• по
Более 62000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


Арбитражный суд г.Санкт-Петербурга и Ленинградской области
АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ИНСТАНЦИЯ ПО ПРОВЕРКЕ ЗАКОННОСТИ И ОБОСНОВАННОСТИ РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНОГО СУДА, НЕ ВСТУПИВШИХ В ЗАКОННУЮ СИЛУ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 5 ноября 1997 года Дело N А56-13703/97


[Ответчик пользовался товарным знаком на законных основаниях, с согласия его
владельца, правопреемником которого является истец]
  (Извлечение)   

Арбитражный суд г.Санкт-Петербурга и Ленинградской области, в составе: ..., при участии в заседании: ..., рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу ООО "Компания "Конс" на решение (определение) арбитражного суда г.Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 18 сентября 1997 года по делу N A 56-13703/97, судья: ..., принятое по иску ООО "Компания "Конс" к ЗАО "Страховая компания "АСК-Петербург", установил:

Истцом были заявлены требования о взыскании с ответчика 21336002000 руб. убытков за незаконное пользование товарным знаком (свидетельство N 131406); об обязании ответчика уничтожить все страховые полисы ответчика, с обозначением данного товарного знака.

Решением суда от 18 сентября 1997 года истцу отказано во взыскании убытков в связи с тем, что ответчик пользовался элементами, входящими в товарный знак, принадлежащий истцу, на законном основании, так как услуги, в отношении которых ответчиком использовался товарный знак, были введены в хозяйственный оборот непосредственно с согласия предыдущего владельца товарного знака, а также первоначального заявителя, правопреемником которых в части, касающейся использования ответчиком товарного знака, является истец, а также в связи с тем, что истец не доказал самого факта наличия убытков и причинной связи между убытками и деятельностью ответчика. Требования истца об уничтожении всех полисов с обозначением товарного знака, принадлежащего истцу, суд удовлетворил, в связи с тем, что ответчик прекратил использование в своей деятельности изображений, входящих в товарный знак, принадлежащий истцу, однако неосновательно допускает хранение бланков с изображением товарного знака истца.

В жалобе по делу истец ссылается на то, что предыдущий владелец товарного знака не давал ответчику согласие на введение в хозяйственный оборот услуг с использованием своего товарного знака. Использование товарного знака должно происходить по доверенности или на основании лицензионного договора. Ни доверенностей на использование полисов с изображением товарного знака, принадлежащего истцу, ни лицензионного договора с ответчиком не оформлялось. Истец ссылается также на то, что права на товарный знак перешли к нему на основании надлежащим образом оформленной уступки права требования, следовательно, он вправе заявлять от своего имени требования о возмещении причиненных убытков и в том размере, в каком они им заявлены.

Законность и обоснованность решения суда проверены в апелляционном порядке.

Проверкой установлено следующее.

Из имеющихся в деле документов следует, что при учреждении ответчика ему было дано согласие на использование в своей деятельности имени "АСКО" и изобразительного товарного знака. Это согласие давалось правопредшественником истца - ТОО "Страховая компания "АСКО". Наличие такого согласия следует из Устава ТОО".

"АСКО-Петербург" (п.2.1, п.3.1) и его Учредительного договора (п. п.2.4, 8.1, 8.6), Использование этого товарного знака было вменено в обязанности ответчика и он был обязан приобретать (и приобретал) страховые полисы с изображением словесного (свидетельство N 107540) и изобразительного (свидетельство N 86242) товарных знаков, что делалось с ведома и согласия ТОО "Страховая компания "АСКО".

Согласие на использование ответчиком комбинированного товарного знака было дано АОЗТ "Акционерная страховая компания "АСКО", крупнейшим акционером которого было ТОО "Страховая компания "АСКО", которое не могло не знать о таком согласии и никогда не выступало против этого. Кроме того, коль скоро 1 июня 1995 года АОЗТ "АСК "АСКО" уступило свои права заявителя на комбинированный товарный знак ТОО "Страховая компания "АСКО", последний является правопреемником АОЗТ "АСК "АСКО", в том числе и в части согласия на использование комбинированного товарного знака ответчиком.

Таким образом, судом первой инстанции сделан правильный вывод о том, что ответчик пользовался комбинированным товарным знаком, принадлежащим истцу, на законном основании. Как правомерно указывает суд первой инстанции, ссылаясь на положения ст.23 Закона РФ "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров", регистрация товарного знака правопредшественником истца не дает ему возможности запретить использование этого знака лицам, которые пользовались знаком с согласия владельца. Соответствующее раэъяснение этой позиции дано и в п.7 Информационного письма ВАС РФ от 29 июля 1997 года N 19. Кроме того, истец так и не смог доказать, что ответчик пользовался именно комбинированным товарным знаком, а не двумя другими (изобразительным и словесным) вместе.

Вместе с тем, довод истца о том, что в учредительных документах ответчика (п.2.4 Учредительного договора от 5 июля 1993 года) содержалась ссылка на необходимость заключения лицензионного договора, никак не опровергает того обстоятельства, что согласие на пользование товарным знаком было дано ТОО "Страховая компания "АСКО" еще в 1991 году. Кроме того, возможность заключения соответствующего лицензионного договора в 1993 году отсутствовала, так как товарный знак, принадлежащий истцу, был зарегистрирован только в 1995 году. Более того, с учетом установленного факта предоставления согласия ответчику на пользование товарным знаком, а также с учетом положений ст.23 "Закона "О товарных знаках ...", следует сделать вывод, что заключение лицензионного договора является правом ответчика, но не обязанностью, так как он пользовался им абсолютно законно и понудить его к заключению лицензионного договора не мог и не может ни истец, ни его правопредшественник - ТОО "Страховая компания "АСКО".

