• по
Более 58000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 1 октября 2010 г. Дело № А63-1679/2008

[Суд обоснованно указал, что истец не доказал факт безучетного перемещения газа в спорные дни по
 ИТ № 5, так как перечисленные документы не позволяют сделать однозначный вывод о том, что
байпасный кран № 2.6Б на ИТ № 5 был открыт с 18.09.2007 до 27.09.2007]
(Извлечение)


Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа, при участии от ответчика - общества с ограниченной ответственностью «Газпром Трансгаз Ставрополь», в отсутствие истца - открытого акционерного общества «Чеченгазпром», извещенного о времени и месте судебного заседания, рассмотрев кассационную жалобу открытого акционерного общества «Чеченгазпром» на решение Арбитражного суда Ставропольского края от 09.12.1009 и постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.07.2010 по делу № А63-1679/2008, установил следующее.

ОАО «Чеченгазпром» обратилось в арбитражный суд с иском к ООО «Газпром Трансгаз Ставрополь» о взыскании 15 480 656 рублей стоимости 12,4 млн куб. м газа и внесении изменений в акт приемки-сдачи и баланс газа (уточненные требования).

Решением от 09.12.2009, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда от 01.07.2010, в иске отказано, с истца в пользу ответчика взыскано 687 тыс. рублей расходов по оплате экспертиз. При рассмотрении дела суд установил, что истец и ответчик являются смежными транспортировщиками газа для ОАО «Газпром». Суд признал недоказанными доводы истца о том, что в связи с неисправным состоянием байпасного крана на измерительном трубопроводе принадлежащей ответчику газоизмерительной станции «Моздок» (далее - ГИС «Моздок») истец утратил 12,4 млн куб. м неучтенного газа. Суд при этом сослался на данные проверок средств измерений, применяемых на ГИС «Моздок», данные архива системы автоматического управления ГИС «Моздок» в виде отчета о вмешательствах. Суд пришел к выводу, что изменения в расходе газа, проходящего через ГИС «Моздок», вызваны работой имеющегося на компрессорной станции (КС) автоматического крана-регулятора, который поддерживает необходимое давление в других газопроводах, снабжающих потребителей, в то время как расход газа потребителями неравномерен в течение различных промежутков времени, как в течение суток, так и в зависимости от температуры наружного воздуха. Истец не доказал размер убытков истца.

В кассационной жалобе ОАО «Чеченгазпром» просит отменить судебные акты. Заявитель жалобы ссылается на то, что об открытом состоянии крана в спорный период свидетельствует анализ показателей вычислителей ГИС «Моздок» и ГИС «Кумли», из которого следует, что в указанный период объем газа снизился по всем измерительным трубопроводам ГИС «Моздок», а после закрытия кранов наблюдалось увеличение объема учитываемого газа. Ответчик в период спора предпринял действия по ремонту спорного крана, чтобы скрыть его неисправность. Ссылки суда на данные проверок средств измерений ГИС «Моздок» неправомерны, так как кран не относится к средствам измерений. Неисправность крана подтверждается актом исследования деталей шарового крана ОАО «Тяжпромарматура» от 23.05.2008, который суд не оценивал. Демонтаж узлов и деталей спорного крана и их ремонт произведены ответчиком с нарушением заключенного сторонами технического соглашения от 22.11.2005. Выводы экспертов подтверждают, что спорный кран работал во внештатном режиме, при котором система автоматического управления не отражала его реальное состояние («открыто» или «закрыто»). Выводы суда о необходимости открытия крана 2.12Б на резервном измерительном трубопроводе № 5 для снижения вибрации не обоснованы. Суд неправомерно не принял во внимание доводы истца о необъективности выводов проведенной Ермишиным С.М. первоначальной метрологической экспертизы в связи с заинтересованностью последнего. Выводы повторной комиссионной экспертизы, проведенной экспертом Шароновым А.М., объективно отражают обстоятельства, имевшие место в спорный период на ГИС «Моздок». Размер убытков истца подтверждается актом сдачи-приемки услуг от 30.09.2007 и данными о реализации истцом газа ЗАО «Чеченрегионгаз».

ООО «Газпром Трансгаз Ставрополь» в отзыве, поддержанном его представителем, просило жалобу отклонить, полагая, что выводы суда соответствуют представленным в материалы дела доказательствам.

Изучив материалы дела и выслушав представителя ответчика, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа считает, что жалоба не подлежит удовлетворению.

Как видно из материалов дела, ОАО «Чеченгазпром» и ООО «Кавказтрансгаз» (прежнее наименование ответчика) являются смежными газотранспортными организациями, которые оказывают услуги по транспортировке газа ОАО «Газпром».

