• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ МОСКОВСКОГО ГОРОДСКОГО СУДА

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 марта 2013 года Дело N 11-8785

Судья: Соколова Е.Т.

N 11-8785

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

20 марта 2013 года

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе

Председательствующего Павловой И.П.

Судей Катковой Г.В. Суменковой И.С.

При секретаре Стариковой Е.В.

Заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Катковой Г.В.

дело по апелляционной жалобе и дополнениям к жалобе представителей Строгановой О.Н.-Журавлева В.В. и Троицкой М.А.

На решение Кузьминского районного суда гор. Москвы от 01 октября 2012 года, которым постановлено: В удовлетворении иска Строгановой О.Н. к Юрковой Л. М., Строгановой А. В. о признании договоров недействительными, признании права собственности в порядке наследования - отказать. Взыскать со Строгоновой О. Н. в пользу ФГБУ "ГНЦССП им. В.П. Сербского" Минздравсоцразвития России денежные средства в счет возмещения расходов за проведение экспертизы в размер *** руб. ** коп.

УСТАНОВИЛА: 12 марта 1996 г. между Строгановым Н.В. в лице его представителя Гаврилиной Р.В. и Строгановой А.В. был заключен договор ренты с пожизненным содержанием с иждивением, согласно которого Строганов Н.В. передал в собственность своей сестре Строгановой А.В. квартиру N **, расположенную по адресу: *****, принадлежащую Строганову Н.В. на праве собственности по договору передачи.05 января 2001 года Строганов Н.В. умер. 26 апреля 2001 года между Строгановой А.В. и Юрковой Л.М. был заключен договор купли-продажи вышеуказанной квартиры, которая по настоящее время принадлежит ответчику Юрковой Л.М., что подтверждается свидетельством о государственной регистрации права.

Строганова О.Н, обратилась в суд с иском к Юрковой Л.М., Строгановой А.В., в соответствии с уточненным исковым заявлением о признании договора ренты на основании ст. 177 ГК РФ недействительным, применении последствий недействительности данной сделки, признании договора купли-продажи квартиры недействительным и признании за собой права собственности на квартиру N **, расположенную по адресу: *****, в порядке наследования как за наследником первой очереди. В обоснование требований указала, что лишь в середине 2011 года узнала о смерти своего отца Строганова Н.В., находившегося на лечении в Психоневрологическом интернате N 13. Отец тяжело болел, нуждался в лечении и наблюдении у психиатра и не мог в силу таких заболеваний понимать значение своих действий и руководить ими в момент совершения сделки. Данной ситуацией воспользовалась Строганова А.В., заключив со Строгановым Н.В. договор ренты, в последующем договор купли-продажи квартиры, лишив истца права на получение наследственного имущества.

Истец Строганова О.Н. в судебное заседание не явилась, извещена, ее интересы представляли представитель по доверенности Троицкая М.А. и адвокат Журавлев В.В., которые в ходе судебного разбирательства поддержали заявленные уточненные исковые требования, просили их удовлетворить, пояснив, что истец на протяжении 10 лет после смерти отца Строганова Н.В. звонила ответчику Строгановой А.В., которая утверждала, что отец истца живет в Израиле у своей второй дочери И. О том, что квартира принадлежала Строгановой А.В. и была продана ею Юрковой Л.М., истец узнала в 2011 году по сведениям ДЖП и ЖФ г. Москвы. Истец была лишена возможности общаться с отцом, поскольку является инвалидом 3 группы, после развода родителей истица с 1980 года с отцом не общалась, у него была новая семья.

Ответчики Строганова А.В., ее представитель Дьячук Е.Д., ответчик Юркова Л.М. в судебное заседание явились, с иском не согласились, просили применить срок исковой давности.

3-е лицо - Управление Росреестра по г. Москве, извещено о дне рассмотрения дела, в судебное заседание не явилось.Судом постановлено приведенное выше решение, об отмене которого, как незаконного, просит в апелляционной жалобе и дополнениям к жалобе представители Строгановой О.Н.-Журавлева В.В. и Троицкая М.А. Судебная коллегия, выслушав представителя Строгановой О.Н. по доверенности- Троицкую М.А., Строганову А.В., Юркову Л.М., их представителя по доверенности Сасину О.А., проверив материалы дела и обсудив доводы жалобы, не находит оснований к отмене решения, постановленного в соответствии с фактическими обстоятельствами дела и требованиями закона.

