• по
Более 56000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД МОСКОВСКОГО ОКРУГА
 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 31 мая 2010 года  Дело N А41-16046/2009

Федеральный арбитражный суд Московского округа в составе:

председательствующего-судьи Нагорной Э.Н.

судей Алексеева С.В., Летягиной В.А.

при участии в заседании:

от истца (заявителя) Бунин М.Д. – дов. от 28.10.2008, Адамова И.Л. – дов. от 12.01.2009

от ответчика Гущин М.С. – дов. от 11.01.2010 №04-11/00001, Соломяный А.В. – дов. от 23.12.2009 №04-11/00955

рассмотрев25.05.2010 всудебномзаседаниикассационную

жалобу ИФНС по г. С. Посаду

на решение от 06.08.2009

Арбитражного суда Московской обл.

принятое Красниковой В.А.

на постановление от 11.02.2010

Десятого арбитражного апелляционного суда

принятое Чалбышевой И.В., Александровым Д.Д., Мордкиной Л.М.

по иску (заявлению) ООО «Курант»

о признании частично недействительными ненормативных правовых актов

к ИФНС по г. С. Посаду МО

УСТАНОВИЛ:

Общество с ограниченной ответственностью "Курант", с учетом изменения требований, обратилось в Арбитражный суд Московской области с заявлением о признании частично недействительными вынесенных Межрайонной инспекцией ФНС России №3 по Московской области решения № 5042/524/17-84 от 18.11.2008 и требования об уплате налога по состоянию на 03.03.2009 N 1730.

Решением Арбитражного суда Московской области от 06.08.2009, оставленным без изменения постановлением от 11.02.2010 Десятого арбитражного апелляционного суда, заявление Общества удовлетворено, поскольку налоговым органом не доказано соблюдение процедуры рассмотрения материалов выездной налоговой проверки, Общество документально подтвердило расходы и налоговые вычеты по НДС и акцизам.

Законность и обоснованность судебных актов проверена в порядке ст.284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с кассационной жалобой Инспекции ФНС России по г. Сергиеву Посаду Московской области (правопреемник Межрайонной инспекции ФНС России №3 по Московской области), в которой налоговый орган не согласился с оценкой обстоятельств, проведенной судами первой и апелляционной инстанций.

Инспекция в письменных объяснениях и в заседании суда кассационной инстанции поддержала доводы кассационной жалобы.

Общество в письменных пояснениях и в заседании суда возражало против кассационной жалобы по мотивам, изложенным в судебных актах.

Как следует из материалов дела, оспариваемое решение вынесено по результатам проведения с 28.05.2007 по 27.05.2008 выездной налоговой проверки Общества за период с 01.04.2005 по 31.03.2007 на основании акта от 28.07.2008 №5042/375/17-42.

Согласно п. 5 ст. 100 НК РФ ( в редакции закона, действовавшей в спорный период) акт налоговой проверки должен быть вручен лицу, в отношении которого проводилась проверка, или его представителю под расписку или передан иным способом, свидетельствующим о дате его получения указанным лицом (его представителем).В случае, если лицо, в отношении которого проводилась проверка, или его представитель уклоняются от получения акта налоговой проверки, этот факт отражается в акте налоговой проверки, и акт налоговой проверки направляется по почте заказным письмом по месту нахождения организации (обособленного подразделения) или месту жительства физического лица. В случае направления акта налоговой проверки по почте заказным письмом датой вручения этого акта считается шестой день считая с даты отправки заказного письма.

Инспекция ссылается на то, что акт налоговой проверки от 28.07.2008 № №5042/375/17-42 в связи с невозможностью его вручения представителям Общества 08.10.2008 был направлен заявителю по почте, что подтверждается сопроводительным письмом от 07.10.2008 №17-10/04677 С-П и реестром почтовых отправлений №5042/0221/0005772.

Судами установлено, что на последней странице акта, представленной налоговым органом в материалы дела, отражено, что акт проверки направляется по почте ввиду невозможности вручения акта лично законному либо уполномоченному представителю Общества.

Судом апелляционной инстанции установлено, что в качестве доказательства невозможности вручения акта Обществу Инспекция ссылается на то, что городской телефон заявителя не отвечал, по сотовому телефону не могли дозвониться, Общество находится на режимной территории, в связи с чем не получалось заказать пропуск. Однако доказательства производимых действий по непосредственному вручению акта проверки налоговый орган суду не представил.

