• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
ДЕВЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД
 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 30 мая 2008 года  Дело N А40-40422/2007

Резолютивная часть постановления объявлена 29.05.2008

Полный текст постановления изготовлен 30.05.2008

Девятый арбитражный апелляционный суд в составе

председательствующего судьи Сафроновой М.С.,

судей Солоповой Е.А., Нагаева Р.Г.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем Новиковой А.В.

рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу МИ ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам № 5 на решение Арбитражного суда г. Москвы от 21.03.2008, принятое судьей Нагорной А.Н., по делу № А40-40422/07-75-253 по заявлению ОАО «Сибирско-Уральская Алюминиевая компания» о признании незаконным решения МИ ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам № 5 в части

при участии

представителя заявителя Хрусталева А.В. по дов. от 21.12.2007 № 172, Ефремова Ю.Е. по дов. от 21.12.2007 № 171,

представителя заинтересованного лица Поляковой Н.В. по дов. от 09.01.2008, Медведицкого М.Г. по дов. от 26.05.2008,

У С Т А Н О В И Л:

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 21.03.2008 удовлетворены в части требования ОАО «Сибирско-Уральская Алюминиевая компания» (далее – заявитель, налогоплательщик) о признании незаконным решения МИ ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам № 5 в части (далее – инспекция, налоговый орган, заинтересованное лицо).

Налоговый орган не согласился с принятым решением, обратился в Девятый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда отменить в той части, которой требования налогоплательщика удовлетворены, и отказать обществу в удовлетворении этих требований.

Налогоплательщик представил отзыв на апелляционную жалобу, в которой против ее удовлетворения возражает, полагая доводы инспекции не соответствующими фактическим обстоятельствам дела и закону.

В судебном заседании представитель инспекции доводы апелляционной жалобы поддержал, представитель общества заявил возражения, аналогичные приведенным в отзыве на апелляционной жалобу.

Законность и обоснованность принятого по делу решения Девятым арбитражным апелляционным судом проверены в порядке статей 266, 268 АПК РФ в оспариваемой налоговым органом части. Изучив материалы дела, выслушав представителей сторон, оценив доводы апелляционной жалобы, возражения на нее, суд апелляционной инстанции не находит оснований для отмены решения и удовлетворения апелляционной жалобы, исходя из следующего.

Материалами дела установлено, что инспекцией проведена выездная налоговая проверка общества по вопросам соблюдения законодательства о налогах и сборах за период с 01.01.2004 по 31.12.2004, по результатам которой составлен акт от 16.04.2007 № 56-14-07/01 и вынесено решение от 16.05.2007 № 56-14-06/07 о привлечении общества к налоговой ответственности по п. 1 ст. 122 НК РФ в виде штрафа в сумме 28 727 910 руб., по ст. 123 НК РФ в виде штрафа в сумме 28575 руб.; обществу предложено уплатить суммы налоговых санкций и неуплаченных налогов и сборов в общей сумме 225 204293, 20 руб., в том числе налога на прибыль организаций в сумме 51330220, 97 руб., НДС в сумме 173856647, 23 руб., ЕСН в сумме 120480, 25 руб., налога на добычу полезных ископаемых в сумме 38362 руб., платы за пользование водными объектами в сумме 29210, 76 руб., транспортного налога в сумме 48976 руб., налога на имущество в сумме 148313 руб., земельного налога в сумме 357480 руб., налога на рекламу в сумме 7141 руб., единого налога на вмененный налог в сумме 17425 руб., налога на доходы физических лиц в сумме 142875 руб., а также соответствующих пени в общей сумме 7888874, 64 руб., предложено внести необходимые изменения в бухгалтерский учет.

Решение инспекции заявителем обжаловано частично. Судом первой инстанции требования заявителя удовлетворены в части, заявитель с решением суда согласен.

Налог на прибыль:

П. 1.2 решения, п. 2.1.1.2 акта.

Налоговый орган указывает на занижение Волховским алюминиевым заводом выручки от реализации на сумму таможенных пошлин 4514007 руб., которая не включена в стоимость продукции и не предъявлена покупателю товаров. Налогоплательщику начислен налог на прибыль в сумме 1083361, 68 руб.

Арбитражный апелляционный суд считает, что данный довод инспекции правомерно отклонен судом первой инстанции.

Материалами дела установлено, что заявителем были заключены контракты с иностранным партнером «Shanton International Trading Limited» от 21.10.2002 № МVSНТ-21/10/2002-АL, от 21.01.2004 № МVТЕЕL-21/01/2004-АL (т. 4, л.д. 125-141). Данными контрактами предусматривалось, что все пошлины, налоги, таможенные пошлины и другие расходы, включая те, которые взимаются в связи с заключением и выполнением контракта на территории России, производятся за счет продавца, а взимаемые вне территории России – за счет покупателя (т. 4, л.д. 131).

Из представленных в материалы дела счетов-фактур и коммерческих инвойсов (т. 4, л.д. 118-122), выставленных Волховским алюминиевым заводом, следует, что в адрес инопартнера суммы таможенных платежей, уплаченные при оформлении товара на экспорт, не перевыставлялись. Судом первой инстанции установлено, что указанные суммы учтены налогоплательщиком в стоимости отгруженной контрагенту продукции и сделан правильный вывод о том, что, несмотря на это, они являлись расходом заявителя.

Согласно п. 8 ст. 13 НК РФ в редакции, действовавшей в спорный период, таможенные пошлины и таможенные сборы были включены в перечень федеральных налогов и сборов. В силу п.п. 1 п. 1 ст. 264 НК РФ к прочим расходам заявителя, связанным с производством и реализацией, относятся суммы налогов и сборов, начисленные в установленном законодательством Российской Федерации о налогах и сборах порядке.

Согласно п.п. 1 п. 1 ст. 264 НК РФ к прочим расходам, связанным с производством и реализацией, относятся суммы налогов и сборов, В соответствии с п.п. 8 п. 1 ст. 13 НК РФ в редакции, действовавшей в 2004 г., таможенная пошлина и таможенные сборы относились к федеральным налогам и сборам. В связи с этим налогоплательщик был вправе отнести к прочим расходам суммы таможенных пошлин и сборов, уплаченных при ввозе промышленного оборудования.

На основании изложенного судом первой инстанции сделан правильный вывод о правомерности уменьшения налогоплательщиком выручки от реализации на сумму таможенных пошлин и неправомерности доначисления инспекцией налога на прибыль.

П. 1.4 решения и п. 2.1.1.4 акта.

Налоговым органом сделан вывод об отклонении цены алюминиевой продукции от рыночного уровня цен при ее реализации на внешнем рынке более чем на 20 %. Данный вывод сделан на основании заключения эксперта ЗАО АГ «Центр маркетинговых исследований» г-на А.В. Хохлова. Заявителю доначислен налог на прибыль в сумме 12 065 515 руб.

Судом первой инстанции выводы инспекции правомерно отклонены.

Статьей 40 Налогового кодекса Российской Федерации установлены принципы определения цены товаров, работ или услуг для целей налогообложения.

В соответствии с п. 1 данной статьи для целей налогообложения принимается цена товаров, работ, услуг, указанная сторонами сделки; при этом предполагается, что эта цена соответствует уровню рыночных цен, пока не доказано обратное.

В том случае, когда цены товаров, работ или услуг, примененные сторонами сделки, отклоняются в сторону повышения или понижения более чем на 20 процентов от рыночной цены идентичных (однородных) товаров (работ, услуг), налоговый орган вправе вынести мотивированное решение о доначислении налога и пеней, рассчитанных таким образов, как если бы результаты этой сделки были оценены исходя из применения рыночных цен на соответствующие товары, работы или услуги.

Статья 40 содержит критерии для признания рыночной цены товаров (работ, услуг), рынка товаров (работ, услуг), их идентичности и однородности, а также правила определения рыночных цен.

Пунктом 3 статьи 40 Кодекса установлено, что рыночная цена определяется с учетом положений, предусмотренных пунктами 4-11 данной статьи. При этом

учитываются обычные при заключении сделок между невзаимозависимыми лицами надбавки к цене или скидки.

В частности, при определении рыночной цены товара учитываются информация о заключенных на момент реализации этого товара сделках с идентичными (однородными) товарами в сопоставимых условиях, количество (объем) поставляемых товаров, сроки исполнения обязательств и др. При этом принимаются во внимание сделки между лицами, не являющимися взаимозависимыми.

Кроме того, в статье 40 Кодекса приведены и иные методы определения рыночной цены для целей налогообложения, такие как метод цены последующей реализации и затратный метод.

