• по
Более 56000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 26 июня 2008 г. № Ф08-3308/2008

Дело № А32-21957/2007-32/470

[При рассмотрении дел об оспаривании сделок с заинтересованностью необходимо исходить из того, что условием для признания сделки с заинтересованностью недействительной является наличие для акционерного общества или акционеров неблагоприятных последствий, возникающих в результате ее совершения]
(Извлечение)

Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа при участии в судебном заседании от истцов: Королевой О.А., Коваленко В.А., Покотиловой И.В., Дерманской (Смбатян) О.Ю., Заседатель Н.П. Алешечкина В.В., от ответчика - открытого акционерного общества «Предприятие оптово-розничной торговли», в отсутствие ответчицы Хоконовой А.В. и третьего лица - Главного управления Федеральной регистрационной службы по Краснодарскому краю, извещенных о времени и месте судебного заседания, рассмотрев кассационную жалобу Королевой О.А., Коваленко В.А., Покотиловой И.В., Дерманской (Смбатян) О.Ю., Заседатель Н.П. на решение Арбитражного суда Краснодарского края от 10.04.2008 по делу № А32-21957/2007-32/470 установил следующее.

Акционеры ОАО «Предприятие оптово-розничной торговли» (далее - общество) Королева О.А., Коваленко В.А., Покотилова И.В., Дерманская (Смбатян) О.Ю., Заседатель Н.П. обратились в арбитражный суд с иском к обществу и Хоконовой А.В. о признании недействительным заключенного ответчиками 21.04.2005 договора купли-продажи нежилого строения литера Ж (трансформаторной подстанции) площадью 22,74 кв. м, расположенного по адресу: Краснодарский край, г. Туапсе, ул. Гагарина, 9, и возвращении сторонами полученного по сделке.

К участию в деле, в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора, привлечено Главное управление Федеральной регистрационной службы по Краснодарскому краю.

Решением от 10.04.2008 в иске отказано. Суд согласился с доводами истцов, что оспариваемая сделка при наличии заинтересованности в ней лиц, указанных в части 1 пункта 1 статьи 81 Федерального закона «Об акционерных обществах», совершена с нарушением порядка ее одобрения, но применил к заявленным по оспоримым основаниям требованиям срок исковой давности, указав, что в течение прошедших с момента совершения сделки более чем 2,5 лет истцы должны были узнать о ее совершении. Суд также пришел к выводу о недоказанности обязательного условия для признания сделки с заинтересованностью недействительной - причинения обществу убытков продажей имущества по балансовой стоимости. Возможность отчуждения объекта по балансовой стоимости предварительно устанавливалась решением совета директоров. Доказательства притворности сделки, как прикрывающей дарение, по мнению суда, также не предоставлены.

В кассационной жалобе истцы просят отменить решение и удовлетворить иск, считая вывод о пропуске срока исковой давности не соответствующим фактическим обстоятельствам, так как до ознакомления с письмом регионального отделения Федеральной службы по финансовым рынкам от 18.06.2007 истцы не могли узнать, что выгодоприобретателем по оспариваемой сделке является дочь генерального директора. Генеральный директор, являясь заинтересованным лицом, участвовал в принятии на заседании совета директоров решения о продаже строения литера Ж, что не соответствует требованиям закона. На очередном общем собрании, прошедшем 19.06.2006, акционеры о совершении сделок с заинтересованностью не информировались. По мнению заявителей, убытки возникли у общества в силу факта продажи имущества по балансовой стоимости вместо рыночной, которая должна была определяться в соответствии со статьей 77 Федерального закона «Об акционерных обществах».

В отзыве на кассационную жалобу общество просит оставить решение суда без изменения, полагая, что истцы должны были узнать о сделке, совершенной в апреле 2005 года, не позднее июля 2006 года, когда проводилось собрание с обсуждением итогов деятельности общества за 2005 год. Общество считает, что доводы истцов о наличии убытков не могут быть признаны обоснованными без предоставления доказательств о занижении стоимости спорного объекта и возможности его продажи по более высокой цене.

В судебном заседании кассационной инстанции представители сторон поддержали доводы, изложенные в жалобе и отзыве.

Изучив материалы дела, выслушав представителей сторон, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа считает, что кассационная жалоба не подлежит удовлетворению.

Как видно из материалов дела, истцы являются акционерами общества, в совокупности владеющими 190 обыкновенными акциями общества, что составляет 2,28 % от общего количества размещенных акций.

