• по
Более 66000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 7 июля 2011 г. Дело № А63-7271/2010


[Вывод апелляционной инстанции об отсутствии обязанности общества, осуществляющего деятельность по закупке, хранению и поставке алкогольной продукции, по представлению соответствующих деклараций в рассматриваемой по делу ситуации не основан на нормах права. Однако этот вывод не повлек принятие незаконного судебного акта, поскольку вывод суда апелляционной инстанции о том, что управление не обосновало и не доказало в рассматриваемой случае необходимость применения в отношении лицензиата такой крайней меры ответственности, как аннулирование лицензии, нарушения конституционных прав и свобод, а также прав и законных интересов других лиц, основан на правильном применении норм права к установленным им обстоятельствам и соответствует имеющимся в материалах дела доказательствам]
(Извлечение)



Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа в составе председательствующего Черных Л.А., судей Драбо Т.Н. и Трифоновой Л.А., при участии в судебном заседании от заявителя - Межрегионального управления Федеральной службы по регулированию алкогольного рынка по Южному Федеральному округу - Вдовенко П.А. (доверенности от 29.12.2010 и от 15.12.2010), в отсутствие заинтересованного лица - общества с ограниченной ответственностью «ОМ» (ИНН 2632044817, ОГРН 1022601616157), извещенного о месте и времени судебного разбирательства (уведомление № 17637 2, отчет о публикации судебных актов на сайте в сети Интернет), рассмотрев кассационную жалобу Межрегионального управления Федеральной службы по регулированию алкогольного рынка по Южному Федеральному округу на постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.03.2011 (судьи Луговая Ю.Б., Жуков Е.В., Сулейманов З.М.) по делу № А63-7271/2010, установил следующее.

Межрегиональное управление Федеральной службы по регулированию алкогольного рынка по Южному Федеральному округу (далее - управление) обратилось в арбитражный суд с заявлением об аннулировании выданной ООО «ОМ» (далее - общество, лицензиат) лицензии от 21.02.2008 № А634979 на осуществление деятельности по закупке, хранению и поставкам алкогольной продукции.

Решением суда от 01.11.2010 (судья Быкодорова Л.В.) требование управления удовлетворено. Судебный акт мотивирован нарушением обществом требований статьи 20 Федерального закона от 22.11.1995 № 171-ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции» (далее - Закон об обороте алкогольной продукции).

Постановлением апелляционной инстанции от 09.03.2011 решение отменено, в удовлетворении требования управления отказано. Суд сделал вывод о недостаточности оснований для применения к обществу такой меры ответственности как аннулирование лицензии на право закупки, хранения и поставки алкогольной продукции.

В кассационной жалобе управление просит постановление апелляционного суда отменить, решение суда первой инстанции оставить в силе.

Заявитель жалобы считает, что применяемая мера ответственности в виде аннулирования лицензии соразмерна нарушению, соответствует его характеру, отвечает требованиям справедливости и является необходимой. Торговля алкогольной продукцией не является основным видом деятельности общества.

Отзыв на кассационную жалобу общество не представило.

Общество направило ходатайство об отложении судебного разбирательства в связи с болезнью его представителя, которое суд кассационной инстанции считает подлежащим отклонению, поскольку дальнейшее отложение судебного разбирательства повлечет необоснованное затягивание рассмотрения дела, судебную волокиту. Доказательства участия в рассмотрении дела лица, копия доверенности на представление интересов которого приложена к ходатайству, в материалах дела отсутствует. Общество извещено надлежащим образом о судебном разбирательстве, отсутствие в штате организации иных юристов, а также иные внутренние организационные проблемы юридического лица, обратившегося с ходатайством, в рассматриваемом случае не влияют на возможность направления для участия в рассмотрении дела лиц, представлявших интересы общества в суде первой инстанции, или иных представителей юридического лица.

В судебном заседании представитель управления поддержал доводы, изложенные в кассационной жалобе.

Изучив материалы дела и доводы, изложенные в кассационной жалобе, выслушав представителя управления, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа считает, что жалоба удовлетворению не подлежит по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, лицензией от 21.02.2008 серии А 634979 обществу предоставлено право осуществления деятельности по закупке, хранению и поставке алкогольной продукции со сроком действия до 21.02.2013. Управление провело плановую проверку соблюдения обществом лицензионных требований, по результатам которой установило повторное в течение одного года непредставление лицензиатом в установленный срок в лицензирующий орган деклараций об объемах оборота алкогольной продукции по установленным формам. Результаты проведенной проверки зафиксированы в акте от 10.02.2010 № 60.

Постановлением управления от 19.03.2010 № 94 общество привлечено к административной ответственности по статье 15.13 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в виде взыскания 30 тыс. рублей штрафа за несвоевременную подачу декларации об объеме производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции или декларации об использовании этилового спирта, постановлением управления от 12.05.2010 № 190 - по статье 15.13 Кодекса в виде взыскания 40 тыс. рублей штрафа.