Между тем, судом апелляционной инстанции в доказательство того, что телефонные номера Общества действовали, обслуживались (протокол судебного заседания от 04.02.2010, т. 55, л.д. 67) исследованы представленные налогоплательщиком в материалы дела договоры N 240-аб от 01.03.2006, N 021М от 16.12.2003., N 3W1111 от 01.03.2006, счета-фактуры, акты о выполнении услуг по предоставлению телефонной связи, и установлено, что налогоплательщик, заключив договоры на предоставление услуг телефонной связи, в июле, августе, сентябре, октябре, ноябре 2008 года пользовался услугами, получал счета-фактуры и акты о предоставлении ему таких услуг, при этом в представленных договорах указаны телефонные номера по адресу: г. Сергиев Посад, улица Центральная, дом 1, - то есть, указан адрес ФГУП "ЭМЗ "Звезда", на территории которого располагалось ООО «Курант».

Судом апелляционной инстанции также установлено, что в спорном периоде обе стороны участвовали в рассмотрении дела N А41-17192/08 Арбитражного суда Московской области (т. 54, л.д. 121 - 125), в связи с чем акт проверки мог быть вручен уполномоченному представителю Общества, являвшемуся в судебные заседания.

При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что налоговый орган не представил доказательств соблюдения процедуры в части непосредственного вручения акта проверки законному или уполномоченному представителю налогоплательщика, в связи с чем у Инспекции отсутствовали основания по направлению акта по почте.

Пунктом 14 ст. 101 НК РФ определено, что несоблюдение должностными лицами налоговых органов требований, установленных настоящим Кодексом, может являться основанием для отмены решения налогового органа вышестоящим налоговым органом или судом. Нарушение существенных условий процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки является основанием для отмены вышестоящим налоговым органом или судом решения налогового органа о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения или решения об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения. К таким существенным условиям относится обеспечение возможности лица, в отношении которого проводилась проверка, участвовать в процессе рассмотрения материалов налоговой проверки лично и (или) через своего представителя и обеспечение возможности налогоплательщика представить объяснения. Основаниями для отмены указанного решения налогового органа вышестоящим налоговым органом или судом могут являться иные нарушения процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки, если только такие нарушения привели или могли привести к принятию руководителем (заместителем руководителя) налогового органа неправомерного решения.

Инспекция в обоснование соблюдения процедуры привлечения налогоплательщика к ответственности ссылается на уведомление N 17-23/05093 С-П от 05.11.2008 о вызове налогоплательщика на 18 ноября 2008 г. для рассмотрения материалов выездной налоговой проверки с описью вложения и квитанцией отделения связи, а также на телефонограмму N 17-10/05207 С-П от 12.11.2008, которые, по мнению Инспекции, подтверждают извещение налогоплательщика о рассмотрении материалов проверки 18 ноября 2008 г.

Однако судом апелляционной инстанции установлено, что налоговым органом не представлены доказательства вручения уведомления налогоплательщику, так как уведомление о вручении, оформляемое отделением связи, в материалы дела в судах первой и апелляционной инстанций не представлено.

Судом апелляционной инстанции установлено, что налоговый орган в заседании суда ссылался на то, что извещение о вызове налогоплательщика на рассмотрение материалов проверки передано по мобильному телефону непосредственно директору Токареву О.В. В качестве доказательства фактов телефонных переговоров налоговый орган представил в материалы дела запрос от 12.01.2010 N 11-19/00043 в адрес Центра продаж и сервиса N 1 о фактах телефонных звонков с номеров Инспекции на номера 8-926-577-37-05, 8-903-755-97-54, принадлежащие бухгалтеру Тихоновой О.А. и директору Токареву О.В. соответственно. Инспекцией также представлены в материалы дела сопроводительное письмо за подписью оператора Центра продаж и сервиса, оказывающего в городе Сергиев Посад Московской области услуги телефонной связи, с распечаткой телефонных звонков.

Между тем, апелляционным судом данная распечатка признана недопустимым доказательством, поскольку указанный документ обезличен, не подписан, не содержит сведений органа (лица) его составившего, притом что имеющийся в материалах дела документ, названный как «реестр расшифровок по МТР», представленный Инспекции филиалом ОАО «Центртелеком», не свидетельствует о том, что данный документ является сопроводительным письмом к спорной распечатке телефонных звонков, так как в нем не указано приложение, а также в графе «кол-во стр.» не приведены страницы спорной распечатки. При этом реестр расшифровок подписан не руководством Центра продаж и сервиса, а оператором, и снабжен не печатью Центра продаж и сервиса, а печатью для актов, счетов и счетов-фактур.

Апелляционным судом также установлено, что в материалы дела Обществом представлен приказ N 46/л от 31.10.2006, согласно которому Токарев О.В. уволен из Общества 31.10.2006, то есть за полтора года до начала проведения налоговой проверки.

