• по
Более 46000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 6 марта 2002 года Дело N 3915


[Суд, удовлетворяя иск частично, пришел к правильному выводу о том, что недостатки в оформлении некоторых счетов-фактур не повлекли недоплату налога на добавленную стоимость в бюджет]

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в составе: председательствующего Корпусовой О.А., судей: Троицкой Н.В. и Никитушкиной Л.Л., при участии в судебном заседании представителя общества с ограниченной ответственностью "Тверские вискозные нити" - Шестак Н.А. (доверенность от 27.02.2002), рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу Межрайонной инспекции N 1 Управления Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по Тверской области на решение от 16.08.2001 (судьи: Орлова В.А., Владимирова Г.А., Кожемятова Л.Н.) и постановление апелляционной инстанции от 24.10.2001 (судьи: Ильина В.Е., Перкина В.В., Рощина С.Е.) Арбитражного суда Тверской области по делу N 3915, установил:

Общество с ограниченной ответственностью "Тверские вискозные нити" (далее - Общество) обратилось в Арбитражный суд Тверской области с иском о признании частично недействительным решения Межрайонной инспекции N 1 Управления Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по Тверской области (далее - налоговая инспекция) от 14.06.2001 N 32.

Решением от 16.08.2001 иск удовлетворен частично.

Постановлением апелляционной инстанции от 24.10.2001 решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе налоговая инспекция просит отменить решение и постановление, ссылаясь на неправильное применение судом норм налогового законодательства.

В судебном заседании представитель Общества отклонил доводы жалобы, считая судебные акты, принятые по данному делу, законными и обоснованными.

Налоговая инспекция о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещена надлежащим образом, однако ее представители в судебное заседание не явились, в связи с чем дело рассмотрено в их отсутствие.

Законность обжалуемых судебных актов проверена в кассационном порядке. Кассационная инстанция не находит оснований для удовлетворения жалобы.

Как видно из материалов дела, налоговая инспекция провела выездную налоговую проверку деятельности Общества и уплаты налога на добавленную стоимость - за IV квартал 1999 года - 2000 год, подоходного налога за период с 28.10.2001 по 09.01.2001. По результатам проверки составлен акт от 26.02.2001 N 9/664 и принято решение от 14.06.2001 N 32.

1. Возмещение из бюджета налога на добавленную стоимость (далее - НДС) в 1999 году по счетам-фактурам, предъявленным обществом с ограниченной ответственностью "Авета-Тверь" (далее - ООО "Авета-Тверь").

Общество предъявило к возмещению из бюджета НДС, уплаченный поставщику материальных ресурсов ООО "Авета-Тверь" по счетам-фактурам от 23.02.2000 N 2 и от 22.03.2000 N 12, а также НДС, уплаченный за услуги по договору комиссии от 25.12.99 N 99-01-02.

Налоговая инспекция считает, что НДС возмещен из бюджета неправомерно, поскольку счета-фактуры оформлены с нарушением: в них отсутствует подпись бухгалтера и имеются неоговоренные исправления. В кассационной жалобе налоговый орган ссылается на пункт 4 постановления Правительства Российской Федерации от 29.07.96 N 914 "Об утверждении порядка ведения счетов-фактур при расчетах по налогу на добавленную стоимость" (в редакции постановления Правительства Российской Федерации от 02.02.98 N 108).

Оспариваемым решением налоговой инспекции по этому эпизоду Обществу доначислен НДС, начислены пени и штраф. В суммах, относящихся к данному эпизоду, указанных в решении налоговой инспекции, решении суда и кассационной жалобе, отличаются друг от друга. Представитель Общества в судебном заседании пояснил, что налоговая инспекция допустила ошибку в кассационной жалобе, правильные цифры указаны в решении суда первой инстанции.

Решение налоговой инспекции в этой части признано судом недействительным. Кассационная коллегия считает вывод суда первой инстанции правильным.

Возмещение налогоплательщику НДС производится при условии фактического получения (оприходования) товаров от поставщиков и фактической оплаты поставщикам стоимости этих товаров. По мнению кассационной инстанции, суд первой инстанции, проанализировав представленные доказательства, пришел к правильному выводу о том, что недостатки в оформлении некоторых счетов-фактур не повлекли недоплату НДС в бюджет.