Названные методы могут применяться последовательно при отсутствии на соответствующем рынке товаров, работ или услуг сделок идентичным (однородным) товарам (работам или услугам) и при отсутствии других условий, делающих невозможным определение рыночной цены в порядке, предусмотренном пунктами 4-11 статьи 40 Кодекса.

Инспекция доначислила налоговые платежи по итогам проверки, не определив рыночную цену реализуемых на экспорт товаров, использовав в качестве источника информации данные внешнеторговой статистики стран, выступающих основными рынками сбыта алюминиевой продукции.

Имеющаяся в названном отчете эксперта ссылка на данные статистики не содержит реквизитов официальных источников, к акту не приложены надлежащим образом оформленные копии документов, содержащих сведения о ценах. Приведенные данные статистики основаны лишь на примерных (средних) ценах реализации и не указывают на цены идентичных товаров по фактически состоявшимся сделкам купли-продажи. Налогоплательщик обоснованно указывает на то, что рынком товаров, реализуемых на экспорт, является территория РФ, а не территория других стран.

Кроме того, отклонение расчетной налогооблагаемой базы от фактически исчисленной обществом (871,6 млн. долл.) составляет 0, 2%. Правомерно утверждение заявителя о том, что такое отклонение находится на грани статистической погрешности, в силу того, что подлежат учету следующие факторы, влияющие на точность расчета:

Как следует из названного заключения эксперта, при сравнении цен на алюминиевые сплавы в качестве справочной импортной цены использовались усредненные данные статистики, объединенные по коду ТН ВЭД. Заявитель указывает, что такой подход не всегда позволяет получить объективное заключение. В обоснование своего утверждения ссылается на то, что цены на первичные алюминиевые сплавы, как правило, являются величиной расчетной и зависят не только от котировок алюминия, но в значительной степени и от стоимости используемых легирующих химических элементов; сплавы, отгружаемые заявителем, производятся исключительно по спецификациям, согласованным с покупателем, поэтому для корректного сравнения необходим анализ их химического состава, что в рамках данной экспертизы не проведено; в расчетах не учитывались расходы на страхование, на которые должны быть скорректированы справочные импортные цены алюминиевой продукции для базисов СРТ, FCA, так как эти расходы обязательно учитываются в цене товара для базиса поставки CIF согласно ИНКОТЕРМС-2000; такие расходы в значительной степени зависят от величины партии, класса морских судов, срока эксплуатации морских судов, сезонного фактора и т.д.

Из представленных в материалы дела документов следует, что в течение 2004 г. ежедневные котировки на алюминий на Лондонской бирже металлов колебались от 1575 USD/тн до 1948 USD/тн. Следовательно, цены на алюминий зарубежных производителей также значительно менялись в зависимости от биржевых котировок, а также от согласованного сторонами в контрактах котировального периода и прочих коммерческих условий. С учетом изложенного, точность при сопоставлении цен может быть достигнута только при наличии аналогичных контрактов иностранных производителей алюминия при поставке в ту или иную страну, анализ которых в рамках данной экспертизы также не проводился.

Таким образом, правомерен довод заявителя о том, что отклонения контрактных цен от рыночных в рассматриваемый период могут быть объяснены реально существующими допущениями неточностей при расчете и статистическими погрешностями вычислений.

В нарушение установленных Налоговым кодексом правил, доначисляя обществу налоговые платежи по сделкам между взаимозависимыми лицами, инспекция не исследовала вопрос об уровне отклонения цены сделки от рыночных цен. Исходя из изложенного, доначисление сумм налога на прибыль по данному пункту решения в размере 12 065 515,55 руб. не соответствует законодательству по налогам и сборам.

П. 2.13. решения и п. 2.1.2.13 акта.

Налоговый орган указывает, что согласно строке 2.5.1 регистра № НП-6 «Прочие расходы» филиала «НАЗ-СУАЛ» суммы налогов и сборов, начисленные за 2004 г. в порядке, установленном законодательством РФ о налогах и сборах, за исключением перечисленных в статье 270 НК РФ, составили 8 848 715 руб., а в ходе выездной проверки установлено, что сумма исчисленных налогов составила 8 818 454 руб., что на 30 261 руб. больше, чем учтено в расходах общества.

Инспекцией сделан вывод, что в результате завышения расходов в сумме 30261 руб. общество неправильно определило налогооблагаемую базу по налогу на прибыль, что повлекло неуплату налога на прибыль в сумме 7262, 64 руб.

Материалами дела установлено, что данное расхождение явилось результатом доначисления налоговым органом в ходе проверки налога на рекламу в сумме 7 141 руб., транспортного налога в сумме 15 291 руб., налога на имущество предприятий и организаций в сумме 7 829 руб. При этом инспекцией уменьшена налоговая база по налогу на прибыль, следовательно, и налог на прибыль уменьшается на сумму 7 262,64.

В связи с изложенным доначисление сумм налога на прибыль по данному пункту решения в указанной сумме не соответствует законодательству по налогам и сборам.

П. 2.20 решения и п. 2.1.2.20 акта.

Инспекция указывает, что при осуществлении расходов на научные исследования и опытно-конструкторские разработки по договорам с ОАО «Сибирский научно-исследовательский, конструкторский и проектный институт алюминиевой и электродной промышленности; Волгоградской государственной архитектурно-строительной академией; Волгоградским отделением Российской экологической академии в сумме 533 333,00 руб. налогоплательщиком нарушены ст. 247, п. 1 ст. 252, ст. 253, ст. 262 НК РФ и положения Закона «О науке и государственной научно-технической политике». Инспекцией сделан вывод о завышении расходов, занижении в связи с этим налогооблагаемой базы по налогу на прибыль в сумме 610000 руб., неполной уплате налога на прибыль в сумме 146400 руб.

Арбитражный апелляционный суд соглашается с выводами суда первой инстанции о необоснованности данных выводов инспекции.

В обоснование своих доводов налоговый орган указывает, что заказчиками по названным договорам выполнялись научно-исследовательские работы, которые не относятся к созданию новой или усовершенствованию производимой продукции, и на основании п. 4 Положения по бухгалтерскому учету «Учет расходов на научно-исследовательские, опытно-конструкторские и технологические работы» ПБУ № 17/02, понесенные на их выполнение затраты не относятся к расходам, связанным с выполнением научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ.

Инспекция также указывает, что расходы следовало относить в периоде их произведения на уменьшение полученных доходов. Доводов о несоответствии указанной работы условиям научно-технической разработки налоговый орган не приводит, а лишь ссылается на нормативные акты. Таким образом, налоговый орган не отрицает производственного характера данных расходов, а лишь указывает на несоответствие налогового периода.

При этом налоговым органом в акте проверки не указывается вид деятельности, по которому необходимо было получить доходы, для списания указанных затрат, и к какому виду расходов, согласно Налоговому кодексу РФ, следовало их отнести.

Налоговый орган в ходе проверки анализировал также оплату произведенных обществом затрат. Однако произведенные материальные затраты, согласно п. 1 ст. 252, ст. 254 НК РФ, относятся к расходам текущего периода на основании оформленных надлежащим образом оправдательных документов и не зависят от даты оплаты.

Как установлено материалами дела, 18.04.2001 общество заключило с ОАО «Сибирский научно-исследовательский, конструкторский и проектный институт алюминиевой и электродной промышленности» договор № 875 на выполнение технической продукции по теме «Разработка рациональной схемы промышленного водоснабжения и рекомендации по улучшению качества оборотной воды» на сумму 200 000,00 руб. (НДС не облагается).

Согласно договору работы выполнялись поэтапно. Так, в апреле 2002 г. выполнены работы по теме 3-го этапа «Разработка требований к качеству оборотной воды по основным потребителям», и предъявлен к оплате счет-фактура от 24.04.2002 № 199, составлен акт выполненных работ от 18.04.2001 № 6-нир на сумму 50 000,00 руб.

В декабре 2002 г. составлен и утвержден отчет об использовании результатов НИОКР в производственной деятельности, на основании которого и в соответствии с п. 2 ст. 262 НК РФ «Расходы на научные исследования и (или) опытно-конструкторские разработки», затраты общества в сумме 50 000,00 руб. поделены на три равные части и с 01.01.2003 равными долями в сумме 16 667,00 руб. в течение трех лет относились на расходы, уменьшающие налогооблагаемую базу по налогу на прибыль, в том числе в 2004 г.

Выполненную работу «Рекомендации по предотвращению «цветения» воды, связанные с улучшением качества циркулирующей воды, качества оборотной воды по основным потребителям» налоговый орган не относит к научно-исследовательской деятельности, считает, что расходы в сумме 16 667,00 руб. следовало отнести в 2002 г. на уменьшение полученных доходов.

По указанному договору выполнены следующие этапы работ:

Литературно-патентный обзор и анализ существующих методов борьбы с водорослями и биологическими обрастаниями систем оборотного водоснабжения.

