• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ОКРУГА

     
ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 15 ноября 2002 года Дело N А05-8487/02-409/20

     

[Постановление УМНС о назначении обществу административного наказания в виде штрафа подлежит признанию недействительным, но по иным мотивам и основаниям отличным от указанных в решении суда первой инстанции, мотивировочная часть решения суда первой инстанции по настоящему делу подлежит отмене в полном объеме]

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в составе председательствующего Корпусовой О.А., судей: Ветошкиной О.В. и Почечуева И.П., рассмотрев в открытом судебном заседании 12.11.2002 кассационную жалобу Управления по Архангельской области и Ненецкому автономному округу Министерства Российской Федерации по налогам и сборам на решение Арбитражного суда Архангельской области от 10.09.2002 по делу N А05-8487/02-409/20 (судья Калашникова В.А.), установил:

Открытое акционерное общество "Архангельский ЦБК" (далее - Общество) обратилось в Арбитражный суд Архангельской области с иском о признании недействительным постановления о назначении административного наказания Управления по Архангельской области и Ненецкому автономному округу Министерства Российской Федерации по налогам и сборам (далее - УМНС) от 30.07.2002 N 12-18/6777.

Решением от 10.09.2002 иск удовлетворен.

В апелляционной инстанции дело не рассматривалось.

В кассационной жалобе УМНС просит отменить решение суда, ссылаясь на то, что суд сделал неправильный вывод об отсутствии у налогового органа полномочий по осуществлению валютного контроля, а также неправильно применил нормы Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - Кодекс).

Общество и УМНС о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещены надлежащим образом, однако представители в судебное заседание не явились, в связи с чем дело рассмотрено в их отсутствие.

Законность обжалуемого судебного акта проверена в кассационном порядке.

Кассационная инстанция считает, что мотивировочная часть решения суда первой инстанции от 10.09.2002 подлежит частичной отмене.

1. Кассационная коллегия считает ошибочным вывод суда первой инстанции об отсутствии у налогового органа полномочий по осуществлению валютного контроля. Налоговая инспекция имела право проводить проверку соблюдения Обществом валютного законодательства по следующим основаниям.

Пунктом 1 статьи 11 Закона Российской Федерации "О валютном регулировании и валютном контроле" установлено, что валютный контроль в Российской Федерации осуществляется Правительством Российской Федерации, органами валютного контроля и агентами валютного контроля в соответствии с законодательством Российской Федерации. В пункте 2 этой статьи приведен перечень органов валютного контроля, это - Центральный банк Российской Федерации, федеральные органы исполнительной власти в пределах компетенции, установленной федеральными законами, а также федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный Правительством Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 14 статьи 7 Закона Российской Федерации "О налоговых органах Российской Федерации", который введен в действие Федеральным законом от 08.07.99 N 151-ФЗ, Министерство Российской Федерации по налогам и сборам является органом валютного контроля и выполняет функции, связанные с осуществлением им валютного контроля, в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации. Таким образом, названным законодательным актом Министерству Российской Федерации по налогам и сборам предоставлены права органа валютного контроля. Это отражено в Положении о Министерстве Российской Федерации по налогам и сборам, утвержденном постановлением Правительства Российской Федерации от 16.10.2000 N 783 (пункт 1, подпункт 3 пункта 6 и подпункт 17 пункта 8 Положения). Кроме того, согласно данному Положению Министерство Российской Федерации по налогам и сборам является федеральным органом исполнительной власти.

Пунктом 3 статьи 11 Закона Российской Федерации "О валютном регулировании и валютном контроле" от 09.10.92 N 3615-1 установлено, что агентами валютного контроля, имеющими право осуществлять контроль за совершением валютных операций, являются организации, подотчетные федеральным органам исполнительной власти, в соответствии с законодательством Российской Федерации. Согласно статье 2 Закона Российской Федерации "О налоговых органах Российской Федерации" единая централизованная система налоговых органов состоит из Министерства Российской Федерации по налогам и сборам и его территориальных органов.

На основании изложенного Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа сделал вывод о том, что УМНС, будучи территориальным подразделением органа исполнительной власти, наделенным полномочиями по осуществлению валютного контроля, является агентом валютного контроля, то есть имело право проводить проверку соблюдения Обществом валютного законодательства.

