• по
Более 59000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
ДЕВЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД
 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 17 февраля 2011 года  Дело N А40-56521/2010

резолютивная часть постановления объявлена 10 февраля 2011

постановление изготовлено в полном объеме 17 февраля 2011

Девятый арбитражный апелляционный суд в составе:

Председательствующего судьи В.Я. Голобородько,

судей Н.О. Окуловой, Н.Н. Кольцовой,

при ведении протокола судебного заседания секретарем А.Н. Красиковой,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционные жалобы

Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Московской области

Общества с ограниченной ответственностью «Леруа Мерлен Восток»

на решение Арбитражного суда г. Москвы от 11.10.2010

по делу № А40-56521/10-35-297,

принятое судьей Г.Е. Панфиловой,

по заявлению Общества с ограниченной ответственностью «Леруа Мерлен Восток»

к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Московской области

о признании недействительным решения;

при участии в судебном заседании:

от заявителя – Заусалина М.А. дов. № 00/415 от 08.11.2010, Савсериса С.В. дов. № 00/417 от 08.11.2010, Соколовой С.В. по дов. № 00/130 от 25.02.2009, Медведевой Т.В. по дов. № 00/431 от 06.12.2010, Сухорученковой Н.Е. дов. № 00/432 от 06.12.2010;

от заинтересованного лица – Канчукоевой А.В. по дов. № 02-18/01009 от 27.10.2010, Шишкина Р.Н. по дов. № 02-18/01219 от 16.12.2010;

У С Т А Н О В И Л:

Общество с ограниченной ответственностью «Леруа Мерлен Восток» обратилось в Арбитражный суд города Москвы с заявлением о признании недействительным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 9 по Московской области от 29.10.2009 № 10-07/43 о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 11.10.2010 заявленные требования удовлетворены частично, признано недействительным решение инспекции от 29.10.2009 № 10-07/43 о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения в части пункта 1.5, 1.6, 1.7, 2.2, 2.4, 2.5 мотивировочной части решения; в удовлетворении остальной части заявленных требований отказано.

С решением суда не согласились заявитель и заинтересованное лицо, обратились с апелляционными жалобами, обращение с которыми мотивируют тем, что судом первой инстанции неправильно применены нормы материального и процессуального права, неполно выяснены обстоятельства, имеющие значение для дела.

Заявитель представил отзыв на апелляционную жалобу, в котором просит решение в обжалуемой инспекцией части оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.

Заинтересованное лицо представило письменные пояснения в порядке статьи 81 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Материалами дела установлено, что Межрайонной инспекцией Федеральной налоговой службы № 9 по Московской области проведена выездная налоговая проверка общества по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты налогов и сборов за период с 01.01.2007 по 31.12.2007.

По результатам проведения выездной налоговой проверки инспекцией составлен акт от 01.10.2009 № 10-06/43 и принято решение от 29.10.2009 № 10-07/43 о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения.

Указанным решением общество привлечено к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации в виде штрафа в сумме 35.049.245 руб., обществу начислены пени в сумме 16.370.880 руб., предложено уплатить недоимку в сумме 175.246.225 руб., предложено уменьшить заявленные в завышенных размерах суммы возмещения налога на добавленную стоимость из бюджета в размере 96.412.589 руб., уплатить штрафы, пени, внести необходимые исправления в документы бухгалтерского и налогового учета.

Не согласившись с принятым решением, заявитель обратился с апелляционной жалобой в Управление Федеральной налоговой службы по Московской области, которое решением от 23.04.2010 № 16-16/05106 изменило решение инспекции путем отмены доначислений по налогу на прибыль организаций в общей сумме 101.279.797,57 руб., по налогу на добавленную стоимость в сумме 28.305.380 руб., а также соответствующих им суммы пени в общем размере 13.418.695 руб. и штрафа в общей сумме 25.917.035,72 руб.; пункт 3.1.1 резолютивной части решения изложить в следующей редакции – уменьшить предъявленный к возмещению в завышенном размере налог на добавленную стоимость в сумме 73.954.550 руб. В остальной части решение инспекции оставлено без изменения.

