• по
Более 54000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД ЗАПАДНО-СИБИРСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 13 июня 2001 года Дело N Ф04/1675-459/А27-2001


[Истец не представил доказательств того, что залогодержатель погасил задолженность по кредитным договорам на сумму большую, чем она была фактически на момент прекращения обязательств, и, как правильно отметил суд первой инстанции, эти доводы не относятся к предмету заявленных исковых требований]
(Извлечение)

Арбитражный суд в составе…при участии в заседании: от истца: Д.А.Лыжин - представитель по доверенности от 03.11.2000 N34/1091, от ответчика: Л.П.Семенихина - представитель по доверенности от 08.05.2001 N44, рассмотрев в судебном заседании кассационную жалобу открытого акционерного общества "Ленинск-Кузнецкий камвольно-суконный комбинат" (далее - ОАО "Ленинск- Кузнецкий КСК") на решение от 30.01.2001 и постановление апелляционной инстанции от 22.03.2001 Арбитражного суда Кемеровской области по делу NА27-232/2001-4, установил:

ОАО "Ленинск-Кузнецкий КСК" обратилось в арбитражный суд с иском о применении последствий недействительности ничтожной сделки - договора N1 от 29.06.94 о передаче права собственности на предмет залога по договорам залога б/н от 11.02.94, 24.02.94, 25.04.94, 30.12.93, заключенных с открытым акционерным обществом коммерческим акционерным банком "Кузбассоцбанк" (далее - ОАО КАБ "Кузбассоцбанк") и взыскании с ответчика стоимости переданной по названному договору имущества на сумму 2 434 675 рублей 10 коп.

В обоснование исковых требований истец сослался на противоречие договоров залога гражданскому законодательству, действовавшему в тот период, в частности, статьям 195, 200 ГК РСФСР, так как в договорах залога отсутствует опись заложенного имущества и его цена, его реализации не по решению арбитражного суда, а согласно заключенному договору о передаче права собственности на предмет залога.

Решением от 30.01.2001 (судья...), оставленным без изменения постановлением от 22.03.2001 (Судьи...), в иске отказано.

Оценив представленные в обоснование исковых требований кредитные договоры и договоры залога, обе судебные инстанции признали их соответствующими требованиям действующих в тот период Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик (далее - Основы гражданского законодательства), статьям 192-202 ГК РСФСР и Закону РФ "О залоге»" в связи с чем не нашли оснований к удовлетворению заявленных требований.

Истец обратился с кассационной жалобой, полагая, что суд нарушил нормы материального права при принятии судебных актов. Указывает в частности, на нарушение статей 195, 200, 473 ГК РСФСР, статей 10, 28, 47 Закона РФ "О залоге" и статей 166, 168 Гражданского кодекса Российской Федерации.

По мнению заявителя кассационной жалобы, отсутствие в договорах залога описи заложенного имущества, его оценки и стоимости влечет их недействительность и является основанием для применения последствий недействительности ничтожной сделки, основанной на недействительных договорах о залоге.

Также заявитель указывает, что обращение взыскания на заложенное имущество путем заключения договора передачи права собственности на предмет залога, нарушило установленный ст. 200 ГК РСФСР порядок реализации предмета залога, который возможен только по решению суда, арбитражного суда или третейского суда. Поскольку такая сделка ничтожна, то заявитель считает, что банк должен возвратить стоимость переданного ему по актам приема-передачи имущества.

В судебном заседании представитель заявителя доводы кассационной жалобы поддержал, указывая на то, что договоры залога являются незаключенными, на незаконную реализацию имущества банком и не соответствием суммы переданного имущества размеру полученного кредита.

Представитель ответчика доводы кассационной жалобы оспорил, считает судебные акты законными и обоснованными.

Изучив материалы дела, кассационную жалобу, заслушав пояснения представителей сторон, проверив в порядке ст. 174 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судом норм материального и процессуального права, кассационная инстанция установила следующее.

Согласно материалам дела, в 1993-1994 годах сторонами заключены кредитные договоры от 30.12.93 на сумму 214 000 000 рублей; от 11.02.94 на сумму 500 000 000 рублей; от 24.01.94 на сумму 26 000 000 рублей; от 25.04.94 на сумму 550 000 000 рублей целевым назначением на оплату сырья для производства (в масштабе цен до 1998 года).

Способом обеспечения обязательства стороны предусмотрели залог готовой продукции, находящейся на складе, с переменным составом (залог товаров в обороте) и заключили четыре договора залога: от 30.12.93, от 11.02.94, от 24.01.94 и 25.04.94. В договорах залога вид заложенного товара определен (готовая продукция, производимая истцом), определена его общая стоимость и место, в котором находится предмет залога (склад готовой продукции по ул. Топкинская, 25), что соответствует требованиям статей 10, 47 Закона РФ "О залоге", в связи с чем обе судебные инстанции правомерно указали на соответствие договоров залога действующему в тот период законодательству.

Истец считает, что договор N1 от 29.06.94 является обеспечительным обязательством, с чем суд кассационной инстанции не может согласиться.

Согласно содержанию и условиям данного договора его целью является исполнение кредитного договора и эта сделка является ничем иным как сделкой о прекращении кредитного обязательства иным исполнением, что соответствует ст. 233 Гражданского кодекса РСФСР, ст. 73 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик. В связи с этим нормы материального права об обеспечении исполнения не могут быть применимы.

Основания к признанию данной сделки недействительной как прекращающего обязательства истцом не заявлено, а судом не усматривается.

Учитывая изложенное, а также принимая во внимание, что истец не доказал факт реализации заложенного имущества банком, что являлось предметом исследования обеих судебных инстанций, а для переоценки их выводов оснований у суда кассационной инстанции нет, суд считает правомерными выводы суда об отказе в удовлетворении заявленных требований.

Доводы заявителя кассационной жалобы о том, что переданное в счет исполнения кредитных договоров имущество по стоимости намного превышает суммы полученных кредитов и разница в 1 170 675, 1 рубля является неосновательным обогащением, судом кассационной инстанции отклоняются за их неправомерностью. Действующее законодательство не содержит ограничений по залоговым суммам, указывая, что за счет заложенного имущества залогодержатель вправе удовлетворить свои требования в полном объеме, определяемом к моменту фактического удовлетворения (ст. 23 Закона РФ "О залоге"). Доказательств того, что залогодержатель погасил задолженность по кредитным договорам на сумму большую, чем она была фактически на момент прекращения обязательств, истец не представил и, как правильно отметил суд первой инстанции, эти доводы не относятся к предмету заявленных исковых требований.

При таких обстоятельствах основания для удовлетворения кассационной жалобы отсутствуют.

Государственная пошлина по кассационной жалобе относится на заявителя в соответствии со ст. 95 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, но, учитывая заявленное ходатайство и тяжелое материальное положение заявителя, кассационная инстанция считает возможным уменьшить ее размер до 500 рублей.

Руководствуясь пунктом 1 статьи 175, статьями 95, 177 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд постановил:

Постановление Арбитражного суда Кемеровской области от 22.03.2001 по делу NА27-232/2001-4 оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Взыскать с открытого акционерного общества "Ленинск-Кузнецкий камвольно-суконный комбинат" в доход федерального бюджета 500 рублей государственной пошлины по кассационной жалобе.

Выдать исполнительный лист.

Постановление вступает в законную силу с момента его принятия и обжалованию не подлежит.

     Председательствующий
...

Судьи
...

     Текст документа сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: А27-232/2001-4
Ф04/1675-459/А27-2001
Принявший орган: Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа
Дата принятия: 13 июня 2001

Поиск в тексте