• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 21 июня 2001 г. № Ф08-1738/2001


Дело N А63-2656/2000-С4

[Предприятие дезинфекционного профиля не может осуществлять контроль за проведением гигиенических и противоэпидемических мероприятий и соблюдением действующих санитарных правил предприятиями, организациями, гражданами, а также контролировать качество выполненных другими предприятиями и организациями дезинсекционных и дератизационных работ]
(Извлечение)


Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа в отсутствие в судебном заседании представителей Ставропольского территориального управления Министерства Российской Федерации по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства (далее - Территориальное управление МАП России), Федерального государственного учреждения "Центр государственного санитарноэпидемиологического надзора в Ставропольском крае" (далее - Центр госсанэпиднадзора края), извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного разбирательства, рассмотрев кассационную жалобу Территориального управления МАП России на решение от 13.02.2001 и постановление апелляционной инстанции от 10.04.2001 Арбитражного суда Ставропольского края по делу N А63-2656/2000-С4, установил следующее.

Решением арбитражного суда, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, удовлетворен иск Центра госсанэпиднадзора края о признании недействительными предписаний NN 26 и 27 от 04.07.2000 Территориального управления МАП России.

В кассационной жалобе на решение арбитражного суда и постановление апелляционной инстанции Территориальное управление МАП России просит судебные акты отменить, как принятые с нарушением норм материального и процессуального права, и отказать в удовлетворении иска, поскольку выводы арбитражного суда о законности действий лицензирующего органа по выдаче лицензии Государственному унитарному предприятию "Дезинфекция на КМВ" (дочернему предприятию) федерального государственного унитарного предприятия дезинфекционного профиля "Центр дезинфекции в Ставропольском крае" (далее - ГУП "Дезинфекция на КМВ") и направлению письма в адрес главного врача Центра госсанэпиднадзора в г. Ессентуки не соответствуют установленным судом обстоятельствам.

Изучив материалы дела, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа считает решение арбитражного суда и постановление апелляционной инстанции подлежащими отмене в части признания недействительным предписания N 26 от 04.07.2000 по следующим основаниям.

Предметом доказывания по настоящему делу является установление следующих обстоятельств: принято ли Территориальным управлением МАП России в пределах своей компетенции решение N 37 от 04.07.2000, на основании которого приняты предписания NN 26 и 27 от 04.07.2000; что охватывается понятием "работы по контролю качества дезинсекционных и дератизационных работ"; может ли хозяйствующий субъект в соответствии с законом осуществлять контроль качества дезинфекции, дезинсекции и дератизации и на каких условиях; повлияло ли включение данного положения в лицензию от 30.04.1999 серии Г N 454154 хозяйствующего субъекта на конкуренцию на товарном рынке соответствующих услуг и не привело ли к недобросовестной конкуренции в соответствии с Законом Российской Федерации от 22.03.1991 N 948-1 "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" (далее - Закон "О конкуренции :"); законны ли требования антимонопольного органа, изложенные в предписаниях NN 26 и 27; надлежащим ли лицам адресованы предписания NN 26 и 27.

Как видно из материалов дела, 30.04.1999 Центром госсанэпиднадзора края выдана лицензия серии Г N 454154 ГУП "Дезинфекция на КМВ". В пунктах 2.5 и 3.4 приложения к данной лицензии среди видов деятельности предприятия указаны работы по контролю качества дезинсекционных и дератизационных работ.

В содержание понятия "контроль качества дезинсекционных и дератизационных работ" входит осуществление контроля за качеством выполненных на объектах, принадлежащих предприятиям, организациям или физическим лицам дезинсекционных и дератизационных работ. Иными словами, контроль качества предполагает оценку деятельности предприятий и организаций, выполнивших работы по дезинсекции и дератизации объекта.

Анализ положений статей Закона Российской Федерации от 19.04.1991 N 1034-1 "О санитарно-эпидемическом благополучии населения" позволяет определить, что контроль качества дезинсекционных и дезинфекционных работ осуществляется в рамках государственного санитарно-эпидемиологического надзора исключительно входящими в единую федеральную централизованную систему органами и учреждениями Государственной санитарно-эпидемиологической службы Российской Федерации.

Состав Государственной санитарно-эпидемиологической службы Российской Федерации определен в статье 4 Положения о Государственной санитарноэпидемиологической службе Российской Федерации, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 30.06.1998 N 680, в пунктах 8-9 Положения перечислены функции, которые выполняют органы и учреждения данной службы. При этом государственный санитарно-эпидемиологический надзор за соблюдением санитарного законодательства Российской Федерации осуществляют Департамент государственного санитарно-эпидемиологического надзора Министерства здравоохранения Российской Федерации и центры государственного санитарноэпидемиологического надзора. Согласно данному Положению, предприятия дезинфекционного профиля не осуществляют государственный санитарноэпидемиологический надзор.