Девятый арбитражный апелляционный суд, повторно рассмотрев дело в порядке статей 268, 269 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, изучив материалы дела, исследовав имеющиеся в материалах дела доказательства, выслушав представителей сторон, проверив доводы апелляционных жалоб, отзыва, письменных пояснений, считает, что решение суда подлежит изменению исходя из следующего.

Рассматривая и давая оценку доводам сторон, суд первой инстанции в мотивировочной части решения указал, что решение налогового органа незаконно в части пунктов 1.5, 1.6, 1.7, 2.2, 2.3, 2.4, 2,5.

В то же время, в резолютивной части решения суд первой инстанции указал, что отказывает обществу в удовлетворении заявленных требований в части пункта 2.3. оспариваемого решения.

Согласно части 4 статьи 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в мотивировочной части решения должны содержаться выводы суда и обоснования принятого судом решения.

В соответствии с частью 5 статьи 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации резолютивная часть решения должна содержать выводы об удовлетворении или отказе в удовлетворении полностью или в части каждого из заявленных требований.

Таким образом, мотивировочная и резолютивная части решения суда не должны противоречить друг другу.

В тексте мотивировочной части решения Арбитражный суд г. Москвы приходит к выводу о том, что по пункту 2.3 решения инспекции у общества отсутствует обязанность включать суммы прогрессивной стимулирующей премии и премии за присутствие товара поставщика в магазине в налоговую базу НДС, а выводы налогового органа об обратном противоречат положениям Налогового кодекса Российской Федерации.

Таким образом, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что пункт 2.3 решения налогового органа подлежит признанию недействительным.

Вместе с тем, в резолютивной части решения судом первой инстанции указано, что признанию недействительным подлежит решение налогового органа от 29.10.2010 № 10-07/43 в части пунктов 1.5, 1.6, 1.7, 2.2, 2.4, 2.5. В этой связи, в решении суда первой инстанции вывод резолютивной части противоречит обстоятельствам дела и мотивировочной части решения суда, что является основанием для изменения или отмены решения суда первой инстанции, в связи с нарушением норм процессуального права при его принятии.

В ходе выездной налоговой проверки инспекцией установлено, что обществом в нарушение статей 146, 153 Налогового кодекса Российской Федерации занижена налогооблагаемая база по налогу на добавленную стоимость в размере 507.058.522 руб., поскольку выплачиваемые поставщиками премии (прогрессивная стимулирующая премия по результатам отгрузки товара и премия за присутствие товаров поставщика в магазинах) на основании пункта 1 статьи 146, пункта 2 статьи 153 Налогового кодекса Российской Федерации, подлежат налогообложению налогом на добавленную стоимость в общеустановленном порядке.

Данная позиция налогового органа отклоняется судом апелляционной инстанции по следующим основаниям.

Согласно подпункту 2 пункта 1 статьи 162 Налогового кодекса Российской Федерации налоговая база по налогу на добавленную стоимость увеличивается на суммы, связанные с оплатой реализованных товаров, работ или услуг.

В случае если денежные средства, полученные налогоплательщиком, не связаны с оплатой реализованных им товаров (работ, услуг), то такие денежные средства налогообложению налогом на добавленную стоимость не подлежат.

Как следует из содержания ежегодных соглашений к договорам поставки, поставщик обязан выплачивать покупателю прогрессивную стимулирующую премию за выполнение условий договора поставки по результатам отгрузки товара за соответствующий период.

В соответствии с пунктом 12.1 статьи 12 договора поставки, поставщик обязан выплачивать покупателю премию за присутствие товара поставщика в магазине (т.2 л.д.107-150; т.3 л.д.1-2).

Как прогрессивная стимулирующая премия, так и премия за присутствие товара поставщика в магазине не связаны с оказанием услуг по рекламе и продвижению товаров, не предусматривают выполнения покупателем конкретных действий, и в этой связи не увеличивают налоговую базу по налогу на добавленную стоимость.

Ежегодными соглашениями к договорам поставки прямо предусмотрены специальные премии за рекламу и продвижение товара, подлежащие обложению НДС, а именно: в пункте 4 ежегодных соглашений к договорам поставки предусмотрена выплата поставщиком покупателю вознаграждения за проведение рекламных акций. При этом, в статье 11 договора поставки указаны возможные рекламные акции.

