• по
Более 47000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

         
от 26 мая 2010 г. Дело № А15-1796/2009

[Поскольку истец не доказал предусмотренных законом оснований для возложения на ответчика гражданско-правовой ответственности за ненадлежащее исполнение обязательств по договору (статьи 15, 393 Гражданского кодекса Российской Федерации), в удовлетворении заявленного требования отказано правомерно]
(Извлечение)  


Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа, при участии в судебном заседании от ответчика - отдела вневедомственной охраны при Ленинском РОВД г. Махачкалы, в отсутствие истца - Министерства по физической культуре и спорту Республики Дагестан и третьего лица - федерального государственного унитарного предприятия «Охрана» МВД России по Республике Дагестан, извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, рассмотрев кассационную жалобу Министерства по физической культуре и спорту Республики Дагестан на решение Арбитражного суда Республики Дагестан от 26.10.2009 и постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.03.2010 по делу № А15-1796/2009, установил следующее.

Министерство по физической культуре и спорту Республики Дагестан (далее - министерство) обратилось в арбитражный суд с иском к отделу вневедомственной охраны при Ленинском РОВД г. Махачкалы (далее - отдел) о взыскании 583 471 рубля ущерба, причиненного в результате ненадлежащего исполнения обязательств по договору об оказании услуг охраны от 01.01.2008 № 609.

К участию в деле в качестве третьего лица привлечено ФГУП «Охрана» МВД России по Республике Дагестан (далее - предприятие).

Решением Арбитражного суда Республики Дагестан от 26.10.2009, оставленным без изменения постановлением Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.03.2010, в удовлетворении иска отказано.

Судебные инстанции установили, что между министерством, отделом и предприятием заключен договор об оказании услуг охраны и осуществлении технического обслуживания технических средств охраны (глава 39 Гражданского кодекса Российской Федерации). Объектом охраны является здание министерства, расположенное по адресу: Республика Дагестан, г. Махачкала, ул. Гусейнова, д. 26. Ночью 21.07.2009 из помещения кассы охраняемого отелом здания похищен сейф, в котором находились денежные средства. По данному факту следователем следственного отдела при ОВД Ленинского района г. Махачкалы возбуждено уголовное дело № 901494 по признакам преступления, предусмотренного пунктом «б» части 2 статьи 158 Уголовного кодекса Российской Федерации (постановление от 21.06.2009). Суд пришел к выводу о недоказанности истцом наличия вины ответчика, а также причинной связи между понесенными министерством убытками и ненадлежащим исполнением отделом обязательств по договору от 01.01.2008 № 609. Материалы дела подтверждают, что работники отдела по прибытии на место (после срабатывания тревожной сигнализации) предприняли все зависящие от них меры по охране объекта, в том числе по извещению уполномоченного лица истца (кассира Сургиной Е.А.) о срабатывании сигнализации. Проникновение в помещение кассы совершено во время, когда охранно-пожарная сигнализация не была поставлена министерством в режим охраны, что исключает ответственность отдела (пункт 5.1.2 договора). Ответчиком неоднократно выдались истцу предписания о необходимости прикрепления сейфа к полу и стенам помещения. Указанное требование является обязательным и предусмотрено пунктом 3 Приложения № 3 к Порядку ведения кассовых операций в Российской Федерации, утвержденному решением совета директоров Центрального Банка Российской Федерации от 22.09.1993 № 40 (далее - Порядок ведения кассовых операций). Однако министерством данное требование не выполнено. Кроме того, в сейфе в течение 17 дней находилась денежная сумма, превышающая установленный лимит остатка наличных денег в кассе (350 тыс. рублей). Денежная наличность сверх установленного лимита в банк не сдавалась в нарушение пункта 6 Порядка ведения кассовых операций. Отсутствуют в деле и надлежащие доказательства, подтверждающие размер причиненных истцу убытков. Подготовленный сторонами по правилам пункта 4.1.1 договора расчет причиненного ущерба в материалы дела не представлен. Истец в обоснование своих требований ссылается на отчет кассира от 18.06.2009 (формы 0504514), согласно которому на начало дня в кассе находилось 721 738 рублей, приход составил 5 700 рублей, выдано было 143 967 рублей. Таким образом, на конец рабочего дня остаток наличности в кассе составил 583 471 рубль. Однако указанный документ не позволяет установить остаток денежных средств в кассе по состоянию на день кражи (21.06.2009); противоречит он и показаниям кассира Сургиной Е.А. по уголовному делу о том, что 19.06.2009 она успела выдать часть средств (заработную плату) в сумме 116 529 рублей. При этом в кассе оставалось 583 471 рубль. Следовательно, если 19.06.2009 выдавалась наличность (116 529 рублей), то на конец рабочего дня в кассе должно было остаться 466 942 рубля. Доказательства того, сколько фактически было выдано денежных средств 19.06.2009 (ведомость по заработной плате), и сколько наличности осталось на конец рабочего дня (отчет кассира по состоянию на последний рабочий день перед совершением кражи), в дело не представлены. Акт инвентаризации денежных средств от 01.07.2009, составленный истцом самостоятельно через десять дней после совершения кражи, таким доказательством служить не может (пункт 4.1.1 договора). Поскольку министерство не доказало предусмотренных законом (статьи 15 и 393 Гражданского кодекса Российской Федерации) оснований для возложения на отдел гражданско-правовой ответственности за нарушение (ненадлежащее исполнение) обязательств по договору от 01.01.2008 № 609, заявленное требование не подлежит удовлетворению (л. д. 85, 151).