Инспекция ссылается на телефонограмму N 17-10/05207 С-П от 12.11.2008, которую приняла бухгалтер Тихонова О.А.

В соответствии с «Методическими рекомендациями по разработке инструкций по делопроизводству в федеральных органах исполнительной власти», утвержденными приказом Росархива от 23.12.2009 №76, телефонограмма - документ информационного характера, передаваемый и получаемый по телефонной связи.

Согласно п. 3.3 приказа Минфина Российской Федерации от 15.05.2008 №258 «Об утверждении Инструкции по делопроизводству в Министерстве финансов Российской Федерации» документы, отправляемые Министерством, передаются почтовой и электрической связью. Документы для отправки передаются полностью оформленными, зарегистрированными с указанием почтового адреса (номера телефона), электронного адреса или с указанием на рассылку.

Между тем, судом апелляционной инстанции установлено, что телефонограмма от 12.11.2008 №17-10/05207 С-П не содержит номера телефона, по которому передана.

Инспекция в суде кассационной инстанции ссылается на то, что в соответствии с протоколом судебного заседания от 04.02.2010 (л.д. 72, т. 55) представитель Общества уточнил, что номер мобильного телефона, по которому налоговый орган извещал Общество, не числится за Малыхиным С.Л., который указан в телефонограмме, когда, на самом деле, телефонограмму приняла главный бухгалтер Тихонова О.А. на личный номер мобильного телефона.

Суд кассационной инстанции исходит из того, что в ходе рассмотрения дела судами первой и апелляционной инстанций налоговый орган ссылался на передачу одной и той же телефонограммы сначала Малыхину С.Л., затем Токареву О.В., затем Тихоновой О.А. В связи с этим суд кассационной инстанции принимает во внимание объяснения представителей Общества о том, что указанная запись в протоколе судебного заседания от 04.02.2010 неточно отражает выступление представителя налогоплательщика о принадлежности номера мобильного телефона, на который ссылался налоговый орган, не Малыхину, а Тихоновой.

В связи с этим судом апелляционной инстанции не принято данное доказательство в качестве допустимого.

На основании изложенного апелляционный суд пришел к выводу, что поскольку налоговым органом не представлено документальных доказательств извещения налогоплательщика о времени и месте рассмотрения материалов проверки, у Инспекции не имелось оснований для рассмотрения этих материалов в отсутствие представителя Общества.

Как следует из материалов дела и установлено судами, Общество фактически получило акт выездной налоговой проверки 15.11.2008, что не опровергнуто Инспекцией, подготовило письменные возражения от 04.12.2008 № 438, которые получены налоговым органом 05.12.2008, то есть после принятия налоговым органом 18.11.2008 оспариваемого решения. Инспекция письмом N 25-03/00004 от 13.01.2009 известила Общество, что срок на подачу возражений истек, поэтому письменные возражения заявителя не были рассмотрены.

При этом судами установлено, что о принятом 18.11.2008 решении Общество узнало из письма Инспекции 13.01.2009, оспариваемое решение получено 09.02.2009.

Инспекция ссылается на то, что позднее получение заявителем решения связано с отказом сотрудников Общества получать на почте корреспонденцию, что подтверждается проверкой органов внутренних дел в отношении службы ОПС «Сергиев Посад-5».

Между тем, судом апелляционной инстанции установлено, что в материалы дела представлен ответ отделения связи N 24 от 30.01.2009, согласно которому налогоплательщик получил первичное извещение о поступлении на его имя бандероли (решение по выездной проверке), однако, ценная бандероль не выдана отделением связи сотрудникам Общества, так как у них отсутствовала разовая доверенность на получение ценного отправления. По истечении срока хранения почтовое отправление с решением Инспекции возвращено отправителю.

В связи с этим апелляционный суд исходит из факта невручения налогоплательщику спорного ненормативного акта по состоянию на декабрь 2008 года.

Учитывая изложенные обстоятельства, суды пришли к выводу, что Инспекцией не представлено доказательств соблюдения процедуры рассмотрения материалов выездной налоговой проверки, в связи с чем у суда кассационной инстанции в силу пределов полномочий, установленных п. 2 ч. 1 ст. 287 АПК РФ, не имеется оснований к переоценке обстоятельств, оцененных судами первой и апелляционной инстанций.

Налоговый орган в заседании суда кассационной инстанции ссылался на то, что ему не представлялись налогоплательщиком подлинные документы в ходе проведения налоговой проверки, не представлены они в суды первой и апелляционной инстанций.

