• по
Более 52000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
ДЕВЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД
 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 28 марта 2011 года  Дело N А40-50287/2010

Резолютивная часть постановления объявлена 22 марта 2011 года

Постановление изготовлено в полном объеме 28 марта 2011 года

Девятый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Сафроновой М.С.

судей Яковлевой Л.Г., Румянцева П.В.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем Селивестровым А.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу

Инспекции Федеральной налоговой службы № 23 по г. Москве

на решение Арбитражного суда города Москвы от 09.12.2010

по делу № А40-50287/10-112-27650287/10-112-276, принятое судьей Зубаревым В.Г.,

по заявлению Открытого акционерного общества «Мостеплосетьэнергоремонт» (ОАО«МТЭР») (ИНН 7705654245, ОГРН 1057746557241)

к Инспекции Федеральной налоговой службы № 23 по г. Москве (ИНН 7723013452, ОГРН1047723040640)

о признании недействительным решения,

при участии в судебном заседании:

от заявителя – Багмановой А.А. по дов. № 13/Д-11 от 11.01.2011;

от заинтересованного лица – Беджанян М.А. по дов. № 3 от 11.01.2011,

У С Т А Н О В И Л:

Открытое акционерное общество «Мостеплосетьэнергоремонт» (ИНН 7705654245, ОГРН 1057746557241) (далее – заявитель, общество, налогоплательщик) обратилось в Арбитражный суд города Москвы с заявлением о признании недействительным решения Инспекции Федеральной налоговой службы № 23 по г. Москве (ИНН 7723013452, ОГРН1047723040640) (далее – заинтересованное лицо, налоговый орган, инспекция) от04.12.2009 № 12/224 «О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения».

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 09.12.2010 требования заявителя удовлетворены частично. Признано недействительным решение инспекции от 04.12.2009 № 12/224, за исключением доначислений по единому социальному налогу в сумме 54141руб., соответствующих им сумм штрафов и пеней и обязательным пенсионным сборам в размере 29153 руб., в удовлетворении данной части требований обществу отказано.

Не согласившись с принятым решением в части удовлетворения требований заявителя, инспекция обратилась с апелляционной жалобой, в которой просит отменить решение суда первой инстанции в указанной части и принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявленных обществом требований в полном объеме, указывая на то, что выводы суда, изложенные в решении, не соответствуют фактическим обстоятельствам, судом неполно выяснены обстоятельства, имеющие значение для дела, судом не дана оценка доводам налогового органа.

Заявитель представил отзыв на апелляционную жалобу, в котором, не соглашаясь с доводами жалобы, просит решение суда первой инстанции оставить без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения.

В судебном заседании представитель заинтересованного лица доводы апелляционной жалобы поддержал, представитель общества заявил возражения, аналогичные приведенным в отзыве.

Законность и обоснованность принятого по делу решения Девятым арбитражным апелляционным судом проверены в обжалуемой части в порядке ст. 266, ч. 5 ст. 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Изучив материалы дела, выслушав представителей сторон, оценив доводы апелляционной жалобы и отзыва на нее, суд не находит оснований для отмены или изменения решения суда и удовлетворения апелляционной жалобы исходя из следующего.

Как установлено материалами дела, инспекцией в период с 12.01.2009 по 08.09.2009 в отношении общества проведена выездная налоговая проверка по вопросам правильности исчисления, удержания, полноты и своевременности уплаты налогов и сборов за период 2006-2007 годы, по результатам которой составлен акт от 25.09.2009 № 12/190 и, с учетом представленных обществом возражений на него, вынесено оспариваемое решение от04.12.2009 № 12/224 «О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения», в соответствии с которым налогоплательщик привлечен к ответственности в виде штрафа, обществу начислены пени и предложено уплатить недоимку по налогу на прибыль, налогу на добавленную стоимость, налогу на доходы физических лиц и страховые взносы на общую сумму 19472948 руб.

