• по
Более 58000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ МОСКОВСКОГО ГОРОДСКОГО СУДА

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 июля 2013 года Дело N 10-5142

Судья Поспелова Е.В. Дело N 10-5142 АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 15 июля 2013 года

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе: председательствующего судьи Мариненко А.И.,

судей Куприяновой С.Н. и Филипповой Г.М.,

при секретаре Шалгиновой М.В.,

в участием:

осужденных Козеева А.И. и Белялова Т.Д.,

защитников - адвокатов Беляйкина В.В. и Трусова Д.А.,

прокурора Тимошиной А.А.,

рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осужденных Козеева А.И., Белялова Т.Д. и их защитников - адвокатов Беляйкина В.В. и Трусова Д.А. на приговор Измайловского районного суда г.Москвы от 04.03.2013 г., которым

Козеев А.И., ранее не судимый,

осужден по п.п.А, В, З ч.2 ст.126 УК РФ к 6 годам лишения свободы, по п.п.А, В ч.2 ст.163 УК РФ к 4 годам лишения свободы, по ч.1 ст.161 УК РФ к 2 годам лишения свободы, а в соответствии с ч.3 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний окончательно к 7 годам 6 месяцам лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Белялов Т.Д., ранее не судимый,

осужден по п.п.А, В, З ч.2 ст.126 УК РФ к 5 годам 6 месяцам лишения свободы, по п.п.А, В ч.2 ст.163 УК РФ к 3 годам лишения свободы, а в соответствии с ч.3 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний окончательно к 6 годам лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания Козееву и Белялову исчислен с 06.01.2013 г.

Приговором решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Куприяновой С.Н., мнения участников процесса, судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

Козеев и Белялов признаны виновными в вымогательстве, т.е. требовании передачи чужого имущества под угрозой применения насилия, группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, а также в похищении человека, группой лиц по предварительному сговору, с угрозой применения насилия, опасного для жизни или здоровья, из корыстных побуждений.

Кроме того, Козеев признан виновным в грабеже, т.е. открытом хищении чужого имущества, а именно в том, что

Козеев и Белялов по предварительному сговору между собой и с неустановленными соучастниками, направленному на получение денежных средств за освобождение Б., заранее распределив преступные роли, 05.01.2012 г. примерно в 20 час. 00 мин. в г.Москве против воли Б. похитили его, посадили в автомобиль, где подвергнув потерпевшего избиению и причинив ему телесные повреждения в виде кровоподтека нижнего века, не причинившего вреда здоровью, а Козеев угрожая ножом, потребовали от Б. передачи им денежных средств сначала в сумме 150 000 руб., а затем 300 000 руб. за его освобождение. Восприняв угрозы реально, потерпевший позвонил своим знакомым, которые обратились в полицию и в рамках ОРМ "Оперативный эксперимент" положили в назначенное осужденными место - в мусорный бак на остановке общественного транспорта, расположенной возле * муляж денежных средств в сумме 280 000 руб., при получении которых 06.01.2012 г. примерно в 05 час. 00 мин. Козеев и Белялов были задержаны сотрудниками полиции.

Кроме того, 05.01.2012 г. примерно в 20 час. 30 мин. во время перемещения потерпевшего Б. на автомобиле, Козеев открыто похитил из кармана надетой на потерпевшем куртки кошелек с деньгами в сумме 18 000 руб., распорядившись ими по своему усмотрению.

В судебном заседании Козеев вину не признал и сообщил, что полученные от Б. денежные средства являлись возвратом долга, Б. никто не удерживал, не избивал, в автомашину потерпевший сел добровольно.

Осужденный Белялов вину также не признал и дал суду аналогичные показания.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней осужденный Козеев просит приговор изменить, переквалифицировать его действия на ст.330 УК РФ и снизить назначенное наказание, поскольку денежные средства он получил от потерпевшего в качестве возврата долга. Считает, что его вина не доказана, обвинительный приговор постановлен только на показаниях потерпевшего Б. и его знакомых А. и Н., которые являются заинтересованными лицами и занимаются незаконным сбытом наркотиков, Н. ранее судим. В основу приговора положены недопустимые доказательства - протокол опознания его потерпевшим, протокол опознания потерпевшим ножа. Указывает, что потерпевший Б. находился в автомобиле добровольно, насилия к нему не применяли, т.к. имея возможность обратиться к сотрудникам ДПС за помощью, Б. этого не сделал. У потерпевшего он ранее покупал наркотики, в связи с чем Б. было известно о наличии у него татуировки, по которой он его опознал, и о наличии ножа. Денежные средства, изъятые из подкладки его куртки, принадлежат ему.