В пункте 1.3 ежегодных соглашений к договорам поставки предусмотрено, что в соответствии с пунктом 12.1 статьи 12 договора поставки поставщик обязан выплачивать покупателю премию за проведение коммерческих акций по продвижению товара.

Таким образом, заявитель отдельно рассчитывает премии за продвижение и рекламу товара, облагаемые НДС, и премии, не связанные с рекламой и продвижением товара, не подлежащие обложению НДС, что исключает сомнение относительно возможной связи прогрессивной стимулирующей премии и премии за присутствие товара поставщика в магазине с рекламой и продвижением товара.

Минфин России в письме от 20.12.2006 № 03-03-04/1/847 разъяснил, что премии, полученные покупателем товаров от продавца по результатам продаж за определенный период без изменения цены на продукцию, НДС не облагаются, поскольку данные денежные средства не связаны с оплатой реализованных налогоплательщиком товаров (работ, услуг).

В письме от 26.07.2007 № 03-07-15/112 Минфин России отметил, что во взаимоотношениях между продавцами товаров и их покупателями могут применяться различные премии и вознаграждения, выплачиваемые продавцами товаров их покупателям, не связанные с оказанием услуг по рекламе и продвижению товаров: например, за факт заключения с продавцом договора поставки; за поставку товаров во вновь открывшиеся магазины торговой сети; за включение товарных позиций в ассортимент магазинов и т.п. Указанные суммы не следует признавать выплатами, связанными с расчетами за поставляемые товары. Плата продавцов товаров их покупателям за данные действия не связана с возникновением у покупателей обязанностей передать продавцам товаров имущество (имущественные права), выполнить работы или оказать услуги в рамках договора поставки. Перечисленные выше операции, за которые выплачиваются премии и вознаграждения, осуществляются в рамках деятельности покупателя товаров (магазина) в области розничной торговли и не связаны с деятельностью продавца товаров.

В связи с этим, на суммы премий и вознаграждений, полученные покупателем товаров от продавца и не связанные с оплатой товаров, не распространяются требования подпункта 2 пункта 1 статьи 162 НК РФ (то есть указанные суммы не облагаются налогом на добавленную стоимость как суммы, связанные с оплатой товаров).

При таких обстоятельствах, у общества отсутствует обязанность включать суммы прогрессивной стимулирующей премии и премии за присутствие товара поставщика в магазине в налоговую базу по НДС.

Ссылка налогового органа на постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.12.2009 № 11175/09 (дело «Дирол Кэдбери»), несостоятельна, поскольку в деле «Дирол Кэдбери» рассматривался вопрос об уменьшении цены поставленного товара путем предоставления скидки покупателю. В настоящем деле, налоговый орган считает, что получение премии покупателем фактически является платой за оказанные услуги; «Дирол Кэдбери» (продавец) просил уменьшить налоговую базу по НДС с учетом ретро-скидки. В данном случае заявителю (покупатель) предложено увеличить налоговую базу по НДС с учетом полученной премии; «Дирол Кэдбери» выставляло счета-фактуры со знаком «минус», заявитель не менял первоначально выставленные счета-фактуры.

В апелляционной жалобе инспекция указывает на то, что обществом неправомерно включены в расходы, уменьшающие доходы от реализации товаров (работ, услуг), затраты по договору на предоставление прав доступа к достижениям исследований и разработок и передачу ноу-хау с АО «Леруа Мерлен Групп» от 07.08.2004 № 3-LGM, а также необоснованно заявлен налоговый вычет. По мнению налогового органа, акты к договору и счета без представления документов, конкретизирующих виды оказанных услуг, не являются достаточным основанием для включения документально неподтвержденных и необоснованных затрат в состав расходов.

Данные доводы налогового органа подлежат отклонению исходя из следующего.

Материалами дела установлено, что в 2007 обществом заключен договор на предоставление прав доступа к достижениям исследований и разработок и передачу ноу-хау с АО «Леруа Мерлен Групп» от 07.08.2004 № 3-LGM (т.1 л.д.127-140).

Оказание услуг обществу подтверждается договором, актами, подписанными сторонами, а также счетами.