Наличие указанных нарушений послужило основанием для обращения управления в арбитражный суд с заявлением об аннулировании выданной обществу лицензии.

Отменяя решение суда первой инстанции и отказывая управлению в удовлетворении требования, апелляционная инстанция правомерно руководствовалась следующим.

В соответствии с пунктом 1 статьи 11 Закона об обороте алкогольной продукции производство и оборот алкогольной и спиртосодержащей пищевой продукции осуществляется организациями при наличии соответствующих лицензий.

Статьей 2 Федерального закона от 08.08.2001 № 128-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» предусмотрено, что лицензией является специальное разрешение на осуществление конкретного вида деятельности при обязательном соблюдении лицензионных требований и условий, выданное лицензирующим органом юридическому лицу или индивидуальному предпринимателю.

В силу части 3 статьи 20 Закона об обороте алкогольной продукции лицензия на производство и оборот этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции может быть аннулирована решением суда на основании заявления лицензирующего органа, в числе которых указано повторное в течение одного года несвоевременное представление в лицензирующий орган деклараций об объеме производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции.

В соответствии с правовой позицией Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 12.05.2009 № 15211/08, пункт 3 статьи 20 Закона не устанавливает безусловной обязанности суда при наличии приведенных в нем оснований принять решение об аннулировании лицензии.

Апелляционная инстанция правильно учла, что такая мера как аннулирование лицензии по своей правовой природе является административно-правовой санкцией и должна соответствовать требованиям, предъявляемым к подобного рода мерам юридической ответственности. В частности, применение конкретной санкции, ограничивающей конституционное право, должно отвечать требованиям справедливости, быть соразмерным и соответствующим характеру совершенного деяния.

Поскольку лишение лицензии ограничивает правоспособность юридического лица, так как не дает возможности заниматься определенным видом деятельности, данная мера также должна являться необходимой для защиты экономических интересов Российской Федерации, прав и законных интересов потребителей и иных лиц.

Так, из пункта 20 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02.06.2004 № 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях» следует, что при рассмотрении дел об оспаривании решений административных органов о приостановлении или аннулировании лицензии на право осуществления определенного вида деятельности судам необходимо учитывать, что приостановление (аннулирование) лицензии не является административным наказанием в смысле Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, а представляет собой специальную предупредительную меру, непосредственно связанную со спецификой деятельности, при осуществлении которой могут затрагиваться конституционные права и свободы, а также права и законные интересы других лиц.

Данная мера должна отвечать требованиям справедливости, быть адекватной, пропорциональной, соразмерной и необходимой для защиты экономических интересов Российской Федерации, прав и законных интересов потребителей алкогольной и спиртосодержащей продукции и иных лиц.

Отменяя решение суда первой инстанции, апелляционная инстанция также указала, что установив факт непредставления обществом в установленные сроки в лицензирующий орган вышеуказанные декларации, суд не учел, что причина совершения вмененных обществу нарушений управлением не исследовалась, степень вины общества и наличие иных обстоятельств их совершения не оценивались, в материалах дела не представлено обоснование позиции управления применения к обществу такой крайней меры, как аннулирование лицензии. Между тем лишение лицензии является крайней мерой воздействия на субъекта предпринимательской деятельности, применение которой возможно в случаях нарушения конституционных прав и свобод, а также прав и законных интересов других лиц. Применяя данную меру ответственности, государственный орган или орган власти субъекта Российской Федерации обязан установить степень вины правонарушителя, размер причиненного ущерба и иные существенные для конкретного дела обстоятельства.

Аналогичные выводы сформулированы Конституционным Судом Российской Федерации в определениях от 14.12.2000 № 244-О, от 07.02.2002 № 16-О, от 05.07.2001 № 130-О, от 07.06.2001 № 139-О, постановлениях от 21.11.2002 № 15-П, от 30.07.2001 № 13-П, исходя из которых меры государственного принуждения должны применяться с учетом характера совершенного правонарушения, размера причиненного вреда, степени вины правонарушителя, его имущественного положения и иных существенных обстоятельств.

Апелляционная инстанция указала, что управление не представило доказательств закупки, хранения и поставок обществом алкогольной продукции с содержанием этилового спирта более 40 процентов объема готовой продукции и соответственно обязанности общества представлять декларации по указанным формам. Указав, что названные обстоятельства управление не устанавливало, материалы дела, в том числе акты плановой документарной проверки общества, постановления о привлечении общества к административной ответственности, на которых управление основывает свои требования, таких сведений не содержат. Указанные обстоятельства послужили основанием для постановки вывода о необоснованности вывода управления о несоблюдении обществом требований пункта 1 статьи 14 Закона об обороте алкогольной продукции.

