – 514.522, 64 руб.

В соответствии с решением общего собрания акционеров ОАО «Кировэнерго» от 31.03.2004 осуществлена реорганизация ОАО «Кировэнерго» в форме выделения, утвержден разделительный баланс ОАО «Кировэнерго», а также получено свидетельство за государственным номером 10543165776830 о регистрации 01.05.2005 нового юридического лица - ОАО «Вятская электротепловая компания».

В соответствии с внеочередным общим собранием акционеров ОАО «ВЭТК»

05.12.2005 принято решение о реорганизации ОАО «ВЭТК» в форме присоединения к ОАО «ТГК-5». ИФНС России по Ленинскому району г. Чебоксары

31.03.2006 выдано свидетельство за государственным номером 2062182800139 о прекращении деятельности ОАО «ВЭТК» в связи с его присоединением к ОАО «ТГК- 5».

Согласно выпискам из разделительного баланса ОАО «Кировэнерго» по передаче дебиторской задолженности (т.7 л.д. 90) ООО «Пульсар» в ОАО «ВЭТК» на 01.05.2005 дебиторская задолженность ООО «Пульсар» передана ОАО «Кировэнерго» ИНН 4346012159 открытому акционерному обществу «Вятская электротепловая компания» ИНН 4345103452 в сумме 3.088.432, 56 руб., в том числе НДС - 514 522, 64 руб.

Вместе с тем, передача 01.05.2005 дебиторской задолженности ООО «Пульсар» от ОАО «Кировэнерго» в ОАО «ВЭТК» не имеет экономического смысла (обоснования), поскольку задолженность названного дебитора в момент передачи 01.05.2005 уже была нереальна к взысканию по причине ее несуществования (ст.419 ГК РФ). Списание такой задолженности правопредшественником ОАО «ТГК-5» (ОАО «ВЭТК») не соответствует требованиям ст. 252 НК РФ, поскольку расходы в виде принятых на себя заведомо нереальных к взысканию, несуществующих долгов, не отвечают критериям экономической оправданности.

Неоплаченная по состоянию на 30.03.2006 задолженность ООО «Пульсар» в сумме 3.088.432, 56 руб., в том числе НДС – 514.522,64 руб. списана ОАО «ВЭТК» в марте 2006 на оснований приказа от 30.03.2006 № 13 в связи с завершением конкурсного производства по делу о признании ООО «Пульсар» банкротом и включена ОАО «ТГК-5» в состав внереализационных расходов по налогу на прибыль за 2006.

По данным ИФНС России по г. Кирову ООО «Пульсар» ОГРН 1024301306204 ликвидировано вследствие банкротства 18.12.2004, что подтверждается выпиской из ЕГРЮЛ от 01.11.2008 (т. 7 л.д. 106-114). В единый государственный реестр юридических лиц (ЕГРЮЛ) 18.12.2004 внесена запись о прекращении деятельности юридического лица в связи с его ликвидацией по решению суда.

В соответствии с пп. 2 п. 2 ст. 265 НК РФ к внереализационным расходам приравниваются убытки, полученные налогоплательщиком в отчетном (налоговом) периоде, в частности, суммы безнадежных долгов; а в случае, если налогоплательщик принял решение о создании резерва по сомнительным долгам, суммы безнадежных долгов, не покрытые за счет средств резерва.

Согласно п. 2 ст. 266 НК РФ безнадежными долгами (долгами, нереальными к изысканию) признаются те долги перед налогоплательщиком, по которым истек установленный срок исковой давности, а также те долги, по которым в соответствии с гражданским законодательством обязательство прекращено вследствие невозможности его исполнения, на основании акта государственного органа или ликвидации организации.

В соответствии со ст. 419 ГК РФ обязательство прекращается ликвидацией юридического лица (должника или кредитора), кроме случаев, когда законом или иными правовыми актами исполнение обязательства ликвидированного юридического лица возлагается на другое лицо (по требованиям о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, и др.).

Как установлено п. 8 ст. 63 ГК РФ ликвидация юридического лица считается завершенной, а юридическое лицо - прекратившим существование после внесения об этом записи в единый государственный реестр юридических лиц.