Между тем, согласно п. 1 ст. 89 НК РФ выездная налоговая проверка проводится на территории (в помещении) налогоплательщика на основании решения руководителя (заместителя руководителя) налогового органа, в связи с чем Инспекция имела возможность на месте ознакомиться с подлинными документами налогоплательщика.

Указанное обстоятельство подтверждается письмом ФГУП «ЭМЗ «Звезда» от 14.12.2009 №700/1572 о том, что в период с 2007 г. по 2008г. было одно обращение ООО «Курант» по вопросу оформления временного пропуска работнику Инспекции Зайцеву А.В., при этом пропуск был оформлен в 2007г. и в 2008 г. с постоянным посещением в течении 2-х лет ООО «Курант», находящегося на территории ФГУП «ЭМЗ «Звезда».

Претензия Инспекции о том, что работник налогового органа Зайцев А.В. при увольнении не передал полученную документацию налогоплательщика руководству налогового органа, относится к организации работы налогового органа и в связи с этим не может служить доказательством неправомерных действий налогоплательщика.

Общество ссылается на утрату подлинных документов при пожаре, что подтверждается материалами дела, а также на то, что на основании запроса № 14/7-3/361 от 15.08.2009 3 отделения 5 отдела следственной части Главного следственного управления при ГУВД по Московской области Обществом передана часть подлинных документов согласно расписке следователю 3 отделения 5 отдела СЧ ГСУ при ГУВД по Московской области Пахомову С.А.

В связи с этим Инспекция должна была воспользоваться полномочием, предоставленным подп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ, согласно которому налоговые органы вправе определять суммы налогов, подлежащие уплате налогоплательщиками в бюджетную систему Российской Федерации, расчетным путем на основании имеющейся у них информации о налогоплательщике, а также данных об иных аналогичных налогоплательщиках в случаях отказа налогоплательщика допустить должностных лиц налогового органа к осмотру производственных, складских, торговых и иных помещений и территорий, используемых налогоплательщиком для извлечения дохода либо связанных с содержанием объектов налогообложения, непредставления в течение более двух месяцев налоговому органу необходимых для расчета налогов документов, отсутствия учета доходов и расходов, учета объектов налогообложения или ведения учета с нарушением установленного порядка, приведшего к невозможности исчислить налоги.

Поскольку налоговый орган не воспользовался указанным полномочием и не заявил о фальсификации доказательств в соответствии со ст. 161 АПК РФ, суд кассационной инстанции не принимает во внимание довод Инспекции о непредставлении ей налогоплательщиком подлинных документов.

Суды, признавая оспариваемые ненормативные акты недействительными, исходили также из следующих обстоятельств.

Судом первой инстанции установлено, что доначисление налога на прибыль было произведено налоговым органом, в том числе, по результатам встречных проверок контрагентов Общества: ОАО "Владикавказский консервный завод", ООО Севоспотребсоюза "Рескоопзагопромторг", ООО "Алко-Пром", ЗАО "АТК", ООО "Техносинтез".

Судом установлено, что претензии налогового органа в отношении контрагента ОАО "Владикавказский консервный завод" заявителем не оспариваются.

В отношении взаимоотношений с ООО Севоспотребсоюза "Рескоопзагопромторг" налоговый орган доначисляет налог на прибыль в связи с тем, что не подтверждается факт отгрузки алкогольной продукции в адрес ООО "Курант", при этом налоговый орган ссылается на декларации об объемах поставки алкогольной продукции контрагента, а также на протокол опроса генерального директора завода Дзебоева Ч.А., согласно которому ООО Севоспотребсоюза "Рескоопзагопромторг" взаимоотношений с Обществом не имело, отгрузку алкогольной продукции в адрес заявителя не производило.

Между тем, судом первой инстанции установлено, что Инспекцией в нарушение п. 1 ст. 65, п. 5 ст. 200 АПК РФ указанные декларации об объемах поставок алкогольной продукции не представлены. В то же время в качестве доказательства реальности хозяйственных операций Общества с ООО Севоспотребсоюза "Рескоопзагопромторг" заявитель предоставил в материалы дела договоры поставки N 5 от 11.01.2005 и N 5 от 11.01.2006, товарные накладные на поставленное вино, счета-фактуры, выставленные контрагентом в адрес заявителя, а также подтверждение оплаты - платежные документы и вексель серии ВЛ N 04 от 30.06.2006, переданный заявителем в ООО Севоспотребсоюза "Рескоопзагопромторг" по акту. Указанные доказательства не опровергнуты налоговым органом, как следует из оспариваемого решения, к ним не были предъявлены замечания в ходе выездной налоговой проверки.

