• по
Более 58000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 29 сентября 2010 г. Дело № А53-20103/2009

[Суд первой инстанции удовлетворил ходатайство компании об обеспечении доказательств,
однако истребуемые экспертным органом материалы и документы собрать не удалось]
(Извлечение)



Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа, при участии от ответчика - открытого акционерного общества «Военно-страховая компания», в отсутствие истца - закрытого акционерного общества «Коммерческий банк “Кедр”» и третьего лица - Бодровой Н.В., извещенных о времени и месте судебного заседания, рассмотрев кассационную жалобу открытого акционерного общества «Военно-страховая компания» на решение Арбитражного суда Ростовской области от 04.05.2010 и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.07.2010 по делу № А53-20103/2009, установил следующее.

ЗАО «Коммерческий банк “Кедр”» (далее - банк) обратилось в арбитражный суд с иском к ОАО «Военно-страховая компания» (далее - компания) о взыскании 1 293 942 рублей 89 копеек страхового возмещения по договору ипотечного страхования.

Общество предъявило банку встречный иск о признании недействительным комбинированного договора ипотечного страхования от 25.01.2008.

Решением от 04.05.2010, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда от 20.07.2010, с компании в пользу банка взыскано 1 293 942 рубля 89 копеек страхового возмещения, в удовлетворении встречного иска отказано. При рассмотрении дела суд установил, что компания и Бодров М.А. заключили договор ипотечного страхования, предметом которого являлось страхование Бодрова М.А. от несчастных случаев, выгодоприобретателем по договору является банк. В связи со смертью Бодрова М.А. банк заявил требования о взыскании с компании страхового возмещения. Суд отклонил доводы ответчика о том, что смерть Бодрова М.А. наступила вследствие заболевания, которое возникло до заключения договора страхования и о котором страхователь не сообщил страховщику. Суд сделал вывод, что страховщик несет риск последствий заключения договора без проверки состояния здоровья страхователя

В кассационной жалобе компания просит отменить судебные акты. По мнению заявителя, суд не учел, что пункт 6.3.7 Правил страхования не признает страховым случаем смерть застрахованного лица, наступившую вследствие сердечно-сосудистого заболевания, имевшегося у застрахованного на дату заключения договора, при условии, что страховщик не был поставлен об этом в известность. Бодров М.А. являлся инвалидом с детства в связи с хронической сердечной недостаточностью, с 1990 года ему поставлен диагноз синдром Элерса-Данлоса, о котором Бодров М.А. не мог не знать и который схож с синдромом Морфана, ошибочно указанным при патолого-анатомическом вскрытии как причина смерти. Суд необоснованно отклонил повторное ходатайство ответчика о проведении судебно-медицинской экспертизы для установления действительной причины смерти Бодрова М.А. У суда имелись все документы, необходимые для проведения такой экспертизы. Суд необоснованно отклонил доводы компании о недействительности договора, возложив на страховщика риск последствий заключения договора без проверки состояния здоровья страхователя. При заключении договора страхователь не указал на наличие у него каких-либо заболеваний, в связи с чем не выполнил обязанность, предусмотренную пунктом 1 статьи 944 Гражданского кодекса Российской Федерации. Статья 945 Кодекса не возлагает на страховщика обязанность проводить обследование страхуемого лица для оценки фактического состояния его здоровья.

Банк в отзыве просит кассационную жалобу отклонить, полагая, что судебные акты соответствуют закону.

Изучив материалы дела и выслушав представителя компании, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа считает, что жалоба не подлежит удовлетворению.

Как видно из материалов дела, 25.01.2008 банк (кредитор), Бодров М.А. и Бодрова Н.В. (заемщики) заключили кредитный договор, на основании которого супругам предоставлен кредит в размере 1 200 тыс. рублей сроком на 180 месяцев для приобретения жилого дома с земельным участком.

25 января 2008 года компания и Бодров М.А. заключили договор ипотечного страхования сроком до 26.03.2003, предметом которого является, в том числе страхование Бодрова М.А. от несчастных случаев и болезней; выгодоприобретателем по договору является банк.

4 мая 2009 года, в период действия договора страхования, наступила смерть Бодрова М.А. Банк направил компании заявление о выплате страхового возмещения с приложением необходимых документов, которая отказала в выплате, сославшись на отсутствие обстоятельств наступления страхового случая.

Согласно пунктами 3.1.1 и 3.1.2 договора страхования смерть страхователя, произошедшая по любой причине в период действия договора, является страховым случаем. В разделе 5 договора предусмотрены исключения из страхового покрытия. В силу пункта 5.3.7 договора страховым случаем не признается смерть застрахованного, наступившая вследствие сердечно-сосудистого, онкологического или иного заболевания, имевшегося у застрахованного на дату заключения договора страхования, при условии, что страховщик не был поставлен об этом в известность при заключении договора страхования.