2. Согласно подпункту 2 пункта 2 статьи 23.60 Кодекса, который вступил в силу с 01.07.2002, руководители структурных подразделений федерального органа исполнительной власти, уполномоченного в области валютного контроля, имеют право рассматривать дела об административных правонарушениях, предусмотренных статьей 15.25 Кодекса.

В соответствии с пунктом 3 статьи 1.7 Кодекса производство по делу об административном правонарушении осуществляется на основании закона, действующего во время производства по указанному делу.

Поэтому УМНС (после вступления в силу новой редакции Кодекса с 01.07.2002) имело юридическое право 23.07.2002 составить протокол об административном правонарушении, а 30.07.2002 вынести постановление о привлечении к административной ответственности за нарушение валютного законодательства, предусмотренное статьей 15.25 Кодекса (фактическая сторона административного дела будет рассмотрена далее).

Суд первой инстанции неправомерно сослался на перечень прав налоговых органов, предусмотренных статьей 31 Налогового кодекса Российской Федерации, нормы которого не распространяются на правоотношения в области валютного контроля.

3. Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа считает неправильным вывод суда первой инстанции о том, что юридическое лицо, совершившее правонарушение до вступления в силу новой редакции Кодекса с 01.07.2002, не может быть привлечено к ответственности за административное правонарушение, предусмотренное статьей 15.25 новой редакции Кодекса в связи с тем, что ранее действовавшим Кодексом РСФСР об административных правонарушениях не была предусмотрена ответственность за нарушения валютного законодательства.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1.7 Кодекса, регулирующей действие законодательства об административных правонарушениях во времени и пространстве, лицо, совершившее административное правонарушение, подлежит привлечению к ответственности на основании закона, действовавшего во время и по месту совершения административного правонарушения. Согласно пункту 2 той же статьи закон, смягчающий или отменяющий административную ответственность за административное правонарушение либо иным образом улучшающий положение лица, совершившего административное правонарушение, имеет обратную силу, то есть распространяется и на лицо, которое совершило административное правонарушение до вступления такого закона в силу и в отношении которого постановление о назначении административного наказания не исполнено. Закон, устанавливающий или отягчающий административную ответственность за административное правонарушение либо иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет.

До вступления в силу новой редакции Кодекса ответственность за нарушения валютного законодательства была предусмотрена статьей 14 Закона Российской Федерации "О валютном регулировании и валютном контроле", а также рядом других законодательных актов, в том числе Указами Президента Российской Федерации от 21.11.95 N 1163 и от 14.06.2002 N 629. При рассмотрении данного дела необходимо установить: совершило ли юридическое лицо-резидент деяние, являющееся нарушением валютного законодательства и влекущее применение мер ответственности, которые предусмотрены законодательными актами, действовавшими до 01.07.2002; предусмотрена ли Кодексом ответственность за аналогичное правонарушение и могут ли в данном случае применяться нормы Кодекса как смягчающие ответственность и имеющие обратную силу.

По рассматриваемому делу такой анализ действий Общества ни налоговым органом (при привлечении истца к ответственности), ни судом (при рассмотрении дела) не проводился. Кроме того, кассационная коллегия считает необходимым отметить, что в материалах дела отсутствуют какие бы то ни было первичные документы Общества, подтверждающие совершение им валютных операций.

Однако, исходя из обстоятельств, как они изложены налоговой инспекцией в протоколе об административном правонарушении от 23.07.2002 (листы дела 11-12), Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа считает возможным провести анализ действий Общества.

4. Кассационная инстанция (на основании нижеизложенного) считает, что постановление УМНС о назначении административного наказания не обосновано ни по праву, ни по размеру.

4.1. В протоколе об административном правонарушении от 23.07.2002 налоговый орган указал, что в соответствии с контрактом от 08.09.95 N 32-05/95 финская фирма "Оу Finhallex Ltd" должна была оказать ДАО "ДВП", реорганизованное впоследствии в открытое акционерное общество "Архангельский ЦБК", услуги по обследованию потока по производству древесноволокнистых плит. ДАО "ДВП" перечислило валюту за услуги, которые впоследствии не были оказаны в полном объеме. Дочернее предприятие ДАО "ДВП" передало Обществу дебиторскую задолженность в сумме 59894 руб. 01 коп. (10781 долларов США). С 1995 по 2000 год у Общества имелась дебиторская задолженность в указанном размере с истекшим трехлетним сроком исковой давности. Данная задолженность так и не поступила на валютные счета предприятия и была переуступлена обществу с ограниченной ответственностью "Эрбий" по контракту от 31.05.2000 в счет погашения задолженности по договору купли-продажи векселя от 31.05.2000 N 23 в фиксированной сумме 306208 руб. 80 коп.