Акты, подписанные сторонами в 2007, содержат информацию о том, что пользователю (ООО «Леруа Мерлен Восток») представлена информация и ноу-хау в согласованном между сторонами объеме в областях: международные закупки, маркетинг, планирование торгового центра, информатика, обслуживание клиентов, коммерческая концессия, товарная номенклатура (т.1 л.д.107-126).

Согласно статьей 1465 Гражданского кодекса Российской Федерации секретом производства (ноу-хау) признаются сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и другие), в том числе о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере, а также сведения о способах осуществления профессиональной деятельности, которые имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности их третьим лицам, к которым у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании, и в отношении которых обладателем таких сведений введен режим коммерческой тайны.

Таким образом, ноу-хау является коммерческой тайной АО «Леруа Мерлен Групп», доступ к такой информации ограничен, а права правообладателя ноу-хау охраняются законом.

В этой связи, заявитель не обязан и не вправе отражать в актах о предоставлении доступа к ноу-хау информацию в отношении того, какая конкретно информация была предоставлена пользователю и в каких объемах.

Указание в актах на то, что представленная информация относится к сферам маркетинга, международных закупок, товарной номенклатуры свидетельствует об экономической обоснованности затрат общества, их связи с деятельностью, направленной на получение дохода.

Составление актов с учетом требований законодательства, наличие платежных поручений и выписок банка, подтверждающих реальность осуществления расходов, что не оспаривается налоговым органом, свидетельствует о надлежащем документальном оформлении понесенных обществом затрат.

Налоговое законодательство Российской Федерации не устанавливает требования к документам, которыми может быть подтверждена экономическая оправданность затрат, не определен ни перечень таких документов, ни их форма. В связи с чем, налогоплательщиками в целях подтверждения экономической оправданности затрат могут использоваться любые, имеющиеся у них внутренние организационно-распорядительные документы, обосновывающие цель осуществления указанных расходов.

Поскольку обществом представлены в соответствии со статьей 252 Налогового кодекса Российской Федерации документы, подтверждающие обоснованность расходов, следует признать необоснованными выводы налогового органа о неправомерном отнесении обществом на расходы услуг, оказанных АО «Леруа Мерлен Групп».

Поскольку включение обществом затрат по оказанию услуг АО «Леруа Мерлен Групп» в состав расходов, уменьшающих налоговую базу по налогу на прибыль, признано правомерным, и обществом были соблюдены требования, предусмотренные статьей 172 Налогового кодекса Российской Федерации, регламентирующей порядок применения налоговых вычетов, судом первой инстанции обоснованно сделан вывод об обоснованности требований общества и неправомерности решения инспекции в данной части.

В апелляционной жалобе инспекция указывает на то, что обществом неправомерно включены в состав расходов по налогу на прибыль затраты, понесенные по договорам с ООО «ТД Внештехконтракт», ООО «Профиль», а суммы налога на добавленную стоимость, предъявленные ООО «ТД Внештехконтракт», ЗАО «МВ-Лайт», ООО «Теплоклимат Электро», ООО «Анкам», ООО «Альта Лючи», ООО «Апе спа» необоснованно включены в состав налоговых вычетов на основании счетов-фактур, содержащих недостоверные сведения и подписанных неустановленными лицами.

Согласно статье 252 Налогового кодекса Российской Федерации расходы – обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком; обоснованные расходы – экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме; документально подтвержденные расходы – затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

На основании пункта 1 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога на добавленную стоимость, исчисленную в соответствии со статьей 166 Налогового кодекса Российской Федерации, на установленные этой статьей налоговые вычеты. Вычетам подлежат суммы данного налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации в отношении товаров (работ, услуг), приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в силу главы 21 Налогового кодекса Российской Федерации, и товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи.

В статье 172 Налогового кодекса Российской Федерации (определен порядок применения налоговых вычетов, согласно которому налоговые вычеты, установленные статьей 171 Налогового кодекса Российской Федерации, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога, либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных пунктами 3, 6-8 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации.

Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг), после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг) с учетом особенностей, предусмотренных этой статьей, и при наличии соответствующих первичных документов.

Следовательно, при выполнении указанных условий, налогоплательщик вправе претендовать на получение налогового вычета при исчислении налога на добавленную стоимость.