Министерство обжаловало решение и апелляционное постановление в кассационном порядке. В жалобе заявитель просит отменить указанные акты, ссылаясь на несоответствие сделанных судами выводов фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам. Истец полагает, что им выполнены все обязательства по договору, заключенному с ответчиком, который ненадлежащее исполнил обязанность по охране здания (помещения кассы). Выводы судов о недоказанности причинной связи между понесенными истцом убытками и ненадлежащим исполнением ответчиком обязательства по договору, а также наличии вины последнего, противоречат материалам дела. По мнению заявителя, отдел не предпринял всех зависящих от него (предусмотренных договором от 01.01.2008 № 609) мер по охране объекта, в том числе по извещению уполномоченного лица министерства (кассира Сургиной Е.А.) о срабатывании сигнализации. Нарушение истцом пункта 3 Приложения № 3 к Порядку ведения кассовых операций не освобождает отдел от ответственности за нарушение условий договора. Установленное судебными инстанциями превышение министерством лимита остатка наличных денег в кассе (350 тыс. рублей) не означает, что отдел не должен нести ответственности в размере, превышающем данный лимит (пункты 5.1.1, 5.3.1 договора). Не соответствует материалам дела и вывод судов о недоказанности истцом размера убытков, причиненных хищением денежных средств. Заявитель полагает, что представленные им в обоснование указанного обстоятельства документы (отчет кассира от 18.06.2009, протокол допроса Сургиной Е.А.) в совокупности подтверждают факт наличия в кассе 583 471 рубля (по состоянию на 21.06.2009). Ответчик, являясь сильной стороной в договоре (монополистом на рынке соответствующих услуг), по существу навязал отдельные (невыгодные) его условия истцу (более экономически слабой стороне в спорном правоотношении).

Отдел в отзыве указал на несостоятельность доводов жалобы, а также законность и обоснованность принятых по делу судебных актов.

От предприятия отзыв на жалобу не поступил.

В судебном заседании представитель отдела возражал против удовлетворения жалобы, ссылался на соответствие сделанных судами первой и апелляционной инстанций выводов закону и имеющимся в деле доказательствам.

Изучив материалы дела и доводы жалобы, выслушав представителя ответчика, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа считает, что в удовлетворении кассационной жалобы следует отказать.

Как видно из материалов дела, между министерством (заказчик), отделом (исполнитель-1) и предприятием (исполнитель-2) заключен договор об оказании услуг охраны и осуществление технического обслуживания комплекса технических средств охраны от 01.01.2008 № 609. По условиям договора исполнитель-1 принял на себя обязательства по охране путем экстренного выезда наряда милиции по сигналу «Тревога», поступившего из объекта заказчика на пульт централизованного наблюдения исполнителя-1 (л. д. 5 - 10). Объектом охраны является здание заказчика, расположенное по адресу: Республика Дагестан, ул. Гусейнова, д. 26 (л. д.11).