Таким образом, с момента ликвидации должника у организации имеются основания для признания долга безнадежным и списанию дебиторской задолженности как нереальной для взыскания.

Момент списания дебиторской задолженности возникает в том налоговом периоде, когда наступили обстоятельства признания долга безнадежным к взысканию, то есть в периоде исключения юридического лица из ЕГРЮЛ.

Кроме того, в соответствии с действующим законодательством по состоянию на момент передачи ОАО «Кировэнерго» дебиторской задолженности ООО

«Пульсар» 01.05.2005 открытому акционерному обществу «ВЭТК» обязательства ООО «Пульсар» по погашению задолженности по договору от 10.01.2000 № 1/2001 (т. 7 л.д. 68) в сумме 308.8432, 56 руб., в том числе НДС – 514.522, 64 руб. уже являлись нереальными к взысканию и несуществующими ввиду ликвидации ООО «Пульсар» как юридического лица в 2004 году. Указанная задолженность ООО «Пульсар» могла быть списана ОАО «Кировэнерго» на расходы, учитываемые для целей исчисления налога на прибыль реорганизованного общества в 2004.

Из положений ст. 272 НК РФ следует, что по общему правилу расходы, произведенные налогоплательщиком, должны быть учтены в целях исчисления налога на прибыль в том отчетном (налоговом) периоде, к которому они относятся. Следовательно, названная норма Кодекса не предоставляет налогоплательщику права на произвольный выбор налогового периода, в котором в состав внереализационных расходов включается безнадежная к взысканию задолженность.

Указанный вывод согласуется и с положениями законодательства о бухгалтерском учете.

В соответствии со ст. ст. 8, 12 Федерального закона от 21.11.1996 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» для обеспечения достоверности данных бухгалтерского учета и отчетности организации обязаны проводить инвентаризацию имущества и обязательств, в ходе которой проверяются и документально подтверждаются их наличие, состояние и оценка.

Порядок и сроки проведения инвентаризации определяются руководителем организации, за исключением случаев, когда проведение инвентаризации обязательно. Проведение инвентаризации обязательно, в том числе перед составлением годовой бухгалтерской отчетности (п. 2 ст. 12 Федерального закона № 129-ФЗ).

При этом, как установлено ст. 8 Федерального закона № 129-ФЗ, все хозяйственные операции и результаты инвентаризации подлежат своевременной регистрации на счетах бухгалтерского учета без каких-либо пропусков или изъятий.

Таким образом, налогоплательщик, проводя по состоянию на последнюю дату отчетного (налогового) периода инвентаризацию, по ее итогам должен определить сумму дебиторской задолженности, по которой срок исковой давности истек или должник ликвидирован, а также другие долги, нереальные к взысканию, и произвести их списание.

ОАО «ТГК-5» (как правопреемником ОАО «ВЭТК») необоснованно включена дебиторская задолженность ООО «Пульсар» в состав внереализационных расходов по налогу на прибыль за 2006 год в сумме 3.088.432, 56 руб., в том числе НДС – 514.522, 64 руб., так как ОАО «ВЭТК» на основании приказа от 30.03.2006 № 13 (т. 7, л.д. 89) необоснованно списана в марте 2006 задолженность ООО «Пульсар» по прекращенному в результате ликвидации должника обязательству.

Кроме того, сам факт существования такой дебиторской задолженности заявителем не подтвержден надлежащими документами.

Единственным документом, который мог бы служить доказательством наличия спорной суммы безнадежного долга, представленным заявителем, является акт сверки расчетов между ООО «Пульсар» и ОАО «ВЭТК» по состоянию на 30.03.2006 (т. 7 л.д. 88). Однако данный акт не подписан ни со стороны должника ООО «Пульсар», ни со стороны кредитора ОАО «ВЭТК».

При таких условиях отсутствуют основания считать, что данная задолженность документально подтверждена и не оспаривается должником.

По пункту 4.1.1 оспариваемого решения.