В апелляционной жалобе защитник осужденного Козеева - адвокат Беляйкин В.В. приводит аналогичные доводы, также просит приговор изменить, переквалифицировать действия Козеева на ч.1 ст.330 УК РФ, снизить назначенное наказание, поскольку Козеев пытался получить долг от Б. незаконным способом. Считает, что выводы суда содержат существенные противоречия, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, суд не дал критической оценки противоречивым показаниям потерпевшего Б. и нарушениям, допущенным в ходе предварительного следствия, необоснованно отказал в удовлетворении ходатайств защиты о признании заключения эксперта недопустимым доказательством. Кроме того, защитник ссылается на обвинительный уклон председательствующего судьи при рассмотрении дела, выразившийся в снятии вопросов защитников при допросе свидетелей обвинения, и указывает, что вина Козеева в совершении указанных преступлений не доказана, показания потерпевшего о нанесении ему множественных ударов осужденными опровергаются заключением эксперта, установившим у Б. только кровоподтек в области глаза, наличие долга у Б. перед Козеевым подтверждено показаниями свидетеля И., сумма изъятых у Козеева денежных средств меньше, чем похищенная у потерпевшего, а принадлежность денег Козееву подтверждена показаниями его матери.

В апелляционной жалобе осужденный Белялов и его защитник - адвокат Трусов Д.А. приводят аналогичные доводы и также ставят вопрос об изменении приговора, просят переквалифицировать действия Белялова на ч.1 ст.330 УК РФ, снизить назначенное наказание. Считают, что вина Белялова в совершении указанных преступлений не доказана, в основу приговора положены только недостоверные и противоречивые показания потерпевшего Б., суд не дал оценки показаниям Белялова о приобретении у Б. наркотиков, необоснованно отказал защите в удовлетворении ходатайства о признании заключения эксперта недопустимым доказательством, в связи с несвоевременным ознакомлением обвиняемых и защитников с постановлением о назначении судебно-медицинской экспертизы и заключением эксперта, признательные показания Беляловым даны под физическим воздействием сотрудников полиции и не могут являться допустимыми доказательствами по делу.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Емельянов П.П. просит приговор оставить без изменения, ссылаясь на законность принятого судом решения.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, находит приговор суда законным, обоснованным и справедливым по следующим основаниям.

Так, вина Козеева и Белялова в похищении потерпевшего и вымогательстве у него денежных средств, связанных с насилием и угрозой его применения, подтверждается подробно приведенными в приговоре доказательствами, в частности заявлением и показаниями потерпевшего Б., пояснившего суду, что 05.01.2012 г., когда он останавливал автомашину на остановке, чтобы поехать в магазин для покупки ноутбука, вышедший из автомашине М. ранее незнакомый Козеев насильно посадил его в машину, где также находился ранее незнакомый Белялов и двое установленных соучастников. Осужденные представились сотрудниками полиции, подвергли его избиению и потребовали от него передачи 150 000 руб., а затем 300 000 руб. за его освобождение, угрожая в противном случае подбросить ему крупную партию героина. Испугавшись, он позвонил своим знакомым А. и Н. и попросил найти требуемый выкуп. После разговора с Н., который сообщил, что собрал только 280 000 руб. они проследовали к месту передачи выкупа, где Белялов и Козеев были задержаны сотрудниками полиции. Б. пояснил, что от момента его похищения до момента передачи денежных средств похитили его возили по г.Москве, удерживали в автомашине. На посту ДПС он не обратился за помощью из-за страха, поскольку Белялов угрожал ему ножом. Б. отрицает наличие долговых обязательств перед осужденными, как и свою причастность к незаконному обороту наркотиков, указывая, что Козеева и Белялова увидел впервые в момент похищения. Кроме того, потерпевший пояснил, что во время удержания его в автомобиле Козеев открыто похитил из кармана надетой на нем куртки деньги в сумме 18 000 руб.

Показания потерпевшего подтверждены:

заявлением и показаниями свидетеля Н., подтвердившего обращение к нему потерпевшего с просьбой собрать 300 000 руб. за его выкуп. Свидетель пояснил, что он сразу же обратился в полицию по данному факту и принял участие в ОРМ, в ходе которого муляж денежных средств был положен в назначенное место, где и были задержаны осужденные.

показаниями свидетеля А., также подтвердившего обращение к нему Б. по данному поводу.

