• по
Более 59000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО ОКРУГА

 
 ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 11 марта 2012 г. Дело № А20-3144/2010

[Поскольку истец обратился с заявлением об устранении недостатков в период гарантийного срока, в силу пункта 2 статьи 476 Гражданского кодекса Российской Федерации бремя доказывания того, что недостатки в оборудовании возникли после передачи покупателю вследствие нарушения им правил наладки и эксплуатации, либо действий третьих лиц, либо непреодолимой силы, возложено на продавца (общество). При недоказанности данных обстоятельств продавец отвечает за недостатки товара. В нарушение изложенной нормы апелляционный суд возложил на предпринимателя бремя доказывания того, что недостатки возникли не по его вине]
(Извлечение)



Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа в составе председательствующего Леоновой О.В., судей Айбатулина К.К. и Кухаря В.Ф., в отсутствие в судебном заседании истца - индивидуального предпринимателя Осмаева Халида Алхазуровича (ОГРНИП 310203416200124), ответчика - общества с ограниченной ответственностью «Фирма “Золка”» (ИНН 0721013870, ОГРН 1060721000625), извещенных о времени и месте судебного заседания, в том числе путем размещения информации на официальном сайте арбитражного суда в информационно-телекоммуникационной сети Интернет, рассмотрев кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Осмаева Халида Алхазуровича на постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.11.2011 (судьи Параскевова С.А., Жуков Е.В., Винокурова Н.В.) по делу № А20-3144/2010, установил следующее.

Индивидуальный предприниматель Осмаев Х.А. (далее - предприниматель) обратился в Арбитражный суд Чеченской Республики с иском к ООО «Фирма “Золка”» (далее - общество) о расторжении договора от 04.06.2009 № 7, взыскании 205 тыс. рублей стоимости оборудования, 37 тыс. рублей расходов в виде стоимости пакетов для упаковок и полиэтиленовых мешков, 1 009 620 рублей 48 копеек упущенной выгоды, 100 тыс. рублей компенсации морального вреда, 22 506 рублей 30 копеек процентов за пользование чужими денежными средствами и 100 тыс. рублей судебных расходов на оплату услуг представителя.

Определением от 27.07.2010 дело передано по подсудности в Арбитражный суд Кабардино-Балкарской Республики.

Решением от 26.11.2010 (судья Асабина Н.П.) договор от 04.06.2009 № 7 расторгнут, с общества в пользу предпринимателя взыскано 205 тыс. рублей стоимости оборудования, 22 506 рублей 30 копеек процентов, 3500 рублей стоимости экспертизы, 50 тыс. рублей стоимости услуг представителя, в остальной части в иске отказано. Суд пришел к выводу о поставке предпринимателю оборудования с существенными недостатками и доказанности нарушения обществом обязательств по устранению выявленных дефектов. В остальной части в иске отказано по мотиву недоказанности заявленных требований.

Постановлением апелляционного суда от 23.11.2011 решение отменено, в иске отказано. Судебный акт мотивирован тем, что предприниматель не доказал возникновение недостатков оборудования по вине продавца.

В кассационной жалобе предприниматель просит отменить постановление апелляционного суда и направить дело на новое рассмотрение. По мнению заявителя, принятие оспариваемого судебного акта обусловлено ненадлежащим исполнением представителем истца Тельхиговым С.У. возложенных на него полномочий и сообщением последним суду апелляционной инстанции недостоверных данных. Предприниматель указал, что с 23.11.2011 аннулировал доверенность, выданную Тельхигову С.У. Истец считает, что рассмотрение дела по существу невозможно без проведения технической экспертизы, которая должна быть назначена в судебном заседании.

Отзыв на кассационную жалобу не представлен.

Изучив материалы дела и доводы, изложенные в кассационной жалобе, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа считает, что постановление в части следует отменить.