Необходимо также добавить, что доводы истца относительно правомерности его требований о взыскании убытков, противоречат другим его доводам - о необходимости заключения лицензионного договора с ответчиком. Если истец считает, что лицензионный договор был необходим, но не был заключен, то он может требовать только плату по лицензионному договору, которую он мог бы получить в случае его заключения, а никак не доходы ответчика.

Доводы истца о том, что ответчик неправомерно использовал в своем фирменном наименовании слово "АСКО", тем самым нарушая право истца на товарный знак, являются необоснованными. Право на фирменное наименование и на исключительное его использование возникает у организации с момента ее государственной регистрации (ст.149 ОГЗ СССР, ст.29 ГК РСФСР, ст.54 ГК РФ). Следовательно, коль скоро создание и государственная регистрация ответчика производилась по воле, с согласия и при непосредственном участии ТОО "Страховая компания "АСКО", необходимо сделать вывод об отсутствии у истца, как правопреемника в части права на товарный знак, возможности заявлять подобные доводы.

Следовательно, в связи с отсутствием у истца возможности запрета использования товарного знака, у истца отсутствует и возможность требовать какие-либо убытки за его использование.

Судом первой инстанции сделан правильный вывод о том, что истец не доказал своих исковых требований и по заявленной сумме.

Истец неправомерно требует взыскать убытки в виде упущенной выгоды с 1992 года по 1996 год, так как принадлежащий ему комбинированный товарный знак получил правовую охрану только с момента его регистрации, то есть 28 августа 1995 года, а обязанность третьих лиц не нарушать права владельца товарного знака возникла с момента соответствующей публикации о его регистрации в официальном издании - бюллетене "Товарные знаки" от 25.07.96.

Истцом также не доказано, что вся выгода, полученная ответчиком от деятельности на рынке страховых услуг, была получена им исключительно в связи с использованием товарного знака, принадлежащего истцу. Наоборот, в деле имеются документы, свидетельствующие о том, что, во-первых, правопредшественником истца были совершены действия, способствовавшие понижению деловой репутации имени "АСКО" (у ТОО "Страховая компания "АСКО" было даже приостановлено действие лицензии), а во-вторых, доходы ответчика, после того, как он перестал использовать в своей деятельности торговый знак группы "АСКО" значительно выросли. Суд первой инстанции правомерно пришел к выводу об отсутствии причинной связи между деятельностью ответчика по использованию комбинированного товарного знака и не получением истцом суммы заявленной упущенной выгоды.

Кроме того, в связи с тем, что в группе страховых компаний "АСКО" были установлены определенные правила по разделению территорий при оказании страховых услуг, суд правильно установил невозможность для правопредшественника истца получения определенных доходов при условии, если его право не было бы нарушено ответчиком (упущенная выгода), так как ответчик осуществлял свою деятельность на территории Санкт-Петербурга (Ленинграда), Ленинградской области и Карелии, в то время, как ТОО "Страховая компания "АСКО" могло оказывать страховые услуги исключительно на территории Москвы и Московской области. То есть возможность использования ТОО "Страховая компания "АСКО" комбинированного товарного знака при оказании страховых услуг на территории Санкт-Петербурга, Ленинградской области, Карелии и, как следствие, получение каких-либо доходов, исключалась. Доказательства, это подтверждающие, в деле имеются, являются достаточными и суд первой инстанции правомерно сослался на них в своем решении.

Вместе с тем, решение суда в части, касающейся обязания ответчика уничтожить имеющиеся у него страховые полисы, содержащие изображение товарного знака, принадлежащего истцу, необоснованно.

Как указано выше, ответчик пользовался торговым знаком на законных основаниях, с согласия его владельца, правопреемником которого является истец. Таким образом, нельзя говорить о неосновательном хранении ответчиком указанных бланков полисов. Однако суд, при отсутствии возражений со стороны ответчика, не считает необходимым рассматривать требование истца об уничтожении указанных полисов, так как ответчиком решение суда первой инстанции в этой части исполнено, в доказательство чего им представлен соответствующий акт, а поворот решения в данном случае невозможен.

Доводы, изложенные истцом в дополнении к апелляционной жалобе, предоставленном в судебном заседании, суд не принимает во внимание, так как они не нашли никакого подтверждения в материалах дела и не были обоснованы истцом какими-либо вновь представленными доказательствами.

Таким образом, из анализа материалов дела следует сделать вывод о законности и обоснованности решения суда первой инстанции об отказе истцу во взыскании убытков в виде упущенной выгоды и необоснованности фактическими обстоятельствами дела и нормами права доводов истца, изложенных в апелляционной жалобе.

Учитывая изложенное, руководствуясь ст.ст.157, 159 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Апелляционная коллегия постановила:

Решение суда от 18 сентября 1997 года оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.

     Председательствующий
...

Судьи
...

     Текст документа сверен по:
рассылка

Номер документа: А56-13703/97
Принявший орган: Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области
Дата принятия: 05 ноября 1997

Поиск в тексте