Таким образом, в момент выдачи лицензии (30.04.1999) государственные унитарные предприятия дезинфекционного профиля не могли осуществлять контроль за проведением гигиенических и противоэпидемических мероприятий, за соблюдением действующих санитарных правил предприятиями, организациями, гражданами, а также контролировать качество работ по дезинфекции, дезинсекции и дератизации, выполненных другими предприятиями дезинфекционного профиля.

С введением в действие Положения о Государственной санитарноэпидемиологической службы Российской Федерации, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 24.07.2000 N 554, перечень функций, исполнение которых возложено на государственные унитарные предприятия дезинфекционного профиля, не изменился. Новым Положением не предусмотрено, что государственные унитарные предприятия дезинфекционного профиля могут осуществлять государственный санитарно-эпидемиологический надзор.

Суд кассационной инстанции полагает, что ГУП "Дезинфекция на КМВ" не вправе контролировать качество дезинсекции и дератизации, поскольку как предприятие дезинфекционного профиля не может осуществлять контроль за проведением гигиенических и противоэпидемических мероприятий, за соблюдением действующих санитарных правил предприятиями, организациями, гражданами, а также контролировать качество выполненных другими предприятиями и организациями дезинсекционных и дератизационных работ.

Незаконность включения в Устав ГУП "Дезинфекция на КМВ" в перечень видов деятельности предприятия такой вид деятельности, как осуществление контроля качества дезинфекции, дезинсекции и дератизации, подтверждена вступившим в законную силу постановлением кассационной инстанции от 27.03.2001 по делу N А63-2547/2000-С4.

Согласно статье 1 Закона "О конкуренции :", данный Закон определяет организационные и правовые основы предупреждения, ограничения и пресечения монополистической деятельности и недобросовестной конкуренции и направлен на обеспечение условий для создания и эффективного функционирования товарных рынков. Настоящий Закон распространяется на отношения, влияющие на конкуренцию на товарных рынках в Российской Федерации, в которых участвуют российские и иностранные юридические лица, федеральные органы исполнительной власти, органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления, а также физические лица (статья 2 Закона).

В соответствии со статьей 4 Закона под "недобросовестной конкуренцией" понимаются любые направленные на приобретение преимуществ в предпринимательской деятельности действия хозяйствующих субъектов, которые противоречат положениям действующего законодательства, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и могут причинить или причинили убытки другим хозяйствующим субъектам - конкурентам либо нанести ущерб их деловой репутации.

Как видно из решения Территориального управления МАП России от 04.07.2000 N 37, комиссией в составе исполняющего обязанности заведующего отделом Санитарноэпидемиологического надзора (далее - СЭН) при Администрации Кавказских Минеральных Вод В.И. Калаушина, директора ГУП "Дезинфекция на КМВ" Ю.М. Михайлова произведено санитарное обследование пищеблока санатория "Виктория", услуги по дезинфекции которому в соответствии с договором оказывает ООО "Альфакрон". По результатам обследования составлен акт от 27.04.2000, в котором санаторию "Виктория" рекомендовано заключить договор на проведение дезинфекции, дезинсекции и дератизации с ГУП "Дезинфекция на КМВ".

Данные действия представителей СЭН и ГУП "Дезинфекция на КМВ" дали основание ООО "Альфакрон" обратиться в Территориальное управление МАП России с заявлением о пресечении недобросовестной конкуренции со стороны ГУП "Дезинфекция на КМВ", так как один хозяйствующий субъект не вправе контролировать качество услуг, оказываемых другим хозяйствующим субъектом, если они являются конкурентами на товарном рынке тех же услуг. Территориальное управление МАП России признало действия ГУП "Дезинфекция на КМВ" нарушающими требования Закона "О конкуренции :" и приняло решение от 04.07.2000 N 37 и предписание от 04.07.2000 N 26, предписав лицензирующему органу (Центр госсанэпиднадзора края) исключить из приложения к лицензии серии Г N 454154 от 30.04.1999, выданной ГУП "Дезинфекция на КМВ", пункты 2.5 и 3.4, разрешающие предприятию дезинфекционного профиля осуществлять такие виды деятельности, как "работы по контролю качества дезинсекционных работ" и "работы по контролю качества дератизационных работ". Суд кассационной инстанции считает решение Территориального управления МАП России законным и обоснованным, поскольку получение ГУП "Дезинфекция на КМВ" вышеупомянутой лицензии подпадает под определение "недобросовестная конкуренция" в смысле статей 4 и 10 Закона "О конкуренции :". Наличие в лицензии ГУП "Дезинфекция на КМВ" положений о праве осуществлять контроль качества дезинсекционных и дератизационных работ вводит в заблуждение потребителей услуг на данном товарном рынке и может причинить убытки другому хозяйствующему субъекту.

Кассационная инстанция считает возможным согласиться с доводами антимонопольного органа, что включение в лицензию ГУП "Дезинфекция на КМВ" пунктов 2.5 и 3.4 незаконно, так как один хозяйствующий субъект не вправе контролировать качество услуг, оказываемых другим хозяйствующим субъектом, если они являются конкурентами на товарном рынке тех же услуг. Территориальное управление МАП России обоснованно указало, что разрешение предприятию дезинфекционного профиля осуществлять контроль качества дезинсекционных и дератизационных работ нарушает требования статьи 7 Закона "О конкуренции :", согласно которой запрещается наделение хозяйствующих субъектов функциями и правами указанных органов, в том числе функциями и правами органов государственного надзора, за исключением случаев, предусмотренных законодательными актами Российской Федерации.