Согласно пункту 2.3 договора пользование охранно-пожарной сигнализацией разрешено только работникам заказчика. Список ответственных за это лиц представляется заказчиком исполнителю-1 до начала окончания оказания услуг по договору.

Заказчик обязан выполнять мероприятия по технической укрепленности объекта, оснащенности его средствами охранно-пожарной сигнализации; предоставить исполнителю-1 данные о служебных, домашних, мобильных номерах телефонов, а также адресах доверенных лиц, уполномоченных осуществлять прием (сдачу) объекта; ежесуточно производить проверку работоспособности сигнализации путем пробной сдачи на пульт центральной охраны (пункты 3.3.2, 3.3.3 и 3.3.9 договора). В свою очередь исполнитель-1 обязан при поступлении сообщения о срабатывании сигнализации направлять наряд милиции к объекту в максимально короткое время для выяснения причин срабатывания сигнализации; принимать меры к задержанию лиц, совершивших преступление (пункты 3.1.1 и 3.1.2 договора).

В разделе 4 договора предусмотрена ответственность сторон за нарушение договора. Исполнитель-1 несет материальную ответственность за ущерб, нанесенный заказчику от кражи, повреждения или уничтожения имущества в результате виновного неисполнения либо виновного ненадлежащего исполнения своих обязательств в размере прямого действительного ущерба. Возмещение материального ущерба производится исполнителями на основании решения суда. Размер ущерба должен быть подтвержден расчетом стоимости похищенных материальных ценностей, составленным с участием сторон и сверенным с данными бухгалтерского учета.

В силу пунктов 5.1, 5.1.1 и 5.1.2 исполниетль-1 освобождается от ответственности в случае невыполнения заказчиком обязательств по договору или несоблюдении требований по технической укрепленности объекта, предусмотренных в приложении; если действия (бездействие) заказчика повлекли за собой кражу, повреждение или уничтожение имущества; если проникновение совершено во время, когда сигнализация не была поставлена заказчиком в режим охраны. Исполнители не несут ответственности за денежные средства, оставленные на объекте сверх суммы, разрешенной кредитным учреждением (пункт 5.3.1 договора).

21 июля 2009 года примерно с 01.00 до 03.30 из помещения кассы министерства похищен сейф, в котором находились денежные средства. По факту кражи следователем следственного отдела при ОВД Ленинского района г. Махачкалы возбуждено уголовное дело № 901494 по признакам преступления, предусмотренного пунктом «б» части 2 статьи 158 Уголовного кодекса Российской Федерации (постановление от 21.06.2009).

Министерство, ссылаясь на ненадлежащее исполнение отделом обязательств по охране объекта, обратилось в арбитражный суд с иском о возмещении 583 471 рубля ущерба, причиненного в результате совершения кражи.

В соответствии со статьей 393 Гражданского кодекса Российской Федерации должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства, которые определяются в соответствии со статьей 15 Кодекса.

Основаниями для удовлетворения требования о взыскании убытков является факт нарушения стороной обязательств по договору, наличие причинной связи между понесенными убытками и ненадлежащим исполнением ответчиком обязательства по договору, документально подтвержденный размер убытков, наличие вины. Отсутствие хотя бы одного из указанных условий является основанием для отказа в удовлетворении исковых требований.

Исследовав представленные в материалы дела доказательства, оценив их по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судебные инстанции установили, что работники отдела по прибытии на место (после срабатывания тревожной сигнализации) предприняли все зависящие от них меры по охране объекта. Были также приняты надлежащие меры по извещению уполномоченного лица истца (кассира Сургиной Е.А.) о срабатывании сигнализации. Кража совершена в период, когда охранно-пожарная сигнализация не была поставлена министерством в режим охраны (пункты 3.3.9, 5.1.2 договора). Ответчиком неоднократно выдались истцу предписания о необходимости прикрепления сейфа к полу и стенам помещения. Указанное требование обязательно для министерства и в силу пункта 3 Приложения № 3 к Порядку ведения кассовых операций. Однако истцом требования указанного Порядка (предписания отдела) не выполнены (пункты 3.3.2, 5.1.1 договора). Кроме того, в сейфе в течение 17 дней находилась денежная сумма, превышающая установленный лимит остатка наличных денег в кассе (350 тыс. рублей). Денежная наличность сверх установленного лимита в банк не сдавалась (пункт 5.3.1 договора). С учетом обстоятельств, установленных по делу, суды первой и апелляционной инстанций пришли к правильным выводам о недоказанности истцом наличия вины ответчика, а также причинной связи между понесенными министерством убытками и ненадлежащим исполнением отделом обязательств по договору от 01.01.2008 № 609.

