• по
Более 47000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ МОСКОВСКОГО ГОРОДСКОГО СУДА

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 8 июля 2013 года N 11-21249/2013

Судья суда первой инстанции: Федосова Т.А. Дело N 11-21249/2013

А П Е Л Л Я Ц И О Н Н О Е О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

08 июля 2013 года город Москва

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Владимировой Н.Ю. и судей Пильгановой В.М., Нестеровой Е.Б., при секретаре Снурницыной А.В., заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Пильгановой В.М. дело по апелляционной жалобе Тарасовой Г. В. на решение Тверского районного суда г. Москвы от 05 февраля 2013 года, которым постановлено:

В иске Тарасовой Г В к Генеральной прокуратуре Российской Федерации о признании заключения о проведении служебной проверки от 31 августа 2012 года незаконным, о признании приказа N74-ца от 07 сентября 2012 года о наложении дисциплинарного взыскания незаконным, об отмене дисциплинарного взыскания, признании незаконным ограничение прав при ознакомлении с результатами служебной проверки - отказать,

УСТАНОВИЛА:

Истец Тарасова Г.В. обратилась в Тверской районный суд г. Москвы с иском, уточненным в порядке ст. 39 ГПК Российской Федерации, к ответчику Генеральной прокуратуре Российской Федерации о признании заключения о проведении служебной проверки от 31 августа 2012 года незаконным, о признании приказа N74-ца от 07 сентября 2012 года о наложении дисциплинарного взыскания незаконным, об отмене дисциплинарного взыскания, признании незаконным ограничение прав при ознакомлении с результатами служебной проверки.

Требования мотивировала тем, что она состоит в трудовых отношениях с ответчиком с 31 мая 2007 года в должности старшего прокурора второго отдела по надзору за расследованием уголовных дел в Следственном комитете Российской Федерации управления по надзору за расследованием особо важных дел. Приказом N74-ца от 07 сентября 2012 года была привлечена к дисциплинарной ответственности в виде замечания за нарушение Кодекса этики прокурорского работника Российской Федерации и Присяги прокурора в виде оскорблений коллегам. Указывала, что с данным приказом не согласна, поскольку дисциплинарного проступка не совершала, была привлечена к ответственности в результате оговора со стороны лиц, испытывающих к ней неприязнь. Также указывала на то, что заключение по результатам служебной проверки содержит необоснованные выводы.

Судом постановлено вышеприведенное решение от 05 февраля 2013 года, об отмене которого просит истец Тарасова Г.В. в своей апелляционной жалобе.

Проверив материалы дела, выслушав объяснения истца Тарасовой Г.В., возражения представителя ответчика Жога А.Л., обсудив доводы жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с ч. 1 ст. 330 ГПК Российской Федерации основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Таких оснований для отмены или изменения обжалуемого судебного постановления в апелляционном порядке по доводам апелляционной жалобы, изученным материалам дела, не имеется.

Судом установлено и подтверждается материалами дела, что истец состоит в трудовых отношениях с ответчиком с 31 мая 2007 года в должности старшего прокурора второго отдела по надзору за расследованием уголовных дел в Следственном комитете Российской Федерации управления по надзору за расследованием особо важных дел.

По условиям трудового договора, заключенного с истцом 20 сентября 2007 года, Тарасова Г.В., будучи прокурорским работником, обязана добросовестно исполнять свои служебные обязанности, не совершать проступков, порочащих честь прокурорского работника (л.д. 6-12).

В соответствии со ст. 41.7 ФЗ "О прокуратуре Российской Федерации", за неисполнение или ненадлежащее исполнение работниками своих служебных обязанностей и совершение проступков, порочащих честь прокурорского работника, руководители органов и учреждений прокуратуры имеют право налагать на них дисциплинарные взыскания, а виде замечания.

Генеральный прокурор Российской Федерации определяет полномочия соответствующих руководителей по привлечению к дисциплинарной ответственности работников, назначаемых на должность Генеральным прокурором Российской Федерации.

Дисциплинарное взыскание налагается непосредственно после обнаружения проступка, но не позднее одного месяца со дня его обнаружения, не считая времени болезни работника или пребывания его в отпуске.

Дисциплинарное взыскание не может быть наложено во время болезни работника либо в период его пребывания в отпуске.

Дисциплинарное взыскание не может быть наложено позднее шести месяцев со дня совершения проступка, а по результатам ревизии или проверки финансово-хозяйственной деятельности - двух лет со дня его совершения.

Данные положения Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" согласуются со ст. 193 Трудового кодекса Российской Федерации, регулирующей порядок применения дисциплинарных взысканий.

В силу п.5.2 Кодекса этики прокурорского работника в Российской Федерации, нарушение прокурорским работником норм Кодекса, выразившееся в совершении проступка, порочащего честь прокурорского работника, является основанием для привлечения его к дисциплинарной ответственности.