Из имеющихся в материалах дела документов следует, что перед смертью Бодров М.А. с 03.05.2009 по 04.05.2009 находился в МУЗ «Городская больница» г. Геледжика с диагнозом: «Синдром Морфана. Аневризматическое расширение корня аорты. Выраженная недостаточность аортального клапана. Пролапс задней створки митрального клапана. Дилатация левых отделов сердца. Легочная гипертензия. ХСН III ст., IV ФК по NYHA». При патолого-анатомическом вскрытии указанный диагноз подтвердился. В свидетельстве о смерти Бодрова М.А. в качестве причины смерти указано: «Хроническая сердечная недостаточность, недостаточность аортального и митрального клапанов, синдром Морфана» (т. 1, л. д. 52 - 60).

В материалах дела отсутствуют доказательства того, что упомянутое заболевание было диагностировано у Бодрова М.А. на момент заключения договора страхования.

Суд оценивал довод заявителя жалобы о том, что синдром Морфана как причина смерти диагностирован ошибочно, а в действительности причиной смерти являлся синдром Элерса-Данлоса, диагностированный у Бодрова А.М. в 1993 году, о котором страхователь не сообщил при заключении договора страхования.

Из представленной истцом консультации заведующей отделом сложных экспертиз ГОУЗ «Бюро судебно-медицинской экспертизы Ростовской области» следует, что синдром Элерса-Данлоса - это группа врожденных наследственных заболеваний соединительной ткани с поражением кожи и суставов (т. 1, л. д. 113 - 118).

Согласно материалам дела данное заболевание диагностировано у Бодрова М.А. в 1993 году, в связи с чем он был признан инвалидом с детства. В 2002 году при очередном освидетельствовании инвалидность снята. Доказательства того, что после этого Бодров М.А. обращался за медицинской помощью по поводу сердечно-сосудистых заболеваний, в материалах дела отсутствуют.

По ходатайству компании судом первой инстанции назначена судебно-медицинская экспертиза, проведение которой поручено ГОУЗ «Бюро судебно-медицинской экспертизы Ростовской области».

Письмом от 26.01.2010 бюро судебно-медицинской экспертизы вернуло определение о назначении экспертизы без исполнения, указав, что представленных материалов недостаточно для ответа на поставленные судом вопросы.

Суд первой инстанции удовлетворил ходатайство компании об обеспечении доказательств, однако истребуемые экспертным органом материалы и документы собрать не удалось.

Доводы заявителя о неправомерном отклонении ходатайства о проведении повторной экспертизы не принимаются. Заявитель ссылается на то, что экспертиза могла быть проведена без утраченной рентгенограммы органов грудной клетки Бодрова М.А. от 03.05.2009 № 8992. Однако согласно письму экспертного учреждения от 13.10.2009 для объективного и всестороннего проведения экспертизы также необходим гистологический архив (влажный запас, парафиновые блоки и стекла с препаратами), который не представляется возможным представить эксперту, поскольку согласно справке городской больницы №4 г. Геленджика от 23.12.2009 данный гистологический архив не сохранился.

При указанных обстоятельствах суд обоснованно отказал обществу в повторном назначении судебно-медицинской экспертизы.

В соответствии с пунктом 1 статьи 944 Гражданского кодекса Российской Федерации при заключении договора страхования страхователь обязан сообщить страховщику известные страхователю обстоятельства, имеющие существенное значение для определения вероятности наступления страхового случая и размера возможных убытков от его наступления (страхового риска), если эти обстоятельства не известны и не должны быть известны страховщику. В силу пункт 3 статьи 944 Кодекса, если после заключения договора страхования будет установлено, что страхователь сообщил страховщику заведомо ложные сведения об обстоятельствах, указанных в пункте 1 данной статьи, страховщик вправе потребовать признания договора недействительным и применения последствий, предусмотренных пунктом 2 статьи 179 Кодекса.

Положения статьи 944 Гражданского кодекса Российской Федерации направлены на обеспечение страховщику возможности наиболее точного определения вероятности наступления страхового случая и избежание рисков, которые не оценивались страховщиком при заключении договора страхования.

Общество указывает на то, что страхователь не сообщил при заключении договора страхования о наличии у него синдрома Элерса-Данлоса. Однако ответчик не доказал, что это заболевание стало причиной наступления страхового случая.

Предъявление иска о признании сделки недействительной по причине сообщения страховщику заведомо ложных сведений после наступления страхового случая, не связанного с данными сведениями, свидетельствует о злоупотреблении страховщиком своим правом и направленности его действий на уклонение от выплаты страхового возмещения, что является основанием для отказа в защите этого права (статья 10 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Более того, банк стороной страховой сделки не является, поэтому иск компании о признании этой сделки недействительной заявлен к ненадлежащему ответчику.

При таких обстоятельствах суды правомерно удовлетворили иск банка и отклонили требование компании о признании договора страхования недействительным. Основания для отмены судебных актов кассационной инстанцией не установлены.

Руководствуясь статьями 286, 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа

ПОСТАНОВИЛ:


решение Арбитражного суда Ростовской области от 04.05.2010 и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.07.2010 по делу № А53-20103/2009 оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.



текст документа сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: А53-20103/2009
Принявший орган: Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа
Дата принятия: 29 сентября 2010

Поиск в тексте