Вместе с тем, согласно пункту 2 статьи 9 Федерального закона от 21.11.1996 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» первичные учетные документы принимаются к учету, если они составлены по форме, представленной в альбомах унифицированных форм первичной документации, а документы, форма которых не определена в этих альбомах, должны содержать следующие обязательные реквизиты: наименование документа, дату составления документа, наименование организации, от имени которой составлен документ, содержание хозяйственной операции, измерители хозяйственной операции в натуральном и денежном выражении, наименование должностей лиц, ответственных за совершение хозяйственной операции и правильность ее оформления, личные подписи указанных лиц.

Таким образом, перечисленные требования Федерального закона от 21.11.1996 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» касаются не только полноты заполнения всех реквизитов, но и достоверности содержащихся в них сведений.

В ходе мероприятий налогового контроля инспекцией установлено, что первичные документы, связанные с финансово-хозяйственной деятельностью подписаны от имени ООО «ТД Внештехконтракт», ООО «Профиль», ЗАО «МВ-Лайт», ООО «Теплоклимат Электро», ООО «Анкам», ООО «Альта Лючи», ООО «Апе спа» неустановленными лицами. Также налоговым органом установлено, что контрагенты общества не исполняют обязанности по представлению по месту налогового учета налоговой и бухгалтерской отчетности, имеют признаки фирм-«однодневок», по юридическим адресам, указанным в учредительных документах, не располагаются; документы, подтверждающие наличие финансово-хозяйственных отношений с обществом, отсутствуют, также у них отсутствуют объективные условия для ведения предпринимательской деятельности, поскольку они не осуществляют платежи, связанные с арендой машин, оборудования, офисных и складских помещений, прочие общехозяйственные расходы; не обладают производственными мощностями и ресурсами необходимыми для осуществления реальной хозяйственной деятельности, отсутствует трудовой коллектив и основные средства. При таких обстоятельствах налоговым органом сделан вывод о том, что действия общества направлены на получение необоснованной налоговой выгоды.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, общество осуществляет розничную торговлю хозяйственными товарами для ремонта и строительства.

В этой связи обществом заключены договоры поставки с ООО «ТД Внештехконтракт», ЗАО «МВ-Лайт», ООО «Теплоклимат Электро», ООО «Анкам», ООО «Альта Лючи», ООО «Апе спа».

Заявителем также приобретено торговое оборудование для гипермаркета ТЦ «Леруа Мерлен» (Красногорск), в том числе, по договору поставки и монтажа от 08.08.2005 у ООО «Профиль».

Поставка товара ООО «ТД Внештехконтракт», ЗАО «МВ-Лайт», ООО «Теплоклимат Электро», ООО «Анкам», ООО «Альта Лючи», ООО «Апе спа» подтверждается договорами, счетами-фактурами, товарными накладными.

Приобретение оборудования также подтверждается товарной накладной и счетом-фактурой. Принятие на учет общества объекта основных средств оформлено актом о приеме-передаче объекта основных средств по форме ОС-1.

Реальность совершенных обществом финансово-хозяйственных операций с ООО «ТД Внештехконтракт», ООО «Профиль», ЗАО «МВ-Лайт», ООО «Теплоклимат Электро», ООО «Анкам», ООО «Альта Лючи», ООО «Апе спа», а также понесенные им затраты, несоответствие представленных документов требованиям закона в качестве обоснованности и правомерности затрат, налоговым органом не опровергнуты.

В материалы дела инспекцией представлены объяснения лиц указанных в Едином государственном реестре юридических лиц учредителями и руководителями ООО «ТД Внештехконтракт» (М.Б. Чебановой), ООО «Профиль» (Е.Ю. Перевалова), которые отрицали свою причастность к указанным организациям.

Между тем, при реальности произведенного сторонами исполнения по сделкам, то обстоятельство, что эти сделки и документы, подтверждающие их исполнение, от имени контрагентов общества оформлены за подписями лиц, отрицающих их подписание и наличие у них полномочий руководителя (со ссылкой на недостоверность регистрации сведений о нем как о руководителе в едином государственном реестре юридических лиц), само по себе не является безусловным и достаточным доказательством, свидетельствующим о получении обществом необоснованной налоговой выгоды.

