• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД МОСКОВСКОГО ОКРУГА
 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 05 мая 2009 года  Дело N А40-45838/2008

Федеральный арбитражный суд Московского округа в составе:

председательствующего-судьи Агапова М.Р.

судей Букиной И.А. и Ворониной Е.Ю.

при участии в заседании:

от заявителя ООО «Байерсдорф» Науменко И.В. по доверенности № 117/2008 от 22 сентября 2008 года

от ответчика Московской северной таможни Галаниной Е.В. по доверенности от 12 января 2009 года № 52-15/372

рассмотрев 27 апреля 2009 г. в судебном заседании кассационную жалобу заявителя ООО «Байерсдорф»

на решение от 31 октября 2008 г.

Арбитражного суда г. Москвы

принятое судьей Каменской О.В.

на постановление от 27 января 2009 г. № 09АП-16761/2008-АК

Девятого арбитражного апелляционного суда

принятое судьями Свиридовым В.А., Захаровым С.Л., Демидовой О.В.

по объединенным делам №№ А40-45838/08-21-440, А40-48184/08-21-452, А40-48181/08-21-451, А40-48178/08-21-450, А40-45843/08-21-442, А40-45840/08-21-441, А40-48187/08-21-453

по заявлению ООО «Байерсдорф»

о признании недействительными требований

к Московской северной таможне

УСТАНОВИЛ:

ООО «Байерсдорф» обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением о признании недействительными требований Московской северной таможни от 18 июня 2008 года №№ 9123000-17.2/048, 10123000-17.2/049, 10123000-17.2/053, 10123000-17.2/052, 10123000-17.2/046, 10123000-17.2/051, 10123000-17.2/045.

Дела №№ А40-45838/08-21-440, А40-48184/08-21-452, А40-48181/08-21-451, А40-48178/08-21-450, А40-45843/08-21-442, А40-45840/08-21-441, А40-48187/08-21-453 объединены Арбитражным судом г. Москвы в одно производство.

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 31 октября 2008 года, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 27 января 2009 года, в удовлетворении заявления отказано.

В кассационной жалобе ООО «Байерсдорф», излагая обстоятельства дела, просит отменить решение и постановление, поскольку они приняты незаконно и необоснованно, с нарушением норм права - пунктов 1, 2, 7 статьи 323 ТК РФ, статей 12, 19, 19.1 Закона РФ «О таможенном тарифе», Положения о контроле таможенной стоимости товаров, ввозимых на таможенную территорию Российской Федерации, утвержденного приказом ГТК России от 05 декабря 2003 года № 1399 (далее – Положение о контроле таможенной стоимости товаров), Инструкции о порядке заполнения декларации таможенной стоимости, утвержденной приказом ФТС России от 01 сентября 2006 года № 829, статей 6, 9, 15, 168, 170, частей 4, 5 статьи 200 АПК РФ.

Заявитель считает, что лицензионные платежи не являются условием продажи товаров, ни прямо и ни косвенно не перечисляются поставщику товаров, не относятся к ввозимым товарам. Таможенный орган неправомерно применил первый метод при определении таможенной стоимости ввезенного в спорный период товара, а также при расчете дополнительных начислений к цене сделки неправильно использовал данные прейскуранта на 2008 год. Кроме этого заявитель утверждает о нарушении ответчиком срока принятия решения о таможенной стоимости товара.

В отзыве на кассационную жалобу Московская северная таможня возражала против ее удовлетворения и просила оставить законно принятые судебные акты без изменения.

В судебном заседании представитель ООО «Байерсдорф» поддержал доводы и требования кассационной жалобы, а представитель Московской северной таможни возражал против ее удовлетворения.

Проверив правильность применения арбитражными судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, обсудив доводы кассационной жалобы и возражения относительно нее, арбитражный суд кассационной инстанции не находит оснований для отмены обжалуемых решения и постановления.

