• по
Более 62000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 6 июля 2011 г. Дело № А63-1396/2010

[Суды установили, что хозяйствам, имеющим согласно справке ООО «СтавропольНИИгипрозем» земли, смежные с землями должника, направлялись уведомления о предстоящей продаже предприятия по начальной цене 250 млн рублей. Сведения о специальном предложении данным хозяйствам приобрести предприятие должника за определенную на уже состоявшихся торгах цену - 262 500 тыс. рублей в деле отсутствуют. Однако оспаривать торги и заключенную по их результатам сделку по мотивам нарушения преимущественного права приобретения могут лишь лица, которым принадлежит преимущественное право. Только эти лица по смыслу статьи 179 Закона о банкротстве и статьи 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации являются заинтересованными в приобретении имущества за цену, сформированную на торгах, но не кредиторы должника, интересы которых зависят не от субъекта приобретения, а от размера вырученных денежных средств]
(Извлечение)



Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа в составе председательствующего Рогальского С.В., судей Кухаря В.Ф. и Леоновой О.В., при участии в судебном заседании от Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 3 по Ставропольскому краю (г. Ставрополь, ИНН 2635329994, ОГРН 1042600329991) - Дерипаско Д.Н. (доверенность от 14.04.2011), от Тимошенко А.В. - конкурсного управляющего Федерального государственного унитарного предприятия «Племенной завод "Большевик"» (Ипатовский район Ставропольского края, пос. Большевик, ИНН 2608001562, ОГРН 1022602624659) - Ишкова Д.В. (доверенность от 28.10.2010), от закрытого акционерного общества «Племенной завод имени Героя Социалистического труда В.В. Калягина» (Ипатовский район Ставропольского края, пос. Красочный, ИНН 2608010535, ОГРН 1027700132195) - Ковтун Е.В. (доверенность от 11.01.2011), от Министерства имущественных отношений Ставропольского края (г. Ставрополь, ИНН 2634051351, ОГРН 1022601949644) - Тулиева С.А. (доверенность от 14.03.2011), в отсутствие иных участвующих в деле лиц, извещенных о времени и месте судебного заседания, рассмотрев кассационные жалобы Министерства имущественных отношений Ставропольского края и Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 3 по Ставропольскому краю на решение Арбитражного суда Ставропольского края от 24.12.2010 (судья Антошук Л.В.) и постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.04.2011 (с исправительным определением от 26.04.2011) (судьи Джамбулатов С.И., Егорченко И.Н., Фриев А.Л.) по делу № А63-1396/2010, установил следующее.

Управление Федеральной налоговой службы по Ставропольскому краю (далее -управление) обратилось в Арбитражный суд Ставропольского края с иском к конкурсному управляющему ФГУП «Племенной завод "Большевик"» (далее - завод «Большевик», должник) и ЗАО «Племенной завод имени Героя Социалистического труда В.В. Калягина» (далее - завод им. В.В. Калягина) о признании недействительными торгов по продаже имущественного комплекса завода «Большевик», а также заключенного по результатам торгов договора купли-продажи от 15.01.2010 и применении последствий недействительности сделки в виде возврата сторон сделки (завода «Большевик» и завода им. В.В. Калягина) в первоначальное состояние.

Определением от 22.07.2010 указанное дело объединено в одно производство с делом № А63-5735/2010 по иску Министерства имущественных отношений Ставропольского края (далее - Минимущество СК) о признании договора купли-продажи от 15.01.2010 недействительным (ничтожным) и применении последствий его недействительности.