1 апреля 2005 года общество в лице генерального директора (продавец) и Хоконова А.В. (покупатель) заключили договор купли-продажи принадлежащего обществу нежилого строения литера Ж, общей площадью 22,74 кв. м. Объект продан за 81 480 рублей, равные его балансовой стоимости. Факт оплаты путем внесения денег в кассу общества документально подтвержден и истцами под сомнение не ставится. Переход права собственности зарегистрирован в установленном законом порядке.

Согласно статье 81 Федерального закона «Об акционерных обществах» сделка, в совершении которой имеется заинтересованность, в частности, лица, осуществляющего функции единоличного исполнительного органа общества, совершается обществом в соответствии с положениями главы XI Закона. Указанное лицо признается заинтересованным в совершении обществом сделки, в том числе, в случае, если его дети являются стороной в сделке.

В соответствии со статьей 83 Закона об акционерных обществах сделка, в совершении которой имеется заинтересованность и предметом которой является имущество стоимостью 2 и более процентов балансовой стоимости активов общества, должна быть одобрена до ее совершения общим собранием акционеров, а при меньшей стоимости - советом директоров (наблюдательным советом) общества.

Из материалов дела следует и ответчиками не оспаривается, что в совершении сделки имелась заинтересованность генерального директора общества и Хоконовой А.В. - дочери генерального директора. Стоимость строения литера Ж менее 2 процентов балансовой стоимости активов общества.

Из имеющегося в деле протокола заседания совета директоров от 28.01.2004 № 18 следует, что совет директоров в составе 7 членов, в том числе Чакарьяна В.К. (одновременно исполняющего обязанности генерального директора и заинтересованного в сделке), принял решение о продаже в целях погашения задолженности нежилого строения трансформаторной подстанции литера Ж не ниже балансовой стоимости. Решение принято единогласно, протокол подписан председателем совета директоров Остроумовым Д.В. (т. 1, л. д. 125). Протокол № 18 не может являться доказательством одобрения сделки, совершаемой с заинтересованностью, поскольку в отраженном в протоколе решении не указано лицо, являющееся стороной (покупателем) сделки, и отсутствует информация о родственных связях покупателя с директором (пункт 6 статьи 83 Закона об акционерных обществах). В то же время данный документ является источником сведений об иных существенных для разрешения спора обстоятельствах, в том числе, о причинах продажи имущества.

Согласно статье 84 Закона об акционерных обществах сделка, в совершении которой имеется заинтересованность, совершенная с нарушением требований, предусмотренных настоящим Законом, может быть признана недействительной по иску общества или акционера. В этой же статье указано, что заинтересованное лицо несет перед обществом ответственность в размере убытков, причиненных им обществу, что предполагает наличие убытков как обязательного условия признания сделки с заинтересованностью недействительной.

Соответствующие разъяснения даны в пункте 3 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.06.2007 № 40 «О некоторых вопросах практики применения положений законодательства о сделках с заинтересованностью», в котором указано, что при рассмотрении дел об оспаривании сделок с заинтересованностью необходимо исходить из того, что условием для признания сделки с заинтересованностью недействительной является наличие для акционерного общества или акционеров неблагоприятных последствий, возникающих в результате ее совершения. При этом, как указал Пленум, исследуется, какие цели преследовали стороны при совершении сделки, было ли у них намерение таким образом ущемить интересы акционеров, повлекла ли эта сделка убытки для акционерного общества, не являлось ли ее совершение способом предотвращения еще больших убытков для акционерного общества. В постановлении также разъяснено, как в таких спорах распределяется бремя доказывания: ответчик предоставляет доказательства отсутствия неблагоприятных последствий, а истец должен доказать, каким образом сделка нарушает его права и законные интересы. При установлении убыточности сделки презюмируется, что права и законные интересы истца нарушены, если не будет доказано иное.

Убытки по общему правилу определяются в соответствии со статьей 15 Гражданского кодекса Российской Федерации, в частности, убытками в виде упущенной выгоды являются неполученные доходы, которые лицо, чье право нарушено, получило бы при обычных условиях гражданского оборота.

В данном случае получение собственником за отчуждаемое имущество платы по сделке в меньшем размере, чем, если бы имущество продавалось с соблюдением порядка одобрения сделки с заинтересованностью, является для общества упущенной выгодой, что, при доказанности этого обстоятельства, нарушает законные интересы акционеров.