При этом в ходе рассмотрения дела налоговым органом не подавалось заявление в порядке ст. 161 АПК РФ о фальсификации указанных первичных документов (договоров, счетов-фактур, платежных документов).

В данной правовой ситуации суд первой инстанции, оценивая доказательства в соответствии с требованиями ст. 71 АПК РФ, пришел к выводу, что налоговым органом не доказано отсутствие хозяйственных отношений между заявителем и ООО Севоспотребсоюза "Рескоопзагопромторг".

Инспекция ссылается на то, что согласно банковским выпискам Общества расчеты с поставщиком ООО Севоспотребсоюза "Рескоопзагопромторг" осуществлялись Обществом через третьих лиц, при этом денежные средства были обналичены по чековым книжкам либо направлены организациям, не имеющим отношения к поставкам вина, в связи с чем налоговый орган полагает, что заявителем не подтвержден факт оплаты за поставленный товар (вино).

Однако судом первой инстанции установлено, что факт оплаты товара (вина), поставленного ООО Севоспотребсоюза "Рескоопзагопромторг" в адрес заявителя, подтверждается представленными в материалы дела платежными документами (т. 37, л.д. 64 - 126) и векселем серия ВЛ N 04 от 30.06.2006 (т. 39, л.д. 6).

Согласно материалам дела оплата Обществом поставленного ООО Севоспотребсоюза "Рескоопзагопромторг" товара осуществлялась в соответствии с письмами контрагента, подписанными генеральным директором Дзебоевым Ч.А., через ООО «Триумф», ООО «Кросс», ООО «Антраис», ООО «ДОТ», ООО «Коммерс», ООО «Беста нефть», ООО «Обальд», ООО «Строй Сервис», ООО «Фарком» в счет взаиморасчетов, при этом в платежных поручениях, в которых получателями приведены перечисленные организации, в назначении платежа указано, что производится оплата ООО Севоспотребсоюза "Рескоопзагопромторг" за поставленное вино по конкретному счету-фактуре.

Инспекция указывает на неподтверждение отгрузки вина ЗАО «АТК» в адрес заявителя, ссылаясь на материалы встречной проверки данного контрагента, полученные после составления акта проверки: письмо ЗАО «АТК», протокол опроса Бигаева В.Т., являющегося руководителем ЗАО «АТК», - согласно которым ЗАО «АТК» финансово-хозяйственные взаимоотношения с Обществом не имело, отгрузку товара в адрес заявителя не осуществляло.

Между тем, судом первой инстанции установлено, что в нарушение п. 1 ст. 65, п. 5 ст. 200 АПК РФ налоговый орган не представил доказательства отсутствия реальных хозяйственных операций между заявителем и этим контрагентом. В то же время наличие хозяйственных отношений Общества с ЗАО «АТК» доказывается договором поставки N 6 от 12.02.2005, товарными накладными на поставленную продукцию, счетами-фактурами, а также платежными документами.

Суд кассационной инстанции исходит также из того, что материалы встречной проверки ЗАО «АТК» получены 15.08.2008, то есть после составления 28.07.2008 акта проверки.

Налоговый орган ссылается на необоснованность расходов Общества по операциям с контрагентом ООО "Алко-Пром" за 2005 - 2006 гг. по тем основаниям, что данная организация не исчисляла и не уплачивала акцизы в бюджет, участвовала в схеме уклонения от налогообложения, транспортные средства, указанные в первичных документах ООО "Алко-Пром" и осуществлявшие перевозку спиртосодержащей продукции, либо не зарегистрированы в органах ГИБДД, либо являются транспортными средствами, не приспособленными к перевозке указанной продукции, оплата поставщикам за сырье производилась через расчетный счет в ОАО "Банк развития промышленного производства", денежные средства, зачисляемые ООО "Алко-Пром" на эти счета, переводились на счета третьих лиц за поставленное зерно, действие лицензий на производство водки и спиртованных настоев, имеющихся у ООО "Алко-Пром", было приостановлено 21.07.2006, прекращено 22.11.2006, отсутствовали фактические поставки продукции Обществу, а факт оплаты в адрес ООО "Алко-Пром" не подтверждается.

Однако судом первой инстанции установлено, что в оспариваемом решении (т. 1, л.д. 41) налоговый орган указывает, что Межрайонная инспекция ФНС России N 3 по Кабардино-Балкарской Республике подтверждает отгрузку ООО "Алко-Пром" настоев спиртованных в адрес Общества. В судебном заседании 03.08.2009 представитель Инспекции пояснил, что впоследствии налоговый орган по Кабардино-Балкарской республики изменил свою позицию, узнав о мошенническом характере операций ООО "Алко-Пром". Вместе с тем, какие-либо доказательства данного довода суду представлены не были.