Решением Управления Федеральной налоговой службы по г. Москве от 20.01.2010 поданная обществом апелляционная жалоба на решение инспекции оставлена без удовлетворения, решение инспекции утверждено и признано вступившим в законную силу.

Судом первой инстанции полно и всесторонне исследованы представленные в материалы дела доказательства, которым дана правильная оценка.

Доводы налогового органа, изложенные в апелляционной инстанции, подлежат отклонению судом апелляционной инстанции по следующим основаниям.

В апелляционной жалобе инспекция указывает на то, что обществом неправомерно отнесены на расходы в целях исчисления налога на прибыль затраты, понесенные по договорам с ООО «Промснабжение 2000», ООО «Милтон», ООО «ТехносилаСтрой», ООО «АТН-Строй», ООО «Бриз-Лайт», ООО «Дистан», а также необоснованно заявлен налоговый вычет на основании счетов-фактур, выставленных данными контрагентами, за исключением ООО «Дистан», содержащих недостоверные сведения.

В соответствии с п. 1 ст. 252 Налогового кодекса Российской Федерации расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные налогоплательщиком. Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Из правовой позиции, изложенной в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 04.06.2007 № 320-О-П, следует, что обоснованность расходов, уменьшающих в целях налогообложения полученные доходы, не может оцениваться с точки зрения целесообразности, рациональности, эффективности или полученного результата, поскольку в силу принципа свободы экономической деятельности налогоплательщик осуществляет ее самостоятельно на свой риск и вправе самостоятельно и единолично оценивать ее эффективность и целесообразность. Нормы, содержащиеся в абзацах втором и третьем п. 1 ст. 252 Налогового кодекса Российской Федерации, требуют установления объективной связи понесенных налогоплательщиком расходов с направленностью его деятельности на получение прибыли, причем бремя доказывания необоснованности расходов возлагается на налоговые органы.

Нормы ст.ст. 169, 171 и 172 Налогового кодекса Российской Федерации содержат исчерпывающие условия возникновения у налогоплательщика права на применение налоговых вычетов: наличие счета-фактуры на приобретенный товар (работы, услуги), составленного в соответствии с требованиями ст. 169 Налогового кодекса Российской Федерации; принятие товара (работ, услуг) к учету; использование товара (работ, услуг) в облагаемых налогом на добавленную стоимость операциях; наличие соответствующих первичных документов.

При этом иных условий для применения налогоплательщиками налоговых вычетов нормы главы 21 Налогового кодекса Российской Федерации не содержат.

Следовательно, при выполнении указанных условий, налогоплательщик вправе претендовать на получение налогового вычета при исчислении НДС.

Вместе с тем согласно п. 2 ст. 9 Федерального закона Российской Федерации от21.11.1996 №129-ФЗ «О бухгалтерском учете» первичные учетные документы принимаются к учету, если они составлены по форме, представленной в альбомах унифицированных форм первичной документации, а документы, форма которых не определена в этих альбомах, должны содержать следующие обязательные реквизиты: наименование документа, дату составления документа, наименование организации, от имени которой составлен документ, содержание хозяйственной операции, измерители хозяйственной операции в натуральном и денежном выражении, наименование должностей лиц, ответственных за совершение хозяйственной операции и правильность ее оформления, личные подписи указанных лиц.

Таким образом, перечисленные требования Закона № 129-ФЗ касаются не только полноты заполнения всех реквизитов, но и достоверности содержащихся в них сведений.

