• по
Более 59000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

     
ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД МОСКОВСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от  5 февраля 2002 года Дело N КГ-А40/119-02

     
     
[Дело было передано на новое рассмотрение, поскольку суду первой инстанции следовало выяснить, существует ли у истца требование к третьему лицу, которое могло бы быть передано по договору финансирования под уступку денежного требования]
(Извлечение)

Федеральный арбитражный суд Московского округа в составе: ….., при участии в заседании: от истца - Малининой Н.М. (дов. от 15.10.2001), от ответчика - Куранова А.Е. (дов. от 05.02.2002 N 18), рассмотрев кассационную жалобу ООО КБ "Андреевский" на решение от 16 октября 2001 года и апелляционное постановление от 6 декабря 2001 года по делу N А40-25331/01-47-336 Арбитражного суда города Москвы, судьи: ......, установил:

Иск заявлен Внешнеэкономическим закрытым акционерным обществом "Нефтехимэкспорт" (ВАО "Нефтехимэкспорт") к Обществу с ограниченной ответственностью Коммерческому банку "Андреевский" (ООО КБ "Андреевский") о расторжении договора финансирования под уступку денежного требования (факторинг) от 17 июля 2000 года и о взыскании 1234247 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами (т.1, л.д.4-5).

Определением Арбитражного суда города Москвы от 16 октября 2001 года истец заменен на закрытое акционерное общество "Витязь П" (ЗАО "Витязь П") на основании договора о переуступке права требования (цессии) от 6 сентября 2001 года (т.1, л.д.108).

В том же судебном заседании ЗАО "Витязь П" заявлено ходатайство об изменении исковых требований - вместо расторжения договора истец просил взыскать 17000000 руб. основного долга и увеличил размер исковых требований в части процентов за пользование чужими денежными средствами до 3190000 руб. за период с 18 января по 14 октября 2001 года (т.1, л.д.107).

Решением Арбитражного суда города Москвы от 16 октября 2001 года (с учетом определения от 8 ноября 2001 года об исправлении арифметической ошибки) взыскано с ООО КБ "Андреевский" в пользу ЗАО "Витязь П" 20118483 руб. 27 коп., из них 17000000 - долг, 3118483 руб. 27 коп. - проценты. В остальной части иска отказано. Распределены судебные расходы. Решение мотивировано тем, что в соответствии с договором уступки права требования (цессии) от 6 сентября 2001 года истец приобрел право требования ВАО "Нефтехимэкспорт" по договору финансирования под уступку денежного требования по обязательству оплаты ООО КБ "Андреевский" 17000000 руб., что между ВАО "Нефтехимэкспорт" и ответчиком 17 июля 2000 года заключен договор финансирования под уступку денежного требования (факторинг), в соответствии с которым ответчик обязался в течение шести месяцев с даты подписания договора передать ВАО "Нефтехимэкспорт" денежные средства в счет уступки ему права требования к третьему лицу - Внешэкономбанку СССР, что дополнительным соглашением от 29 августа 2001 года N 1 размер денежных средств был установлен в сумме 17000000 руб., что п.1.4 договора приобретаемое финансовыми агентом (ответчиком) денежное требование определено как 4726774,24 английских фунтов стерлингов, подтвержденное письмами Внешэкономбанка от 10 августа 1998 года N 3383/330703 и от 23 августа 2000 года N 234/220201. Далее первая инстанция со ссылкой на п.2 ст.827 ГК РФ признала денежное требование, являющееся предметом уступки, действительным, и указала, что ответчик перечислил на счет ВАО "Нефтехимэкспорт" 500000 рублей по указанным в договоре от 17 июля 2000 года реквизитам, что проценты за пользование чужими денежными средствами подлежат взысканию в сумме 3118483 руб. 27 коп., поскольку 500000 руб. возвращены ответчику неосновательно (т.1, л.д.110, 113).