С указанной целью ОАО «Чеченгазпром» и ООО «Кавказтрансгаз» заключили техническое соглашение от 22.11.2005, регулирующее взаимоотношения сторон в процессе поставок и транзита природного газа, из которого следует, что принадлежащая ответчику ГИС «Моздок» на трубопроводе Кази-Магомед - Моздок является пунктом сдачи-приема газа истцом ответчику и ответчиком истцу.

ГИС «Моздок» оснащена шестью измерительными трубопроводами (далее - ИТ), из которых ИТ № 1, 2, 3 принимают газ от истца, ИТ № 4, 5 подают газ истцу, ИТ № 6 реверсивный, т. е. газ по нему может подаваться в двух направлениях.

В спорный период действующими являлись только ИТ № 1, 2, 3, 6, принимающие газ от истца; по указанным ИТ газ подавался транзитом за пределы Чеченской Республики.

Обосновывая свои требования, истец ссылается на то, что в сентябре 2007 года он подавал газ из Чеченской Республики через ГИС «Моздок» в объеме 48 - 49 млн куб. м в сутки; начиная с 17.09.2007 при стабильном объеме газа, отбираемом на ГРС «Чеченгазпром», и увеличении подачи газа со стороны ГИС «Кумли» отбор газа на ГИС «Моздок» снизился на 1 200 - 1 800 тыс. куб. м в сутки.

По утверждению истца 27.09.2007 его работник Хатаев Э.Ю. для выяснения указанных причин явился на ГИС «Моздок» и установил, что байпасные (запасные) краны 2.6Б и 2.12Б на неработающем ИТ № 5 находятся в открытом состоянии и через ИТ № 5 проходит неучтенный газ; при этом указатель положения крана 2.6Б находится на метке «закрыто». Хатаев Э.Ю. отразил названные обстоятельства в акте от 27.09.2007, который представители ответчика не подписали (т. 1, л. д. 21, 22).

В подтверждение объема утраченного через ИТ № 5 газа истец представил акт сдачи-приемки газа от 30.09.2007, из которого следует, что в сентябре 2007 года ОАО «Чеченгазпром» приняло от ОАО «Газпром» 39 952,117 тыс. куб. м газа стоимостью 49 877 820 рублей 95 копеек в оплату за услуги по транспортировке газа по территории Чеченской Республики (т. 2, л. д. 11). Истец также представил акт поставки газа от 30.09.2007, согласно которому из указанного объема газа ОАО «Чеченгазпром» поставило ЗАО «Чеченрегионгаз» 24 633,185 тыс. куб. м; в акте указано, что объем газа на собственные технические нужды и потери ОАО «Чеченгазпром» составляет 2 918,932 тыс. куб. м, а объем газа, неучтенный по ГИС «Моздок» (потери ОАО «Чеченгазпром») - 12 400 тыс. куб. м (т. 1, л. д. 10).

Истец обратился в суд требованием о взыскании с ответчика стоимости утраченных 12 400 куб. м газа.

При разрешении спора суд установил, что на ГИС «Моздок» применяется система автоматического управления ГИС (далее - САУ), одной из функций которой является регистрация и хранение количественных и качественных показателей газа, а также управления кранами по узлу замера расхода газа (далее - УЗРГ). Из распечатки САУ следует, что кран № 2.6.Б с 18.09.2007 по 27.09.2007 постоянно находился в закрытом состоянии.

Суд также установил, что байпасный кран 2.12Б открыт оператором ГИС для выравнивания давления в трубопроводах в целях устранения вибрации ИТ № 5, при этом согласно архивным данным САУ кран 2.6Б в спорный период оставался в закрытом состоянии; такое положение кранов исключает возможность прохождения газа по ИТ № 5.

Истец оспаривает вывод суда о том, что кран 2.6Б в указанный период был закрыт, ссылаясь на то, что при имевшей место неисправности этого крана САУ не могла фиксировать истинное положение крана («открыто» или «закрыто»).

В материалах дела имеется акт от 03.10.2007, из которого следует, что представители истца и ответчика провели проверку работоспособности крана 2.6Б и установили, что изменение положения крана из положения «закрыт» в положение «открыт» зафиксировано в электронном журнале управления кранами САУ. Акт подписан только представителями ответчика, представители истца от подписи отказались (т. 2, л. д. 141).

11 апреля 2008 ООО «Чеченгазпром» и ООО «Кавказтрансгаз» по результатам проверки составили акт о работоспособном состоянии байпасных кранов 2.6Б и 2.12Б, а также о том, что САУ в реальном масштабе времени регистрирует все изменения состояния кранов в своем электронном архиве. В акте отмечено, что на байпасном кране 2.6Б имеются нарушения лакокрасочного покрытия некоторых болтов крепления крышки крана (т. 2, л. д. 54, 55). Представитель истца в качестве особого мнения в акте указал на то, что при визуальном осмотре видны следы вскрытия крышки крана 2.6Б.