Решением от 24.12.2010, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда от 25.04.2011 (с исправительным определением от 26.04.2011), в удовлетворении исков отказано. Суды пришли к следующим выводам: опубликованное конкурсным управляющим завода «Большевик» сообщение о проведении торгов содержало достаточно полную информацию о выставляемом на торги имущественном комплексе; конкурсным управляющим соблюдены требования статьи 179 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» - уведомления о продаже предприятия должника, занимающегося сельскохозяйственным производством, направлялись организациям, владеющим смежными земельными участками; доводы об аффилированности (взаимозависимости) участников торгов не подтверждены документально; порядок реализации имущества должника утвержден собранием кредиторов, порядок проведения которого проверялся судебными инстанциями в рамках дела о банкротстве; невключение в состав предприятия должника обязательств, возникших после возбуждения дела о банкротстве, не нарушило интересы должника и кредиторов, так как не могло привести к снижению цены предприятия либо сокращению числа лиц, желающих принять участие в торгах. Кроме того, суды указали, что реституция невозможна, поскольку сделка исполнена, вырученные денежные средства распределены между кредиторами должника.

Судебные акты обжалованы в кассационном порядке Минимуществом СК и Межрайонной инспекцией Федеральной налоговой службы № 3 по Ставропольскому краю (далее - инспекция, уполномоченный орган). По мнению заявителей, обстоятельством, влекущим недействительность (ничтожность) торгов и заключенного с победителем торгов договора, является невключение в состав предприятия возникших после принятия заявления о признании должника банкротом обязательств должника, которые в силу пункта 3 статьи 110 Закона о банкротстве могут передаваться покупателю предприятия, в отличие от иных денежных обязательств и обязательных платежей должника. Заявители указывают, что именно данное нарушение повлекло направление вырученных денежных средств на погашение текущих долгов должника вместо погашения задолженности перед конкурсными кредиторами. Согласно выписке по счету должника из уплаченных покупателем (заводом им. В.В. Калягина, являвшимся также одним из конкурсных кредиторов должника) 262 500 тыс. рублей ему же со счета должника возвращено 203 779 041 рубль 50 копеек в погашение текущих обязательств, которые должны были перейти к покупателю в составе предприятия. Заявители также утверждают, что конкурсный управляющий нарушил императивное требование статьи 179 Закона о банкротстве об обеспечении смежным землепользователям преимущественного права при приобретении имущества должника - сельскохозяйственного предприятия. Нарушение выразилось в том, что после проведения 12.01.2010 публичных торгов конкурсный управляющий не предложил лицам, имеющим преимущественное право приобретения, выкупить предприятие по цене, сформированной на торгах, не выдержал месячный срок, в течение которого указанные лица могли заявить об использовании преимущественного права, так как уже 15.01.2010 с победителем торгов заключен оспариваемый договор. По утверждению заявителей, в извещении о торгах отсутствовала полная информация о предприятии, его составе, характеристиках, что привело к снижению интереса к продаваемому имущественному комплексу и сокращению количества покупателей. У второго покупателя - ООО «Рубин», зарегистрированного в качестве юридического лица за три месяца до проведения торгов, отсутствовала реальная возможность уплатить рыночную стоимость имущества, в связи с чем его участие в торгах создавало лишь видимость конкуренции.

В судебном заседании представители Минимущества СК и инспекции поддержали доводы жалоб. Представители конкурсного управляющего должника и завода им. В.В. Калягина просили оставить судебные акты без изменения.

Изучив материалы дела, выслушав представителей участвующих в деле лиц, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа считает, что основания для удовлетворения кассационных жалоб отсутствуют.

Как видно из материалов дела, решением арбитражного суда от 28.10.2009 по делу № А63-5180/2007 завод «Большевик» признан несостоятельным (банкротом), в отношении должника открыто конкурсное производство, конкурсным управляющим утвержден А.В. Шмидт.

После проведения инвентаризации и получения от представителя собственника имущества должника - Территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом - положительного заключения по отчету об определении рыночной стоимости имущественного комплекса завода «Большевик» конкурсный управляющий провел собрание кредиторов от 17.11.2009, которым принято решение об утверждении отчета об оценке и разрешении продажи имущественного комплекса (предприятия) согласно Положению о продаже имущества от 02.11.2009 № 1 путем открытого аукциона.