показаниями свидетелей К., Т., М. -сотрудников полиции, об обстоятельствах ОРМ "Оперативный эксперимент", проведенного по обращению к ним Н. с заявлением о похищении его друга Б., и в ходе которого при получении муляжа денежных средств в сумме 280 000 руб., спрятанного в мусорный бак на остановке общественного транспорта * Козеев и Белялов были задержаны. При этом, свидетели пояснили, что оба осужденных попытались скрыться, оказывали сопротивление при задержании, в связи с чем к ним была применена физическая сила.

Оснований не доверять показаниям потерпевшего и свидетелей не имеется, поскольку они полностью согласуются между собой и объективно подтверждены письменными материалами дела, в частности

карточкой происшествия службы "02", куда 05.01.2012 г. в 23 час. 17 мин. обратился Н. с сообщением о похищении его друга и требовании с него 300 000 руб. за не привлечение к уголовной ответственности, связанной с незаконным сбытом наркотиков.

протоколами осмотра места происшествия - *, где из мусорного бака, расположенного на остановке общественного транспорта был изъят пакет с муляжом денежных средств в сумме 280 000 руб.

протоколом личного досмотра Козеева, в ходе которого у него был изъят нож и протоколом опознания, согласно которому потерпевший опознал этот нож, пояснив, что именно этим ножом Козеев угрожал ему в автомобиле.

протоколами предъявления лица для опознания, в ходе которых потерпевший опознал Белялова и Козеева как лиц, похитивших его, удерживающих в автомобили и требующих денежные средства, подробно описав роль каждого.

заключением эксперта, согласно которому у Б. был обнаружен кровоподтек нижнего века слева, не причинивший вреда здоровью, который мог образоваться от ударного воздействия тупого твердого предмета 05.01.2012 г.

протоколами выемки и осмотра изъятой у потерпевшего куртки, на которой установлен разрыв левого рукава;

рапортом сотрудника полиции и показаниями свидетеля У. - дежурного ИВС об обнаружении в подкладке куртки Козеева денежных средств в сумме 15 000 руб.

Совокупность вышеуказанных приведенных в приговоре доказательств была проверена и исследована в ходе судебного следствия, суд дал им надлежащую оценку и привел мотивы, по которым признал их достоверными, соответствующими установленным фактическим обстоятельствам дела, и указал основания, по которым он принимает одни доказательства и отвергает другие.

Доводы жалоб и версия осужденных о наличии у потерпевшего Б. долга перед Козеевым проверялись судом первой инстанции и обоснованно отвергнуты, поскольку опровергаются изложенными доказательствами.

Так, свидетели защиты И. подтвердил передачу денежных средств Козееву в сумме 30 000 руб. для Р., а П. сообщил об обращении к нему Козеева с данной просьбой.

Вместе с тем показания этих свидетелей не свидетельствуют о займе Б. у Козеева этих денежных средств, поскольку достоверно утверждать, что деньги были переданы Козеевым именно потерпевшему, оснований не имеется.

Потерпевший отрицает наличие долга перед Козеевым, а также сам факт их знакомства, утверждая, что осужденных увидел впервые в момент совершения преступления.

Свидетели обвинения - друзья потерпевшего тоже отрицали факт знакомства с осужденными.

Каких-либо объективных доказательств, в частности расписок, договоров или других письменных документов, подтверждающих наличие долговых обязательств потерпевшего, в материалах дела не содержится, стороной защиты не представлено.

Помимо того, способ получения денежных средств - через мусорный контейнер, с учетом его конспирации, также опровергает показания осужденных и свидетелей защиты о добровольном возврате потерпевшим долга.

Сами осужденные Козеев и Белялов на предварительном следствии с участием защитника вину признали полностью.

Доводы жалоб о подписании протоколов допросов в результате оказания на осужденных физического давления сотрудниками полиции несостоятельны.

Сотрудники полиции суду пояснили, что осужденные пытались скрыться с места задержания, в связи с чем к ним была применена физическая сила и спецсредства - наручники.

Телесные повреждения у Козеева при поступлении в ИВС обнаружены не были, а ссадины на лице, руках и ногах, обнаруженные у Белялова, как раз и возникли при задержании, в результате оказания осужденным активного сопротивления при попытке скрыться. Правомерность действий сотрудников полиции была установлена также постановлением следователя от 15.10.2012 г. об отказе в возбуждении уголовного дела.

Доводы жалоб о причастности потерпевшего к незаконному обороту наркотиков, как и показания свидетелей защиты об этом, также проверялись в судебном заседании и не нашли своего подтверждения. Сам потерпевший, его родственники и знакомые отрицают это обстоятельство, а объективных данных об употреблении и сбыте Б. наркотических средств в материалах дела не имеется. Напротив, это осужденные в момент задержания находились в состоянии наркотического опьянения.