Обследование системы оборотного водоснабжения предприятия. В ходе обследования системы отбирались пробы воды в различных точках, в том числе в пруде-отстойнике. Выполнены химические анализы отобранных проб воды, проведена их систематизация, построены таблицы и графики.

Разработаны рекомендации по предотвращению водоросле- и биообрастания заводской системы оборотного водоснабжения и снижению попадания в оборотную воду механических примесей, взвесей, масел от охлаждения анодной массы и производства литья. Рекомендованы два варианта реагентной обработки воды:

вариант № 1. Метод основан на одновременном хлорировании и купоросовании (обработка медным купоросом).

вариант № 2. Метод основан на обработке воды веществом «Реагент-5», разработанным Иркутским институтом биологии.

Таким образом, работа носила научно-исследовательский характер и выполнена учреждением науки и образования.

Обществом был заключен также договор от 03.01.2002 № 490/2002 с Волгоградской государственной архитектурно-строительной академией, в соответствии с которыми для общества выполнены научно-исследовательские работы по теме «Исследование очистки промывных вод и осадка, образующихся на водопроводных очистных сооружениях, с разработкой технологической схемы» на сумму 180 000, 00 руб. (НДС не облагается).

Работы выполнялись поэтапно, согласно календарному плану. Объемы выполненных работ подтверждаются актами сдачи-приемки научно-технической продукции и счетами-фактурами. В декабре 2002 г. составлен и утвержден отчет об использовании результатов НИОКР в производственной деятельности, на основании которого и в соответствии с п. 2 ст. 262 НК РФ «Расходы на научные исследования и (или) опытно-конструкторские разработки», затраты общества в сумме 180 000,00 руб. поделены на три равные части и с 01.01.2003 равными долями по 60 000,00 руб. в течение трех лет относились на расходы, уменьшающие налогооблагаемую базу по налогу на прибыль, в том числе в 2004 г.

Налоговый орган выполненную работу к научно-исследовательской деятельности не относит, и считает, что расходы в сумме 60 000,00 руб. следовало отнести в 2002 г. на уменьшение полученных доходов.

Волгоградской государственной архитектурно-строительной академией по договору выполнена научно-исследовательская работа по теме: «Исследование очистки промывных вод и осадка, образующихся на водопроводных очистных сооружениях, с разработкой технологической схемы». Работа выполнена по шести этапам:

На этапе № 1 изучен опыт отечественных и зарубежных предприятий по обработке осадков и очистке промывных вод на водопроводных очистных сооружениях. Классифицированы осадки и методы их обработки.

На этапе № 2 разработаны схемы сооружений для очистки осадка и промывных вод.

На этапе № 3 выполнены исследования химического состава промывных вод на различных стадиях промывки фильтров очистных сооружений, разработаны графики по результатам исследований.

На этапе № 4 проведены исследования промывных вод в весенне-летний период с разработкой методики проведения исследований, выполнены химанализы промывных вод и разработаны графики по результатам химанализов.

На этапе № 5 выполнены исследования по выбору оптимальных реагентов и их доз при обработке осадков, разработан график кинетики изменения объема осадка и продолжительности его уплотнения, в том числе в зависимости от времени года.

На этапе № 6 исследованы методы очистки промывных вод в осенне- зимний и весенне-летний периоды года с применением различных видов и доз коагулянтов, разработана схема очистки промывных вод.

Таким образом, работа носила научно-исследовательский характер и выполнена учреждением образования.

Также общество заключило договор от 01.06.2003 №11-5-03 с Волгоградским отделением Российской экологической академии на выполнение научно-исследовательских работ по теме: «Разработка программы и проведение экономического мониторинга на предприятии ОАО «Волгоградский алюминий» в 2003-2004 гг.» на сумму 3.000.000,00 руб. (НДС не облагается).

Работы выполнялись этапами. В октябре 2003 г. выполнены работы на сумму 1.600.000,00 руб., предъявлена к оплате счет-фактура от 20.10.2003 № 00000139, составлен акт сдачи-приемки научно-технической продукции на указанную сумму. В декабре 2003 г. составлен и утвержден отчет об использовании результатов НИОКР в производственной деятельности, на основании которого и в соответствии с п. 2 ст. 262 НК РФ «Расходы на научные исследования и (или) опытно-конструкторские разработки», затраты общества в сумме 1.600.000,00 руб. поделены на три равные части и с 01.01.2004 равными долями в размере 533.333,00 руб. в течение трех лет относились на расходы, уменьшающие налогооблагаемую базу по налогу на прибыль, в том числе в 2004 г.

Налоговый орган выполненную работу к научно-исследовательской деятельности не относит, считает, что расходы в сумме 1.600.000,00 руб. следовало отнести в 2003 г. на уменьшение полученных доходов. В связи с тем, что производство алюминия является экологически вредным, оказывающим негативное воздействие на окружающую среду (воздух, почву, животный мир), предметом названного договора были разработка превентивных мероприятий на экологически опасных объектах предприятия системы предупреждения контролирующих служб о степени загрязнения природной среды при техногенных авариях, экологическое прогнозирование ухудшения состояния природной среды при изменении климатических условий, исследования по исключению условий, способствующих трансграничному переносу загрязняющих веществ, изучение изменений фоновых концентраций загрязнений территорий завода с целью предотвращения сверхнормативных и сверхлимитных выбросов, сбросов, размещения отходов и снижения ущерба природной среде.

Разработка программы и проведение экологического мониторинга на предприятии ОАО «Волгоградский алюминий» в 2003-2004 гг. Волгоградским отделением Российской экологической академии выполнялась на основании требования главы X «Государственный мониторинг окружающей среды (государственный экологический мониторинг)» Федерального закона № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды». По результатам мониторинга произведен анализ вредного воздействия влияющих веществ на природную среду по перечню вопросов, указанных в предмете договора, а также составлен отчет по указанной теме. Полученные материалы использовались для разработки мероприятий по предотвращению негативного воздействия загрязняющих веществ при производстве алюминия на окружающую среду.

Согласно п.1 ст.769 ГК РФ по договору на выполнение научно-исследовательских работ исполнитель обязуется провести обусловленные техническим заданием заказчика научные исследования, а по договору на выполнение опытно-конструкторских и технологических работ - разработать образец нового изделия, конструкторскую документацию на него или новую технологию, а заказчик обязуется принять работу и оплатить ее.

Для целей налогообложения прибыли в п.1 ст.262 НК РФ расходами на НИОКР признаются расходы, относящиеся к созданию новой или усовершенствованию производимой продукции (товаров, работ, услуг). В частности, расходы на изобретательство, а также на формирование Российского фонда технологического развития (РФТР) и иных отраслевых и межотраслевых фондов финансирования научно- исследовательских и опытно-конструкторских работ в соответствии с Федеральным законом от 23.08.1996 N 127-ФЗ «О науке и государственной научно-технической политике» (далее - Закон о науке).

В соответствии с п. 2 раздела I Положения по бухгалтерскому учету «Учет расходов на научно-исследовательские, опытно-конструкторские и технологические работы» ПБУ 17/02, утвержденного приказом Минфина России от 19.11.2002 № 115н

к НИОКР относятся только работы, связанные с осуществлением научной (научно-исследовательской), научно-технической деятельности и экспериментальных разработок. Определения этих работ даны в Законе о науке.

Согласно Закону о науке как для целей налогообложения, так и бухучета НИОКР признаются: научная (научно-исследовательская) деятельность - деятельность, направленная на получение и применение новых знаний, в том числе фундаментальные научные исследования - экспериментальная или теоретическая деятельность, направленная на получение новых знаний об основных закономерностях строения, функционирования и развития человека, общества, окружающей природной среды прикладные научные исследования - исследования, направленные преимущественно на применение новых знаний для достижения практических целей и решения конкретных задач.

Научно-техническая деятельность - деятельность, направленная на получение, применение новых знаний для решения технологических, инженерных, экономических, социальных, гуманитарных и иных проблем, обеспечения функционирования науки, техники и производства как единой системы.

Экспериментальные разработки - деятельность, которая основана на знаниях, приобретенных в результате проведения научных исследований или на основе практического опыта, и направлена на сохранение жизни и здоровья человека, создание новых материалов, продуктов, процессов, устройств, услуг, систем или методов и их дальнейшее совершенствование.

Кроме того, в налоговом учете также учитываются расходы на изобретательство. Законом СССР от 31.05.1991 № 2213-1 установлено, что изобретение должно быть новым, то есть не известным из уровня техники; иметь изобретательский уровень, то есть для специалиста не следовать явным образом из уровня техники. Уровень техники определяется по всем видам общедоступных сведений до даты приоритета изобретения; являться промышленно применимым, то есть иметь возможность использоваться в промышленности, сельском хозяйстве, здравоохранении и других отраслях.

