• по
Более 51000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД ВОСТОЧНО-СИБИРСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 6 января 2004 года Дело N А19-7950/03-15-Ф02-4647/03-С1


[Суд частично удовлетворил иск о признании недействительным требования ИМНС в части уплаты НДС, пеней, так как предприятием в качестве налогового агента обязанность по уплате налога на добавленную стоимость частично исполнена путем перечисления единой суммы налога на добавленную стоимость, исчисленную к уплате, как налогоплательщиком и налоговым агентом]     

Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в составе: председательствующего Шошина П.В., судей: Пущиной Л.Ю., Шелёминой М.М.; при участии в судебном заседании представителей: от истца - Карчава С.Г. (доверенность N 156 от 24.12.2003), от ответчика - Агеева И.М. (доверенность N 03-18/16264 от 18.11.2003); рассмотрев в судебном заседании кассационную жалобу Инспекции Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по городу Ангарску на решение от 7 июля 2003 года и постановление апелляционной инстанции от 30 сентября 2003 года Арбитражного суда Иркутской области по делу N А19-7950/03-15 (суд первой инстанции: Луньков М.В., суд апелляционной инстанции: Дягилева И.П., Сорока Т.Г., Кулаков Г.Ф.), установил:

Федеральное государственное унитарное предприятие "Ангарский электролизный химический комбинат" (далее - предприятие) обратилось в Арбитражный суд Иркутской области с заявлением к Инспекции Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по городу Ангарску (далее - налоговая инспекция) о признании недействительным требования N 984/927 от 14.04.2003 об уплате налога на добавленную стоимость в размере 286 169 рублей и пени в размере 15 195 рублей 57 копеек.

Решением от 7 июля 2003 года заявленные требования удовлетворены частично. Требование N 984/927 от 14.04.2003 в части уплаты налога на добавленную стоимость в размере 178 655 рублей и пени в размере 9 357 рублей 57 копеек признано недействительным. В удовлетворении остальной части заявленных требований отказано.

Постановлением апелляционной инстанции от 30 сентября 2003 года решение суда оставлено без изменения.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами в части удовлетворения заявленных требований, налоговая инспекция обратилась в Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа с кассационной жалобой, в которой ставит вопрос о проверке их законности в связи с нарушением норм материального права.

Как полагает заявитель кассационной жалобы, арбитражным судом не принят во внимание довод налоговой инспекции о том, что при наличии у организации двух правовых статусов (налогоплательщика и налогового агента), влекущих различные обязанности, ей необходимо указывать в платежных документах, какую из возложенных на нее законом обязанностей она исполняет, поскольку налоговые органы не имеют возможности идентифицировать платеж, что влияет на правильность выводов суда о частичном исполнении обязанности налогового агента по перечислению сумм налога на добавленную стоимость.

В отзыве на кассационную жалобу предприятие считает доводы, изложенные в ней, несостоятельными, ссылаясь на законность и обоснованность принятых по делу судебных актов.

Дело рассматривается по правилам, установленным главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В судебном заседании представители сторон подтвердили доводы, изложенные в кассационной жалобе и отзыве на нее.

Проверив в пределах, установленных статьей 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, законность судебных актов и правильность применения арбитражным судом норм материального и процессуального права, Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа оснований для удовлетворения кассационной жалобы не усматривает.

Как установлено Арбитражным судом Иркутской области, 20.01.2003 предприятием в налоговую инспекцию была представлена декларация по налогу на добавленную стоимость за декабрь 2002 года.

В разделе I декларации "Расчет общей суммы налога" в графе 510 "общая сумма налога на добавленную стоимость, начисленного к уплате" указано 64 558 093 рубля, в разделе II декларации "Расчет суммы налога, подлежащего перечислению налоговым агентом" в графе 150 "Итого сумма налога на добавленную стоимость, подлежащая перечислению в бюджет за данный налоговый период" указано 286 169 рублей. Всего по данной декларации подлежало перечислению в бюджет 64 844 262 рубля.

Платежным поручением N 264 от 20.01.2003 предприятием было перечислено 64 736 748 рублей налога на добавленную стоимость за декабрь 2002 года по сроку уплаты 20.01.2003. Разница налога на добавленную стоимость, исчисленного по декларации и перечисленного в бюджет, составила 107 514 рублей.