22 апреля 2008 года вновь проведена совместная проверка байпасных кранов на ИТ № 5 представителями сторон, в ходе которой установлено, что краны закрыты и опломбированы; при открытии крана 2.6Б произошла фиксация этого события САУ, однако положение стрелки указателя остановилось в промежуточном состоянии (примерно 45 градусов); при закрытии крана произошла фиксация на САУ и стрелка указателя зафиксировалась в положении «закрыто». В акте отражено особое мнение представителя истца о том, что САУ работает нестабильно, а также мнение представителя ответчика о том, что САУ работает стабильно. Кроме того, в акте отмечено, что привлеченный истцом эксперт АНО «Южный центр НТО Ростехнадзор» Мижидова М.Ж. не допущена ответчиком к проверке в связи с отсутствием разрешающих документов.

29 апреля 2008 года на кране 2.6Б заменены штырь (кривошипный вал) и поводок, снятые детали направлены на экспертизу (т. 2, л. д. 58).

Детали исследованы производителем крана (ОАО «Тяжпромарматура»), который в акте от 23.05.2008 указал, что на деталях имеются следы деформации и вмешательства, из-за которых произошел сбой визуальной и пультовой сигнализации об истинном положении затвора: стрелка на кране и табло на пульте показывала положение «закрыто», а затвор крана мог находиться в любом положении («открыто» или «закрыто») в зависимости от действий эксплуатирующего персонала (т. 4, л. д. 143, 144).

По ходатайству истца суд назначил комиссионную техническую экспертизу деталей байпасного крана № 2.6Б. Из заключения экспертов следует, что изъятые 29.04.2008 из крана 2.6Б и представленные на экспертизу детали (поводок и кривошипный вал) были отремонтированы 21.11.2007, состояние указанных деталей крана в период с 18.09.2007 по 27.09.2007 неизвестно. Дать заключение о фактическом положении крана («открыто» или «закрыто» при положении указателя «закрыто») в названный период не представляется возможным.

По ходатайству ответчика суд назначил по делу метрологическую экспертизу, поручив ее проведение Ермишину С.М. (ООО «Метрологический центр Контрольно-измерительные технологии»). Перед экспертом поставлены следующие вопросы.

1. Возможно ли установить по анализу архивных данных изменения расхода газа, проходящего через действующие измерительные трубопроводы на УЗРГ КС «Моздок», был ли закрыт байпасный кран № 2.6Б в период переключений байпасного крана № 2.12Б на резервном ИТ № 5 УЗРГ КС «Моздок» 18.09.2007 и 27.09.2007.

2. Приводило ли открытие байпасного крана № 2.12Б резервного ИТ № 5 18.09.2007 к уменьшению расхода газа, проходящего через действующие ИТ на УЗРГ КС «Моздок», которое свидетельствовало бы об открытии байпасного крана № 2.6Б в период переключений байпасного крана № 2.12Б.

3. Приводило ли закрытие байпасного крана № 2.12Б резервного ИТ № 5 27.09.2007 к увеличению расхода газа, проходящего через действующие измерительные трубопроводы на УЗРГ КС «Моздок», которое свидетельствовало бы об открытии байпасного крана № 2.6Б в период переключений байпасного крана № 2.12Б.

Из заключения эксперта Ермишина С.М. следует, что по анализу архивных данных изменения расхода газа, проходящего через действующие измерительные трубопроводы на УЗРГ КС «Моздок», возможно установить, был ли закрыт байпасный кран № 2.6Б в период переключений байпасного крана № 2.12Б. Архивные данные САУ не подтверждают уменьшение и увеличение расхода газа, проходящего через действующие ИТ, которые могли бы свидетельствовать об открытии байпасного крана № 2.6Б в период переключений байпасного крана № 2.12Б. Эксперт сделал вывод, что в период с 18.09.2007 до 27.09.2007 газ по ИТ № 5 не проходил.

По ходатайству истца суд назначил повторную комиссионную метрологическую экспертизу, проведение которой поручено экспертам Шаронову А.М. (ФГУП «Всероссийский научно-исследовательский институт метрологической службы») и Минаеву О.В. (ООО «Прайм Групп»).

Эксперты пришли к выводу, что по анализу архивных данных изменения расхода газа, проходящего через действующие измерительные трубопроводы на УЗРГ КС «Моздок», можно установить, был ли закрыт байпасный кран № 2.6Б в период переключений байпасного крана № 2.12Б.