Сообщение о проведении торгов опубликовано в газетах «Наше Ставрополье» от 25.11.2009 и «Коммерсантъ» от 28.11.2009 (т. 1, л. д. 80). В сообщении указаны форма проведения торгов, порядок оформления участия в торгах, начальная цена продажи предприятия (250 млн рублей), организатор торгов (ООО «Компания "Приоритет"»), проект договора купли-продажи и другие сведения, названные в качестве необходимых в пункте 10 статьи 110 Закона о банкротстве. В части сведений о составе предприятия, его характеристиках и порядке ознакомления в сообщении указан адрес, по которому с ними можно ознакомиться.

Оценивая довод Минимущества СК и управления о нарушении пункта 10 статьи 110 Закона о банкротстве, суды указали, что сведения об имущественном комплексе изложены в сообщении о проведении торгов достаточно полно, чтобы любое лицо приняло решение об участии или неучастии в торгах.

С учетом того, что перечень только недвижимых объектов, входящих в имущественный комплекс должника, включает 133 наименования, следует признать, что указание в публикации места расположения имущества и характеризующих его документов, с которыми можно ознакомиться, является достаточной информацией о предмете торгов и не может расцениваться как существенное нарушение, влекущее признание торгов недействительными.

Торги состоялись 12.01.2010. В договоре купли-продажи предприятия от 15.01.2010, заключенном заводом «Большевик» в лице конкурсного управляющего с победителем торгов - заводом им. В.В. Калягина, указаны: цена приобретения (262 500 тыс. рублей), соответствующая протоколу о результатах торгов; обязательства покупателя по 100-процентной оплате в течение 3-х дней после заключения договора и по его регистрации, а также регистрации перехода к покупателю права собственности на предприятие в Управлении Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии. В договор включено положение о том, что покупатель становится правопреемником продавца в отношении всех обязательств эксплуатационного и градостроительного характера, касающихся движимого и недвижимого имущества, входящего в состав предприятия, за исключением денежных обязательств, а именно, задолженностей. Данное положение договора является одним из основных обстоятельств, влекущих, по мнению Минимущества СК и уполномоченного органа, признание ничтожными торгов и сделки в связи с несоответствием этого положения пункту 3 статьи 110 Закона о банкротстве.

Названной нормой предусмотрено, что при продаже предприятия, осуществляемой в соответствии с настоящей статьей, денежные обязательства и обязательные платежи не включаются в состав предприятия, за исключением обязательств должника, которые возникли после принятия заявления о признании должника банкротом и могут быть переданы покупателю предприятия в порядке и на условиях, установленных настоящим Законом.

Таким образом, закон в императивной форме запрещает включать в состав предприятия долги продавца (в отличие от статей 559 - 566 Гражданского кодекса Российской Федерации, предусматривающих передачу покупателю предприятия всех долгов (обязательств) продавца, включаемых в состав предприятия при его продаже вне связи с банкротством). Данный запрет объясняется тем, что при продаже предприятия в рамках дела о банкротстве уплаченные покупателем денежные средства в любом случае направляются на расчеты с кредиторами должника, бремя долгов перед которыми не должно повторно возлагаться на покупателя и влиять на формирование цены торгов.

В то же время указание в пункте 3 статьи 110 Закона о банкротстве лишь на возможность передачи покупателю предприятия обязательств должника, возникших после принятия заявления о признании должника банкротом (далее - текущие обязательства), означает, что передача таких обязательств не является императивным требованием. Очевидно, что включение в условия проведения торгов обязанности победителя торгов принять на себя текущие обязательства должника пропорционально снижает рыночную цену предприятия, формируемую на торгах. При установлении начальной цены продажи предприятия у кредиторов должника имеется выбор: включать текущие обязательства в состав предприятия в расчете на то, что эти обязательства будут погашаться покупателем сверх денежных средств, уплачиваемых им по договору, либо не включать их в состав предприятия, рассчитывая тем самым получить большую выручку.