Письмом N 0/72-173 от 13.01.2003 предприятие просило налоговую инспекцию зачесть, в счет предстоящих платежей по налогу на добавленную стоимость, сумму налога на добавленную стоимость за октябрь 2002 года, подтвержденную к возмещению.

Не засчитав сумму налога на добавленную стоимость, перечисленную заявителем, как налоговым агентом, налоговая инспекция направила требование N 984/927 об уплате налога на добавленную стоимость по состоянию на 14.04.2003 в размере 286 169 рублей и пени в размере 15 195 рублей 57 копеек.

Не согласившись с указанным требованием, предприятие обратилось в Арбитражный суд Иркутской области с заявлением о признании его недействительным.

Суд, частично удовлетворяя заявленные требования, исходил из того, что предприятием в качестве налогового агента обязанность по уплате налога на добавленную стоимость исполнена в сумме 178 655 рублей, путём перечисления единой суммы налога на добавленную стоимость, исчисленную к уплате, как налогоплательщиком и налоговым агентом.

Данный вывод суда соответствует фактическим обстоятельствам дела и основан на нормах материального права.

Статьей 24 Налогового кодекса Российской Федерации установлено, что налоговыми агентами признаются лица, на которых в соответствии с настоящим Кодексом возложены обязанности по исчислению, удержанию у налогоплательщика и перечислению в соответствующий бюджет (внебюджетный фонд) налогов.

Налоговые агенты обязаны, в том числе, правильно и своевременно исчислять, удерживать из средств, выплачиваемых налогоплательщикам, и перечислять в бюджеты (внебюджетные фонды) соответствующие налоги; представлять в налоговый орган по месту своего учета документы, необходимые для осуществления контроля за правильностью исчисления, удержания и перечисления налогов.

Пунктом 4 статьи 24 Налогового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что налоговые агенты перечисляют удержанные налоги в порядке, предусмотренном настоящим Кодексом для уплаты налога налогоплательщиком.

В соответствии с подпунктом 1 пункта 3 статьи 44 Налогового кодекса Российской Федерации обязанность по уплате налога и (или) сбора прекращается с уплатой налога и (или) сбора налогоплательщиком или плательщиком сбора.

В силу пункта 2 статьи 45 Налогового кодекса Российской Федерации обязанность по уплате налога считается исполненной налогоплательщиком с момента предъявления в банк поручения на уплату соответствующего налога, при наличии достаточного денежного остатка на счете налогоплательщика.

Приложением N 2 к Федеральному закону "О бюджетной классификации Российской Федерации" утверждена Классификация доходов бюджетов Российской Федерации. Судом правильно установлено, что код 10220102 "Налог на добавленную стоимость на остальные товары (работы, услуги), включая подакцизные продовольственные товары, производимые на территории Российской Федерации" предназначен для уплаты налога, как налогоплательщиками, так и налоговыми агентами.

Налоговой инспекцией факт перечисления предприятием суммы налога на добавленную стоимость в размере 178 655 рублей не оспаривался.

Арбитражный суд Иркутской области, полно и всесторонне исследовав фактические обстоятельства дела, пришёл к выводу, что предприятием, как налоговым агентом, исполнена обязанность по уплате налога на добавленную стоимость в указанной сумме и правильно признал требование N 984/927 частично недействительным.

Суд кассационной инстанции не усматривает оснований для переоценки выводов Арбитражного суда Иркутской области.

С учетом вышеизложенного, принятые по делу судебные акты являются законными и обоснованными и изменению или отмене в соответствии со статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не подлежат.

Руководствуясь статьями 274, 286-289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа постановил:

Решение от 7 июля 2003 года, постановление апелляционной инстанции от 30 сентября 2003 года Арбитражного суда Иркутской области по делу N А19-7950/03-15 оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

     Председательствующий
      П.В.Шошин
      
Судьи:
      Л.Ю.Пущина
      М.М.Шелёмина

     Текст документа сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: А19-7950/03-15-Ф02-4647/03-С1
Принявший орган: Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа
Дата принятия: 06 января 2004

Поиск в тексте