При установлении указанных обстоятельств и недоказанности факта не поставки товаров, не оказания услуг, в применении налогового вычета по налогу на добавленную стоимость, а также в признании расходов, понесенных в связи с оплатой данных услуг, может быть отказано при условии, если налоговым органом будет доказано, что общество действовало без должной осмотрительности и исходя из условий и обстоятельств совершения и исполнения соответствующих сделок, оно знало или должно было знать об указании контрагентами недостоверных сведений или о подложности представленных документов ввиду их подписания лицами, не являющимися руководителями контрагентов, или о том, что в качестве контрагентов по договорам были указаны лица, не осуществляющие реальной предпринимательской деятельности и не декларирующие свои налоговые обязанности в связи со сделками, оформляемыми от их имени.

При отсутствии доказательств несовершения хозяйственных операций, в связи с которыми заявлено право на налоговый вычет, вывод о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о недостоверности (противоречивости) сведений может быть сделан судом в результате оценки в совокупности обстоятельств, связанных с заключением и исполнением договоров (в том числе с основаниями, по которым налогоплательщиком был выбран соответствующий контрагент), а также иных обстоятельств, указанных в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды».

В постановлении Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» указано, факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности.

Доказательств взаимозависимости, аффилированности или осведомленности общества о нарушениях контрагентами налогового законодательства, инспекцией не представлено.

Организации-контрагенты заявителя созданы и зарегистрированы в установленном порядке, что подтверждается выписками из ЕГРЮЛ, на момент принятия судебного акта по делу из ЕГРЮЛ не исключены, регистрация указанных организаций не признана судом недействительной.

В отношении ООО «Профиль» судом первой инстанции установлено, что фактическое наличие и использование в деятельности общества торгового оборудования, налоговым органом под сомнение не ставится.

Согласно подпункту 3 пункта 2 статьи 253 НК РФ суммы начисленной амортизации для целей налогообложения налогом на прибыль организаций относятся к расходам, связанным с производством и (или) реализацией.

На основании статьи 256 НК РФ для целей налогового учета амортизируемым имуществом признается имущество, которое находятся у налогоплательщика на праве собственности, используется им для извлечения дохода и стоимость которого погашается путем начисления амортизации. Амортизируемым имуществом признается имущество со сроком полезного использования более 12 месяцев и первоначальной стоимостью более 20.000 руб.

Приобретенное у ООО «Профиль» торговое оборудование полностью удовлетворяет требованиям статьи 256 НК РФ, в связи с чем, на основании статей 257-259 НК РФ общество обязано в налоговом учете распределить данное основное средство в соответствующую амортизационную группу и начислять по нему амортизацию, признаваемую расходом, связанным с производством и реализацией.

При таких обстоятельствах, у заявителя имеются все основания для признания для целей налогообложения прибыли амортизационных отчислений по производственному оборудованию, которое реально приобретено и используется в хозяйственной деятельности общества.

Доводы инспекции, связанные с тем, что контрагенты общества не исполняют обязанности по представлению по месту налогового учета налоговой и бухгалтерской отчетности, имеют признаки фирм-«однодневок», по юридическим адресам, указанным в учредительных документах, не располагаются; документы, подтверждающие наличие финансово-хозяйственных отношений с обществом, отсутствуют, также у них отсутствуют объективные условия для ведения предпринимательской деятельности, поскольку они не осуществляют платежи, связанные с арендой машин, оборудования, офисных и складских помещений, прочие общехозяйственные расходы; не обладают производственными мощностями и ресурсами необходимыми для осуществления реальной хозяйственной деятельности, отсутствует трудовой коллектив и основные средства, сами по себе не могут являться основаниями для отказа налогоплательщику подтвердить расходы по налогу на прибыль и возмещения НДС при реальности совершения сделок, подтверждения расходов и выполнения налогоплательщиком условий, установленных законом для возмещения НДС.

Поскольку инспекция не опровергла представленных обществом доказательств, свидетельствующих о реальности совершенных им хозяйственных операций, и не доказала того обстоятельства, что упомянутые операции в действительности не совершались, ее вывод о документальной неподтвержденности спорных расходов как понесенных именно в рамках сделок с конкретными контрагентами не влечет безусловного отказа в признании таких расходов для целей исчисления налога на прибыль со ссылкой на положения пункта 1 статьи 252 Налогового кодекса Российской Федерации.