Объектами изобретений могут являться устройство, способ, вещество, штамм микроорганизма, культуры клеток растений и животных, а также применение известного ранее устройства, способа, вещества, штамма по новому назначению.

Не признаются изобретениями: научные теории; методы организации и управления хозяйством; условные обозначения, расписания, правила; методы выполнения умственных операций; алгоритмы и программы для вычислительных машин; проекты и схемы планировки сооружений, зданий, территорий; предложения, касающиеся лишь внешнего вида изделий и направленные на удовлетворение эстетических потребностей.

Таким образом, все работы, указанные в настоящем пункте решения и акта проверки, были выполнены учреждениями образования и науки на основе хозяйственных договоров, носят характер научных исследований и опытно-конструкторских разработок и имеют практическое значение. Отнесение произведенных затрат на расходы, уменьшающие налогооблагаемую базу по налогу на прибыль текущего периода, налогоплательщиком производилось в соответствии с действующим законодательством. Поэтому неправомерно включение в налоговую базу по налогу на прибыль стоимости выполненных научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ в размере 610.000,00 руб. и начисление налога на прибыль в сумме 146.400,00 руб.: ОАО «Сибирский научно-исследовательский, конструкторский и проектный институт алюминиевой и электродной промышленности» в сумме 4.000,00 руб.; Волгоградская государственная архитектурно-строительной академии в сумме 14.400,00 руб.; Волгоградское отделение Российской экологической академии в сумме 128.000,00 руб.

П. 2.22, 2.26 и 2.31 решения п. 2.1.2.22, 2.1.2.26 и 2.1.2.31 акта.

В названных пунктах инспекция указывает на нарушение налогоплательщиком ст.ст. 252, 256 НК РФ при осуществлении хозяйственных операций с амортизируемым имуществом стоимостью менее 10.000,00 руб. Указывает, что на расходы, связанные с производством и реализацией продукции (работ, услуг), отнесены суммы начисленной амортизации по имуществу первоначальной стоимостью менее 10.000 руб.; сумма начисленной амортизации за 2004 г. составила 41.352,00 руб., дата ввода в эксплуатацию данного имущества - 2003 г., сумму износа следовало полностью отнести на расходы при поступлении на предприятие указанного имущества в 2003 г.

Доводы инспекции необоснованны.

Согласно ст. 256 НК РФ амортизируемым имуществом признается имущество, находящееся у налогоплательщика на праве собственности, используемое им для извлечения дохода, стоимость которого погашается путем начисления амортизации при сроке полезного использования более 12 месяцев и первоначальной стоимости более 10.000,00 руб.

Таким образом, первоначальная стоимость не является единственным критерием отнесения имущества к амортизируемому. Для отнесения основного средства к амортизируемому имуществу необходима совокупность перечисленных в ст. 256 НК РФ условий. Данное положение подтверждается также следующими положениями налогового законодательства.

Согласно ст. 257 НК РФ под основными средствами понимается часть имущества, используемого в качестве средств труда для производства и реализации товаров (выполнения работ, оказания услуг) или для управления организацией.

В соответствии с п. 4 приказа Минфина России от 30.03.2001 № 26н «Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету "Учет основных средств" ПБУ 6/01» (ред. 18.05.2002), актив принимается организацией к бухгалтерскому учету в качестве основных средств, если одновременно выполняются следующие условия: объект предназначен для использования в производстве продукции, при выполнении работ или оказании услуг, для управленческих нужд организации либо для предоставления организацией за плату во временное владение и пользование или во временное пользование; объект предназначен для использования в течение длительного времени, т.е. срока продолжительностью свыше 12 месяцев или обычного операционного цикла, если он превышает 12 месяцев; организация не предполагает последующую перепродажу данного объекта; объект способен приносить организации экономические выгоды (доход) в будущем.

Согласно пп. 3 ст. 10 Федерального закона РФ от 06.08.2001 № 110-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие акты законодательства Российской Федерации о налогах и сборах, а также о признании утратившими силу отдельных актов (положений актов) законодательства Российской Федерации о налогах и сборах» и разъяснениям Минфина России, изложенным в письме от 16.09.2002 № 16-00-14/359, с 01.01.2002 из состава амортизируемого имущества исключаются объекты, введенные налогоплательщиком в эксплуатацию до вступления в силу гл. 25 Налогового кодекса Российской Федерации, первоначальная (восстановительная) стоимость которых составляет менее 10 000 рублей (включительно) или срок эксплуатации которых менее 12 месяцев.

Обществом на затраты относятся суммы амортизации, начисленные по имуществу, используемому им в производственных целях со сроком полезного использования свыше 12 месяцев. Срок полезного использования установлен обществом в соответствии с п. 3 ст. 258 НК РФ. Согласно приказу от 21.03.2003 № 208 главными специалистами общества на основании данных Общероссийского классификатора основных фондов ОК 013-94, утвержденного постановлением Госстандарта России от 26.12.1994 № 359 (ред. 14.04.98), устанавливаются классификационные группы основных средств.

Таким образом, указание на неверное включение в состав амортизируемого имущества основных средств стоимостью менее 10.000,00 руб. необоснованно. Включение в налоговую базу по налогу на прибыль организаций суммы начисленной амортизации в размере 41.352,00 руб. и доначисление налога на прибыль в сумме 9.924,00 руб. неправомерно.

В акте инспекции указано, что в проверяемом периоде приобретенное в 2003 г. имущество стоимостью менее 10.000,00 руб. списано с баланса общества, остаточная стоимость списанного имущества в сумме 149.697,00 руб. в нарушение ст. 252 НК РФ неправомерно отнесена на внереализационные расходы, принимаемые для целей налогообложения прибыли.

По основаниям, изложенным в протоколе разногласий, имущество стоимостью не свыше 10.000,00 руб. общество относило к амортизируемому. При списании с баланса по форме № ОС-4 при наличии остаточной стоимости у ликвидируемого основного средства общество формировало внереализационные расходы в полном соответствии с подп. 8 п. 1 ст. 265 НК РФ, согласно которому к внереализационным расходам относятся суммы недоначисленной в соответствии с установленным сроком полезного использования амортизации.

Таким образом, довод о неправомерном включении в состав внереализационных расходов остаточной стоимости имущества при его ликвидации и начисленного износа необоснованно. Включение в налоговую базу по налогу на прибыль организаций суммы недоначисленной амортизации в размере 149.697,00 руб. и сумм амортизации в размере 41.352,00 руб. и начисление налога на прибыль к доплате в сумме 45 851,76 руб. неправомерно.

По основаниям, аналогичным изложенным, судом первой инстанции обоснованно признаны недействительными выводы инспекции по пунктам 2.26 (212 213,52 руб.) и 2.31 (525 454.80 руб.) решения.

Таким образом, не соответствует законодательству по налогам и сборам доначисление сумм налога на прибыль по данным пунктам решения в размере 783 520,08 руб.

П. 2.27 решения и п. 2.1.2.27 акта, п. 2.33 решения и п. 2.1.2.33 акта.

Налоговый орган указывает на отсутствие документальной подтвержденности и экономической необоснованности производственного характера расходов по оплате услуг связи, оказанных ему Северо-Западным филиалом ОАО «Мегафон» в январе, марте-мае, июле-сентябре 2004 г. на сумму 155193 руб. (п. 2.27 решения), а также в октябре-декабре 2004 г. на сумму 109673 руб. (п. 2.33). Инспекцией сделан вывод о завышении расходов, неверном определении налоговой базы и неуплате налога на прибыль в сумме 37246, 32 руб. и 26312, 88 руб. соответственно.

Доводы инспекции правомерно отклонены судом первой инстанции.

В соответствии с п. 1 ст. 252 НК РФ расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные налогоплательщиком. Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством РФ. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получении дохода.

Согласно п.п. 25 пункта 1 статьи 264 Налогового Кодекса РФ расходы на оплату услуг связи для целей налогообложения признаются прочими расходами, связанными с производством и (или) реализацией.

Использование сотовой связи в обществе осуществляется с целью оперативного контроля и управления производственными процессами, оперативного решения производственных вопросов. -

Учитывая, что глава 25 НК РФ не содержит точного перечня документов для подтверждения производственного характера разговоров посредством сотовой связи, для признания произведенных затрат на оплату услуг сотовой связи расходами для целей налогообложения общество определило перечень следующих документов: договор, заключенный с Северо-Западным филиалом ОАО «Мегафон» на оказание услуг мобильной связи и роуминга; счета-фактуры за оказанные услуги связи с приложением актов выполненных работ; детализации счетов, прилагаемые к счетам фактурам.