Незначительные погрешности в оформлении первичных бухгалтерских документов не свидетельствуют о том, что хозяйственная операция не проводилась. Доводы налоговой инспекции, изложенные в кассационной жалобе, следует признать формальными.

Последствия нарушения порядка оформления счетов-фактур предусмотрены статьей 169 Налогового кодекса Российской Федерации, которая в рассматриваемый период времени еще не действовала.

2. Предъявление к возмещению из бюджета 492636 руб. "входного" НДС в I квартале 2000 года в связи с реализацией вискозных нитей на экспорт.

Общество осуществляло реализацию на экспорт (в Иран) вискозных нитей через комиссионера "ООО "Авета-Тверь" по договору от 25.11.99 N 99-01-02. В подтверждение факта экспорта Обществом представлены ГТД NN 18707/15129/0007685 и 18707/23129/0007909.

В кассационной жалобе налоговая инспекция указывает на то, что согласно ответу Новороссийской таможни вывоз товара по названным ГТД осуществлен на теплоходах, "однако маршрут следования теплоходов не обозначен", а также на то, что Общество недополучило 88 долларов США валютной выручки.

Кассационная инстанция считает необходимым отметить, что кассационная жалоба налоговой инспекции в этой части дословно повторяет решение налогового органа, оспариваемое Обществом по настоящему делу. Никаких новых доводов налоговая инспекция в жалобе не приводит, каких либо указаний на неправильное применение судом норм материального и процессуального права в жалобе не содержится. Таким образом, правовая позиция налоговой инспекции по данному эпизоду отсутствует.

Кассационная инстанция считает, что вывод налоговой инспекции не соответствует Закону Российской Федерации "О налоге на добавленную стоимость". Недополучение валютной выручки в сумме 88 долларов не может являться основанием для лишения Общества права на экспортную льготу по НДС по всей отгрузке, а также для отказа в возмещении из бюджета НДС по приобретенным материальным ресурсам, валютная выручка за которые получена. Материалами дела подтверждается, что по названным выше ГТД валютная выручка получена полностью, а недополучена валютная выручка за товары, поставленные по ГТД NN 18707/240200/0000998 и 18710/230300/7001309, по которым Общество не использовало льготу по НДС.

Кроме того, суд первой инстанции, исследовав представленные по делу доказательства, пришел к выводу, что факт поставки вискозных нитей в Иран (на экспорт) подтвержден соответствующими документами.

3. Предъявление к возмещению из бюджета 3734765 руб. НДС.

Налоговая инспекция считает, что Общество, являясь оптовым перепродавцом, неправомерно предъявило к возмещению из бюджета суммы "входного НДС, оплаченного поставщикам, в части полученных авансов и предоплат по поставщикам товара на экспорт". В кассационной жалобе налоговая инспекция указывает, что Общество "излишне предъявило к возмещению из бюджета входной НДС при отсутствии подтверждения факта экспорта товаров в разрезе отчетных периодов, в т.ч. за IV квартал 1999 года излишне предъявлено к возмещению из бюджета 1268213 руб., за 2000 год - 2466552 руб.". Налоговая инспекция считает, что право на возмещение входного НДС у экспортера возникает одновременно с необложением реализованного на экспорт товара.

Из материалов дела следует, что на дату принятия налоговой инспекцией решения о доначислении налога и о применении мер налоговой ответственности налоговому органу представлен полный комплект документов, подтверждающих реальный экспорт товаров.

Кроме того, из решения налоговой инспекции не ясно, какую сумму составляет реальная недоплата НДС в бюджет на дату принятия налоговым органом решения. На странице 10 решения налоговой инспекции (том 1, лист дела 15, оборот) указано, что неуплата НДС на дату вынесения решения составляет 136409 руб., а в резолютивной части решения налоговый орган предлагает Обществу уплатить в бюджет 4227401 руб. НДС. Таким образом, решение налоговой инспекции не обосновано по размеру.

Кассационная коллегия считает выводы налоговой инспекции также не обоснованными по праву.

В соответствии с пунктом 2 статьи 7 Закона Российской Федерации "О налоге на добавленную стоимость" сумма НДС, подлежащая внесению в бюджет, определяется как разница между суммами налога, полученными от покупателей за реализованные товары (работы, услуги), и суммами налога, фактически уплаченными поставщикам за материальные ресурсы (работы, услуги), стоимость которых относится на издержки производства и обращения.