Постановлением апелляционной инстанции того же арбитражного суда от 6 декабря 2001 года решение от 16 октября 2001 года оставлено без изменения. При этом апелляционная инстанция признала необоснованным довод ответчика о ничтожности договора переуступки права требования, заключенного ВАО "Нефтехимэкспорт" и ЗАО "Витязь П" (т.1, л.д.167-168).

В кассационной жалобе ответчик просит решение и апелляционное постановление отменить и дело передать на новое рассмотрение в первую инстанцию Арбитражного суда города Москвы, ссылаясь на неправильное применение норм Гражданского кодекса РФ о перемене лиц в обязательстве, ст.168, 826 ГК РФ, на неприменение ст.328 ГК РФ, постановления Правительства Российской Федерации от 27 сентября 1994 года N 1107 и утвержденного им заявления, на нарушение ст.59 АПК РФ (т.2, л.д.3-6).

Давая объяснение в заседании кассационной инстанции, представитель ответчика привел доводы, аналогичные изложенным в жалобе.

Представитель истца просил оставить решение и апелляционное постановление без изменения, сославшись на их законность и обоснованность, а также на несостоятельность доводов жалобы. Представитель истца пояснил дополнительно, что право требования к Внешэкономбанку, явившееся предметом договора финансирования под уступку денежного требования, подтверждено в порядке, установленном постановлением Правительства Российской Федерации от 27 сентября 1994 года N 1107 и утвержденным им заявлением.

Проверив доводы жалобы, материалы дела, выслушав объяснения представителей сторон, кассационная инстанция находит решение и апелляционное постановление подлежащими отмене в связи со следующим.

Первой инстанцией не определено спорное правоотношение и предмет доказывания по делу.

Первая инстанция, признав, что между ВАО "Нефтехимэкспорт" и ООО КБ "Андреевский" в связи с заключением договора от 17 июля 2000 года установлены отношения по финансированию под уступку денежного требования, не учла, что согласно п.1 ст.824 ГК РФ по договору финансирования под уступку денежного требования одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование.

Поскольку по договору финансирования под уступку денежного требования допускается уступка клиентом финансовому агенту не всякого требования и не к любому лицу, первой инстанции следовало выяснить, существует ли у ВАО "Нефтехимэкспорт" требование к третьему лицу, обозначенное в договоре от 17 июня 2000 года. Из материалов дела усматривается, что третьим лицом (должником), передача требования к которому предусмотрена упомянутым договором, является Внешэкономбанк СССР, однако каких-либо документов, подтверждающих наличие между ВАО "Нефтехимэкспорт" и Внешэкономбанком СССР отношений по предоставлению последнему товаров, выполнению для него работ или оказанию услуг ВАО "Нефтехимэкспорт" не представлено.

В связи с изложенным определение оснований возникновения требования, передача которого предусмотрена договором от 17 июля 2000 года, имеет существенное значение для правильного определения спорного правоотношения, предмета доказывания по делу и норм права, на основании которых должен разрешаться заявленный иск.

Первой инстанцией оставлено без внимания возражение ответчика о подтверждении и переоформлении коммерческой задолженности бывшего СССР по правилам, установленным Заявлением Правительства Российской Федерации "О переоформлении коммерческой задолженности бывшего СССР перед иностранными кредиторами", одобренным постановлением Правительства РФ от 27 сентября 1994 года N 1107, хотя выяснение этих обстоятельств имеет существенное значение для выяснения наличия долга Внешэкономбанка, уступка требования которого явилась предметом договора от 17 июня 2000 года, а также оснований возникновения этого долга.

Допустив замену истца в связи с заключенным ВАО "Нефтехимэкспорт" как цедентом и ЗАО "Витязь П" как цессионарием договором уступки требования исполнения обязательств финансового агента по договору финансирования под уступку денежного требования, первая инстанция не учла, что взаимоотношения сторон последнего из указанных договоров существенно отличаются от отношений, возникающих при обычной цессии, и не ограничиваются простой передачей или обязательством передать соответственно денежные средства и требования. Однако первая инстанция, заменяя истца на основании договора цессии от 6 сентября 2001 года, не оценила этот договор на предмет соответствия его п.п.1 и 2 ст.388 ГК РФ с учетом специфики договора финансирования под уступку денежного требования и складывающихся между его сторонами отношений. Такая оценка была необходима для установления возможности замены истца по указанному основанию, а также для правильного разрешения вопроса о возможности удовлетворения требований ЗАО "Витязь П" как надлежащего истца.