Суд кассационной инстанции полагает, что обжалуемое предписание N 26 от 04.07.2000 принято Территориальным управлением МАП России в пределах своей компетенции; наличие в лицензии ГУП "Дезинфекция на КМВ" положения об осуществлении предприятием "работ по контролю качества дезинсекционных и дератизационных работ" оказывает влияние на конкуренцию на товарном рынке соответствующих услуг и способствует недобросовестной конкуренции со стороны данного хозяйствующего субъекта в соответствии с Законом "О конкуренции ...".

В части доводов арбитражного суда о том, что на момент вынесения судебного решения Центр госсанэпиднадзора края не являлся лицензирующим органом в отношении дезинфекционных, дезинсекционных и дератизационных работ и не был в состоянии выполнить требования антимонопольного органа, то эти обстоятельства не являются основанием для признания ненормативного акта антимонопольного органа недействительным. Доказательств того, что Центр госсанэпиднадзора края не являлся лицензирующим органом в отношении дезинсекционных и дератизационных работ на момент выдачи антимонопольным органом предписания N 26, истцом не представлено.

Кассационная инстанция считает ошибочным вывод арбитражного суда о том, что включение лицензирующим органом в приложение к лицензии серии Г N 454154 пунктов 2.5 и 3.4 законно, поскольку выдача лицензии произведена в соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 11.06.1996 N 688 и утвержденным им "Положением о лицензировании производства дезинфекционных, дезинсекционных и дератизационных работ", Постановлением Государственного комитета санитарно-эпидемиологического надзора Российской Федерации от 26.07.1996 N 7 и утвержденным им "Перечнем лицензируемых видов дезинфекционных, дезинсекционных и дератизационных работ".

Постановлением Правительства России от 11.06.1996 N 688 утверждено "Положение о лицензировании производства дезинфекционных, дезинсекционных и дератизационных работ", при этом предусмотрено, что перечень лицензируемых видов дезинфекционных, дезинсекционных и дератизационных работ определяется Госкомсанэпиднадзором России. Госкомсанэпиднадзором России в "Перечень лицензируемых видов дезинфекционных, дезинсекционных и дератизационных работ" помимо видов работ по дезинфекции, дезинсекции и дератизации на различных объектах включены "работы по контролю качества дезинфекционных, дезинсекционных и дератизационных работ".

Таким образом, включение Госкомсанэпиднадзором России в "Перечень :" помимо лицензируемых видов дезинфекционных, дезинсекционных и дератизационных работ также и работ по контролю за качеством их выполнения осуществлено за пределами полномочий, полученных от Правительства России. Госкомсанэпиднадзор России не имел полномочий на включение видов деятельности, входящих в государственный санитарноэпидемиологический надзор, в виды деятельности, которые могут осуществляться "юридическими лицами, независимо от организационно-правовой формы, а также физическими лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, на основании лицензии специального разрешения лицензионных органов" (пункт 2 "Положения :").

При таких обстоятельствах у арбитражного суда отсутствовали основания для удовлетворения иска и признания выданного Территориальным управлением МАП России предписания N 26 от 04.07.2000 недействительным.

В части признания недействительным выданного Территориальным управлением МАП России предписания N 27 от 04.07.2000 следует отметить обоснованность выводов арбитражного суда о том, что направленное в адрес главного врача Центра госсанэпиднадзора в г. Ессентуки письмо о принятии мер к расторжению договора аренды с ООО "Альфакрон" не носит обязательного характера и не имеет правовых последствий для арендатора.

Порядок изменения и расторжения договоров, в том числе договоров аренды, регулируется положениями главы 29 Гражданского кодекса Российской Федерации.

При таких обстоятельствах у суда кассационной инстанции отсутствуют основания для изменения или отмены обжалуемых судебных актов в части признания недействительным предписания N 27 от 04.07.2000 Территориального управления МАП России. Учитывая изложенное и руководствуясь статьями 171, 174, 175 (пунктом 2), 176 и 177 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа

П О С Т А Н О В И Л


решение от 13.02.2001 и постановление апелляционной инстанции от 10.04.2001 Арбитражного суда Ставропольского края по делу N А63-2656/2000-С4 в части признания недействительным предписания N 26 от 04.07.2000 Ставропольского территориального управления Министерства Российской Федерации по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства отменить, в иске в данной части отказать.

В остальной части решение и постановление апелляционной инстанции оставить без изменения.

Постановление вступает в законную силу с момента его принятия и обжалованию не подлежит.

текст документа сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: А63-2656/2000-С4
Ф08-1738/2001
Принявший орган: Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа
Дата принятия: 21 июня 2001

Поиск в тексте