Не обращение потерпевшего к сотрудникам ДПС за помощью также правильно оценено судом первой инстанции как опасение Б. осуществления осужденными своих угроз, в ходе которых Козеев угрожал потерпевшему ножом, и по этой причине отсутствие реальной возможности у потерпевшего сообщить о случившемся.

Кроме того, показания потерпевшего о его избиении осужденными объективно подтверждены заключением эксперта о наличии у него кровоподтека в области глаза, который возник в день преступления, а также протоколом осмотра его куртки, которым установлен разрыв ткани в области рукава.

Факт изъятия у Козеева денежных средств немного в меньшем размере, чем было похищено у потерпевшего, не ставит под сомнение показания Б., поскольку как следует из показаний осужденных и потерпевшего во время удержания и передвижения потерпевшего, длящегося практически всю ночь, ими покупались напитки и продукты питания, в связи с чем часть денежных средств потерпевшего была потрачена.

Показания Козеева и его матери о принадлежности именно осужденному Козееву изъятых денежных средств обоснованно признаны судом недостоверными, поскольку опровергаются совокупностью изложенных доказательств.

Оснований не доверять показаниям потерпевшего и свидетелей обвинения не имеется, существенных противоречий в их показаниях нет, наоборот их показания последовательны, дополняют друг друга, полностью согласуются как между собой, так и с письменными материалами дела. Поводов для оговора осужденных не установлено.

Таким образом, материалами дела установлено, что Козеев и Белялов по предварительной договоренности между собой и совместно с неустановленными соучастниками, из корыстных побуждений, похитили Б., удерживали его и перемещали по г.Москве, подвергли избиению, угрожали ножом и требовали передачи им денежных средств в сумме 300 000 руб. за его освобождение, а Козеев при этом открыто похитил деньги потерпевшего.

О совершении преступления группой лиц по предварительному сговору свидетельствуют совместные и согласованные действия осужденных, четкое выполнение каждым из них заранее отведенных преступных ролей для достижения общего преступного умысла.

Вина Козеева и Белялова в совершении указанных преступлений доказана и их действия правильно квалифицированы по п.п.А, В, З ч.2 ст.126 и п.А, В ч.2 ст.163 УК РФ, а действия Козеева также и по ч.1 ст.161 УК РФ.

Вопреки доводам жалоб все протоколы следственных действий выполнены с соблюдением уголовно-процессуального закона, в связи чем обоснованно признаны судом допустимыми доказательствами и положены в основу приговора.

Заключение эксперта выполнено в соответствии со ст.204 УПК РФ, в нем указаны дата и место проведения экспертизы, в исследовательской части приведены мотивы, на основании которых эксперт пришел к определенным выводам, отраженным в заключении, эксперт предупрежден об уголовной ответственности по ст.307 УПК РФ. Компетентность эксперта у судебной коллегии, также как и у суда, сомнений не вызывает.

Несвоевременное ознакомление обвиняемых и их защитников с постановлением о назначении судебно-медицинской экспертизы не ставит под сомнение само заключение эксперта и не может служить основанием для признания его недопустимым доказательством.

Доводы жалоб о нарушении председательствующим судьей принципа состязательности сторон судебная коллегия находит необоснованными. Как следует из протоколов судебных заседаний, сторона защиты полностью реализовала свое право на защиту осужденных, в том числе и при допрос свидетелей обвинения, защитники имели возможность и задавали вопросы допрашиваемым лицам.

Вывод суда о возможности исправления Козеева и Белялова только в условиях реального отбывания наказания судом мотивирован.

Наказание им назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, конкретных обстоятельств дела, роли каждого в совершении преступлений, а также данных об их личности, изложенных в приговоре, и обстоятельств, смягчающих Белялову наказание - наличие малолетнего ребенка, государственной награды и участия в боевых действиях.

Все данные о личности осужденных, а также обстоятельства, смягчающие наказание, учтены судом и прямо указаны в приговоре.

Иных обстоятельств, смягчающих наказание и предусмотренных ст.61 УК РФ, судебная коллегия не находит.

Таким образом, назначенное Козееву и Белялову наказание является справедливым и соразмерным содеянному и оснований для применения ст.ст.64, 73 УК РФ, не имеется.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, не допущено.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.389.13, 389.20, 389.28 УПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А :

Приговор Измайловского районного суда г.Москвы от 04.03.2013 г. в отношении Козеева А.И. и Белялова Т.Д. - оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденных и защитников - без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:

Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
официальный сайт
Московского городского суда
http://mos-gorsud.ru

Номер документа: 10-5142
Принявший орган: Московский городской суд
Дата принятия: 15 июля 2013

Поиск в тексте