Арбитражные суды установили, что в рамках внешнеторговых контрактов от 01 мая 2007 года №№ PL 01/07, PL 02/07, заключенных с «NIVEA Polska SA», ООО «Байерсдорф» ввезло на территорию Российской Федерации косметические товары с нанесенным на них товарным знаком «NIVEA», используемым заявителем на основании заключенного с правообладателем - компанией «Байерсдорф Акциенгезельшафт» лицензионного договора от 19 августа 1999 года. При декларировании данного товара ООО «Байерсдорф» определило его таможенную стоимость по первому методу – по цене сделки с ввозимым товаром.

В ходе таможенного контроля таможенный орган пришел к выводу о недостаточности представленных декларантом документов и сведений для принятия решения по заявленной таможенной стоимости товара, в связи с чем по правилам пункта 3 статьи 323 ТК РФ, пунктов 7, 9, 10 Положения о контроле таможенной стоимости товаров приняла решение об уточнении заявленной таможенной стоимости и выставлении заявителю требования о необходимости представления дополнительных документов и сведений, подтверждающих размер лицензионного платежа, относящегося к ввозимому товару и перечисляемого лицензиару по лицензионному договору от 19 августа 1999 года. Одновременно таможенным органом принято решение об условном выпуске товаров для внутреннего потребления под обеспечение таможенных платежей до момента предоставления документов, подтверждающих размер лицензионных платежей.

По результатам анализа представленных ООО «Байерсдорф» по требованию таможенного органа дополнительных документов (счета-фактуры и копии платежных документов, подтверждающих уплату лицензионного платежа) было принято решение о корректировке таможенной стоимости. На основании пункта 15 Положения о контроле таможенной стоимости товаров заявителю направлено письмо от 08 мая 2008 года № 18-09/6074 с приложением копий деклараций таможенной стоимости и отметками о необходимости проведения корректировки таможенной стоимости. В этом письме изложены причины невозможности определения таможенной стоимости на основании представленных обществом документов, предложено самостоятельно произвести документально подтвержденный перерасчет таможенной стоимости и представить его в таможенный орган в срок до 10 июня 2008 года. Также указано на необходимость прибыть в срок до 10 июня 2008 года в отдел контроля таможенной стоимости Московской северной таможни с целью продолжения процедуры определения таможенной стоимости товаров.

Поскольку в нарушение пункта 16 Положения о контроле таможенной стоимости товаров ООО «Байерсдорф» в установленный срок не исполнило изложенные в письме от 08 мая 2008 года № 18-09/6074 требования, Московская северная таможня на основании пункта 20 Положения о контроле таможенной стоимости товаров приняла решение о самостоятельном определении таможенной стоимости на основе первого метода определения таможенной стоимости товара (по стоимости сделки с ввозимыми товарами) с включением в нее уплачиваемого в адрес лицензиара лицензионного платежа. Указанное окончательное решение по таможенной стоимости товаров, маркированных товарным знаком «NIVEA» и ввезенных в спорный период, с приложением копий бланков корректировок таможенной стоимости и деклараций таможенной стоимости по правилам пункта 21 Положения о контроле таможенной стоимости товаров направлены ООО «Байерсдорф» письмом от 11 июня 2008 года № 18-09/7828.

Во исполнение этого решения Московская северная таможня выставила ООО «Байерсдорф» требования от 18 июня 2008 года №№ 9123000-17.2/048, 10123000-17.2/049, 10123000-17.2/053, 10123000-17.2/052, 10123000-17.2/046, 10123000-17.2/051, 10123000-17.2/045 об уплате таможенных платежей.

В соответствии с пунктом 2 статьи 12 Закона РФ «О таможенном тарифе» первоосновой для определения таможенной стоимости товаров является стоимость сделки в значении, установленном пунктом 1 статьи 19 названного Закона. При этом положения, установленные статьей 19 Закона, применяются с учетом положений, установленных статьей 19.1 Закона.