В ходе мероприятий налогового контроля инспекцией установлено, что первичные документы, связанные с финансово-хозяйственной деятельностью, подписаны от имени ООО «Промснабжение 2000», ООО «Милтон», ООО «ТехносилаСтрой», ООО «АТН-Строй», ООО «Бриз-Лайт» неустановленными лицами. В отношении ООО «Дистан» инспекцией указано, что понесенные обществом расходы по оплате услуг по оценке рыночной стоимости имущества экономически не оправданы, поскольку не привели к получению дохода. Также налоговым органом установлено, что контрагенты заявителя по юридическим адресам, указанным в учредительных документах, не располагаются; не исполняют обязанности по предоставлению по месту налогового учета налоговой и бухгалтерской отчетности; не осуществляют платежи, связанные с арендой машин, оборудования, офисных и складских помещений, прочие общехозяйственные расходы; не обладают производственными мощностями и ресурсами, необходимыми для осуществления реальной хозяйственной деятельности, отсутствует трудовой коллектив и основные средства, в связи с чем инспекцией сделан вывод о том, что контрагенты заявителя не осуществляли финансово-хозяйственную деятельность. При таких обстоятельствах налоговым органом сделан вывод о том, что действия общества направлены на получение необоснованной налоговой выгоды.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, с целью осуществления основного вида деятельности заявитель заключил договоры с указанными контрагентами.

Так, обществом с ООО «Промснабжение 2000» заключены договоры от 09.01.2007 № 245-П, от 21.05.2007 № 1929/317-П на поставку железобетонных изделий, от 02.04.2007 № 282-П на поставку гидростеклоизола, асбеста, доски обрезной; с ООО «Милтон» договоры от 09.01.2007 № 77-П, от 27.03.2007 № 193-П, от 07.03.2007 № 143-П на поставку термоусаживаемых муфт, муфт герметизаторов, термоусаживаемых муфт с комплектами для изоляции стыков; с ООО «ТехносилаСтрой» договоры от 15.06.2006 №540-ПА на поставку запорно-регулирующей арматуры, шаровых кранов, дисковых поворотных затворов, от 11.01.2007 № 1-01/2007/151-П на поставку шаровых кранов; с ООО «АТН-Строй» договоры от 30.09.2005 № 705/17 на оказание услуг автомобильным транспортом, строительно-дорожными машинами, грузоподъемными механизмами, от01.09.2005 № 447/8, от 01.02.2006 № 82-У на аренду строительно-дорожных машин с предоставлением услуг по управлению и технической эксплуатации; с ООО «Бриз-Лайт» договоры от 02.05.2006 № 140/334-У, от 01.06.2006 № 145/377-У, от 01.06.2006 № 379-У, от 02.06.2006 № 672-У, от 16.03.2006 № 114-У на оказание услуг автомобильным транспортом, строительно-дорожными машинами и грузоподъемными механизмами; с ООО «Дистан» договор от 24.10.2006 № Н-173/10-06/888-У на оценку рыночной стоимости имущества.

Выполнение сторонними организациями обязательств по указанным договорам оформлено соответствующими документами (товарные накладные, акты выполненных работ), на основании которых товар, результаты работ, услуг и расходы по ним приняты к бухгалтерскому учету, что налоговым органом не оспаривается. В соответствии с требованиями действующего законодательства оформлены счета-фактуры, принятые к учету организацией.

Товар, результаты работ, услуг оплачены в полном объеме, что подтверждается платежными поручениями.

Производственный характер данных расходов инспекцией не оспаривается. Фактическое выполнение и необходимость использования приобретенных товаров, результатов работ, услуг с точки зрения осуществления деятельности заявителя не ставится под сомнение налоговым органом.

Реальность совершенных обществом финансово-хозяйственных операций с ООО«Промснабжение 2000», ООО «Милтон», ООО «ТехносилаСтрой», ООО «АТН-Строй», ООО «Бриз-Лайт», ООО «Дистан», а также понесенные им затраты, соответствие представленных документов требованиям закона в качестве обоснованности и правомерности затрат, налоговым органом не опровергнуты.

Приведенные инспекцией доводы о несоответствии документов, подтверждающих произведенные расходы, а также счетов-фактур, выставленных обществу ООО«Промснабжение 2000», ООО «Милтон», ООО «ТехносилаСтрой», ООО «АТН-Строй», ООО «Бриз-Лайт», требованиям п. 6 ст. 169 Кодекса основаны на отрицании возможности подписания данных документов руководителями указанных организаций, которые в ходе опросов показали, что не имеют никакого отношения к спорным фирмам.