Довод истцов об убыточности сделки в силу самого факта несоблюдения требований статьи 77 Закона об акционерных обществах об определении советом директоров рыночной стоимости отчуждаемого имущества, несостоятелен в виду следующего. В соответствии с данной нормой, если цена (денежная оценка) имущества определяется советом директоров, то она определяется исходя из рыночной стоимости имущества. При заинтересованности в совершении сделки члена совета директоров цена имущества определяется незаинтересованными членами совета. Для определения рыночной стоимости имущества может привлекаться независимый оценщик, привлечение которого обязательно лишь для определения стоимости акций, подлежащих выкупу обществом у акционера в обязательном порядке (статья 76 Закона), либо в иных случаях, прямо предусмотренных законом.

Закон об акционерных обществах не предусматривает обязательное привлечение независимого оценщика при совершении обществом сделки с заинтересованностью, следовательно, при совершении такой сделки правомерным является определение рыночной стоимости отчуждаемого имущества самим советом директоров.

Под рыночной стоимостью понимается возможность получения за имущество цены при его свободной продаже путем предложения неограниченному кругу покупателей. Члены совета директоров, руководствуясь этими критериями, исходя из собственного опыта и характеристик продаваемого имущества, могут принять решение о том, что балансовая стоимость имущества и его рыночная стоимость совпадают и большая сумма при свободной продаже выручена не будет. Исходя из приведенных в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.06.2007 № 40 разъяснений совет директоров при определении рыночной стоимости имущества может учитывать необходимость погашения обществом долгов, возможность начисления штрафных санкций в случае задержки уплаты долгов, т. е. возникновения убытков, превышающих те, которые могут возникнуть, если имущество не будет продано за несколько меньшую цену, но в краткие сроки.

Суд дал надлежащую оценку содержанию оспариваемого договора, решению совета директоров, обоснованному необходимостью погашения долга, иным установленным по делу обстоятельствам, в частности, индивидуальным признакам проданного объекта (подстанции) с точки зрения его ценности на рынке как самостоятельного объекта права и пришел к обоснованному выводу, что ответчики доказали отсутствие неблагоприятных для общества и акционеров последствий от спорной сделки и отсутствие у сторон сделки намерений ущемить интересы акционеров. Истцы со своей стороны не представили сведений о возможности продажи объекта по цене, существенно превышающей цену, указанную в договоре. В связи с этим суд правильно указал, что нарушение прав и законных интересов истцов (являющееся обязательным условием признания недействительной сделки с заинтересованностью) не подтверждено доказательствами.

Названные обстоятельства достаточны для отказа в удовлетворении иска, поэтому доводы истцов о неправильном определении судом начала течения срока исковой давности не имеют существенного значения. Однако и в этой части в обжалуемом судебном акте приведены достаточные обоснования для применения срока исковой давности. В соответствии с пунктом 2 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации иск о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлен в течение года, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной. В исковом заявлении истцы указали, что им стало известно о нарушении порядка совершения сделки с заинтересованностью в конце 2006 года, без уточнения даты или указания на какое-либо событие. Иск подан в ноябре 2007 года. Однако впоследствии, после заявления ответчиков о применении срока исковой давности и вопреки приведенному утверждению, истцы сослались на получение информации об оспариваемой сделке только 18.06.2007 из письма регионального отделения Федеральной службы по финансовым рынкам (т. 1, л. д. 60).

С учетом противоречивости сообщенных истцами сведений и длительности периода, прошедшего после совершения сделки, суд обоснованно исходил из того, что определяющим обстоятельством является то, когда истцы должны были узнать о сделке и сопутствующих ее совершению обстоятельствах, указав началом течения срока исковой давности дату повторного очередного общего собрания (19.07.2006), на котором утверждались годовой отчет, бухгалтерские балансы, рассматривались вопросы о прибылях и убытках общества. Из протокола собрания видно, что по всем вынесенным в повестку дня вопросам «за» голосовали владельцы 4 844 акций, «против» - владельцы 38 акций (т. 1, л. д. 98). Таким образом, акционеры занимали на собрании активную позицию при обсуждении различных вопросов, в том числе итогов деятельности общества за 2005 год, когда совершалась спорная сделка. Соответственно, у истцов не имелось препятствий для ознакомления с информацией, касающейся совершения обществом сделок, и, в случае нарушения интересов акционеров, заявления об убыточности той или иной сделки.

При вынесении решения суд не допустил нарушений в применении норм права, сделанные судом выводы соответствуют установленным по делу фактическим обстоятельствам и основаны на разъяснениях, содержащихся в постановлениях Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. При таких обстоятельствах основания для удовлетворения жалобы отсутствуют.

Руководствуясь статьями 286 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Краснодарского края от 10.04.2008 по делу № А32-21957/2007-32/470 оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

текст документа сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: А32-21957/2007-32/470
Ф08-3308/2008
Принявший орган: Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа
Дата принятия: 26 июня 2008

Поиск в тексте