• по
Более 52000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

         
от 2 июля 2010 г. Дело № А53-31743/09

[Вывод суда апелляционной инстанции о применении пункта 10 части 3 статьи 11 Водного кодекса Российской Федерации только к случаю непосредственного использования водного объекта для рыбоводства соответствует названным нормам права]
(Извлечение)  



Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа, при участии в судебном заседании от заявителя - общества с ограниченной ответственностью «Имени Мирошниченко», в отсутствие заинтересованного лица - Управления Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Ростовской области и третьего лица - Прокуратуры Железнодорожного района г. Ростова-на-Дону, надлежащим образом извещенных о времени и месте судебного разбирательства (уведомления № 078/2010-1466, 078/2010-1467), рассмотрев кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Имени Мирошниченко» на постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 04.05.2010 по делу № А53-31743/09, установил следующее.

ООО «Имени Мирошниченко» (далее - общество) обратилось в Арбитражный суд Ростовской области с заявлением о признании незаконным и отмене постановления Управления Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Ростовской области (далее - управление) от 29.12.2009 № 124/2354.

Решением Арбитражного суда Ростовской области от 12.03.2010 заявленные требования удовлетворены.

Судебный акт мотивирован тем, что доказательства надлежащего извещения общества о времени и месте рассмотрения дела об административном правонарушении отсутствуют. Событие административного правонарушения, предусмотренного статьей 7.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, отсутствует, поскольку в силу пункта 10 части 3 статьи 11 Водного кодекса Российской Федерации при осуществлении рыбоводства не требуется принятия решений о предоставлении водных объектов в пользование либо заключения договора о водопользовании. Вывод управления о том, что исключение обязанности по заключению договора о водопользовании и принятию решений о предоставлении водных объектов в пользование относится только к случаям непосредственного использования водного объекта в целях рыбоводства, основан на неправильном применении норм Водного кодекса Российской Федерации.

Постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 04.05.2010 решение суда оставлено без изменения. Суд апелляционной инстанции поддержал суд первой инстанции в части выводов о нарушении порядка привлечения к административной ответственности. Однако указал, что в действиях общества имеется объективная сторона правонарушения, ответственность за которое предусмотрена статьей 7.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях. Суд пришел к выводу, что общество, занимаясь товарным рыбоводством, не содержит и не разводит рыбу в самих водных объектах, а производит забор воды и сброс стоков. Данная деятельность, по мнению суда, не может быть приравнена к деятельности по рыбоводству.

В кассационной жалобе общество просит изменить постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 04.05.2010, исключив из мотивировочной части выводы о наличии в действиях общества состава административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена статьей 7.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, а также об обязанности общества заключить договор водопользования и получить разрешение о предоставлении водного объекта в пользование.

Податель жалобы считает вывод апелляционного суда о том, что деятельность по забору воды и сбросу сточных вод в водный объект не входит в состав видов деятельности, охватываемых понятием «рыбоводство», не основанным на нормах права. Забор воды и сброс сточных вод не являются самостоятельными видами деятельности, а включаются в процесс рыбоводства. Пункт 14 статьи 1 Водного кодекса Российской Федерации дает понятие использования водного объекта и не содержит ограничений или дополнительных условий по способам использования названного объекта, допуская такие способы использования как забор воды и сброс сточных вод.

В отзывах на кассационную жалобу управление и Прокурор Железнодорожного района г. Ростова-на-Дону просят постановление апелляционной инстанции оставить без изменения, а жалобу общества - без удовлетворения, ссылаясь на законность и обоснованность судебного акта Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда.

Управление заявило ходатайство от 29.06.2010 № 01.1-02/1872 о рассмотрении жалобы в отсутствие его представителя.

В судебном заседании представитель общества повторил доводы кассационной жалобы и дополнения к ней.

Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа, изучив материалы дела, доводы жалобы, дополнения, отзывов и выслушав представителя общества, считает, что кассационная жалоба удовлетворению не подлежит.

Как видно из материалов дела, прокуратура Железнодорожного района г. Ростова-на-Дону провела проверку соблюдения обществом законности при использовании федерального водного объекта. Установлено, что основным видом деятельности общества является рыбоводство (код 05.02 ОКВЭД ОК 029-2001). До 14.09.2009 общество осуществляло деятельность на основании лицензии на водопользование от 14.09.2009, выданной Донским бассейновым водным управлением Федерального агентства водных ресурсов. Договором от 21.11.2006, заключенным между обществом и Администрацией Ростовской области, урегулирован порядок пользования и охраны водных объектов (р. Дон и рук. Мертвый Донец) (срок действия истек 14.09.2009). Поскольку на момент проверки у общества отсутствовали договор на водопользование и решение о предоставлении водных объектов в пользование, то прокурор Железнодорожного района г. Ростова-Дону пришел к выводу о наличии в действиях проверяемого лица признаков состава правонарушения, предусмотренного статьей 7.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и возбудил дело об административном правонарушении (постановление от 17.12.2009).

Постановлением от 29.12.2009 № 124/2354 общество привлечено к ответственности по статье 7.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, наложен штраф в размере 5 тыс. рублей. Управление указало, что использование водного объекта для забора или сброса воды в другой водный объект, применяемый для целей, указанных в части 3 статьи 11 Водного кодекса Российской Федерации, не исключает обязанности заключения договора на водопользование для забора воды и получения решения о предоставлении объекта для сброса воды.

Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании названного постановления незаконным и его отмене.

Судебные инстанции, указывая на незаконность постановления от 29.12.2009 № 124/2354, исходили из нарушения управлением порядка привлечения к административной ответственности. Суды, руководствуясь частью 2 статьи 25.1, частью 3 статьи 25.4, частью 4 статьи 28.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, пунктом 24 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02.06.2004 № 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях», установили, что общество не было надлежащим образом извещено о времени и месте рассмотрения дела об административном правонарушении. Данный вывод является правильным. В силу части 2 статьи 211 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации оспариваемое постановление правомерно признано незаконным и отменено.

Вместе с тем судебные инстанции пришли к различным выводам относительно наличия в действиях общества состава правонарушения, предусмотренного статьей 7.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Суд первой инстанции исходил из того, что при осуществлении рыбоводства не требуется принятия решений о предоставлении водных объектов в пользование либо заключения договора о водопользовании. Исключение обязанности по заключению договора о водопользовании и принятию решений о предоставлении водных объектов в пользование только в случае непосредственного использования водного объекта в целях рыбоводства, свидетельствует о неправильном применении пункта 10 части 3 статьи 11 Водного кодекса Российской Федерации.

Суд апелляционной инстанции, напротив, указал, что общество, занимаясь товарным рыбоводством, не содержит и не разводит рыбу в самих водных объектах, а производит забор воды в другой водный объект и сброс стоков из него. Такая деятельность не является деятельностью по рыбоводству.

В кассационной жалобе общество не соглашается с утверждением суда апелляционной инстанции относительно наличия в его действиях состава вменяемого административного правонарушения.

Суд кассационной инстанции считает выводы суда апелляционной инстанции о наличии в действиях общества состава правонарушения, предусмотренного статьей 7.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, основанными на правильном применении норм права.

Самовольное занятие водного объекта или его части, либо использование их без документов, на основании которых возникает право пользования водным объектом или его частью, либо водопользование с нарушением его условий влечет административную ответственность, предусмотренную статьей 7.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Частью 8 статьи 1 Водного кодекса Российской Федерации под водопользователем понимается физическое или юридическое лицо, которым предоставлено право пользования водными объектами.

Физические, юридические лица приобретают право пользования поверхностными водными объектами на основании и в порядке, которые установлены главой 3 Водного кодекса Российской Федерации (часть 1 статьи 9 Кодекса).

Согласно части 1 статьи 11 Водного кодекса Российской Федерации на основании договоров водопользования, если иное не предусмотрено частями 2 и 3 названной статьи, водные объекты, находящиеся в федеральной собственности, собственности субъектов Российской Федерации, собственности муниципальных образований, предоставляются в пользование для: забора (изъятия) водных ресурсов из поверхностных водных объектов; использования акватории водных объектов, в том числе для рекреационных целей; использования водных объектов без забора (изъятия) водных ресурсов для целей производства электрической энергии.

Однако часть 3 статьи 11 Водного кодекса Российской Федерации устанавливает закрытый перечень видов использования водного объекта, при которых не требуется заключение договора водопользования или принятие решения о предоставлении водного объекта в пользование. В указанном выше закрытом перечне исключений приведены только четыре цели забора воды, для которых не требуется оформление договора или решения на пользование водным объектом, а именно: забор (изъятие) из подземного водного объекта водных ресурсов, в том числе водных ресурсов, содержащих полезные ископаемые и (или) природными лечебными ресурсами, а также термальных вод; забор (изъятие) водных ресурсов в целях обеспечения пожарной безопасности, а также предотвращения чрезвычайной ситуации и ликвидации их последствий; забор (изъятие) водных ресурсов для санитарных, экологических и (или) судоходных пропусков (сбросов воды); забор (изъятие) водных ресурсов судами в целях обеспечения работы судовых механизмов, устройств и технических средств.

Ни для одной из этих целей общество реку Дон не использует, используя ее для забора воды в целях создания прудов и поддержания в них определенного гидрологического режима, а также для сброса воды из этих прудов.

В соответствии с пунктом 17 статьи 1 Федерального закона от 20.12.2004 № 166-ФЗ «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» рыбоводство (аквакультура) - деятельность по содержанию и разведению, в том числе выращиванию, водных биоресурсов в полувольных условиях или искусственно созданной среде обитания и в предусмотренных данным Федеральным законом случаях по добыче (вылову) данных водных биоресурсов.

Таким образом, деятельность по забору воды из водного объекта и деятельность по сбросу сточных вод в водный объект, не входят в состав видов деятельности, охватываемой понятием «рыбоводство».

Вывод суда апелляционной инстанции о применении пункта 10 части 3 статьи 11 Водного кодекса Российской Федерации только к случаю непосредственного использования водного объекта для рыбоводства соответствует названным нормам права.

При таких обстоятельствах основания для изменения постановления апелляционной инстанции отсутствуют.

Руководствуясь статьями 274, 286 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа

ПОСТАНОВИЛ:


постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 04.05.2010 по делу № А53-31743/09 оставить без изменения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

  
текст документа сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: А53-31743/09
Принявший орган: Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа
Дата принятия: 02 июля 2010

Поиск в тексте