Судом первой инстанции также установлено, что в нарушение п. 1 ст. 65, п. 5 ст. 200 АПК РФ налоговым органом не доказан довод об участии Общества в схеме уклонения от налогообложения совместно с ООО "Алко-Пром".

Согласно материалам дела между ООО "Алко-Пром" и Обществом заключен договор на поставку настоев спиртованных с пищевыми добавками N 2 от 14.02.2005, на момент существования хозяйственных отношений с заявителем ООО "Алко-Пром" имело лицензию, выданную до 24.01.2008 на производство, хранение и поставки произведенной спиртосодержащей продукции.

Судом первой инстанции установлено, что факт поставок ООО «Алко-Пром» спиртосодержащей продукции в адрес заявителя в 2005 - 2006 гг. подтверждается сведениями, заявленными в декларациях об объемах поставки алкогольной продукции, счетами-фактурами, товарными накладными; часть продукции ООО "Алко-Пром" поставляло не на завод Общества, а хранило на своем складе, впоследствии отгружая хранителю, с которым у заявителя был заключен договор хранения, что подтверждается товарными накладными поставки продукции в адрес ООО "Юг" (хранитель) и первичными документами, оформленными ООО "Алко-Пром" в адрес заявителя; факт оплаты заявителем поставленной ООО "Алко-Пром" продукции подтверждается платежными документами, актом приема-передачи векселей от 30.06.2006.

Довод налогового органа о том, что спиртосодержащая продукция не поставлялась в адрес заявителя, отклонен судом первой инстанции как полученный с нарушениями ст. 68 АПК РФ, поскольку протоколы допросов владельцев транспортных средств составлены после окончания срока выездной налоговой проверки, а также содержат существенные пропуски, не позволяющие сделать вывод о достоверности указанных протоколов.

Инспекция ссылается на то, что ООО "Алко-Пром" не закупало спиртосодержащую продукцию у ОАО "Владикавказский консервный завод" и ООО "Калинка", не уплачивало налоги, денежные средства, полученные от заявителя, перечисляло по иным основаниям, участвовала в схеме уклонения от налогообложения, транспортные средства, указанные в первичных документах ООО "Алко-Пром" и осуществлявшие перевозку спиртосодержащей продукции, либо не зарегистрированы в органах ГИБДД, либо являются транспортными средствами, не приспособленными к перевозке указанной продукции.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Определении от 16.10.2003 № 329-О, истолкование статьи 57 Конституции Российской Федерации в системной связи с другими положениями Конституции Российской Федерации не позволяют сделать вывод, что налогоплательщик несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов бюджет. По смыслу положения, содержащегося в п. 7 ст. 3 Налогового кодекса Российской Федерации, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности. Правоприменительные органы не могут истолковывать понятие «добросовестные налогоплательщики» как возлагающие на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством.

В соответствии с постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Пунктом 10 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 53 от 12.10.2006 разъяснено, что налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности.

Меры, свидетельствующие об осмотрительности и осторожности налогоплательщика при выборе контрагента, включают в себя получение налогоплательщиком от контрагента копии свидетельства о постановке на учет в налоговом органе, проверку факта занесения сведений о контрагенте в Единый государственный реестр юридических лиц, получение доверенности или иного документа, уполномочивающего то или иное лицо подписывать документы от лица контрагента, использование официальных источников информации, характеризующих деятельность контрагента (письмо Министерства финансов Российской Федерации от 10.04.2009 №03-02-07/1-177).

Судом первой инстанции установлено, что в адрес Общества ООО «Алко-Пром» представил удостоверение о государственной регистрации этилового спирта N 0055476 от 15.02.2005,действующее до 15.02.2010, разрешение на учреждение акцизного склада АС N 006085, выданное до 24.01.2008, качество приобретаемой заявителем у ООО "Алко-Пром" продукции подтверждалось сертификатом соответствия, действовавшим до 25.02.2006, а также санитарно-эпидемиологическим заключением. Законность деятельности ООО "Алко-Пром" была также проверена заявителем путем запроса копий свидетельств о регистрации Общества, о постановке на налоговый учет, устава, а также выписки из ЕГРЮЛ.

В связи с этим суд пришел к выводу, что налоговый орган не представил доказательства того, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему было известно о нарушениях, допущенных ООО «Алко-Пром», притом что Обществом документально подтверждены спорные расходы, и Инспекцией не представлено доказательств, свидетельствующих о получении Обществом необоснованной налоговой выгоды.