Согласно пункту 1 статьи 19 Закона РФ «О таможенном тарифе» таможенной стоимостью товаров, ввозимых на таможенную территорию Российской Федерации, является стоимость сделки, то есть цена, фактически уплаченная или подлежащая уплате за товары при их продаже на экспорт в Российскую Федерацию и дополненная в соответствии со ст. 19.1 настоящего Закона. Для целей настоящей статьи ценой, фактически уплаченной или подлежащей уплате, является общая сумма всех платежей, осуществленных или подлежащих осуществлению покупателем непосредственно продавцу и (или) третьему лицу в пользу продавца за ввозимые товары. При этом платежи могут быть осуществлены прямо или косвенно в любой форме покупателем продавцу или третьему лицу в пользу продавца.

В силу подпункта 3 пункта 1 статьи 19.1 Закона РФ «О таможенном тарифе» при определении таможенной стоимости товаров по стоимости сделки с ввозимыми товарами к цене, фактически уплаченной или подлежащей уплате за эти товары, должны быть дополнительно начислены платежи за использование объектов интеллектуальной собственности (за исключением платежей за право воспроизведения в Российской Федерации). Такие платежи должны относиться к оцениваемым товарам и покупатель прямо или косвенно должен уплатить их в качестве условия продажи товаров в размере, не включенном в цену, фактически уплаченную или подлежащую уплате, при условии, что такие платежи относятся только к ввозимым товарам.

Суды, проанализировав условия внешнеторговых контрактов от 01 мая 2007 года №№ PL 01/07, PL 02/07, заключенных с «NIVEA Polska SA», в рамках которых осуществлена поставка на территорию Российской Федерации косметических товаров с нанесенным на них товарным знаком «NIVEA», и лицензионного договора от 19 августа 1999 года, заключенного с правообладателем - компанией «Байерсдорф Акциенгезельшафт», обоснованно пришли к выводу о правомерном включении Московской северной таможней в таможенную стоимость ввезенного товара лицензионных платежей, уплачиваемых лицензиару.

При этом суды правильно исходили из того, что согласно статье 1 внешнеторговых контрактов от 01 мая 2007 года №№ PL 01/07, PL 02/07 «договорной продукцией» является вся продукция, маркированная товарными знаками группы компаний Байерсдорф.

Ввезенная в спорный период косметическая продукция маркирована товарным знаком «NIVEA», правообладателем которого является немецкая компания «Байерсдорф Акциенгезельшафт». Право на использование этого товарного знака возникло у заявителя на основании заключенного с правообладателем лицензионного договора от 19 августа 1999 года.

В пункте 2 статьи 1 данного лицензионного договора предусмотрено, что «договорной продукцией» является продукция подразделения «Космед» лицензиара, для каждого вида которой зарегистрированы договорные товарные знаки и которая реализуется ООО «Байерсдорф» с согласия лицензиара. Понятие «договорные товарные знаки» определено в пункте 1 статьи 1 лицензионного договора от 19 августа 1999 года и по условиям данного пункта договора товарный знак «NIVEA» является «договорным товарным знаком».

В соответствии со статьей 6 лицензионного договора от 19 августа 1999 года ООО «Байерсдорф» уплачивает лицензиару лицензионный платеж за предоставленные услуги и права, определенные условиями этого договора, в частности, за использование товарного знака (статья 2 лицензионного договора) и за предоставление эксклюзивного права распространения «договорной продукции» на «договорной территории».

Таким образом, установив данные обстоятельства, суды обоснованно пришли к выводу о том, что ввезенная и задекларированная в спорный период косметическая продукция с товарным знаком «NIVEA» является «договорной продукцией» и начисленные таможней лицензионные платежи относятся к этим товарам. При этом наличие лицензионного договора от 19 августа 1999 года, по которому ООО «Байерсдорф» обязано оплатить лицензионный платеж за использование товарного знака «NIVEA», является условием продажи товара. Включение лицензионных платежей в стоимость ввозимого товара суды правильно признали недоказанным.