Согласно пункту 3 той же статьи "в случае превышения сумм налога по товарно-материальным ценностям, стоимость которых фактически отнесена (списана) на издержки производства и обращения, а также по основным средствам и нематериальным активам над суммами налога, исчисленными по реализации товаров (работ, услуг), возникающая разница засчитывается в счет предстоящих платежей или возмещается за счет общих платежей налогов в десятидневный срок со дня получения расчета за соответствующий отчетный период". Далее в Законе разъяснено, что аналогичный порядок зачета или возмещения сумм налога, уплаченных поставщикам, применяется при реализации товаров (работ, услуг) освобожденных от налога в соответствии с подпунктом "а" пункта 1 статьи 5 Закона, то есть при реализации товаров (работ, услуг) на экспорт (абзац в редакции Федерального закона от 1 апреля 1996 года N 25-ФЗ; в редакции, введенной в действие с 12 мая 1999 года Федеральным законом от 4 мая 1999 года N 95-ФЗ).

Таким образом, в пунктах 2 и 3 статьи 7 Закона Российской Федерации "О налоге на добавленную стоимость" усматриваются разночтения.

Согласно названному пункту 2 статьи 7 Закона к возмещению из бюджета может быть предъявлен налог на добавленную стоимость, уплаченный поставщикам материальных ресурсов, если их стоимость в принципе относится на издержки производства и обращения независимо от времени списания этих затрат на себестоимость. Предприятие имеет право предъявить к возмещению из бюджета НДС по материальным ресурсам при выполнении двух условий: оплаты этих товаров (работ, услуг) поставщикам и принятии их к учету.

А из контекста пункта 3 статьи 7 Закона следует, что стоимость этих товаров (работ, услуг) должна быть фактически отнесена на себестоимость, то есть момент предъявления к возмещению из бюджета НДС по материальным ресурсам зависит от учетной политики предприятия.

Использование первого или второго толкования Закона Российской Федерации "О налоге на добавленную стоимость" влечет за собой различные сроки возникновения у налогоплательщика права на предъявление к возмещению из бюджета НДС по материальным ресурсам, а следовательно влияет на сумму НДС, которая должна быть уплачена в бюджет этим налогоплательщиком за конкретный налоговый период. По мнению налоговой инспекции, налогоплательщик, руководствуясь пунктом 2 статьи 7 Закона, предъявил НДС к возмещению из бюджета преждевременно.

Кассационная коллегия считает, что в данном случае подлежат применению пункты 6 и 7 статьи 3 Налогового кодекса Российской Федерации, согласно которым при установлении налогов должны быть определены все элементы налогообложения. Акты законодательства о налогах и сборах должны быть сформулированы таким образом, чтобы каждый точно знал, какие налоги (сборы), когда и в каком порядке он должен платить. Все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика.

Два различных толкования пунктов 2 и 3 статьи 7 Закона Российской Федерации "О налоге на добавленную стоимость" возникли вследствие использования законодателем двух грамматически различных временных форм глагола "относить".

Руководствуясь названными выше пунктами 6 и 7 статьи 3 Налогового кодекса Российской Федерации, кассационная инстанция все сомнения относительно методики расчета налога на добавленную стоимость, подлежавшего уплате Обществом в IV квартале 1999 года и в 2000 году, толкует в пользу налогоплательщика и считает, что налог был уплачен в бюджет правильно.