Согласно раздела VII Правил внутреннего трудового распорядка Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 12 ноября 2002 (в ред. от 22 марта 2007г.) за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине своих служебных (трудовых) обязанностей, совершение прокурорским работником проступка, порочащего честь прокурорского работника, работодатель имеет право применить дисциплинарное взыскание в виде замечания.

Таким образом, из приведенных выше положений закона следует, что служба в органах и учреждениях прокуратуры является видом федеральной государственной службы. Специфическая деятельность, которую осуществляют органы и учреждения прокуратуры, предопределяет и специальный правовой статус ее работников. Исходя из этого государство, регулируя государственную службу в органах и учреждениях прокуратуры, в том числе основания увольнения с этой службы, а также сроки претерпевания негативных последствий применения дисциплинарных взысканий, включая увольнение со службы за виновное поведение, может устанавливать в данной сфере особые правила.

В соответствии с , , , Кодекса этики прокурорского работника, утвержденного приказом Генеральной прокуратуры Российской Федерации N 114 от 17 марта 2010 года, прокурорский работник обязан стремиться в любой ситуации сохранять личное достоинство, быть образцом поведения, добропорядочности и честности, избегать конфликтных ситуаций, способных нанести ущерб чести и достоинству прокурорского работника, репутации прокуратуры Российской Федерации.

Из материалов дела усматривается, что 31 июля 2012 года сотрудниками прокуратуры Бондаревой Л.В. и Лосевой И.Н. были поданы на имя начальника управления по надзору за расследованием особо важных дел рапорты об оскорблениях в их адрес со стороны сотрудника прокуратуры Тарасовой Г.В.Ю., имевших место 30 июля 2012 года (л.д. 66, 67), который в свою очередь 08 августа 2012 года обратился с рапортом по данному факту к заместителю Генерального прокурора Российской Федерации Гриню В.Я. При этом полагал необходимым организовать служебную проверку (л.д. 48).

Заместитель Генерального прокурора Российской Федерации Гринь В.Я. рапортом от 09 августа 2012 года на имя И.о. генерального прокурора Российской Федерации Буксмана А.Э. доложил о нарушении Тарасовой Г.В. Кодекса этики прокурорского работника Российской Федерации и полагал организовать служебную проверку (л.д. 47).

В связи с этим Главным управлением кадров при Генеральной прокуратуре Российской Федерации, была проведена служебная проверка в отношении истца, в ходе которой было установлено, что 30 июля 2012 года примерно в 14 ч. (в рабочее время), истец, находясь в коридоре 4 этажа, нанесла оскорбления коллегам по службе Бисеровой Н.В., Бондаревой Н.В. и Лосевой И.Н., унизив их честь и достоинство.

В ходе проведения служебной проверки от Тарасовой Г.В. было истребовано объяснение, которое Тарасова Г.В. представила в виде рапорта от 27 августа 2012 года на имя Генерального прокурора Российской Федерации Чайки Ю.Я. (л.д.82, 83-86).

По результатам служебной проверки 31 августа 2012 года было составлено Заключение, из которого следует, что Тарасова Г.В. заслуживает наложения дисциплинарного взыскания в виде замечания. С данным заключением истец была ознакомлена под роспись 04 сентября 2012 года (л.д. 64-66).

Служебная проверка была проведена в сроки, установленные приказа Генерального прокурора Российской Федерации от 18 апреля 2008 г. N 70 "О проведении проверок (служебных расследований) в отношении прокурорских работников органов и учреждений прокуратуры Российской Федерации".

После проведенной служебной проверки, приказом ответчика N74-ца от 07 сентября 2012 года истец была привлечена к дисциплинарной ответственности в виде замечания за нарушение Кодекса этики прокурорского работника Российской Федерации и Присяги прокурора в виде нанесения оскорбления коллегам (л.д. 13).

Поскольку в силу п.4. ст. 58 ФЗ "О государственной гражданской службе" время проведения служебной проверки не засчитывается в месячный срок в течение которого служащий может быть привлечен к дисциплинарной ответственности, то суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что месячный срок для привлечения к дисциплинарной ответственности, установленный ст. 41.7 ФЗ "О прокуратуре Российской Федерации" и Трудового кодекса Российской Федерации, ответчиком нарушен не был.

Также данным приказом, на период действия дисциплинарного взыскания был снижен размер доплаты за сложность, напряженность и высокие достижения в службе до 5 процентов должностного оклада (л.д. 14).

В соответствии с п. 9 Положения о порядке установления и выплаты прокурорским работникам доплаты за особые условия службы и доплаты за сложность, напряженность и высокие достижения в службе, утвержденным приказом N771-к от 29 сентября 1999г., в соответствии с предложениями руководителей, при наложении дисциплинарного взыскания за упущения по службе, размер доплат может быть изменен независимо от срока, на который была установлена доплата.