В пункте 1 статьи 19 Закона РФ «О таможенном тарифе» предусмотрена необходимость включения в цену товара при определении его таможенной стоимости всех платежей, осуществленных или подлежащих осуществлению покупателем непосредственно продавцу и (или) третьему лицу в пользу продавца за ввозимые товары. Также отмечено, что платежи могут быть осуществлены прямо или косвенно в любой форме покупателем продавцу или третьему лицу в пользу продавца.

Как установлено судами, в данном случае лицензионные платежи перечисляются лицензиару - компании «Байерсдорф Акциенгезелынафт» в пользу продавца - компании «NIVEA Polska SA», то есть косвенно перечисляются в пользу продавца продукции, поскольку компания «NIVEA Polska SA» является производителем и поставщиком продукции под товарным знаком «NIVEA».

При таких обстоятельствах суд кассационной инстанции считает правильным вывод судов о правомерном включении таможенным органом лицензионных платежей в структуру таможенной стоимости ввезенного заявителем в спорный период товара, маркированного товарным знаком «NIVEA» и, соответственно, законности оспариваемых по настоящему делу требований о довзыскании суммы неуплаченных таможенных платежей.

Доводы кассационной жалобы о том, что лицензионные платежи не являются условием продажи товаров, ни прямо и ни косвенно не перечисляются поставщику товаров, не относятся к ввозимым товарам, несостоятельны, были предметом обсуждения судов и с учетом установленных по делу обстоятельств, правомерно отклонены. Кроме того, Законом РФ «О таможенном тарифе» не установлено, что обязанность покупателя уплатить лицензионные платежи должна быть одним из условий продажи в рамках внешнеторгового контракта.

Ссылка в кассационной жалобе на неправомерное применение таможенным органом первого метода при определении таможенной стоимости ввезенного в спорный период товара, отклоняется, так как выходит за пределы предмета спора. Между тем, как первый, так и шестой метод определения таможенной стоимости товара предусматривают единые методы и подходы в определении таможенной стоимости товаров.

Указание в кассационной жалобе на то, что таможня неправомерно при расчете дополнительных начислений к цене сделки использовала данные прейскуранта на 2008 год, не состоятельно, так как использование таможенным органом документов, представленных самим заявителем в ходе таможенного оформления товара, не запрещено действующим законодательством. Факт превышения начисленных таможенным органом платежей заявитель документально не подтвердил.

Утверждение в кассационной жалобе о нарушении срока принятия решения о таможенной стоимости товара, несостоятельно, было предметом обсуждения судов и получило правильную правовую оценку.

Другие доводы кассационной жалобы также не свидетельствуют о допущенной по настоящему делу судебной ошибке, в связи с чем отклоняются и не могут быть основаниями для отмены обжалуемых судебных актов.

При таких обстоятельствах, обжалуемые решение и постановление приняты законно и обоснованно, с правильным применением норм материального и процессуального права. Выводы арбитражных судов соответствуют фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам.

Поэтому доводы кассационной жалобы, сводящиеся фактически к повторению утверждений исследованных и правомерно отклоненных арбитражными судами, а также к неправильному толкованию норм действующего таможенного законодательства, не могут служить основаниями для отмены обжалуемых решения и постановления, поскольку не свидетельствуют о нарушении судами норм материального и процессуального права.

Руководствуясь ст. ст. 284-289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Московского округа

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда г. Москвы от 31 октября 2008 года и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 27 января 2009 года по делам №№ А40-45838/08-21-440, А40-48184/08-21-452, А40-48181/08-21-451, А40-48178/08-21-450, А40-45843/08-21-442, А40-45840/08-21-441, А40-48187/08-21-453 оставить без изменения, а кассационную жалобу ООО «Байерсдорф» без удовлетворения.

     Председательствующий
  Агапов М.Р.

     Судьи
  Букина И.А.

     Воронина Е.Ю.

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А40-45838/2008
Принявший орган: Арбитражный суд Московского округа
Дата принятия: 05 мая 2009

Поиск в тексте