Как в случае невключения в состав предприятия текущих обязательств, так и в случае передачи этих обязательств покупателю с возложением на него дополнительной обязанности по расчетам с кредиторами, имеющими требования по текущим обязательствам, расчеты с кредиторами, перед которыми такие обязательства отсутствуют, могут производиться лишь после завершения расчетов с кредиторами, имеющими к должнику текущие требования.

В рассматриваемом споре в случае признания победителем торгов не завода им. В.В. Калягина, а иного лица и возложения на это лицо, кроме уплаты сформированной на торгах цены предприятия, бремени расчетов по текущим обязательствам должника (при включении текущих обязательств в состав предприятия) победитель торгов был бы должен рассчитаться в сумме 203 779 041 рубль 50 копеек прежде всего с заводом им. В.В. Калягина, являющимся, по утверждению Минимущества СК и уполномоченного органа, кредитором по текущим обязательствам на указанную сумму. В связи с этим у уполномоченного органа отсутствует охраняемый интерес в оспаривании торгов и сделки по указанному основанию. Минимущество СК не является кредитором должника и признано лицом, участвующим в деле, в связи со статусом должника как градообразующего предприятия, расположенного в данной местности.

По утверждению Минимущества СК и инспекции, на расчеты с конкурсными кредиторами, перед которыми у должника отсутствуют текущие денежные обязательства, пошли только 58 720 958 рублей 50 копеек из уплаченных покупателем 262 500 тыс. рублей. Остальная сумма - 203 779 041 рубль 50 копеек - возвращена покупателю, как кредитору по текущим обязательствам. Оценивая этот довод, суды на основе всестороннего исследования обстоятельств дела указали, что участвующие в деле лица не обосновали возможность получения денежных средств в сумме, превышающей сформировавшуюся на торгах цену, если бы текущие обязательства были включены в состав продаваемого предприятия.

В соответствии с пунктом 1 статьи 449 Гражданского кодекса Российской Федерации торги, проведенные с нарушением правил, установленных законом, могут быть признаны судом недействительными по иску заинтересованного лица.

В пункте 1 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.12.2005 № 101 «Обзор практики разрешения арбитражными судами дел, связанных с признанием недействительными публичных торгов, проводимых в рамках исполнительного производства» разъяснено, что лицо, обращающееся с требованием о признании торгов недействительными, должно доказать наличие защищаемого права или интереса с использованием мер, предусмотренных гражданским законодательством. Иск о признании торгов недействительными, заявленный лицом, права и законные интересы которого не были нарушены вследствие отступления от установленного законом порядка проведения торгов, не подлежит удовлетворению. Требуя признать торги недействительными, истец должен предоставить суду доказательства нарушения закона при проведении торгов, а также нарушения его прав, которые будут восстановлены в случае признания торгов недействительными. При рассмотрении иска о признании публичных торгов недействительными суд должен оценить, являются ли нарушения, на которые ссылается истец, существенными и повлияли ли они на результат торгов.

Судами установлено, что завод «Большевик» относится к числу сельскохозяйственных организаций. В соответствии со статьей 179 Закона о банкротстве при продаже имущества должника - сельскохозяйственной организации арбитражный управляющий должен выставить на продажу на торгах предприятие должника, продажа которого осуществляется в порядке, установленном пунктами 4 - 19 статьи 110 настоящего Закона. Пунктами 2 и 3 статьи 179 предусмотрено преимущественное право приобретения имущества такого должника лицами, занимающимися сельскохозяйственным производством и владеющими земельными участками, непосредственно прилегающими к земельному участку должника. Для обеспечения реализации преимущественного права арбитражный управляющий направляет названным лицам уведомление о продаже предприятия должника, а также опубликовывает соответствующую информацию. Арбитражный управляющий продает предприятие должника лицу, имеющему право преимущественного приобретения, по цене, определенной на торгах. Если указанные лица в течение месяца не заявили о своем желании приобрести имущество, арбитражный управляющий осуществляет его реализацию в порядке, предусмотренном настоящим Законом.