Однако инспекция не приводит доказательств подписания спорных документов, в том числе счетов-фактур, лицами, не имеющими на это полномочий, и на наличие таких доказательств она не ссылается.

Кроме того, при реальности произведенного сторонами исполнения по сделкам, то обстоятельство, что эти сделки и документы, подтверждающие их исполнение, от имени контрагентов общества оформлены за подписями лиц, отрицающих их подписание и наличие у них полномочий руководителя (со ссылкой на недостоверность регистрации сведений о нем как о руководителе в ЕГРЮЛ), само по себе не является безусловным и достаточным доказательством, свидетельствующим о получении обществом необоснованной налоговой выгоды.

При установлении указанных обстоятельств и недоказанности факта не поставки товара (не выполнения работ, не оказания услуг) в применении налогового вычета по НДС, а также в признании расходов, понесенных в связи с оплатой данных товаров (работ, услуг), может быть отказано при условии, если налоговым органом будет доказано, что общество действовало без должной осмотрительности и исходя из условий и обстоятельств совершения и исполнения соответствующих сделок, оно знало или должно было знать об указании контрагентами недостоверных сведений или о подложности представленных документов ввиду их подписания лицами, не являющимися руководителями контрагентов, или о том, что в качестве контрагентов по договорам были указаны лица, не осуществляющие реальной предпринимательской деятельности и не декларирующие свои налоговые обязанности в связи со сделками, оформляемыми от их имени.

При отсутствии доказательств несовершения хозяйственных операций, в связи с которыми заявлено право на налоговый вычет, вывод о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о недостоверности (противоречивости) сведений может быть сделан судом в результате оценки в совокупности обстоятельств, связанных с заключением и исполнением договоров (в том числе с основаниями, по которым налогоплательщиком был выбран соответствующий контрагент), а также иных обстоятельств, указанных в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 № 53 «Обоценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды».

В постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации №53 указано, что факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности.

Доказательств взаимозависимости, аффилированности или осведомленности общества о нарушениях контрагентами налогового законодательства, суду инспекцией не представлено.

Налоговым органом не представлено доказательств участия совместно с ООО«Промснабжение 2000», ООО «Милтон», ООО «ТехносилаСтрой», ООО «АТН-Строй», ООО «Бриз-Лайт», ООО «Дистан» в схемах, направленных на незаконное завышение расходов и возмещение НДС из бюджета (за исключением ООО «Дистан»), умышленных действий, направленных на завышение сумм налоговых вычетов.

Организации-контрагенты заявителя зарегистрированы в установленном порядке, что подтверждается выписками из ЕГРЮЛ, на момент принятия судебного акта по делу из ЕГРЮЛ не исключены, регистрация указанных организаций не признана судом недействительной. Данные обстоятельства инспекцией не оспариваются.

Доводы инспекции, связанные с тем, что контрагенты заявителя по юридическим адресам, указанным в учредительных документах, не располагаются; не исполняют обязанности по предоставлению по месту налогового учета налоговой и бухгалтерской отчетности; не осуществляют платежи, связанные с арендой машин, оборудования, офисных и складских помещений, прочие общехозяйственные расходы; не обладают производственными мощностями и ресурсами, необходимыми для осуществления реальной хозяйственной деятельности, отсутствует трудовой коллектив и основные средства, сами по себе не могут являться основаниями для отказа налогоплательщику подтвердить расходы по налогу на прибыль и возмещения НДС при реальности совершения сделок, подтверждения расходов и выполнения налогоплательщиком условий, установленных законом для возмещения НДС.

Кроме того, на момент заключения спорных договоров контрагенты выполняли свои налоговые обязательства, в связи с чем у заявителя отсутствовали основания полагать, что ООО «Промснабжение 2000», ООО «Милтон», ООО «ТехносилаСтрой», ООО «АТН-Строй», ООО «Бриз-Лайт», ООО «Дистан» являются недобросовестными налогоплательщиками.