Инспекцией не представлено доказательств того, что заявителю было известно о недостоверности представленных ООО «ТД Внештехконтракт», ООО «Профиль», ЗАО «МВ-Лайт», ООО «Теплоклимат Электро», ООО «Анкам», ООО «Альта Лючи», ООО «Апе спа» документов, о неисполнении поставщиками налоговых обязательств, что в силу правовой позиции, изложенной в пункте 10 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды», могло бы явиться основанием для отказа в признании для целей налогообложения понесенных расходов и применения налоговых вычетов.

Законодательство о налогах и сборах Российской Федерации исходит из презумпции добросовестности налогоплательщика и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговых декларациях и бухгалтерской отчетности - достоверны.

Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных Кодексом, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Согласно определению Конституционного суда Российской Федерации от 16.10.2003 № 329-О толкование статьи 57 Конституции Российской Федерации в системной связи с другими положениями Конституции Российской Федерации не позволяет сделать вывод, что налогоплательщик несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет. Каждый налогоплательщик самостоятельно несет ответственность за выполнение своих обязанностей и пользуется своими правами, в том числе правом на учет расходов в целях налогообложения прибыли, на налоговые вычеты по НДС. Заявитель не может нести ответственности за действия третьих лиц, в том числе своих контрагентов.

Как правильно установлено судом первой инстанции, вступая в отношения с контрагентами, налогоплательщик проявил должную осмотрительность и осторожность в пределах обычной практики по заключению гражданско-правовых договоров.

Таким образом, доводы инспекции в данной части необоснованны и не влияют на право заявителя учесть в составе расходов по налогу на прибыль затраты по взаимоотношениям с указанными контрагентами, а также принять соответствующие суммы НДС к вычету.

Поскольку обществом представлены в соответствии со статьей 252 Налогового кодекса Российской Федерации документы, подтверждающие обоснованность расходов, следует признать необоснованными выводы налогового органа о неправомерном отнесении обществом на расходы услуг, оказанных ООО «ТД Внештехконтракт», ООО «Профиль».

В связи с тем, что включение обществом затрат по оказанию услуг ООО «ТД Внештехконтракт», ЗАО «МВ-Лайт», ООО «Теплоклимат Электро», ООО «Анкам», ООО «Альта Лючи», ООО «Апе спа» в состав расходов, уменьшающих налоговую базу по налогу на прибыль, признано правомерным, и обществом соблюдены требования, предусмотренные статьей 172 Налогового кодекса Российской Федерации, регламентирующей порядок применения налоговых вычетов, судом первой инстанции обоснованно сделан вывод об обоснованности требований общества и неправомерности решения инспекции в данной части.

Руководствуясь статьями 110, 176, 266-269, 270, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Девятый арбитражный апелляционный суд

П О С Т А Н О В И Л:

Решение Арбитражного суда г. Москвы от 11.10.2010 по делу № А40-56521/10-35-297 изменить.

Отменить решение суда в части отказа в удовлетворении требований ООО «Леруа Мерлен Восток» к МИФНС по крупнейшим налогоплательщикам по Московской области о признании недействительным решения ИФНС № 9 по Московской области от 29.10.2009 № 10-07/43 в части пункта 2.3 мотивировочной части решения.

Признать недействительным решение ИФНС № 9 по Московской области от 29.10.2009 № 10-07/43 в части пункта 2.3 мотивировочной части решения.

В остальной части решение суда оставить без изменения.

Взыскать с МИ ФНС по крупнейшим налогоплательщикам по Московской области в пользу ООО «Леруа Мерлен Восток» расходы по государственной пошлине в размере 1.000 руб. по апелляционной жалобе.

Возвратить ООО «Леруа Мерлен Восток» из федерального бюджета госпошлину в размере 1.000 руб. по апелляционной жалобе как излишне уплаченную.

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме в Федеральном арбитражном суде Московского округа.

     Председательствующий
  В.Я. Голобородько

     Судьи
  Н.О. Окулова

     Н.Н. Кольцова

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А40-56521/2010
Принявший орган: Девятый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 17 февраля 2011

Поиск в тексте