Эксперт Минаев О.В. пришел к выводу, что открытие и закрытие байпасного крана № 2.12Б резервного ИТ № 5 не приводило в спорном периоде к изменению расхода газа, проходящего через действующие ИТ на УЗРГ КС «Моздок», которое свидетельствовало бы об открытии байпасного крана № 2.6Б в период переключений байпасного крана № 2.12Б.

Эксперт Шаронов А.М. пришел к противоположным выводам.

В силу статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания обстоятельств, на которые ссылается лицо как на основание своих требований либо возражений, возлагается на данное лицо.

С учетом изложенного суд обоснованно указал, что истец не доказал факт безучетного перемещения газа в спорные дни по ИТ № 5, так как перечисленные документы не позволяют сделать однозначный вывод о том, что байпасный кран № 2.6Б на ИТ № 5 был открыт с 18.09.2007 до 27.09.2007.

Ссылка на необъективность эксперта Ермишина С.М. не принимается, так как для проверки его выводов проведена повторная комиссионная метрологическая экспертиза.

Суд оценил противоречия в заключениях экспертов Шаронова А.М. и Минаева О.В. по вопросу о том, подтверждают ли зафиксированные САУ ГИС колебания объемов газа факт его утечки через открытые байпасные краны ИТ № 5. Поскольку результаты повторной экспертизы не позволяют сделать категоричный вывод по поставленным вопросам, а обязанность доказывания факта утечки законом возложена на истца, суд правомерно признал соответствующие доводы недоказанными.

Из заключения ОАО «Тяжпромарматура», на которое ссылается истец, следует, что при положении стрелки на кране и табло пульта на метке «закрыто» затвор крана мог находиться в любом положении («открыто» или «закрыто»), что не подтверждает факт нахождения крана в положении «открыто» в спорный период.

Суд апелляционной инстанции оценил заключение ООО «Независимый экспертный центр Санной-2» от 06.05.2008 (т. 2, л. д. 42, 43), сделанное по результатам обследования крана 2.6Б, из которого также следует, что в спорный период кран мог быть открыт при нахождении указателя в положении «закрыто», а также что САУ не отражало реальное положение крана. При этом суд не принял названный документ в качестве доказательства, так как осмотр крана 2.6Б произведен экспертом и истцом без участия ответчика, а также в связи с несоблюдением правил проведения экспертизы промышленной безопасности и отсутствием доказательств надлежащей квалификации эксперта Межидовой М.Ж.

Довод о том, что неисправность крана привела к тому, что САУ не фиксировала его истинное положение, не обоснован. В заключении ОАО «Тяжпромарматура» от 23.05.2008, на которое ссылается заявитель, такие выводы отсутствуют. Заключение судебной технической экспертизы деталей байпасного крана 2.6Б указанный довод не подтверждает. Заключение ООО «Независимый экспертный центр Санной-2» не принято судом в качестве доказательства. Кроме того, то обстоятельство, что САУ не отражало реальное положение крана, также само по себе не подтверждает факт нахождения крана в положении «открыто» в спорный период.

Довод о том, что необходимость в открытии крана 2.12Б с целях устранения вибрации отсутствовала, не принимается, так как не влияет на правильность выводов суда по существу спора, поскольку истец не доказал, что одновременно с краном 2.12Б был открыт и кран 2.6Б.

С учетом изложенного не принимаются доводы жалобы о том, что по истечении спорного периода ответчик предпринял ремонт данного крана, а также что ремонт произведен ответчиком с нарушением положений технического соглашения от 22.11.2005, так как эти обстоятельства достоверно не свидетельствует о том, что в спорный период кран 2.6Б был открыт.

Уменьшение среднесуточного количества подаваемого на ГИС «Моздок» газа и, соответственно, увеличение объема потребления газа Чеченской Республикой (определяемого как разность результатов измерений на ГИС «Кумли» и ГИС «Моздок») могло быть вызвано утечкой на любом участке трубопровода между ГИС «Кумли» и ГИС «Моздок». Истец не доказал, что спорная утечка произошла именно на принадлежащей ответчику ГИС «Моздок».

По существу доводы заявителя жалобы направлены на переоценку выводов суда, что выходит за рамки полномочий кассационной инстанции.

При изложенных обстоятельствах кассационный суд не находит оснований для отмены обжалованных актов.

Руководствуясь статьями 284, 286, 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа

ПОСТАНОВИЛ:


решение Арбитражного суда Ставропольского края от 09.12.1009 и постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.07.2010 по делу № А63-1679/2008 оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.



текст документа сверен по:
файл-рассылка


Номер документа: А63-1679/2008
Принявший орган: Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа
Дата принятия: 01 октября 2010

Поиск в тексте