Под оборотом алкогольной продукции понимается закупка (в том числе импорт), поставки (в том числе экспорт), хранение и розничная продажа пищевой продукции, которая произведена с использованием этилового спирта, произведенного из пищевого сырья, и (или) спиртосодержащей пищевой продукции, с содержанием этилового спирта более 1,5 процента объема готовой продукции. Алкогольная продукция подразделяется на такие виды, как питьевой этиловый спирт, спиртные напитки (в том числе водка), вино (в том числе натуральное вино) (пункты 7, 16 статьи 2 Закона об обороте алкогольной продукции.

В соответствии с пунктом 1 статьи 14 Закона об обороте алкогольной продукции организации, осуществляющие производство, закупку и поставки этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей пищевой продукции, а также спиртосодержащей непищевой продукции с содержанием этилового спирта более 40 процентов объема готовой продукции, обязаны осуществлять учет и декларирование объема их производства и оборота.

В области производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции запрещаются искажение и (или) непредставление в установленные сроки декларации об объеме производства или оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции (пункт 1 статьи 26 Закона об обороте алкогольной продукции).

На основании пункта 4 статьи 14 Закона об обороте алкогольной продукции порядок представления деклараций и форма деклараций (за исключением порядка представления и формы деклараций о розничной продаже алкогольной продукции) устанавливаются Правительством Российской Федерации.

Согласно пункту 1 Положения о предоставлении деклараций об объемах производства, оборота и использования этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 31.12.2005 № 858 (далее - Положение), декларации представляются в том числе организациями, имеющими лицензии на закупку, хранение и поставки алкогольной и спиртосодержащей продукции.

Статьей 2 Закона об обороте алкогольной продукции к алкогольной продукции отнесены пищевая продукция, которая произведена с использованием этилового спирта, произведенного из пищевого сырья, и (или) спиртосодержащей пищевой продукции, с содержанием этилового спирта более 1,5 процента объема готовой продукции.

Алкогольная продукция подразделяется на такие виды, как:

питьевой этиловый спирт - спирт, произведенный из пищевого или непищевого сырья, в том числе денатурированный этиловый спирт, головная фракция этилового спирта (отходы спиртового производства) и спирт-сырец;

спиртные напитки (в том числе водка) - алкогольная продукция, которая произведена с использованием этилового спирта, произведенного из пищевого сырья, и (или) спиртосодержащей пищевой продукции и не относится к питьевому этиловому спирту и вину; водка - спиртной напиток, который произведен на основе этилового спирта, произведенного из пищевого сырья, и воды, с содержанием этилового спирта от 38 до 56 процентов объема готовой продукции;

вино (в том числе натуральное вино) - алкогольная продукция, которая произведена из виноматериалов, с содержанием этилового спирта, произведенного из пищевого сырья, не более 22 процентов объема готовой продукции; натуральное вино - алкогольная продукция, которая произведена из виноматериалов (произведенных без добавления этилового спирта) без добавления этилового спирта и ароматических и вкусовых добавок, с содержанием этилового спирта не более 15 процентов объема готовой продукции, в том числе игристое вино, газированное вино, шипучее вино, шампанское.

Декларации представляются в том числе организациями, имеющими лицензии на закупку, хранение и поставки алкогольной и спиртосодержащей продукции (пункт 3 Положения).

Организации, осуществляющие закупку, хранение и поставки алкогольной, спиртосодержащей пищевой продукции и спиртосодержащей непищевой продукции с содержанием этилового спирта более 40 процентов объема готовой продукции, представляют декларации по форме согласно приложению № 5, осуществляющие закупку алкогольной и спиртосодержащей продукции - декларации по форме согласно приложению № 4.

Организации представляют отдельные декларации по каждому виду продукции.

Декларации представляются в территориальные налоговые органы ежеквартально (за отчетный квартал) не позднее 10-го числа месяца, следующего за истекшим отчетным периодом, а за IV квартал года - не позднее 20-го числа месяца, следующего за истекшим отчетным периодом (пункт 4 Положения).

Следовательно, вывод апелляционной инстанции об отсутствии обязанности общества, осуществляющего деятельность по закупке, хранению и поставке алкогольной продукции, по представлению соответствующих деклараций в рассматриваемой по делу ситуации не основан на нормах права.

Однако этот вывод не повлек принятие незаконного судебного акта, поскольку вывод суда апелляционной инстанции о том, что управление не обосновало и не доказало в рассматриваемой случае необходимость применения в отношении лицензиата такой крайней меры ответственности, как аннулирование лицензии, нарушения конституционных прав и свобод, а также прав и законных интересов других лиц, основан на правильном применении норм права к установленным им обстоятельствам и соответствует имеющимся в материалах дела доказательствам.

Основания для отмены или изменения обжалуемого судебного акта не установлены.

Руководствуясь статьями 274, 286 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа

ПОСТАНОВИЛ:


постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.03.2011 по делу № А63-7271/10 оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

   
текст документа сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: А63-7271/2010
Принявший орган: Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа
Дата принятия: 07 июля 2011

Поиск в тексте