Поскольку инспекция не опровергла представленных обществом доказательств, свидетельствующих о реальности совершенных им хозяйственных операций, и не доказала того обстоятельства, что упомянутые операции в действительности не совершались, ее вывод о документальной неподтвержденности спорных расходов как понесенных именно в рамках сделки с конкретным контрагентом не влечет безусловного отказа в признании таких расходов для целей исчисления налога на прибыль со ссылкой на положения п. 1 ст. 252 Налогового кодекса Российской Федерации.

Инспекцией не представлено доказательств того, что заявителю было известно о недостоверности представленных ООО «Промснабжение 2000», ООО «Милтон», ООО«ТехносилаСтрой», ООО «АТН-Строй», ООО «Бриз-Лайт» документов, о неисполнении контрагентами налоговых обязательств, что в силу правовой позиции, изложенной в п. 10 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 53, могло бы явиться основанием для отказа в признании для целей налогообложения понесенных расходов и применения налоговых вычетов.

Законодательство о налогах и сборах Российской Федерации исходит из презумпции добросовестности налогоплательщика и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговых декларациях и бухгалтерской отчетности, – достоверны.

Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных Кодексом, в целях получения налоговой выгоды, является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

О необоснованности получения налоговой выгоды, в частности, могут свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о наличии таких обстоятельств, как невозможность реального осуществления налогоплательщиком хозяйственных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг, совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком, учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности.

Инспекцией в ходе проверки не установлено ни одного из перечисленных обстоятельств, позволяющих усомниться в добросовестности заявителя. Расходы непосредственно связаны с производственной деятельностью заявителя и направлены на получение дохода.

Согласно определению Конституционного Суда Российской Федерации от16.10.2003 № 329-О толкование ст. 57 Конституции Российской Федерации в системной связи с другими положениями Конституции Российской Федерации не позволяет сделать вывод, что налогоплательщик несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет. Каждый налогоплательщик самостоятельно несет ответственность за выполнение своих обязанностей и пользуется своими правами, в том числе правом на учет расходов в целях налогообложения прибыли, на налоговые вычеты по НДС. Заявитель не может нести ответственности за действия третьих лиц, в том числе своих контрагентов.

Ссылка инспекции на неисполнение контрагентами общества своих налоговых обязательств в части выручки от взаимоотношений с обществом в качестве основания для отказа в признании расходов и в применении налоговых вычетов по НДС, является несостоятельной, поскольку ненадлежащее исполнение контрагентами общества своих налоговых обязательств само по себе не является доказательством получения обществом необоснованной налоговой выгоды; действующее законодательство не устанавливает зависимости между правом на возмещение налога добросовестному плательщику и фактами уплаты налога в бюджет его контрагентами, не предусматривает последствий в виде отказа в возмещении налога добросовестному налогоплательщику в случае невозможности проверки фактов отражения в отчетности полученной выручки и уплаты НДС в бюджет поставщиками товаров (работ, услуг).

Как правильно указано судом первой инстанции, вступая в отношения с контрагентами, налогоплательщик проявил должную осмотрительность и осторожность в пределах обычной практики по заключению гражданско-правовых договоров.

Инспекция не представила доказательств, что налогоплательщик незаконно использовал налоговую выгоду и совместно с контрагентами создавал искусственные условия для незаконного возмещения налога, что приводило бы к нарушению публичных интересов в сфере налогообложения.

Таким образом, доводы инспекции необоснованны и не влияют на право заявителя учесть в составе расходов по налогу на прибыль затраты по взаимоотношениям с указанными контрагентами, а также принять соответствующие суммы НДС к вычету (за исключением ООО «Дистан»).

