• по
Более 55000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

АРБИТРАЖНЫЙ СУД САНКТ-ПЕТЕРБУРГА И ЛЕНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ

РЕШЕНИЕ

от 12 марта 1997 года Дело N А56-1804/97


[Таможенное законодательство не содержит состава нарушения, которое было допущено истцом, в связи с чем к нему не должна применяться ответственность, установленная статьей 273 ТК РФ]
(Извлечение)

___________________________________________________________________
Постановлением апелляционной инстанции Арбитражного суда г.Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 28 апреля 1997 года по делу N А56-1804/97 данное решение оставлено без изменения

___________________________________________________________________

Арбитражный суд г.Санкт-Петербурга и Ленинградской области, ... рассмотрев в судебном заседании дело по иску АООТ "Фосфорит", г.Кингисепп Ленинградской области к Кингисеппской таможне о признании недействительным постановления, установил:

Заявитель иска просит признать недействительным постановление, вынесенное 20 сентября 1996 года Кингисеппской таможней по делу о нарушении Таможенных правил N 15700-286/96.

В обоснование иска заявитель сослался на те обстоятельства, что необеспечение им возврата в 180-дневный срок валютной выручки в полном объеме имело под собой объективные причины, во-первых, а во-вторых, ответственность к нему за это по ст.273 Таможенного кодекса не может применяться, поскольку незачисление выручки от экспорта продукции не охватывается понятием нарушения таможенных правил.

Ответчик в отзыве на иск сообщил, что истцом был нарушен установленный статьей 371 ТК РФ срок на судебное обжалование оспариваемого постановления, в связи с чем в удовлетворении иска просит отказать.

Данный довод во внимание не может быть принят, так как на стадии принятия искового заявления арбитражным судом срок на судебное обжалование был восстановлен и дело было принято к производству, а поэтому спор подлежит рассмотрению по существу.

Как следует из текста оспариваемого постановления, ответчик констатировал, что в действиях АООТ "Фосфорит" были выявлены нарушения валютного законодательства:

· Закона РФ "О валютном регулировании и валютном контроле";

· совместной инструкции ГТК РФ (N 19 от 12 октября 1993 года) и ЦБ РФ (N 01-20/10283 от 12 октября 1993 года) "О порядке осуществления валютного контроля за поступлением в РФ валютной выручки от экспорта товаров;

· Указа Президента РФ N 629 от 14 июня 1992 года "О частичном изменении порядка обязательной продажи части валютной выручки и взимания экспортных пошлин";

· Указа Президента РФ от 30 декабря 1991 года N 335 "О формировании республиканского валютного резерва РСФСР в 1992 году".

В том же абзаце, где перечислены нарушенные, по утверждению ответчика, нормы законодательства, содержится утверждение о том, что это нарушение является одновременно нарушением таможенных правил и указана при этом статья 201 ТК РФ.

В следующем абзаце ответчиком заявлено, что таким образом АООТ "Фосфорит" совершено нарушение таможенных правил, предусмотренное ст.273 ТК РФ, а именно: несоблюдение условий и требований заявленного таможенного режима экспорта, выразившееся в непринятии мер по обеспечению поступления валютной выручки от вывезенного в режиме экспорта товара в размере 170453,05 долларов США.

Резолютивная часть оспариваемого постановления содержит ссылку на то, что на основании ст.273 ТК РФ на истца накладывается взыскание в размере 100% стоимости товара, являющегося непосредственным объектом нарушения Таможенных правил.

С данной квалификацией ответчика нарушений истца нельзя согласиться по следующим причинам.

Право осуществлять валютный контроль за своевременностью и полнотой зачисления валютной выручки от экспорта действительно предоставлено ответчику, т.к. таможенные органы являются агентами валютного контроля. Однако привлечение нарушивших требования валютного законодательства экспортеров не входит в компетенцию агентов валютного контроля.

Единственным случаем, когда таможне предоставлена возможность применить к нарушителю меры ответственности за нарушения валютного законодательства, является тот случай, при котором такое нарушение подпадает под признаки нарушения таможенного законодательства, и именно об этом упоминается в статье 201 ТК РФ.

Незачисление валютной выручки за экспортированный товар не образует состав правонарушения, предусмотренный статьей 273 ТК РФ, т.к, собственно, таможенный режим, понятие которого раскрыто в ст.97 того же кодекса, истцом не нарушался.

Приказ ГТК РФ от 24 июля 1995 года N 467, в котором со ссылкой на ст.98 ТК РФ содержится указание на необходимость рассматривать обязательное зачисление валютной выручки от экспорта товаров как требование таможенного режима экспорта, в данной части не подлежит применению как не соответствующий закону.

В статье 98 ТК РФ отмечается, что экспорт товаров осуществляется при условии уплаты вывозных пошлин и внесения иных таможенных платежей, соблюдения мер экономической политики и выполнения других требований, предусмотренных Таможенным кодексом и иными правовыми актами законодательства РФ по таможенному делу.

Ответчик не заявлял о том, что требования, содержащиеся в статье 98 ТК РФ, были истцом не выполнены.

Если же иметь в виду указания рассматриваемого приказа ГТК, то этим приказом вводится новое требование режима экспорта, которое законодателем не установлено и по этой причине приказ не может служить основанием для вывода о наличии в законодательстве такого требования режима экспорта, как требование о зачислении валютной выручки за экспортированные товары.

Наличие в преамбуле того же приказа ГТК ссылки на Указ Президента от 14 июня 1992 года N 629 также не позволяет признать, что Таможенному комитету было предоставлено право в обход установленного законом порядка определять новые требования режима экспорта.

Таким образом, незачисление валютной выручки нарушением таможенных правил не является, т.к. ст.230 ТК РФ отмечено, что таковым нарушением признается противоправное действие либо бездействие, посягающее на порядок, установленный Таможенным кодексом и иными актами законодательства РФ по таможенному делу.

Ни Таможенный кодекс, ни иные акты законодательства РФ по таможенному делу не содержат таких требований таможенного режима экспорта, как требование обязательного зачисления валютной выручки от экспорта товара.

Не возникает и совокупность в одном нарушении таможенного и валютного законодательства одновременно. Этот вывод сделан на основе буквального толкования ст.ст.192 и 193 ТК РФ. Таможенный контроль завершается в момент пересечения таможенной границы РФ при выпуске товаров и транспортных средств. Таможенный контроль за ними может производиться и после выпуска, однако речь идет в этом случае именно о товарах и транспортных средствах, а не о валютной выручке, контроль за поступлением которой представляет собой функцию валютного контроля, а не таможенного.

Из вышеизложенного следует, что таможенное законодательство не содержит состава нарушения, которое было допущено истцом, в связи с чем к нему не должна применяться ответственность, установленная статьей 273 ТК РФ. И если ответчик сформулировал неустановленный законом состав нарушения, то оспариваемое постановление необходимо признать не соответствующим закону и, соответственно, недействительным.

Руководствуясь ст.ст.93, 124, 132 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд решил:

Признать недействительным постановление Кингисеппской таможни от 20 сентября 1996 года, вынесенное в отношении АООТ "Фосфорит" по делу о нарушении Таможенных правил N 15700-286/96.

Возместить истцу расходы по уплате госпошлины, в связи с чем выдать АООТ "Фосфорит" справку о возврате ему из бюджета РФ госпошлины в сумме 834900 руб.

     Председательствующий
...

Судьи
...
...

     Текст документа сверен по:
рассылка

Номер документа: А56-1804/97
Принявший орган: Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области
Дата принятия: 12 марта 1997

Поиск в тексте