Из протокола судебного заседания от 16 октября 2001 года, закончившегося принятием решения, усматривается, что вначале был заменен истец с ВАО "Нефтехимэкспорт" на ЗАО "Витязь П" и уже этот новый истец заявил, как квалифицировала данное действие первая инстанция, об изменении предмета иска и это заявление было судом удовлетворено.

В действительности ЗАО "Витязь П" в нарушение ст.102-104, 106 АПК РФ был заявлен новый иск о взыскании 17000000 руб., основания которого в протокол судебного заседания не занесены.

ЗАО "Витязь П" по договору цессии от 6 сентября 2001 года (исходя исключительно из его содержания) передавалось право требования по обязательству, оплаты ответчиком 17000000 руб. Такое право могло перейти к ЗАО "Витязь П" в объеме, предусмотренном ст.384 ГК РФ, в порядке частного правопреемства. Право расторгать или изменять договор финансирования под уступку денежного требования от 17 июня 2000 года ЗАО "Витязь П" не передавалось, да и не могло быть передано, а поэтому ЗАО "Витязь П" не имел права принимать какие-либо решения по этому требованию ВАО "Нефтехимэкспорт". С учетом изложенного фактический отказ ЗАО "Витязь П" от заявленного ВАО "Нефтехимэкспорт" требования о расторжении договора от 17 июня 2000 года не мог быть принят первой инстанцией.

Таким образом, требование ВАО "Нефтехимэкспорт" о расторжении договора от 17 июня 2000 года судом не рассмотрено, а сам этот истец необоснованно исключен из числа участников процесса.

Кроме того, принятие и рассмотрение в том же судебном заседании нового искового требования нарушило принцип состязательности и равноправия сторон, поскольку были нарушены права ответчика, предусмотренные ст.33, 54, 102, 103, 109 АПК РФ.

Перечисленные недостатки апелляционной инстанцией не устранены.

С учетом изложенного решение и апелляционное постановление нельзя признать достаточно обоснованными и в силу п.3 ст.175, ч.1 и 2 ст.176 АПК РФ они подлежат отмене, а дело - передаче на новое рассмотрение в первую инстанцию Арбитражного суда города Москвы.

При новом рассмотрении дела необходимо учесть изложенное, определить спорное правоотношение, установить наличие и основание возникновения у Внешэконобанка СССР обязательств перед ВАО "Нефтехимэкспорт", после чего решить вопрос о возможности заключения договора финансирования под уступку денежного требования, возникшего из обязательств упомянутого банка, в случае вывода о соответствии договора финансирования под уступку денежного требования от 17 июня 2000 года нормам главы 43 ГК РФ следует рассмотреть вопрос о соответствии нормам главы 24 ГК РФ договора цессии от 6 сентября 2001 года с учетом особенностей договора финансирования под уступку денежного требования и взаимоотношений его участников, разрешить вопрос о требовании ВАО "Нефтехимэкспорт" о расторжении договора от 17 июня 2000 года, после чего принять решение по делу.

Руководствуясь ст.171, 174-178 АПК РФ, арбитражный суд постановил:

Решение от 16 октября 2001 года и постановление апелляционной инстанции от 6 декабря 2001 года по делу N А40-25331/01-47-336 Арбитражного суда города Москвы отменить и дело передать на новое рассмотрение в первую инстанцию того же арбитражного суда.

     Председательствующий

Судьи

     Текст документа сверен по:

     рассылка

Номер документа: А40-25331/01-47-336
КГ-А40/119-02
Принявший орган: Арбитражный суд Московского округа
Дата принятия: 05 февраля 2002

Поиск в тексте