В соответствии с ч.1 ст. 177 ГК РФ, сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

Судом первой инстанции установлено, что 12 марта 1996 г. между Строгановым Н.В. в лице его представителя Гаврилиной Р.В. и Строгановой А.В., которые приходятся ему родными сестрами, был заключен договор ренты с пожизненным содержанием с иждивением, согласно которого Строганов Н.В. передал в собственность своей сестре Строгановой А.В. квартиру N **, расположенную по адресу: *****, принадлежащую Строганову Н.В. на праве собственности по договору передачи (л.д.45, 77). 05 января 2001 года Строганов Н.В. умер. 26 апреля 2001 года между Строгановой А.В. и Юрковой Л.М. был заключен договор купли-продажи вышеуказанной квартиры, которая по настоящее время принадлежит ответчику Юрковой Л.М., что подтверждается свидетельством о государственной регистрации права (л.д. 50, 76).

Истец ссылалась в иске на то, что Строганов Н.В. страдал тяжелыми заболеваниями, на момент заключения договора ренты был не способен понимать значение своих действий и руководить ими. Представитель истца Троицкая М.А. в судебном заседании пояснила, что навещала умершего Строганова Н.В. в психиатрической больнице примерно в 1995-1997 годах, однако, не смогла назвать более конкретный период времени и медицинское учреждение, в котором последняя навещала умершего.

Ответчик Строганова А.В. возражала, указывая на то, что Строганов Н.В. в марте 1996 года психическим расстройством не страдал, понимал значение своих действий и руководил ими, решения суда о признании его недееспособным не имеется.

На семейном совете в марте 1996 года с участием Строганова Н.В., его дочери Строгановой И.Н., его сестер Строгановой А.В. и Гаврилиной Р.В. был решен вопрос о заключении оспариваемого договора ренты, против заключения которого не возражала и дочь умершего Строганова И.Н., выехавшая в Израиль. Поскольку ответчик Строганова А.В. ухаживала за братом длительное время, у них были хорошие отношения, вместе отмечали праздники, ответчик обеспечивала необходимый Строганову Н.В. уход, в том числе медицинское обследование, сопровождала его в больницах. Строганов Н.В. психических отклонений не имел, он мог понимать значение своих действий и руководить ими.

При жизни Строганова Н.В. заключенный им договор ренты никем не оспаривался, вопросов по исполнению условий договора ответчиком Строгановой А.В. не возникало, договор исполнялся надлежащим образом. Дочь Строганова Н.В.- Строганова И.Н. (Алешина И.Н.) сообщила суду о том, что отец Строганов Н.В. подписал ей в присутствии адвоката разрешение на выезд в Израиль, отец страдал хроническим костным туберкулезом, перенес множество операций, ни она, ни истец Строганова О.Н. не интересовались проблемами отца, за которым ухаживала ответчик Строганова А.В., против заключения оспариваемого договора ренты не возражала. Судом были допрошены свидетели со стороны ответчика по делу, которые подтвердили добровольный характер заключения договора ренты со стороны Строганова Н.В. Оснований не доверять показаниям свидетелей у суда не имелось, доказательств их заинтересованности суду не представлено.

По делу была назначена и проведена в отношении Строганова Н.В. посмертная судебно-психиатрическая экспертиза, согласно заключения которой от 06.08.2012 г. N232/з (л.д.188-192) у Строганова Н.В. в последние годы жизни, в том числе в период заключения договора ренты от 12.03.1996 года, обнаруживался синдром зависимости от алкоголя. Об этом свидетельствуют данные материалов гражданского дела и медицинской документации о многолетнем (примерно с 1966 года) систематическом злоупотреблении Строгановым Н.В. алкогольными напитками с формированием физической и психической зависимости, абстинентного синдрома по сомато-вегетативному типу, запойным характером пьянства, что послужило поводом для постановки его на учет в наркологический диспансер и госпитализации в наркологический стационар. Однако, поскольку в материалах гражданского дела и представленной медицинской документации не содержится объективных данных о психическом состоянии Строганова Н.В. непосредственно в период оформления договора ренты от 12.03.1996 года и в ближайшие к нему периоды, отсутствуют необходимые материалы (доверенность от 11.03.1996 года), не представилось возможным дифференцированно оценить степень выраженности имевшихся у него в юридически значимый период психических нарушений и решить вопрос о его способности понимать значение своих действий и руководить ими в момент заключения договора ренты от 12.03.1996 года.