Поскольку судом установлено, что дисциплинарное взыскание было законно наложено на истца, то довод истца о том, что ответчик незаконно снизил ей размер доплаты за сложность, напряженность и высокие достижения в службе на период действия дисциплинарного взыскания, суд обоснованно признал несостоятельным.

Как установлено судом, материалы служебной проверки были истцу представлены для ознакомления, истец с материалами служебной проверки была ознакомлена, имела возможности для осуществления записей. Суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о том, что отказ ответчика в предоставлении истцу возможности фотокопирования материалов служебной проверки, не является ограничением прав истца.

При таких обстоятельствах, суд первой инстанции правомерно отказал истцу в удовлетворении требований в полном объеме.

Судебная коллегия полагает, что решение не противоречит собранным по делу доказательствам и требованиям закона.

При рассмотрении дела, судом первой инстанции были допрошены свидетели Лосева И.Н., Бисерова А.Р., Демидов Д.Г., которые подтвердили факт нанесения Тарасовой Г.В. оскорбления 30 июля 2012 года примерно в начале 14 часов. Также были допрошены свидетели Фетисова О.А. и Куликов А.В., которые свидетелями данного конфликта не были.

Показания данных свидетелей суд оценил в совокупности с другими доказательствами по правилам ст. ст. 12, 56 и 67 ГПК Российской Федерации.

В апелляционной жалобе Тарасова Г.В. выражает несогласие с оценкой данной судом показаниям указанных свидетелей. Между тем, несогласие заявителя с оценкой доказательств не может служить основанием к отмене судебного решения.

Доводы апелляционной жалобы Тарасовой Г.В. о том, что судом не был запрошен материал служебной проверки, следовательно, не был им исследован, в связи с чем суд не правильно определил обстоятельства дела, не состоятелен, поскольку копии материалов служебной проверки представлены в суд, находятся в материалах настоящего гражданского дела и были предметом исследования суда первой инстанции.

Довод жалобы о том, что судом необоснованно было отклонено ходатайство об истребовании детализаций соединений по номеру стационарного служебного телефона истца, номерами стационарных служебных и мобильных телефонов Лосевой И.Н., Бисеровой А.Р., Бондаревой Н.В., не может повлечь отмену постановленного по делу решения, поскольку в соответствии со ст. 56, ст. 57, ст. 59, ст. 60 ГПК Российской Федерации суд самостоятельно определяет пределы доказывания и оказывает содействие стороне в истребовании только тех доказательств, которые соответствуют требованиям относимости и допустимости и представление которых для стороны является затруднительным.

Не состоятелен и довод апелляционной жалобы о том, что суд неправильно применил Закон "О прокуратуре Российской Федерации" в части снижения доплат, так как в самом приказе не указана причина снижения данных доплат, поскольку не нашел своего подтверждения в материалах дела. В материалах дела на л.д. 13-14 имеется приказ о привлечении истица к дисциплинарной ответственности, из которого следует, что истцом был совершен дисциплинарный проступок, в связи с чем, в соответствии с п. 9 Положения о порядке установления и выплаты прокурорским работникам доплаты за особые условия службы и доплаты за сложность, напряженность и высокие достижения службы, Генеральным прокурором Российской Федерации было принято решение о снижении доплат истцу на время действия дисциплинарного взыскания.

Кроме того, в апелляционной жалобе Тарасова Г.В. выражает свое несогласие с выводами суда о том, что запрет на фотографирование материалов служебной проверки не является незаконным, при этом указывает на то, что лишение ее возможности получения копий материалов служебной проверки, ограничило ее возможности на представление доказательств в суде. Между тем, судебная коллегия находит данные доводы не состоятельными, поскольку, как указывалось выше, истец была ознакомлена с материалами служебной проверки, а копии материалов были представлены в суд.

Другие доводы апелляционной жалобы сводятся к переоценке имеющихся в материалах дела доказательств. Между тем суд оценил собранные по делу доказательства по правилам ст. 67 ГПК Российской Федерации и положил их в основу решения

При рассмотрении дела судом не допущено нарушения или неправильного применения норм материального или процессуального права, повлекших вынесение незаконного решения, а поэтому оснований к отмене решения суда по доводам апелляционной жалобы не имеется.

Правовых оснований, которые в силу закона могли бы повлечь отмену решения суда, апелляционная жалоба Тарасовой Г.В. не содержит.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия Московского городского суда,

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Тверского районного суда г. Москвы от 05 февраля 2013 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Тарасовой Г. В. - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
официальный сайт
Московского городского суда
http://mos-gorsud.ru

Номер документа: 11-21249/2013
Принявший орган: Московский городской суд
Дата принятия: 08 июля 2013

Поиск в тексте