Указанные документы были представлены налоговому органу для проверки в полном объеме. Таким образом, утверждение налогового органа о непредставлении документов, подтверждающих экономическую целесообразность услуг мобильной связи, содержащееся в решении о привлечении к ответственности, является неверным. Поэтому в соответствии с п. 1 ст. 252 НК РФ указанные расходы являются обоснованными и документально подтвержденными, следовательно, учитываемыми при определении налогооблагаемой прибыли, следовательно, завышения расходов в 2004 г. в размере 63 559,2 руб. не имеется.

П. 2.28 решения и п. 2.1.2.28 акта.

Налоговый орган указал, что филиал заявителя «Пикалевский глиноземный завод» начислил амортизацию по основным средствам стоимостью менее 10 000 руб. в сумме 12 772 руб. в нарушение п.1 ст. 256 НК РФ

Налогоплательщик данный довод инспекции не оспаривает. Однако, учитывая, что материалами дела установлен факт наличия у налогоплательщика переплаты в предшествующем периоде, арбитражный апелляционный суд считает доначисление заявителю по данному пункту решения налога на прибыль в размере 3 065,28 руб. необоснованным.

П. 2.40 решения и 2.1.2.40 акта.

Инспекция указывает на неправомерное завышение для целей исчисления налога на прибыль расходов по приобретенным у ООО «Батерс» товарно-материальным ценностям в сумме 17 872 103 руб. и неуплату налога на прибыль в сумме 4289305 руб.

Налоговый орган ссылается на следующие обстоятельства в обоснование своих доводов: общество осуществляло операции с товаром, который не производился и не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком в документах бухгалтерского учета; у ООО «Батерс» отсутствовали необходимые условия для достижения результатов экономической деятельности в силу отсутствия технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств; действия по реализации товаров совершены неустановленным лицом, не являющимся директором ООО «Батерс»; с учетом времени, места нахождения имущества реальное осуществление налогоплательщиком указанных операций невозможно; расходы по приобретению товаров у ООО «Батерс» не отвечают критерию документально подтвержденных, так как соответствующие документы составлены неустановленными лицами. Налоговый орган указывает, что ООО «Батерс» не представляет с 01.01.2004 налоговую отчетность, из выписок по расчетным счетам следует, что его деятельность связана с сельским хозяйством, являлась посреднической и финансировалась за счет заемных средств, денежные средства направлялись на погашение кредитов и займов;

Аналогичные доводы были предметом исследования судом первой инстанции. Арбитражный апелляционный суд считает, что судом первой инстанции они обоснованно отклонены.

Материалами дела установлено, что общество заключило с ООО «Батерс» договор поставки от 22.03.2004 № 42 на поставку фтористого алюминия и криолита искусственного, разбронированного из мобилизационного резерва, а также договор поставки от 24.12.2003 № 153 на поставку глинозема марки Г-00, разбронированного из мобилизационного резерва.

Приобретенный товар находился на территории филиала «ИрКАЗ-СУАЛ» в качестве мобрезерва, принадлежащего Сибирскому окружному управлению Росрезерва. Данный товар получен ООО «Батерс» по договору купли-продажи с Сибирским окружным управлением Росрезерва от 30.12.2003 № МРб-1318/9.

На основании договора поставки от 24.12.2003 № 157 условиями поставки являлись ЕХW – склад филиала общества. Согласно п. 3.4 данного договора датой перехода права собственности от ООО «Батерс» к обществу является момент подписания поставщиком акта приема-передачи товара.

Аналогичные условия содержит договор от 22.03.2004 № 42. Условиями поставки являлись ЕХДУ – склад филиала «ИркАЗ «Общество». Согласно п. 3.4 договора датой перехода права собственности на товар является дата подписания ООО «Батерс» акта приема-передачи товара от поставщика к покупателю.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции правомерно пришел к выводу о том, что факт неоднократного перехода права собственности без какого-либо перемещения товаров, переупаковки, перетарки, химического анализа и т.д. обусловлен взаимоотношениями сторон.

Письмом первого заместителя генерального директора Росрезерва от 02.10.2003 (т. 25, л.д. 146), адресованным налогоплательщику, его филиалу «Иркутский алюминиевый завод», Сибирскому окружному управлению Росрезерва, разъяснено о необходимости обращения по вопросу реализации материальных ценностей из мобилизационного резерва, оформления договора купли-продажи в окружное (территориальное) управление Росрезерва.

С учетом данного письма филиалом Сибирского окружного управления Росрезерва «Прибайкальский территориальный отдел» в письме от 14.10.2003 (т. 25, л.д. 147) налогоплательщику предложено подготовить проект договора купли-продажи материальных ценностей.

Сибирским окружным управлением 01.12.2003 филиалу заявителя «Иркутский алюминиевый завод» предложено заключить договор с ООО «Батерс» и представить его на согласование в Сибирское окружное управление (т. 25, л.д. 148).

Из материалов дела также следует, что названный филиал обратился в Прибайкальский территориальный отдел с просьбой подтвердить его полномочия для заключения договора с ООО «Батерс» (т. 25, л.д. 149), на что названным филиалом Росрезерва дан положительный ответ относительно заключения трехстороннего договора: Сибирское окружное управление, Иркутский алюминиевый завод и ООО «Батерс».

Арбитражный апелляционный суд считает, что при таких обстоятельствах нет оснований для утверждения о том, что налогоплательщик не проявил должной осмотрительности при выборе контрагента, что может являться основанием для признания полученной им налоговой выгоды необоснованной. Суд первой инстанции обоснованно указал на то, что инициатива в привлечении ООО «Батерс» к реализации товарно-материальных ценностей из Росрезерва исходила от уполномоченного лица – Рорезерва, в связи с чем обществу не может быть поставлено в вину вступление в хозяйственные отношения с недобросовестным поставщиком. Согласно правовой позиции Конституционного суда РФ, изложенной в определениях от 16.10.2003 № 329-О и др., истолкование статьи 57 Конституции РФ в системной связи с другими положениями Конституции РФ не позволяет сделать вывод, что налогоплательщик несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет. По смыслу положения, содержащегося в п. 7 ст. 3 НК РФ, в сфере налоговых правоотношений действует презумпция добросовестности. Правоприменительное органы не могут истолковывать понятие «добросовестные налогоплательщики» как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством.

Факты оплаты и отражения в учете приобретения глинозема налоговым органом не оспариваются. Цена приобретения глинозема по договору с ООО «Батерс» соответствует рыночному уровню. Материалами дела установлено, что все реквизиты полученных обществом документов соответствовали реквизитам продавца (ООО «Батерс»), указанным в договоре; обязательства по договору были исполнены сторонами в установленные договором сроки, в связи с чем общество обоснованно указывает на отсутствие у него оснований предполагать недобросовестность поставщика.

Налоговый орган указывает также, что сопоставление подписей директора данной организации Руденко К.А. в имеющемся в УФМС России по г. Москве заявлении о выдаче паспорта в связи с его утерей, с одной стороны, и договорах, актах приема-передачи, счетах-фактурах, товарных накладных – с другой, показало их неидентичность; Руденко обращался в органы милиции с заявлением о выдаче паспорта в связи с его утерей. На этом основании инспекция делает вывод, что представленные документы не могут подтверждать понесенные по договорам затраты.

Арбитражный апелляционный суд считает, что данные доводы инспекции не могут быть приняты.

Как установлено, Руденко не явился на допрос в налоговый орган. Ни в суде первой, ни апелляционной инстанций инспекцией не заявлялось ходатайств о вызове данного лица в судебное заседание для допроса в качестве свидетеля. Судом первой инстанции установлено и это не оспаривается налоговым органом, что не все документы, послужившие основанием для принятия расходов, подписаны Руденко – некоторые документы подписаны предыдущим директором Федотовым С.А. По этому поводу инспекцией не заявлялось никаких доводов, не приводилось объяснений. Тот факт, что Руденко не являлся директором ООО «Батерс», не установлен.

При таких обстоятельствах правомерен вывод суда о том, что факт подписания ряда документов от имени Руденко не свидетельствует о том, что реализация материальных ценностей из Росрезерва не производилась. Факт подписания документов ненадлежащим лицом налоговым органом не доказан.

Исходя из изложенного, доначисление налоговым органом сумм налога на прибыль по данному пункту решения в размере 4 289 305 руб. необоснованно.

П. 3.2, 3.5, 3.9, 3.22 решения и п. 2.1.3.2, 2.1.3.5, 2.1.3.9, 2.1.3.22 акта.

Вывод налогового органа о том, что предприятие в нарушение пункта 1 статьи 54 НК РФ занизило налогооблагаемую базу по налогу на прибыль на сумму убытков прошлых налоговых периодов, выявленных в 2004 г. и включенных в состав внереализационных расходов, учитываемых в целях исчисления налога на прибыль за 2004 г., не соответствует действующему законодательству по следующим основаниям.