Поскольку обществом представлены в соответствии со ст. 252 Налогового кодекса Российской Федерации документы, подтверждающие обоснованность расходов, следует признать необоснованными выводы налогового органа о неправомерном отнесении обществом на расходы товары (работы, услуги), поставленные (выполненные, оказанные) ООО «Промснабжение 2000», ООО «Милтон», ООО «ТехносилаСтрой», ООО «АТН-Строй», ООО «Бриз-Лайт», ООО «Дистан».

В связи с тем, что включение обществом затрат по поставке товара (выполнению работ, оказанию услуг) ООО «Промснабжение 2000», ООО «Милтон», ООО«ТехносилаСтрой», ООО «АТН-Строй», ООО «Бриз-Лайт» в состав расходов, уменьшающих налоговую базу по налогу на прибыль, признано правомерным, и обществом соблюдены требования, предусмотренные ст. 172 Налогового кодекса Российской Федерации, регламентирующей порядок применения налоговых вычетов, судом первой инстанции обоснованно сделан вывод об обоснованности требований общества и неправомерности решения инспекции в указанной части.

В ходе выездной налоговой проверки инспекцией установлено, что общество незаконно произвело выплату компенсации, предусмотренной ст. 279 Трудового кодекса Российской Федерации, генеральному директору ОАО «МТЭР» Баликоеву Ю.Б. при увольнении по решению уполномоченного органа юридического лица (Совета директоров ОАО «МТЭР») в размере 878241,16 руб., что составляет 3 должностных оклада генерального директора, мотивируя это тем, что увольнение произошло не до истечении срока действия срочного трудового договора, а во время действия бессрочного трудового договора; неправомерно не удержало и не перечислило налог на доходы физических лиц в сумме 114171 руб. при выплате компенсации при увольнении работника. В связи с этим инспекцией правомерно предложено обществу перечислить сумму НДФЛ в размере 114171 руб. в бюджет, заявителю начислены пени в размере 41399 руб., предъявлен штраф в размере 22834 руб., доначислен ЕСН в сумме 81281 руб., в т.ч. взносы на ОПС в размере 39750 руб.

Данные выводы были предметом исследования суда первой инстанции и правомерно отклонены по следующим основаниям.

Согласно ст. 279 Трудового кодекса Российской Федерации в случае прекращения трудового договора с руководителем организации в соответствии с п. 2 ст. 278 настоящего Кодекса при отсутствии виновных действий (бездействия) руководителя ему выплачивается компенсация в размере, определяемом трудовым договором, но не ниже трехкратного среднего месячного заработка.

В силу п. 2 ст. 278 Трудового кодекса Российской Федерации помимо оснований, предусмотренных настоящим Кодексом и иными федеральными законами, трудовой договор с руководителем организации прекращается в связи с принятием уполномоченным органом юридического лица решения о прекращении трудового договора.

Судом установлено, что в ОАО «МТЭР» 28.12.2006 Советом директоров прекращены полномочия генерального директора Баликоева Ю.Б. (протокол заседания Совета директоров ОАО «МТЭР» от 28.12.2006 № 21), что подпадает под действие п. 2 ст.278 Трудового кодекса Российской Федерации, в связи с чем Баликоеву Ю.Б. выплачена компенсация в размере, равном трехкратному среднему месячному заработку.

Положение п. 3 ст. 217 Налогового кодекса Российской Федерации предусматривает, что налогообложению доходов физических лиц не подлежат все виды установленных действующим законодательством компенсационных выплат (в пределах установленных норм), связанных с увольнением работников.

При этом законом не предусмотрено зависимости освобождения от налогообложения при получении компенсации от расторжении срочного или бессрочного трудового договора.

Налоговый орган ссылается на положение заключенного между обществом и генеральным директором договора, которым предусматривается выплата компенсации за досрочное прекращение его полномочий.

Однако, как правильно указал суд первой инстанции, в данном случае нельзя применять указанное положение трудового договора, т.к. оно ухудшает положения работника и следовало руководствоваться только нормами Трудового кодекса Российской Федерации, что и сделано заявителем.