Как видно из материалов дела, общество (изготовитель) и предприниматель (покупатель) заключили договор от 04.06.2009 № 7, по условиям которого изготовитель обязуется продать, а истец - приобрести оборудование для производства бумажных салфеток СДПС-1. Цена оборудования составляет 205 тыс. рублей. После заключения договора покупатель оплачивает 100% стоимости оборудования. Общество изготавливает продукцию в течение 35 дней рабочих дня с даты заключения договора и поступления предварительной оплаты на расчетный счет покупателя (пункты 2.1, 2.3, 3.2 договора). Датой перехода права собственности к покупателю считается дата передачи ему оборудования по приемо-сдаточной документации (пункт 2.5 договора). По окончании работ покупатель предоставляет изготовителю своего представителя, который в течение трех дней проходит обучение по наладке и обслуживанию оборудования, после чего продукция отгружается (пункт 3.5 договора). Изготовитель гарантирует качество и надежность эксплуатации поставляемой продукции при правильной эксплуатации в течение 1 года с момента получения товарно-транспортных накладных. Срок устранения недостатков или замены бракованных деталей составляет 15 дней с момента сообщения о нем изготовителю в течение гарантийного срока (пункты 4.1 и 4.2 договора). Согласно расписке от 10.06.2009 ответчик получил от истца 205 тыс. рублей.

По утверждениям истца, ответчик отгрузил ему оборудование 17.08.2009.

По утверждению ответчика, он отгрузил оборудование и подписал приемо-сдаточные документы 11.09.2009, отдав их истцу для подписания. Истец передаточные документы не возвратил.

Предусмотренные договором документы (приемо-сдаточный акт и товарно-транспортные накладные) в материалы дела не представлены.

В марте 2010 года предприниматель направил обществу заявление с просьбой устранить недостатки оборудования. Ответчик на заявление не ответил. В апреле 2010 года предприниматель направил предложение о расторжении договора от 04.06.2009 № 7 в связи с ненадлежащим исполнением обществом обязательств по устранению неполадок.

В обоснование требований истец представил заключение специалиста ГУ «Республиканский центр судебной экспертизы» Министерства юстиции Республики Дагестан от 25.08.2010 № 1669, согласно которому представленное на исследование оборудование для производства бумажных салфеток СДПС-1 неисправно, при работе оборудования имеется видимый люфт гофражных валов, неровное складывание салфеток, не работает программируемый счетчик количества листов для упаковки. Причины неисправностей и дефектов - неисправный счетчик и гофражные валы, невыполнение пуско-наладочных работ. Отступление от технологического процесса выразилось в отклонении выпускаемой продукции от предъявляемых требований ГОСТом.

Суд первой инстанции, расторгая договор от 04.06.2009 № 7 и взыскивая с общества в пользу предпринимателя стоимость оборудования и проценты за пользование чужими денежными средствами, со ссылкой на статьи 450, 452, 475 - 477 Гражданского кодекса Российской Федерации пришел к выводу о том, что истцу продано оборудование с недостатками, которые исключают его использование по целевому назначению, выявленные недостатки не могут быть устранены без несоразмерных расходов или затрат времени.

Апелляционный суд, отменяя решение и отказывая в иске, руководствовался следующим. Предприниматель в нарушение статьи 513 Гражданского кодекса Российской Федерации, приняв оборудование, не проверил его качество и только через 7 месяцев направил ответчику сообщение о его недостатках. Утверждая, что недостатки оборудования возникли по вине продавца, истец в силу статьи 476 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации должен доказать данное обстоятельство, однако он это не сделал. Суд апелляционной инстанции не принял в качестве доказательства заключение специалиста от 25.08.2010 № 1669, сославшись на то, что в нем указано на неисправность оборудования и отсутствуют сведения о моменте возникновения неисправностей (до или после передачи). Оспаривая качество полученной продукции, истец не предоставил сотрудникам экспертного учреждения возможность осмотра оборудования и не заявил о проведении экспертизы в другом экспертном учреждении.

При этом апелляционный суд не учел следующего.

Последствия передачи товара с существенными нарушениями требований к его качеству определены пунктом 2 статьи 475 Гражданского кодекса Российской Федерации: в этом случае покупатель вправе по своему выбору отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар денежной суммы либо потребовать замены товара ненадлежащего качества товаром, соответствующим договору.

В силу пункта 2 статьи 470 Кодекса в случае, когда договором купли-продажи предусмотрено предоставление продавцом гарантии качества товара, продавец обязан передать покупателю товар, который должен соответствовать требованиям, предусмотренным статьей 469 Кодекса, в течение определенного времени, установленного договором (гарантийного срока). В соответствии с пунктом 3 статьи 477 Кодекса, если на товар установлен гарантийный срок, покупатель вправе предъявить требования, связанные с недостатками товара, при обнаружении недостатков в течение гарантийного срока. Согласно пункту 2 статьи 476 Кодекса в отношении товара, на который продавцом предоставлена гарантия качества, продавец отвечает за недостатки товара, если не докажет, что недостатки товара возникли после его передачи покупателю вследствие нарушения покупателем правил пользования товаром или его хранения, либо действий третьих лиц, либо непреодолимой силы.