Налоговый орган не оспаривает по существу право налогоплательщика на уменьшение налогооблагаемой прибыли на сумму 486 092 рубля, однако считает, что эта сумма подлежит включению в состав расходов, учитываемых при исчислении прибыли 2001-2002 гг. Позиция инспекции правомерно отвергнута судом первой инстанции.

В соответствии со статьей 247 НК РФ объектом налогообложения по налогу на прибыль признается прибыль, полученная налогоплательщиком, которая для российских организаций определяется как полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов. Расходами в силу статьи 252 НК РФ признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 Кодекса, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Согласно пункту 2 статьи 265 Налогового кодекса Российской Федерации к внереализационным расходам приравниваются убытки, полученные налогоплательщиком в отчетном (налоговом) периоде, а также убытки прошлых налоговых периодов, выявленных в текущем отчетном (налоговом) периоде.

В соответствии со ст. 313 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщики исчисляют налоговую базу по итогам каждого периода на основе данных налогового учета. Данные налогового учета подтверждаются первичными учетными документами, аналитическими регистрами налогового учета, расчетом налоговой базы.

В 2001-2002 гг. предприятие исчислило налогооблагаемую базу по налогу на прибыль на основании имеющихся на тот момент первичных документов. Затраты в размере 486 092 руб. налогоплательщиком не включены в состав расходов этих налоговых периодов, поскольку первичные документы, подтверждающие указанные расходы, поступили лишь в 2003 г.

Таким образом, заявитель правомерно учел убытки прошлых лет в сумме 486 092 руб., выявленные в 2003 г., при исчислении налоговой базы по налогу на прибыль 2003 г.

Кроме того, при совершении указанных действий налогоплательщик следовал разъяснениям налоговой инспекции г. Каменск-Уральского Свердловской области, изложенным в письме от 25.12.2002 № 02-30/24178. В соответствии с п. 2 ст. 109 и п.п. 3 п.1 ст. 111 НК РФ налогоплательщик не может быть привлечен к ответственности за совершение налогового правонарушения в силу выполнения им адресованных ему письменных указаний налогового органа.

Суд первой инстанции, кроме того, правильно указал, что оснований для начисления налога на прибыль даже в случае признания правомерности доводов инспекции также не имеется в связи с существовавшей у предприятия переплаты в предшествующие периоды.

Исходя из изложенного, неправомерно доначисление сумм налога на прибыль по п. 3.2. в размере 1 176 702,24 руб., по п. 3.5 в размере 4 174 282,80 руб., по п. 3.9. в размере 526 437, 12 руб., по п. 3.22. в размере 577 302,24 руб.

П. 3.14 решения и п. 2.1.3.14 акта.

Вывод о неполной уплате сумм налога на прибыль по расходам на выплату вознаграждения за выслугу лет в сумме 1092048,72,8 руб. неправомерен по следующим основаниям.

В соответствии с п. 25 ст. 255 НК РФ расходы, произведенные в пользу работников, предусмотренные трудовым и (или) коллективным договором, включаются в состав расходов на оплату труда, принимаемых в целях исчисления налога на прибыль в качестве расходов, связанных с производством и реализацией, в соответствии с п.п.2 п.2 ст. 253 НК РФ.

В соответствии с п. 4 ст. 252 НК РФ в случае, если некоторые затраты с равными основаниями могут быть отнесены одновременно к нескольким группам расходов, налогоплательщик вправе самостоятельно определить, к какой именно группе он отнесет такие затраты.

На основании приведенных положений Налогового кодекса налогоплательщик принял расходы по выплате вознаграждения за выслугу лет работникам в качестве расходов, учитываемых в целях налогообложения прибыли как поименованные в коллективном договоре. При этом на соответствующую сумму начислен ЕСН в сумме 1 247 442 руб. Наличие соответствующих условий и начисление ЕСН налоговым органом не оспаривается и подтверждается в материалах проверки. Возможность отнесения расходов на выплату вознаграждения за выслугу лет в качестве расходов на оплату труда прямо предусмотрена ст. 324.1 НК РФ.

Кроме того, в соответствии со ст. 5 Трудового Кодекса РФ трудовые отношения и иные, непосредственно связанные с ними отношения регулируются также коллективными договорами, соглашениями и локальными нормативными актами, содержащими нормы трудового права, т.е. коллективный договор является локальным правовым актом). Трудовые отношения регулируются как трудовым, так и коллективным договором.

Кроме того, в силу реорганизации с 01.10.2004 ОАО «Металлург» в филиал заявителя в соответствии с ч.2 п. 3 ст. 55 НК РФ налоговым (отчетным) периодом для ОАО «Металлург» были 9 месяцев 2004 г. (а не календарный 2004 г.), по окончании которых организация имела право определить результаты финансовой деятельности для целей начисления вознаграждения за выслугу лет (т.е. по итогам определения прибыли отчетного года) в соответствии с коллективным договором.

Исходя из изложенного, доначисление налоговым органом сумм налога на прибыль по данному пункту решения в размере 1 092 048, 72 руб. необоснованно.

П. 3.19 решения и п. 2.1.3.19 акта.

Выводы о неполной уплате сумм налога на прибыль в связи с занижением налогооблагаемой базы по налогу на прибыль на сумму штрафных санкций, убытков прошлых налоговых периодов, выявленных в 2004 г. и включенных в состав внереализационных расходов, учитываемых в целях исчисления налога на прибыль за 2004 г. необоснованны по следующим основаниям.

Штрафные санкции, уплаченные за освоение вагонов, уплачены ОАО «РЖД» на основании ст. 94 Федерального закона от 10.01.2003 № 18-ФЗ «Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации», возникли из договорных отношений налогоплательщика с ОАО «РЖД». Поэтому соответствующая сумма на основании п.п.13 п.1 ст. 265 НК РФ отнесена обществом на уменьшение налогооблагаемой базы по налогу на прибыль правомерно. Доначисление налогооблагаемой базы в этой части не соответствует требованиям как отраслевого, так и налогового законодательства.

Основания, по которым отклонены доводы налогового органа в части непризнания убытков прошлых лет в составе внереализационных расходов 1256 719 руб., приведены применительно к эпизодам решения 3.2, 3.5, 3.9, 3.22. Документальная подтвержденность данной суммы налоговым органом признается.

Суд первой инстанции на основании представленных в материалы дела документов признал обоснованность списания на расходы сумм штрафов и убытков прошлых лет. Одновременно суд отказал заявителю в признании недействительным решения инспекции в части сумм списанной дебиторской задолженности с истекшим сроком давности в связи с непредставлением подтверждающих документов. В связи с этим довод апелляционной жалобы относительно сумм дебиторской задолженности несостоятелен.

Налог на добавленную стоимость.

П. 4.15 решения и п. 2.2.15 акта.

Инспекцией сделан вывод о неправомерном включении в вычеты суммы 57 208 530,66 руб. по расходам по приобретению глинозема у ООО «ФосАгро-Маркетинг», которые, по мнению инспекции являются экономически необоснованными. Инспекция указывает, что по данному эпизоду имело место наращивание добавленной стоимости без какого-либо обоснования, конечное приобретение товара организацией, его и производившего, поэтому общество дважды учло предъявленный НДС в вычетах: первый раз, когда глинозем был произведен, второй раз – эти же затраты плюс добавленная стоимость ОАО «Апатит» (ООО ФосАгроМаркетинг»).

Как следует из решения инспекции (т. 3, л.д. 87-89), налоговым органом приняты возражения заявителя о неправомерности решения инспекции о применении межфилиальной цены за тонну к поставке глинозема по договору № СУАЛ-ФВАМ-05-12-04/40, заключенному между самостоятельными юридическими лицами ООО ФосАгро-Маркетинг» и ОАО «СУАЛ» в период с мая по декабрь 2004 г.

Согласно материалам дела в проверяемом периоде заявитель, ОАО «Апатит» и ООО ФосАгро-Маркетинг» не являлись взаимозависимыми лицами. ОАО «Апатит» являлось посредником между заявителем (покупатель глинозема) и ОАО «Металлург» (производитель глинозема). ОАО «Металлург» 30.09.2004 слилось с заявителем и внутризаводской оборот шел через посредника - ОАО «Апатит», тогда как продолжал свое действие длящийся договор, заключенный до слияния (т. 26, л.д. 60-86). Указанные самостоятельные лица с января по сентябрь 2004 г. независимо друг от друга осуществляли свою деятельность и уплачивали необходимые налоги.