Инспекция ссылается на то, что расширенной выпиской движения денежных средств из расчетного счета, принадлежащего ООО «Калинка» и открытого в ОАО «Банк Развития Промышленного Производства», подтверждается отсутствие расчетов за поставленный товар.

Однако Общество не заключало договор с ООО «Калинка», и Инспекций не доказано наличие взаимосвязанных действий Общества, ООО «Алко-Пром» и ООО «Калинка», направленных на получение Обществом необоснованной налоговой выгоды.

Инспекция ссылается на то, что судебно-арбитражной практикой подтверждается ведение вышеназванными контрагентами незаконной деятельности. Между тем, имеется судебно-арбитражная практика (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 31.03.2009 №13442/08, определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.11.2007 №14820/07), свидетельствующая о реальности хозяйственных операций указанных налогоплательщиков, отсутствии в их действиях необоснованной налоговой выгоды.

Согласно материалам дела в проверяемый период ООО «Техносинтез» являлся поставщиком стеклотары для заявителя.

Инспекция ссылается на материалы встречной проверки ООО «Техносинтез», согласно которым выручка от реализации товаров и сумма НДС от реализации не соответствуют сумме понесенных затрат Обществом за 2006-2007г.г., в связи с чем налоговый орган полагает, что не подтвержден факт реализации ООО «Техносинтез» товара в адрес Общества.

В силу п. 1 ст. 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. Обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия государственными органами, органами местного самоуправления, иными органами, должностными лицами оспариваемых актов, решений, совершения действий (бездействия), возлагается на соответствующие орган или должностное лицо.

Инспекцией не представлено доказательств, свидетельствующих о получении Обществом необоснованной налоговой выгоды, об осведомленности о недобросовестности контрагента.

В материалах дела отсутствуют сведения о предпринятых налоговым органом в ходе выездной проверки мероприятий по вызову и опросу в порядке ст. 90 НК РФ руководителей и учредителей организации-контрагента, а также документы, подтверждающие, что в момент выставления контрагентом счетов-фактур, составления товарных накладных, он не вел реальную финансово-хозяйственную деятельность.

Между тем, суд первой инстанции, исследовав доказательства, подтверждающие понесенные расходы, в том числе товарные накладные на поставленную стеклотару, счета-фактуры, приходные ордера, подтверждающие оприходование товара, а также платежные документы, применив ст. 252 НК РФ, руководствуясь правовыми позициями, закрепленными в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 16.10.2003 № 329-О, постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды», установил, что Общество документально подтвердило расходы по договору с ООО «Техносинтез», при этом реальность хозяйственных операций по спорной сделке Инспекцией не опровергнута.

Судом первой инстанции установлено, что выводы налогового органа о недостаче вина, основанные на акте от 14.06.2007, не представленном в материалы дела, и об отсутствии поставок вина указанными контрагентами опровергаются доказательствами передачи продукции на хранение в ООО "Юг".

Суды также исходили из того, что налоговый орган, ссылаясь на отсутствие доказательств поставки вина и сырья ООО Севоспотребсоюза "Рескоопзагопромторг", ООО "Алко-Пром", ЗАО "АТК", ООО "Техносинтез" заявителю для производства алкогольной продукции, указывает на наличие готовой продукции, а также производит расчет налога на прибыль с учетом дохода, полученного налогоплательщиком от реализации этой готовой продукции.

Инспекция ссылается на представление в суд апелляционной инстанции документов по встречной проверке в отношении ООО «Юг», согласно которым контрагент отрицает заключение с Обществом договоров хранения; на протокол осмотра территорий ООО «Юг», из которого усматривается отсутствие емкостей для хранения алкогольной и спиртосодержащей продукции.

Между тем, получение данных материалов за рамками налоговой проверки, неотражение их в акте проверки и оспариваемом решении не свидетельствуют о соблюдении Инспекцией процедуры рассмотрения материалов проверки.

Налоговый орган указывает, что оплата за услуги, оказанные ООО «Юг», не производилась, что подтверждается ответом от 06.10.2009 АКБ Мосуралбанк (ЗАО), представленные Обществом первичные документы, обосновывающие взаимоотношения с данным контрагентом (акты выполненных работ, акты приемки-передачи, товарно-транспортные накладные) , заполнены с нарушением действующего законодательства.

Однако в ходе судебного заседания Инспекцией в порядке ст. 161 АПК РФ не подавалось заявление о фальсификации перечисленных доказательств.

Налоговый орган указывает на необоснованность заявленных транспортных расходов со ссылкой на опросы владельцев автомобилей, а также технические характеристики транспортных средств, не имеющих допуска на право перевозки опасных грузов.