Следовательно, в соответствии с указанными нормами права применительно к возникшему спору покупатель должен доказать существенность недостатков, а продавец - подтвердить факт возникновения недостатков уже после передачи товара покупателю и вследствие событий, оговоренных в пункте 2 статьи 476 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Суды установили, что общество передало оборудование предпринимателю в августе либо сентябре 2009 года. Пунктами 4.1 и 4.2 договора на оборудование установлен гарантийный срок 1 год. Заявление об устранении недостатков предприниматель направил обществу в марте 2010 года, а предложение о расторжении договора - в апреле 2010 года. Таким образом, недостатки товара обнаружены в период гарантийного срока. Ответчик в отзыве на иск и в апелляционной жалобе подтвердил поставку оборудования и обучение покупателя для его наладки и эксплуатации. При этом общество документально не опровергло доводы предпринимателя о наличии недостатков, указанных в заключении специалиста от 25.08.2010 № 1669, не представило доказательств возникновения недостатков после передачи оборудования, в судах первой и апелляционной инстанций не заявляло ходатайств о проведении по делу соответствующей экспертизы.

Поскольку истец обратился с заявлением об устранении недостатков в период гарантийного срока, в силу пункта 2 статьи 476 Гражданского кодекса Российской Федерации бремя доказывания того, что недостатки в оборудовании возникли после передачи покупателю вследствие нарушения им правил наладки и эксплуатации, либо действий третьих лиц, либо непреодолимой силы, возложено на продавца (общество). При недоказанности данных обстоятельств продавец отвечает за недостатки товара.

В нарушение изложенной нормы апелляционный суд возложил на предпринимателя бремя доказывания того, что недостатки возникли не по его вине.

Согласно пункту 5 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.12.2006 № 66 «О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами законодательства об экспертизе», если экспертиза в силу Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации могла быть назначена по ходатайству или с согласия участвующих в деле лиц, однако такое ходатайство не поступило или согласие не было получено, оценка требований и возражений сторон осуществляется судом с учетом положений статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации о бремени доказывания исходя из принципа состязательности, согласно которому риск наступления последствий несовершения соответствующих процессуальных действий несут лица, участвующие в деле (часть 2 статьи 9 Кодекса).

Экспертиза, назначенная по ходатайству истца, не проведена, ответчик ходатайства о назначении экспертизы или смене экспертного учреждения не заявлял. Суд апелляционной инстанции не привел доказательств со ссылкой на материалы дела, свидетельствующих о том, что недостатки оборудования возникли после передачи его покупателю вследствие нарушения правил его наладки и пользования, либо действий третьих лиц, либо непреодолимой силы.

Суд апелляционной инстанции не указал мотивы, по которым не согласился с выводом суда первой инстанции, сославшегося на заключение специалиста от 25.08.2010 № 1669, о наличии существенных недостатков оборудования, не привел доказательств, на которых основаны его выводы.

При таких обстоятельствах постановление в части отказа предпринимателю во взыскании 37 тыс. рублей расходов в виде стоимости пакетов для упаковок и полиэтиленовых мешков, 1 009 620 рублей 48 копеек упущенной выгоды и 100 тыс. рублей компенсации морального вреда надлежит оставить без изменения, в остальной части постановление отменить, дело - направить на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении суду следует устранить допущенные нарушения.

Руководствуясь статьями 284, 286 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа

ПОСТАНОВИЛ:


постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.11.2011 по делу № А20-3144/2010 в части отказа индивидуальному предпринимателю Осмаеву Халиду Алхазуровичу во взыскании 37 тыс. рублей расходов в виде стоимости пакетов для упаковок и полиэтиленовых мешков, 1 009 620 рублей 48 копеек упущенной выгоды и 100 тыс. рублей компенсации морального вреда оставить без изменения, в остальной части постановление отменить, дело - направить на новое рассмотрение в тот же суд.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

  
текст документа сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: А20-3144/2010
Принявший орган: Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа
Дата принятия: 11 марта 2012

Поиск в тексте