Установив данные обстоятельства, суд первой инстанции сделал обоснованный вывод о том, что оснований для отказа в подтверждении правомерности применения налогового вычета в размере 17 732 912,41 руб., у инспекции не имелось.

П. 4.16 решения и п. 2.2.16 акта.

Налоговым органом сделан вывод о неуплате НДС в сумме 60 134 351 руб. по зарегистрированным в 2004 г., но датированных более ранними налоговыми периодами счетам-фактурам.

В соответствии с п. 1 ст. 172 Налогового кодекса РФ налоговые вычеты, предусмотренные ст. 171 НК РФ, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), документов, подтверждающих фактическую уплату сумм НДС. Согласно п. 1 ст. 169 НК РФ счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия предъявленных сумм налога к вычету или возмещению.

Кроме того, действующий в настоящее время порядок предъявления НДС, закрепленный постановлением Правительства РФ № 914, не предусматривает возможность положительной корректировки книг покупок за прошлые налоговые периоды, а предусматривает предъявление НДС по «просроченным» счетам-фактурам только в периоде их получения (обнаружения невключения в данные налоговой декларации за предыдущие периоды) путем внесения их в соответствующие дополнительные листы к текущей налоговой декларации, т.к. само право получения возмещения НДС по таким просроченным счетам-фактурам не утрачивается в соответствии с законодательством РФ в течение 3-х лет с момента выписки такого счета-фактуры (п. 3 ст. 173 НК РФ).

При этом, поскольку порядок предъявления НДС к вычетам до мая 2006 г. в случае, если счет-фактура, датированный определенным налоговым периодом, не был предъявлен в данном налоговом периоде для целей возмещения НДС, не был нормативно закреплен, указанные нормы постановления Правительства РФ могут быть распространены и на отношения, возникшие до введения этих норм.

Кроме того, поскольку правильность оформления и само право возмещения сумм НДС по указанным счетам-фактурам налоговым органом не оспаривалось, предъявление сумм НДС в более поздние периоды по сравнению с датой их выписки не может расцениваться в качестве неуплаченного (неполностью уплаченного) в бюджет налога.

Аналогичные выводы по суммам НДС, предъявляемым к вычету из бюджета, сделаны в постановлениях Президиума ВАС РФ от 07.06.20050 № 1321/05, от 16.01.2007 № 10312/06).

В соответствии с пунктом 1 статьи 122 НК РФ неуплата или неполная уплата сумм налога в результате занижения налоговой базы, иного неправильного исчисления налога или других неправомерных действий (бездействия) влечет взыскание штрафа в размере 20 процентов от неуплаченных сумм налога.

Между тем превышение налоговых вычетов над общей суммой налогов, исчисленных по операциям, признаваемым объектом налогообложения, в данном случае не может быть квалифицировано в качестве неуплаченного (неполностью уплаченного) в бюджет налога.

Исключив из декларации часть налоговых вычетов, инспекция указала, что у общества возникла обязанность по уплате в бюджет на соответствующую сумму налога. Применение же налоговой ответственности исходя из общей суммы доначисленного налога и налога, заявленного обществом к возмещению из бюджета, является недопустимым, поскольку согласно пункту 1 статьи 172 Кодекса налоговые вычеты производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами покупателю при приобретении последним товаров, и документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога. Вычетам подлежат только суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров после принятия их на учет.

Пункт 2 статьи 173 НК РФ предусматривает возможность возмещения налогоплательщиком сумм налога на добавленную стоимость в случае превышения налоговых вычетов, указанных в декларации, над суммами налога, исчисленными в связи с реализацией товаров (работ, услуг), в пределах установленного этим пунктом срока - трех лет после окончания соответствующего налогового периода.

Следовательно, налогоплательщик, обнаруживший факты неотражения (неполного отражения) сведений в ранее поданной декларации, вправе внести необходимые изменения и дополнения в декларацию того налогового периода, к

которому относятся операции и выплаты по ним, применительно к правилам, содержащимся в статье 81 Кодекса (в данном случае, возможно в более ранние налоговые периоды). Следовательно, в данном случае бюджет не понес убытка, а налогоплательщиком не допущена неуплата НДС в бюджет, и оснований для признания неуплаченной суммы НДС, предъявленной налогоплательщиком к вычетам на основании «просроченных» счетов-фактур, не имеется.

Кроме того, уполномоченный орган - Минфин России (в соответствии со ст. 34 НК РФ) высказал свою позицию о возможности отражения в налоговом учете вычетов по НДС не в периоде совершения хозяйственных операций по оприходованию и оплате полученных товаров (работ, услуг), когда поставщик товаров выписывает такой счет-фактуру, а в периоде, когда у организации появляются все три условия предъявления к вычету НДС, т.е. в данном случае - в периоде, когда налогоплательщик получает счет-фактуру поставщика (письмо Департамента налоговой и таможенно-тарифной политики Минфина России от 23.06.2004 № 03-03-11/107).

На основании изложенного, являются неправомерными отказ в вычете и доначисление сумм налога на добавленную стоимость по данному пункту решения в размере 60 134 351 руб.

П. 4.19 решения и п. 2.2.19 акта.

Налоговым органом сделан вывод об отклонении от рыночного уровня цен при реализации алюминиевой продукции на внешнем рынке более чем на 20 % и доначислен налог на добавленную стоимость в сумме 9 049 136,66 руб. По основаниям, изложенным применительно к п. 1.4 решения доначисление сумм налога на добавленную стоимость по данному пункту решения в указанной сумме необоснованно.

П. 4.22 решения и п. 2.2.22 акта.

Налоговый орган указывает на нарушение филиалом заявителя ОАО «Волгоградский алюминий» п. 3 ст. 168 НК РФ, постановления Правительства от 02.12.2000 № 914 и на неправомерное включение в книгу покупок и налоговую декларацию сумм налога на добавленную стоимость. Доводы инспекции основаны на выявленных в ходе проверки обстоятельствах, что НДС к возмещению по некоторым операциям обществом предъявлялся при отсутствии оригиналов счетов-фактур - на основании счетов-фактур, полученных по факсу. Инспекция также указывает, что суммы, уплаченные поставщику на основании поступивших факсимильных счетов-фактур, должны считаться авансовыми платежами, что не дает налогоплательщику право на возмещение сумм налога в том же периоде, когда произведена оплата.

Доводы инспекции обоснованно отклонены судом первой инстанции.

Как установлено, в ходе подготовки протокола разногласий по акту проверки общество получило оригиналы соответствующих счетов-фактур и представило их инспекции. Копии счетов-фактур представлены также в материалы дела (т. 15, л.д. 75-96, т. 16).

С учетом изложенного налогоплательщиком подтверждено предусмотренное налоговым законодательством право на вычет сумм налога на добавленную стоимость, что связывается с одновременным наличием счета-фактуры, соответствующих первичных документов, документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога, принятием на учет указанных товаров. Эти условия налогоплательщиком выполнены.

Налогоплательщик обоснованно указывает на то, что приход товарно-материальных ценностей и предоставление поставщиком покупателю оригинала счета-фактуры не взаимосвязаны. Оприходование материальных ценностей на склад осуществляется на основании накладных, принятие выполненных работ (оказанных услуг) - на основании актов выполненных работ. Оприходованные материальные ценности при отсутствии счетов-фактур являются неотфактурованными поставками. Счет-фактура является не только основанием для возмещения из бюджета налога на добавленную стоимость, но также документом, подтверждающим переход права собственности на товар (работу, услугу) и объем выручки от реализации товаров (работ, услуг) для формирования финансового результата организации, ее составившей. Оформляется счет-фактура не позднее пяти дней, считая со дня отгрузки товара (выполнения работ, оказания услуг), поэтому платежи на основании факсимильных счетов-фактур не могут быть авансовыми.

Стоимость приобретенных материалов по данному пункту согласно счетам-фактурам с учетом НДС составила 378.114.794,01 руб., в том числе НДС - 57.678.527,90 руб.

Доначисление инспекцией сумм налога на добавленную стоимость по данному пункту решения в размере 57 678 527,90 руб. необоснованно.

П. 4.23 решения п. 2.2.23 акта.

В данном пункте решения указано на нарушение налогоплательщиком пп. 1 п. 2 ст. 171 НКРФ и неправомерное предъявление суммы налога на добавленную стоимость к вычету по потребленной электроэнергии и водоснабжении по столовой. Данный вывод неправомерен по следующим основаниям.

Согласно пп. 1 п. 2 ст. 171 НК РФ вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии со ст. 146 НК РФ. Согласно пп. 1 п. 1 ст. 146 НК РФ объектом налогообложения по налогу на добавленную стоимость признается реализация товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации.

Уставной деятельностью общества является производство и реализация алюминия первичного и сплавов из него, что также отмечено в п. 1.5 акта проверки.