Помимо этого, возлагая на общество обязанность перечислить сумму налога, не удержанного заявителем с налогоплательщика, налоговый орган не учел, что трудовые отношения между работником и обществом прекращены, в связи с чем возможность удержания налога с налогоплательщика утрачена.

Согласно подп. 4 п. 1 ст. 228 Налогового кодекса Российской Федерации обязанность по исчислению и уплате налога в случае, если он не был удержан налоговым агентом, возлагается на самих налогоплательщиков – физических лиц.

Таким образом, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что налоговый орган не имел права возлагать на налогового агента (общество) обязанность по удержанию и перечислению за счет своих средств налога, подлежащего удержанию с лица, не состоящего с ним в трудовых отношениях. В связи с этим является неправомерным привлечение общества к налоговой ответственности, предусмотренной ст.123 Налогового кодекса Российской Федерации, в виде штрафа в размере 22834 руб.

Согласно условий подп. 2 п. 1 ст. 238 Налогового кодекса Российской Федерации все виды установленных законодательством компенсационных выплат (в пределах установленных норм), связанных с увольнением работников, не облагаются ЕСН, следовательно доначисление обществу ЕСН в размере 81281 руб. также является незаконным.

В ходе выездной налоговой проверки инспекцией установлено, что в индивидуальной карточке учета по ЕСН за 2007 год у Баликоева Ю.Б. в нарушение п. 1 ст.237 Налогового кодекса Российской Федерации произведен возврат по больничным листам за декабрь 2006 года, что, по мнению налогового органа, привело к занижению налоговой базы в сумме 26268,22 руб. В связи с этим заявителю начислен ЕСН в размере 6830 руб., в т.ч. взносы на ОПС в размере 3678 руб.

Суд не может согласиться с данными выводами налогового органа по следующим основаниям.

В соответствии с п. 1 ст. 273 Налогового кодекса Российской Федерации налоговая база налогоплательщиков, указанных в абзацах втором и третьем подп. 1 п. 1 ст. 235 настоящего Кодекса, определяется как сумма выплат и иных вознаграждений, предусмотренных п. 1 ст. 236 настоящего Кодекса, начисленных налогоплательщиками за налоговый период в пользу физических лиц. При определении налоговой базы учитываются любые выплаты и вознаграждения (за исключением сумм, указанных в ст.238 настоящего Кодекса), вне зависимости от формы, в которой осуществляются данные выплаты, в частности, полная или частичная оплата товаров (работ, услуг, имущественных или иных прав), предназначенных для физического лица – работника, в том числе коммунальных услуг, питания, отдыха, обучения в его интересах, оплата страховых взносов по договорам добровольного страхования (за исключением сумм страховых взносов, указанных в подп. 7 п. 1 ст. 238 настоящего Кодекса). Налоговая база налогоплательщиков, указанных в абзаце четвертом подп. 1 п. 1 ст. 235 настоящего Кодекса, определяется как сумма выплат и вознаграждений, предусмотренных п. 2 ст. 236 настоящего Кодекса, за налоговый период в пользу физических лиц.

В силу п. 3 ст. 243 Налогового кодекса Российской Федерации (в редакции, действующей в декабре 2006 года) в течение отчетного периода по итогам каждого календарного месяца налогоплательщики производят исчисление ежемесячных авансовых платежей по налогу, исходя из величины выплат и иных вознаграждений, начисленных (осуществленных – для налогоплательщиков – физических лиц) с начала налогового периода до окончания соответствующего календарного месяца, и ставки налога.

Таким образом, выплаты, доначисленные обществом в текущем налоговом периоде в пользу физического лица за прошедшие налоговые периоды, подлежат включению в налоговую базу по ЕСН текущего налогового периода.

Кроме того, учитывая положения п. 2 ст. 10 Федерального закона Российской Федерации от 15.12.2001 № 167-ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации», указанные выплаты также включаются в базу для обложения страховыми взносами на обязательное пенсионное страхование текущего периода.