Относительно фактических обстоятельств дела налоговая инспекция в постановлении о назначении административного наказания от 30.07.2002 N 12-18/6777 указала, что в нарушение Закона Российской Федерации "О валютном регулировании и валютном контроле" Обществом "осуществлены валютные операции, связанные с движением капитала, превысившие 90-дневный срок между днем списания денежных средств со счета и днем оказания услуг иностранной фирмой. На момент проверки данное нарушение не было устранено. Налоговый орган квалифицировал это как "бездействие, выразившееся в неисполнении обязанности по возврату валюты, переведенной за рубеж в качестве предоплаты за услугу, которая впоследствии не была предоставлена". Кассационная коллегия считает необходимым отметить, что в постановлении 30.07.2002 N 12-18/6777 налоговая инспекция не изложила фактические обстоятельства совершения административного правонарушения, чем нарушила требования пункта 4 статьи 29.10 Кодекса, что само по себе является основанием для признания данного постановления недействительным.

4.2. УМНС неправомерно сослалось на нарушение Обществом 90-дневного срока между днем списания денежных средств со счета и днем оказания услуг иностранной фирмой по следующим основаниям.

В материалах дела имеются разночтения относительно времени перечисления ДАО "ДВП" валюты финской фирме. В исковом заявлении Общества указано, что денежные средства перечислены в марте 1997 года.

Девяностодневный срок совершения текущих валютных операций, совершаемых без разрешения (лицензии) Центрального банка России установлен Федеральным законом от 29.12.98 N 192-ФЗ, которым внесены изменения в Закон Российской Федерации "О валютном регулировании и валютном контроле". Ранее действовал 180-дневный срок. Ограничение срока совершения текущих валютных операций, установленное Законом N 192-ФЗ, не может быть распространено на валютную операцию, совершенную Обществом в 1997 году - до вступления в силу этих изменений Закона.

4.3. УМНС в постановлении о назначении административного наказания от 30.07.2002 N 12-18/6777 указало на то, что Обществом осуществлены валютные операции, связанные с движением капитала в срок, превысивший 90 дней между списанием денежных средств со счета и оказанием услуг иностранной фирмой. Какие именно операции совершило общество, по каким платежным документам и на какую сумму в валюте, налоговый орган в постановлении не отразил.

Если исходить из обстоятельств дела, как они изложены в протоколе об административном правонарушении от 23.07.2002, то Общество совершило две валютные операции, которые налоговый орган не рассмотрел отдельно и не квалифицировал применительно к валютному законодательству.

Первая валютная операция - это перечисление денежных средств в иностранной валюте финской фирме "Оу Finhallex Ltd" авансом в счет предоставления услуг. Из материалов дела не следует, что договором, заключенным между ДАО "ДВП" и финской фирмой, была предусмотрена отсрочка исполнения обязательств финского партнера на срок более 180 дней или сторонами заключалось дополнительное соглашение о предоставлении такой отсрочки. Само по себе неисполнение обязательств по договору иностранной стороной в 180-дневный срок не служит основанием для отнесения совершенной валютной операции по перечислению иностранной фирме авансового платежа в иностранной валюте, то есть текущей валютной операции (какой она являлась на момент перечисления валютных денежных средств) в категорию валютных операций, связанных с движением капитала. Следовательно, нарушения, допущенные финской стороной при исполнении обязательств по договору, не изменяют и не могут изменить правовой квалификации совершенной ранее валютной операции.

Таким образом, вывод налогового органа о том, что первая валютная операция, совершенная Обществом, относилась к категории валютных операций, связанных с движением капитала, является ошибочным.

4.4. Вторая валютная операция - уступка права требования на дебиторскую задолженность, выраженную в иностранной валюте, которая совершена обществом в 2000 году, вообще не рассматривалась налоговой инспекцией как валютная операция, и ее соответствие валютному законодательству налоговым органом не проверялось.

4.5. Позиция УМНС, изложенная в постановлении от 30.07.2002 N 12-18/6777, представляется кассационной коллегии противоречивой. Налоговый орган не разграничивает два различных состава валютных правонарушений и не связывает их с действиями Общества.