Из буквального содержания и смысла приведенных положений следует, что лица, имеющие право преимущественного приобретения, должны уведомляться как о предстоящей продаже предприятия, чтобы принять участие в торгах, так и о состоявшихся торгах и сформированной на них цене. У данных лиц должно быть не менее месяца после проведения торгов и до заключения договора с победителем торгов, чтобы заявить о желании приобрести предприятие должника вместо победителя торгов по той же цене.

Суды установили, что хозяйствам, имеющим согласно справке ООО «СтавропольНИИгипрозем» земли, смежные с землями должника, направлялись уведомления о предстоящей продаже предприятия по начальной цене 250 млн рублей. Сведения о специальном предложении данным хозяйствам приобрести предприятие должника за определенную на уже состоявшихся торгах цену - 262 500 тыс. рублей в деле отсутствуют. Однако оспаривать торги и заключенную по их результатам сделку по мотивам нарушения преимущественного права приобретения могут лишь лица, которым принадлежит преимущественное право. Только эти лица по смыслу статьи 179 Закона о банкротстве и статьи 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации являются заинтересованными в приобретении имущества за цену, сформированную на торгах, но не кредиторы должника, интересы которых зависят не от субъекта приобретения, а от размера вырученных денежных средств.

Заявители жалоб, ссылаясь на то, что имеют сведения от соответствующих хозяйств о неполучении ими предложений о приобретении имущества по цене, сформированной на торгах, не представили доказательств о желании указанных хозяйств воспользоваться преимущественным правом, наличии у них достаточных для этого средств и препятствиях в предъявлении самостоятельных исков. При таких обстоятельствах довод о нарушениях статьи 179 Закона о банкротстве обоснованно отклонен судебными инстанциями как не влекущий признание торгов и договора от 15.01.2010 недействительными. Следует отметить, что результаты торгов были опубликованы в местной печати с указанием сформированной цены (т. 1, л. д. 84), а заявление о государственной регистрации права подано покупателем в регистрирующий орган 15.02.2010 (т. 1, л. д. 41), т. е. по прошествии более месяца после торгов. В связи с рассмотрением спора судом принимались обеспечительные меры в виде запрета на государственную регистрацию, до проведения которой договор о продаже предприятия не считается заключенным. Таким образом, у лиц, имеющих преимущественное право приобретения, в случае их заинтересованности имелись возможности для заявления самостоятельных требований.

Довод заявителей кассационных жалоб об аффилированности кредиторов, принимавших решение о продаже предприятия должника, рассматривался судебными инстанциями при оспаривании в отдельном производстве решения общего собрания кредиторов и не может повторно рассматриваться в настоящем споре. Довод об участии в торгах общества «Рубин» исключительно для создания видимости конкуренции основан лишь на предположениях и в судах первой и апелляционной инстанций в таком виде не заявлялся. Нормы действующего законодательства, в частности Федерального закона от 26.07.2006 № 135 «О защите конкуренции», не содержат запрета на участие в открытом аукционе аффилированных лиц, а сам по себе факт участия в открытом аукционе таких лиц не может быть рассмотрен как действия организаторов торгов, которые приводят или могут привести к недопущению, ограничению или устранению конкуренции.

При указанных обстоятельствах суды обоснованно отказали в удовлетворении заявленных требований.

Руководствуясь статьями 286 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа


ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Ставропольского края от 24.12.2010 и постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.04.2011 по делу № А63-1396/2010 оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.


текст документа сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: А63-1396/2010
Принявший орган: Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа
Дата принятия: 06 июля 2011

Поиск в тексте