Как следует из материалов дела, помещение столовой налогоплательщиком не передавалось для использования третьими лицами, а на ее площади было организовано питание работников налогоплательщика за счет услуг по приготовлению пищи МУП «Комбинат питания». Обоснованно утверждение заявителя о том, что услуги по электроэнергии и водоснабжению потреблены обществом с целью обеспечения общественным питанием работников завода на его территории, которая находится вне черты города и на которой организован строгий пропускной режим. Затраты по предоставлению этих услуг общество относило на расходы, связанные с производством и реализацией алюминия первичного, в соответствии с п.п. 48 п. 1 ст. 264 НК РФ «Прочие расходы, связанные с производством и (или) реализацией», эти расходы налогоплательщика МУП «Комбинат питания» не компенсировало. Следовательно, налогоплательщик правомерно предъявлял соответствующие суммы НДС по оплате электроэнергии и водоснабжения к возмещению из бюджета.

Таким образом, выводы налогового органа о нарушении пп. 1 п. 2 ст. 171 НК РФ и неправомерности предъявления к вычету налога на добавленную стоимость в сумме 120 321,73 руб. являются необоснованными, не соответствующими действующему законодательству.

П. 4.34 и 4.37 решения и п. 2.2.34 и 2.2.37 акта.

Как следует из материалов дела, обществом заключен договор об оказании услуг здравпункта с ЗАО «Метахим». Налогоплательщиком принят к вычету НДС, уплаченный за оказанные услуги. Инспекция указывает, что затраты на приобретение услуг не могут быть отнесены на расходы, признаваемые для целей налогообложения, так как не соответствуют требованиям п.п. 7 п. 1 ст. 264 Кодекса.

Арбитражный апелляционный суд принимает довод налогоплательщика о том, что организации, не имеющие на своей территории здравпунктов, в составе прочих расходов, связанных с производством и (или) реализацией, могут учесть расходы на проведение медосмотров работников, которые согласно законодательству Российской Федерации являются обязательными, при условии их надлежащего документального оформления.

Как установлено, заявителю оказывались услуги медицинского освидетельствования, предрейсового и послерейсового медицинского осмотра водителей автотранспортных средств.

Согласно п. 1 ст. 23 Федерального закона от 10.12.1995 № 196-ФЗ «О безопасности дорожного движения» обязательными являются медицинское освидетельствование и переосвидетельствование кандидатов в водители и водителей транспортных средств, проведение предрейсовых, послерейсовых и текущих медицинских осмотров водителей транспортных средств.

Предрейсовые и послерейсовые медицинские осмотры водителей автотранспортных средств могут проводиться медицинским работником организации, а также медицинскими работниками учреждений здравоохранения на основании заключаемых договоров между организациями и учреждениями здравоохранения.

Факт заключения обществом договора об оказании услуг здравпункта с ЗАО «Метахим», фактического оказания этих услуг инспекцией не оспаривается. Доводов об отсутствии надлежащего документального подтверждения понесенных расходов инспекция не приводит.

С учетом изложенного суд приходит к выводу, что налогоплательщик, заключивший договор с учреждением здравоохранения о проведении предрейсовых и послерейсовых осмотров водителей транспортных средств, вправе принять к вычету расходы по оплате услуг учреждения здравоохранения и доначисление налог на добавленную стоимость в общей сумме 21 755 руб. неправомерно.

П. 4.41 решения и п. 2.2.47, 2.2.50, 2.2.53, 2.2.57, 2.2.59, 2.2.62 акта.

В соответствии с п. 1 ст. 252 НК РФ расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные налогоплательщиком. Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством РФ. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Согласно п.п. 25 пункта 1 статьи 264 Налогового Кодекса РФ расходы на оплату услуг связи для целей налогообложения признаются прочими расходами, связанными с производством и (или) реализацией.

Использование сотовой связи в обществе осуществляется с целью оперативного контроля и управления производственными процессами, оперативного решения производственных вопросов.

Глава 25 НК РФ не содержит точного перечня документов, которыми следует подтверждать производственный характер разговоров посредством сотовой связи, в связи с этим для признания произведенных затрат на оплату услуг сотовой связи расходами для целей налогообложения обществом определен перечень следующих документов: договор, заключенный с Северо-Западным филиалом ОАО «Мегафон» на оказание услуг мобильной связи и роуминга; счета-фактуры за оказанные услуги связи с приложением актов выполненных работ; детализации счетов, прилагаемые к счетам-фактурам.

Указанные документы представлены налоговому органу для проверки в полном объеме.

Таким образом, утверждение налогового органа о непредставлении документов, подтверждающих экономическую целесообразность услуг мобильной связи, содержащееся в решении о привлечении к ответственности, является неверным.

Таким образом, заявителем неправомерно доначислен налог на добавленную стоимость в сумме 26 165,21 руб.

П. 4.47 решения и п. 2.2.69 акта, п. 4.48 решения и п. 2.2.70 акта.

Налоговый орган указывает на нарушения требований ст. 169 НК РФ при оформлении счета-фактуры от 23.04.2004 № 232, выставленной контрагентом общества ООО «Томак-ХХI» век, нарушения, допущенные в товарной накладной от 23.04.2004 № 134, делает вывод о завышении налоговых вычетов, начисляет подлежащий уплате НДС в сумме 339787 руб. (п. 4.47 решения). Также указывает на аналогичные нарушения по счетам-фактурам, выставленным рядом иных контрагентов (ЗАО «ШСП «Ремонт зданий и сооружений», ООО «Фотон» о др.), начисляет к уплате НДС в сумме 788431 руб. (п. 4.48 решения).

Как следует из материалов дела, документы, содержащие дефекты, налогоплательщиком исправлены и представлены в дело, в связи с чем обоснован довод заявителя о выполнении им всех необходимых условий для принятия налога к вычету. Довод инспекции о невозможности принятия к вычету счетов-фактур в спорном налоговом периоде в связи с тем, что дата их исправления не соответствует дате их фактического выставления, необоснован.

Соответствующие доводы заявителя соответствуют сложившейся судебно-арбитражной практике.

Таким образом, доначисление указанных сумм налога на добавленную стоимость неправомерно.

П. 4.50 решения и п. 2.2.72 акта.'

Вывод о неправомерном возмещении из бюджета НДС в сумме 15 576 016,5 руб. по приобретенным товарно-материальным ценностям (ТМЦ) у организации-поставщика ООО «Батерс» корреспондирует с п. 2.40 решения.

По основаниям, уже излагавшимся, вывод инспекции является необоснованным. Факт предъявления заявителем счета-фактуры, не соответствующего требованиям ст. 169 НК РФ, налоговым органом не доказан. Доводы о недобросовестности контрагента заявителя правомерно отклонены судом первой инстанции как не свидетельствующие с учетом установленных обстоятельств о недобросовестности заявителя.

П. 4.51 решения и п. 2.2.73 акта.

В данном пункте решения налоговый орган указывает на занижение в январе 2004 г. НДС в сумме 129538, 19 руб. в результате того, что, поскольку общество осуществляло как виды деятельности, подлежащие обложению ЕНВД – транспортные и ритуальные услуги, так и иные виды деятельности, то оно было обязано обеспечить ведение раздельного учета в соответствии со ст. 170 НК РФ.

Данный пункт неразрывно связан с п. 13.1 решения (ЕНВД). Налоговым органом приняты доводы налогоплательщика о том, что отраженная в решении деятельность подпадает не под ЕНВД, а под обычную систему налогообложения, следовательно, действия налогоплательщика по принятию к вычету НДС по названным хозяйственным операциям правомерны. Судом первой инстанции сделан правомерный вывод о том, что, поскольку оснований для начисления единого налога на вмененный доход не имелось, то не имелось оснований и для ведения раздельного учета. П. 4.51 решения является недействительным.

Судом первой инстанции полно и правильно установлены фактические обстоятельства по делу, им дана надлежащая правовая оценка. Нарушений норм процессуального права судом не допущено. Оснований к отмене решения суда нет.

Руководствуясь статьями 110, 266, 268, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

П О С Т А Н О В И Л:

Решение Арбитражного суда города Москвы от 21.03.2008 по делу № А40-40422/07-75-253 оставить без изменения, а апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Взыскать с МИ ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам № 5 в доход федерального бюджета государственную пошлину по апелляционной жалобе в сумме 1000 руб.

Постановление вступает в законную силу со дня изготовления в полном объеме и может быть обжаловано в течение двух месяцев в Федеральный арбитражный суд Московского округа.

     Председательствующий
     М.С. Сафронова

     Судьи
     Е.А. Солопова

     Р.Г. Нагаев

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А40-40422/2007
Принявший орган: Девятый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 30 мая 2008

Поиск в тексте