Не доверять заключению комиссии экспертов у суда оснований не имелось, поскольку экспертами были подробно исследованы все объективные медицинские данные, материалы дела, объяснения сторон, показания свидетелей по делу, эксперты были предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения.

Истцом не представлено суду иной медицинской документации, в соответствии с ответами на запросы суда Строганов Н.В. в медицинских учреждениях, упомянутых истцом, не наблюдался, в том числе не состоял на учете в Психоневрологическом диспансере N 20 г. Москвы.

Согласно ст. 56 ГПК РФ каждая сторона обязана доказать те обстоятельства, на которые она ссылается.

Иных доказательств в подтверждение своих требований истцом не представлено и в судебном заседании не добыто.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд обоснованно исходил из того, что установленные обстоятельства свидетельствуют о том, что воля умершего Строганова Н.В. была выражена четко, Строганов Н.В. заключил договор ренты, осознавал последствия совершаемых им действий, желал наступления предусмотренных последствий по переходу права собственности от него к ответчику. Доказательств того, что Строганов Н.В. на протяжении пяти лет с момента заключения договора и до своей смерти выражал несогласие с заключенным договором ренты, с его исполнением ответчиком, суду не представлено.

Судом установлено также, что у ответчика Юрковой Л.М. при заключении договора купли-продажи квартиры от 26.04.2001 года не возникло каких-либо сомнений в правомерности действий Строгановой А.В., договор был заключен и зарегистрирован в установленном законом порядке. По настоящее время ответчик Юркова Л.М. обладает правом собственности на квартиру, несет бремя по ее содержанию, с момента заключения договора, ответчик Строганова А.В. в данной квартире не проживает.

Поскольку требования о применении последствий недействительности сделки, признании недействительным договора купли-продажи квартиры, признании права собственности в порядке наследования являются производными от основных требований о признании сделки недействительной, в их удовлетворении также обоснованно отказано.

Отказывая в иске, суд также правильно указал на пропуск истцом срока исковой давности, удовлетворив заявление ответчика Строгановой А.В. о применении к исковым требованиям последствий пропуска срока.

Истцом заявлено о признании сделки недействительной по основаниям ст. 177 ГК РФ. В силу ч.2 ст.181 ГК РФ срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год.

Оспариваемый договор ренты заключен 12.03.1996 года. Право собственности ответчика возникло 14.03.1996 г. В суд с настоящим иском истец обратилась лишь 12.01.2012 года, то есть спустя более 15 лет с момента совершения данной сделки и регистрации права собственности ответчика.

При этом истцом не доказан факт наличия уважительных причин пропуска срока исковой давности. Ссылка истца на то, что предъявлению иска препятствовало то, что она является инвалидом третьей группы, с 1980 года с отцом не общалась по причине создания им новой семьи, суд обоснованно признал не состоятельной. Законных оснований для восстановления истцу срока исковой давности по делу судом не найдено, поскольку истцом не доказана уважительность причин пропуска данного срока.

В соответствии со ст. 103 ГПК РФ, суд признал необходимым взыскать с истца в пользу ФГБУ "ГНЦССП им. В.П. Сербского" Минздравсоцразвития России денежные средства в счет возмещения расходов за проведение экспертизы в размере *** руб. ** коп., на основании имеющегося заявления. Судебная коллегия согласна с выводом суда первой инстанции.

Судом полно и всесторонне проверены все юридически значимые по делу обстоятельства, им дана надлежащая правовая оценка и с этой оценкой судебная коллегия согласна.

Нормы материального и процессуального законодательства судом применены правильно.

Доводы жалобы направлены на иную оценку фактических обстоятельств по делу, в связи с чем не могут служить основанием к отмене решения суда.

Руководствуясь ст.ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Кузьминского районного суда гор. Москвы от 01 октября 2012 года оставить без изменения, апелляционную жалобу и дополнения к ней без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 11-8785
Принявший орган: Московский городской суд
Дата принятия: 20 марта 2013

Поиск в тексте