Согласно пункту 4.1.1 решения в ходе проверки правильности исчисления и своевременной уплаты транспортного налога установлено, что ОАО «ТГК-5» занижена база за 2006 год по транспортному налогу в размере 752, 06 руб., а также не представлена налоговая декларация по транспортному налогу за 2006 (срок представления 31.03.2007).

Решением ФНС России по апелляционной жалобе ОАО «ТГК-5» от 12.02.2010 № 9-1-08/0167@ оспариваемое решение изменено в части уменьшения транспортного налога на сумму 166, 55 руб., таким образом, сумма занижения транспортного налога составила 585, 51руб.

В обоснование своей позиции налоговый орган указал, что регистрация транспортного средства зависит от волеизъявления собственника или владельца, отсутствие такой регистрации не может служить основанием для освобождения от уплаты транспортного налога.

Применив положения ст. ст. 357, 358, 362 Налогового кодекса Российской Федерации судом первой инстанции правомерно отклонен данный довод инспекции.

Судом установлено, что по договору купли-продажи имущества от 01.10.2006 № 4424500359 ОАО «Чуваивнерго» передало в собственность ОАО «ТГК-5» транспортные средства: ДЭК-251, бульдозер 1096 на базе трактора Т-130, бульдозер № 72600 на базе трактора Т-170.

Данные объекты основных средств поставлены на учет в ноябре 2006.

Транспортные средства (бульдозер 1096 на базе трактора Т-130 и бульдозер № 72600 на базе трактора Т-170) зарегистрированы в органах Гостехнадзора в январе 2007, исчисление и уплата транспортного налога производилось ОАО «ТГК-5» начиная с момента регистрации транспортных средств.

В соответствии пунктом 1.4. «Правил государственной регистрации тракторов, самоходных дорожно-строительных и иных машин и прицепов к ним органами государственного надзора за техническим состоянием самоходных машин и других видов техники в Российской Федерации» (зарегистрировано в Минюсте РФ 27.01.1995 № 785) государственной регистрации, учету подлежат тракторы (кроме мотоблоков), самоходные дорожно-строительные, мелиоративные, сельскохозяйственные и другие машины с рабочим объемом двигателя внутреннего сгорания более 50 куб. см, не подлежащие регистрации в подразделениях Государственной автомобильной инспекции Министерства внутренних дел Российской Федерации, а также номерные агрегаты и прицепы (полуприцепы) этих машин.

Из указанных выше документов следует, что автомототранспортные средства, трактора, самоходные дорожно-строительные и иные машины с рабочим объемом двигателя внутреннего сгорания не более 50 куб. см не подлежат государственной регистрации на территории Российской Федерации.

Названные транспортные средства не относятся к объектам налогообложения транспортным налогом.

Таким образом, налоговая база по транспортному налогу ОАО «ТГК-5» не занижена, сумма транспортного налога, подлежащая уплате в бюджет по итогам налогового периода, уплачена в полном объеме.

Учитывая, что оспариваемые требования от 24.02.2010 № 7, № 7А выставлены на основании решения от 06.03.2009 № 03-1-23/36, которое признано судом частично недействительным, следовательно, выставленные на основании решения признанного судом частично недействительным, требования подлежат признанию незаконными в соответствующей части.

В апелляционной жалобе не приведено доводов и доказательств, опровергающих установленные судом первой инстанции обстоятельства и выводы суда, как и не приведено оснований, которые в соответствии со ст. 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации могли бы явиться основанием для отмены принятого по делу обжалуемого судебного акта.

Руководствуясь ст. ст. 266, 267, 268, 269, 271 Арбитражного процессуального Кодекса Российской Федерации

П О С Т А Н О В И Л:

Решение Арбитражного суда г. Москвы от 11.10.2010 по делу № А40-29049/10-142-154 оставить без изменения, а апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев со дня изготовления в полном объеме в Федеральный арбитражный суд Московского округа.

     Председательствующий
  Т.Т. Маркова

     Судьи
   Е.А. Солопова

     П.В. Румянцев

     28
00

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А40-29049/2010
Принявший орган: Девятый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 23 декабря 2010

Поиск в тексте