С одной стороны, налоговый орган указывает на совершение Обществом валютной операции, связанной с движением капитала, без разрешения (лицензии) Центрального банка Российской Федерации. Ответственность за это правонарушение предусмотрена пунктом 1 статьи 15.25 Кодекса. Именно на основании этой нормы общество и привлечено к ответственности. Этот состав правонарушения прямо связан с нарушением порядка проведения валютных операций.

С другой стороны, УМНС указывает на неисполнение Обществом обязанности по возврату валюты, переведенной за рубеж в качестве предоплаты за услугу, которая впоследствии не была оказана. Ответственность за данное правонарушение предусмотрена пунктом 2 статьи 15.25 Кодекса. Состав данного правонарушения связан не с порядком проведения валютных операций, а с нарушением Обществом обязанности по возврату валютной выручки. Такое нарушение валютного законодательства может быть совершено только в процессе исполнения обязательств по внешнеэкономическому контракту и непосредственно не связано с порядком проведения валютных операций.

При этом УМНС, никак не отразив в своем постановлении уступку права требования кредиторской задолженности в валюте как валютную операцию, определило сумму штрафа в размере одной второй от суммы по договору цессии, то есть постановление налоговой инспекции не обосновано по размеру.

4.6. Что качается ссылки УМНС в постановлении от 30.07.2002 N 12-18/6777 на бездействие Общества, выразившееся в неисполнении обязанности по возврату валюты, переведенной за границу Российской Федерации в качестве предоплаты за услугу, которая не была оказана, то Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа считает необходимым указать на неправомерность такого вывода.

Указом Президента от 21.11.95 N 1163 была предусмотрена административная ответственность за невыполнение предписаний органов валютного контроля о ввозе товаров, стоимость которых эквивалентна сумме уплаченных за них денежных средств в иностранной валюте либо обеспечении возврата ранее переведенных денежных средств в иностранной валюте.

По рассматриваемому делу УМНС не предписывало Обществу обеспечить возврат валютных денежных средств. Кроме того, диспозиция пункта 2 статьи 15.25 предусматривает иной состав правонарушения, отличный от определенного ранее пунктом 3 Указа Президента N 1163.

4.7. Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа не может дать надлежащей оценки ссылке Общества на нарушение УМНС срока давности привлечения к административной ответственности, поскольку налоговым органом не отражено в постановлении событие правонарушения и не дана его правовая квалификация.

4.8. Обобщая изложенное в пункте 4 постановления, Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа пришел к следующим выводам:

- в постановлении УМНС о назначении административного наказания от 30.07.2002 N 12-18/6777 не изложены фактические обстоятельства;

- налоговый орган не разграничил отдельные валютные операции, совершенные Обществом;

- УМНС не указало, по каким основаниям каждая из этих валютных операций не соответствует валютному законодательству;

- налоговый орган не квалифицировал действия Общества применительно к составам различных валютных правонарушений, указанных в диспозициях пунктов 1 и 2 статьи 15.25 Кодекса;

- УМНС не разграничил две валютные операции и два различных состава валютных правонарушений, причем только один из этих составов прямо связан с нарушением порядка проведения валютных операций;

- налоговый орган, ссылаясь на один состав валютного правонарушения, применяет ответственность, предусмотренную за другое валютное правонарушение;

- сумма штрафа, взысканного налоговой инспекцией, определена исходя из договора цессии, о котором вообще не упоминается в постановлении о назначении административного наказания.

Следовательно, постановление УМНС от 30.07.2002 N 12-18/6777 о назначении Обществу административного наказания в виде штрафа подлежит признанию недействительным, но по иным мотивам и основаниям отличным от указанных в решении суда первой инстанции, мотивировочная часть решения суда первой инстанции от 10.09.2002 по настоящему делу подлежит отмене в полном объеме.

На основании изложенного и руководствуясь статьей 286, пунктом 1 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа постановил:

Решение Арбитражного суда Архангельской области от 10.09.2002 по делу N А05-8487/02-409/20 оставить без изменения, а кассационную жалобу Управления по Архангельской области и Ненецкому автономному округу Министерства Российской Федерации по налогам и сборам - без удовлетворения.

     Председательствующий
О.А.Корпусова

Судьи:
О.В.Ветошкина
И.П.Почечуев

     Текст документа сверен по:
рассылка

Номер документа: А05-8487/02-409/20
Принявший орган: Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа
Дата принятия: 15 ноября 2002

Поиск в тексте