Следует признать обоснованным и вывод судов об отсутствии в деле надлежащих доказательств, подтверждающих размер причиненных истцу убытков. Расчет ущерба, подготовленный по правилам пункта 4.1.1 договора, в материалы дела не представлен. Отчет кассира от 18.06.2009 (формы 0504514) и показания кассира Сургиной Е.А. по уголовному делу, на которые ссылается министерство, содержат противоречивые сведения об остатке денежной наличности в кассе по состоянию на 19.06.2009. Какие-либо иные надлежащие доказательства того, сколько средств осталось на конец рабочего дня (отчет кассира по состоянию на последний рабочий день перед совершением кражи, ведомости по заработной плате), в дело не представлены. Как правильно указал суд, акт инвентаризации денежных средств от 01.07.2009 таким доказательством служить не может, поскольку составлен в одностороннем порядке истцом через десять дней после совершения кражи (пункт 4.1.1 договора).

Поскольку министерство не доказало предусмотренных законом оснований для возложения на отдел гражданско-правовой ответственности за ненадлежащее исполнение обязательств по договору, в удовлетворении заявленного требования правомерно отказано.

В силу части 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации кассационная инстанция проверяет законность судебных актов, принятых судами первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального и процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в жалобе и возражениях на нее.

В кассационной жалобе министерство высказывает свое несогласие с выводом судебных инстанций об отсутствии оснований для удовлетворения иска. По мнению заявителя, доказанность размера причиненного ущерба, наличия вины ответчика, а также причинной связи между понесенными истцом убытками и ненадлежащим исполнением отделом обязательства по договору, подтверждается представленными в дело доказательствами. Указанные доводы кассационной инстанцией не принимаются, поскольку они направлены на переоценку фактических обстоятельств, исследованных апелляционным судом. Согласно статье 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации кассационная инстанция не обладает процессуальными полномочиями по оценке обстоятельств, которые были предметом рассмотрения судов первой и (или) апелляционной инстанций.

Довод министерства о том, что ответчик, являясь сильной стороной в договоре, по существу навязал отдельные (невыгодные) его условия истцу (более слабой стороне в спорном правоотношении), несостоятелен. Заключенный сторонами договор (в данном случае - возмездного оказания услуг) основан юридическом равенстве сторон. Он не является публичным (статья 426 Гражданского кодекса Российской Федерации), не относится он и к категории договоров присоединения (статья 428 Гражданского кодекса Российской Федерации). Содержание договора от 01.01.2008 № 609 не свидетельствует о том, что министерство в спорном правоотношении является экономически более слабой и зависимой стороной. Факт навязывания отделом невыгодных для министерства условий при заключении договора, а также ссылка заявителя жалобы на то, что ответчик является монополистом на рынке соответствующих услуг, документально не подтверждены.

При разрешении спора суды первой и апелляционной инстанций правильно применили нормы права, представленным сторонами доказательствам дали оценку, изложенные в обжалуемых актах выводы соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа не усматривает оснований для отмены решения и апелляционного постановления по доводам, приведенным в жалобе. Нарушений норм процессуального права, в том числе предусмотренных частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не установлено.

На основании подпункта 2 пункта 2 статьи 333.37 Налогового кодекса Российской Федерации заявитель освобожден от уплаты государственной пошлины по жалобе.

Руководствуясь статьями 274, 284, 286, 287 и 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа


ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Республики Дагестан от 26.10.2009 и постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.03.2010 по делу № А15-1796/2009 оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

   
текст документа сверен по:
файл-рассылка


































Номер документа: А15-1796/2009
Принявший орган: Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа
Дата принятия: 26 мая 2010

Поиск в тексте