Следовательно, доначисление выплат налогоплательщиками в текущем налоговом периоде в пользу физического лица за прошедшие налоговые периоды не влечет за собой корректировку налоговой базы по ЕСН и базы для начисления страховых взносов на обязательное пенсионное страхование и представления корректирующих деклараций за прошедшие налоговые периоды.

Таким образом, доначисление выплат не является ошибкой в исчислении налоговой базы, относящейся к прошлому налоговому периоду, и не является основанием для проведения перерасчета налоговых обязательств налогоплательщика, предусмотренного ст. 54 Налогового кодекса Российской Федерации.

Из материалов дела усматривается, что в соответствии с подп. 3 п. 8.2.1. Раздела 8 Положения «Об оплате труда, мотивации, льготах, компенсациях и других выплатах социального характера (социальном пакете) работников исполнительного аппарата ОАО«МТЭР», являющегося приложением № 5.1. к коллективному договору, и на основании приказа от 04.09.2007 № 686 общество выплатило 6-ти сотрудникам предприятия премию за выполнение «Особо важного задания» в сумме 140515 руб. из чистой прибыли.

По мнению налогового органа, общество в нарушение п. 1 ст. 237, п.п. 2 и 25 ст. 255 Налогового кодекса Российской Федерации не отнесло выплаченные суммы к расходам на оплату труда и не признало объектом налогообложения по ЕСН, в связи с чем инспекция доначислила ЕСН за 2007 год в размере 4566 руб., в т.ч. взносы на ОПС в размере 1206руб.

Суд апелляционной инстанции не соглашается с данным доводом налогового органа по следующим основаниям.

В соответствии с п. 1 ст. 236 Налогового кодекса Российской Федерации объектом обложения ЕСН для налогоплательщиков – лиц, производящих выплаты физическим лицам, признаются выплаты и иные вознаграждения, начисляемые налогоплательщиками в пользу физических лиц, в частности, по трудовым договорам.

При этом согласно п. 3 ст. 236 Налогового кодекса Российской Федерации указанные в п. 1 данной статьи выплаты и вознаграждения не признаются объектом налогообложения, если у налогоплательщиков-организаций такие выплаты не относились к расходам, уменьшающим налоговую базу по налогу на прибыль организаций в текущем отчетном (налоговом) периоде.

Судом установлено, что коллективным договором предусмотрено, что премиальные выплаты в пользу работников организации в 2007 году производились за счет чистой прибыли предприятия, что налоговым органом не оспаривается.

Данные выплаты не облагались ЕСН, так как они не относились к расходам, уменьшающим налоговую базу по налогу на прибыль.

Таким образом, если организация производила выплаты премий работникам за счет расходов, не уменьшающих налоговую базу по налогу на прибыль организаций, то сумма таких выплат не является объектом налогообложения ЕСН на основании п. 3 ст. 236 Кодекса.

При изложенных обстоятельствах апелляционный суд считает, что судом первой инстанции полно и правильно установлены фактические обстоятельства по делу и им дана надлежащая правовая оценка. Решение суда законно и обоснованно. Нарушений норм процессуального права судом не допущено.

Доводы апелляционной жалобы не опровергают правильности выводов суда.

Расходы по государственной пошлине распределяются в соответствии со ст.110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

С учетом изложенного, руководствуясь ст.ст. 110, 266-269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Девятый арбитражный апелляционный суд

П О С Т А Н О В И Л:

Решение Арбитражного суда г. Москвы от 09.12.2010 по делу №А40-50287/10-112-276 оставить без изменения, а апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев со дня изготовления в полном объеме в Федеральный арбитражный суд Московского округа.

     Председательствующий
  М.С. Сафронова

     Судьи
  П.В. Румянцев

     Л.Г. Яковлева

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А40-50287/2010
Принявший орган: Девятый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 28 марта 2011

Поиск в тексте