Кассационная инстанция также считает неправомерными ссылки налоговой инспекции на пункты 21 и 22 Инструкции Государственной налоговой службы Российской Федерации от 11.10.95 N 39, поскольку в названных пунктах даны разъяснения, касающиеся к реализации товаров (работ, услуг) на экспорт. При предъявлении к возмещению из бюджета НДС по материальным ресурсам даже при использовании любого из двух толкований Закона вообще не имеет значения направление использования этих материальных ресурсов (для производства экспортной продукции или реализованной на внутреннем рынке). Тем более нельзя согласиться с тем, что еще при приобретении товаров (материальных ресурсов) предприятие должно определять последующее направление использования этих товаров (использование их на экспорт или на внутреннем рынке). Даже если исходить из толкования пункта 3 статьи 7 Закона Российской Федерации "О налоге на добавленную стоимость" и руководствоваться методикой, согласно которой НДС по материальным ресурсам может быть предъявлен к возмещению из бюджета только после фактического списания стоимости этих материальных ресурсов на себестоимость, использование этих материальных ресурсов для производства экспортных товаров и подтверждение реального факта экспорта значения не имеют. Документальное подтверждение реального экспорта товаров и получения выручки от иностранного партнера имеет значение только для подтверждения права предприятия-налогоплательщика на льготу по налогу на добавленную стоимость, предусмотренную для экспортированных товаров (подпункт "а'" пункта 1 статьи 5 Закона Российской Федерации "О налоге на добавленную стоимость"). При отсутствии документов, подтверждающих реальный экспорт товаров, налогоплательщик имеет право предъявить к возмещению из бюджета НДС по материальным ресурсам, стоимость которых подлежит отнесению на издержки производства и обращения в общем порядке, поскольку в этом случае следует считать, что экспорт не состоялся и товары (работы, услуги) предприятия реализованы на внутреннем рынке.

Таким образом, оснований для отмены судебных актов в части данного эпизода не имеется.

4. По подоходному налогу.

Налоговая инспекция доначислила Обществу 7422405 руб. подоходного налога, 1865204 руб. пеней и 1484481 руб. штрафа по пункту 1 статьи 123 Налогового кодекса Российской Федерации за неправомерное неперечисление в бюджет подоходного налога с физических лиц, подлежащего удержанию и перечислению в бюджет налоговым агентом, а также 5450 руб. штрафа по пункту 1 статьи 126 Налогового кодекса Российской Федерации за непредставление в налоговую инспекцию сведений о доходах физических лиц (по 50 руб. за каждый из 98 не представленных документов).

Общество в период с ноября 1999 года по сентябрь 2000 года по договорам купли-продажи приобрело у физических лиц простые векселя открытого акционерного общества "Тверьхимволокно-Вискоза" на общую сумму 26671608 руб. Оплата произведена путем перечисления денежных средств с расчетного счета Общества на счета граждан, открытые в Сберегательном банке N 13 города Твери.

Налоговый орган считает, что Общество неправомерно не исчислило, не удержало и не перечислило в бюджет подоходный налог с физических лиц.

Согласно Закону Российской Федерации "О подоходном налоге с физических лиц" предприятия обязаны удерживать и перечислять в бюджет суммы налогов с доходов физических лиц.

Суд первой инстанции, удовлетворяя иск в этой части указал, что налоговая инспекция не доказала, что у физических лиц образовался доход, подлежащий налогообложению. Кроме того, физические лица не состояли в трудовых отношениях с Обществом. Судом апелляционной инстанции установлено, что физические лица не получали дохода от продажи векселей.

Изложенное в оспариваемом Обществом решении налогового органа требование налоговой инспекции об уплате 7422405 руб. подоходного налога с физических лиц неправомерно еще и по следующим основаниям. Согласно пункту 4 статьи 20 Закона Российской Федерации "О подоходном налоге с физических лиц" запрещается уплата налога с физических лиц за счет средств предприятий. Как указано в акте налоговой проверки и подтверждается материалами дела, Общество с граждан никаких денежных средств не удерживало и не имеет возможности удержать после принятия налоговым органом решения, поскольку не состоит с ними в отношениях, регламентируемых Кодексом законов о труде Российской Федерации.

Проверив решение и постановление, принятые по данному делу в полном объеме, кассационная инстанция не находит нарушений в применении норм материального и процессуального права.

На основании изложенного и руководствуясь статьей 174, пунктом 1 статьи 175 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа постановил:

Решение от 16.08.2001 и постановление апелляционной инстанции от 24.10.2001 Арбитражного суда Тверской области по делу N 3915 оставить без изменения, а кассационную жалобу Межрайонной инспекции N 1 Управления Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по Тверской области - без удовлетворения.

     Председательствующий
О.А.Корпусова

Судьи
Н.В.Троицкая
Л.Л.Никитушкина

     Текст документа сверен по:
рассылка

Номер документа: 3915
Принявший орган: Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа
Дата принятия: 06 марта 2002

Поиск в тексте