Однако, как установлено судом апелляционной инстанции, налоговый орган не обосновал отнесение этих транспортных расходов к расходам налогоплательщика. Спорные товарно-транспортные накладные (ТТН) представлялись к декларациям по НДС для сведения с заявлениями о возмещении из бюджета НДС, уплаченного по конкретным поставкам товара, но транспортные расходы налогоплательщиком не заявлялись, поскольку он не нанимал транспорт, не оплачивал его аренду.

Инспекция ссылается на неподтверждение заявителем внереализационных расходов в сумме 1 661 728 руб. за 2005 г., в сумме 12 274 516 руб. за 2006 г.

Судом первой инстанции отклонен данный довод, так как в материалы дела представлены восстановленные первичные бухгалтерские документы, подтверждающие внереализационные расходы - проценты по займам, оплата банковского обслуживания, акты о списании объектов основных средств за 2005 и за 2006 г.г.

Согласно материалам дела в оспариваемой части решения налоговый орган доначисляет заявителю акцизы на сумму 270 399 003 руб., а также уменьшает излишне предъявленные к возмещению из бюджета суммы акцизов в размере 11 014 302 руб. Основанием для принятия данного решения является документальное неподтверждение Обществом вычетов по использованным в качестве сырья спиртованным настоям при производстве водки.

Указанный вывод сделан Инспекцией в связи с несоответствием сведений по отгрузке вина в налоговых декларациях по акцизам сведениям, содержащимся в декларациях об объемах производства и оборота алкогольной и спиртосодержащей продукции за период февраль, март, октябрь 2006 г., январь - март 2007 г.

Между тем, судом первой инстанции установлено, что Общество представило в материалы дела декларации об объемах производства, оборота алкогольной и спиртосодержащей продукции и налоговые декларации по акцизам (в том числе уточненные) за указанный период, из которых следует соответствие указанных сведений и необоснованность доводов налогового органа о занижении налоговой базы по акцизам за период февраль - март 2006 г. (т. 21, л.д. 1 - 226), октябрь 2006 г. (т. 46, т. 47), январь - март 2007 г. (т. 22, л.д. 1 - 150, т. 23, л.д. 1 - 144), так как указанные документы подтверждают объемы производства заявителем спиртосодержащей продукции.

Налоговый орган указывает, что использование Обществом спиртованных настоев в качестве основного сырья для производства водки не соответствует ГОСТам, в связи с чем вычет по акцизам предъявлен неправомерно. Инспекция также утверждает об экономической нецелесообразности производства водки из спиртованных настоев.

Однако судом первой инстанции установлено, что произведенные налоговым органом расчеты себестоимости выпуска водки из спиртованных настоев содержат фактические ошибки: в счете-фактуре указан абсолютный алкоголь, а в товарной накладной - физический объем спиртосодержащей жидкости (абсолютный алкоголь + вода), то есть разные величины. В результате налоговым органом была завышена стоимость продукции. Указанная в оспариваемом решении стоимость сырья за 1 литр в размере 215 руб. является стоимостью 1 литра безводной жидкости, а стоимость 1 (одного) литра физического объема спиртосодержащей продукции в зависимости от крепости сырья в 2005 г. составляла, по данным заявителя, 136 руб., в 2006 г. - 146 руб. При производстве ликероводочной продукции на затраты относится не вся стоимость приобретенной продукции: вычитаются НДС 18% и акцизы. Как указал заявитель, стоимость одного литра продукции Общества крепостью свыше 25% в 2005 г. составляла 84 - 85 руб., в 2006 г. 104 - 105 руб. Доказательства обратного ответчиком не представлены.

На основании изложенных обстоятельств суды признали оспариваемые ненормативные акты недействительными, в связи с чем у суда кассационной инстанции в силу пределов полномочий, установленных п. 2 ч. 1 ст. 287 АПК РФ, оснований для переоценки обстоятельств, оцененных судами первой и апелляционной инстанций, и отмены судебных актов не имеется.

Руководствуясь статьями 284-289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение от 06 августа 2009г. Арбитражного суда Московской обл. и постановление от 11 февраля 2010г. по делу №А41-16046/09 Десятого арбитражного апелляционного суда оставить без изменения, а кассационную жалобу Инспекции ФНС России по г. Сергиеву Посаду Московской обл. без удовлетворения.

     Председательствующий
  Э.Н. Нагорная

     Судьи
  С.В. Алексеев

     В.А. Летягина

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А41-16046/2009
Принявший орган: Арбитражный суд Московского округа
Дата принятия: 31 мая 2010

Поиск в тексте