• по
Более 59000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО ОКРУГА

 
 ПОСТАНОВЛЕНИЕ


от 12 марта 2012 г. Дело № А53-1537/2011

[Суды первой и апелляционной инстанций, анализируя положения статьи 368 Гражданского кодекса Российской Федерации, обоснованно указали, что письменное оформление обязательства гаранта перед кредитором является обязательным условием ее действительности. Отказывая в удовлетворении требований, суды руководствовались экспертным заключением от 27.07.2011 № 2571, 2572/04-3 и указали на отсутствие волеизъявления банка на оформление правоотношений по банковской гарантии, так как она подписана до нанесения текста, что не позволяет достоверно установить совершенное в письменной форме волеизъявление банка на выдачу спорной гарантии]
(Извлечение)


Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа в составе председательствующего Рассказова О.Л., судей Артамкиной Е.В. и Садовникова А.В., при участии в судебном заседании от истца - федерального казенного предприятия «Комбинат "Каменский"» - Солонченко А.А. (доверенность от 30.12.2011), от ответчика - закрытого акционерного общества «Коммерческий банк "Кедр"» - Мирко А.С. (доверенность от 10.02.2010) и Басса К.А. (доверенность от 16.04.2009), в отсутствие третьего лица - общества с ограниченной ответственностью «Юг-Сервис», извещенного надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, в том числе путем размещения информации на официальном сайте арбитражного суда в информационно-телекоммуникационной сети Интернет, рассмотрев кассационную жалобу федерального казенного предприятия «Комбинат "Каменский"» на решение Арбитражного суда Ростовской области от 25.08.2011 (судья Чебанова Л.В.) и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.11.2011 (судьи Ванин В.В., Еремина О.А., Чотчаев Б.Т.) по делу № А53-1537/2011, установил следующее.

ФКП «Комбинат "Каменский"» (далее - предприятие) обратилось в Арбитражный суд Ростовской области с иском к ЗАО «Коммерческий банк "Кедр"» (далее - банк) о взыскании 14 716 624 рублей по банковской гарантии от 05.09.2007 № 0509/3, выданной в обеспечение исполнения обязательств ООО «Юг-Сервис» (далее - общество) по государственному контракту от 23.08.2007 № 220/110.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено общество.

Решением суда первой инстанции от 25.08.2011, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда от 23.11.2011, в удовлетворении исковых требований отказано. Суды пришли к выводу, что сумма банковской гарантии превышает стоимость невыполненных работ по контракту, в связи с чем взыскание приведет к неосновательному обогащению. Предприятие препятствовало завершению работ, не подписывало акты выполненных работ, чем затруднило определение их стоимости. Из буквального содержания условий пункта 12.3 контракта не следует, что выданная банковская гарантия от 05.09.2007 № 0509/3 должна обеспечивать обязательства подрядчика по выполнению работ на всю сумму контракта. Определенный экспертами порядок изготовления банковской гарантии указывает на то, что подписи уполномоченных лиц проставлялись на пустом бланке. Согласно обычаям делового оборота подписи документа предшествует составление его текста. Представленная банковская гарантия не позволяет достоверно установить совершенное в письменной форме волеизъявление банка на выдачу гарантии.

В кассационной жалобе предприятие просит отменить состоявшиеся судебные акты. По мнению заявителя жалобы, отсутствие у банка данных о принятии кредитным комитетом Ростовского филиала и кредитно-инвестиционным комитетом решения о выдаче гарантии свидетельствует о несоблюдении процедуры выдачи. Подписывая чистые бланки документов, Абашина М.А. и Кощеева И.В. должны были осознавать правовые последствия своих действий. Подписи указанных лиц удостоверены печатью, которая являлась последним реквизитом, проставленным на документе, и удостоверяла подписи. При наличии подлинной подписи под документом сам по себе факт заполнения его содержательной части после проставления подписей не лишает такой документ доказательственной силы.

В соответствии со статьей 163 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в судебном заседании 01.03.2011 объявлялся перерыв до 11 часов 00 минут 11.03.2011, о чем сделано публичное извещение в информационно-телекоммуникационной сети Интернет на официальном сайте Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа http://www.fassko.arbitr.ru.

В отзыве на кассационную жалобу ответчик указал на ее несостоятельность, а также законность и обоснованность принятых по делу судебных актов.

В судебном заседании представитель истца поддержал доводы жалобы, просил суд кассационной инстанции отменить оспариваемые акты и принять по делу новый судебный акт об удовлетворении исковых требований. Представители ответчика возражали против удовлетворения жалобы, ссылались на соответствие сделанных судами выводов закону и имеющимся в деле доказательствам.

Изучив материалы дела и доводы кассационной жалобы и дополнения к ней, выслушав участвующих в деле лиц, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа считает, что обжалуемые судебные акты надлежит отменить по следующим основаниям.

Из материалов дела видно и судами установлено, что по результатам аукциона от 16.08.2007 № 3 предприятие (заказчик) и общество (подрядчик) заключили государственный контракт от 23.08.2007 № 220/110 (далее - контракт), в соответствии с которым заказчик поручил подрядчику, а подрядчик принял на себя обязанность по выполнению работ по реконструкции паровой котельной с тремя котлами ДЕ 25-14 ГМ и мазутным хозяйством на объекте 470 предприятия в г. Каменск-Шахтинском. Стоимость работ определена в размере 147 716 234 рублей. Сроки выполнения работ установлены с сентября 2007 года по 28 декабря 2010 года (т. 1, л. д. 9 - 20).

Согласно пункту 12.3 контракта подрядчик представляет заказчику банковскую гарантию авансового платежа. Во исполнение указанного пункта предоставлена банковская гарантия от 05.09.2007 № 0509/3 (далее - банковская гарантия), по условиям которой банк гарантирует, что выплатит предприятию сумму, не превышающую 14 771 624 рублей, если общество не выполнит работы по контракту. Предприятие может предъявить требование банку не позднее 30.12.2010 (т. 1, л. д. 46).

Подрядчик не выполнил работы в установленный срок, поэтому предприятие обратилось с требованием об уплате банковской гарантии. Банк свои обязательства не исполнил, что и явилось основанием для обращения в суд с иском.

По смыслу статьи 368 Гражданского кодекса Российской Федерации выдача банковской гарантии является односторонней письменной сделкой, совершаемой в обеспечение исполнения обязательства принципалом, и выдаваемой бенефициару - кредитору в этом обязательстве, то есть законодатель установил для банковской гарантии обязательную письменную форму, нарушение которой приводит к недействительности банковской гарантии.

В ходе рассмотрения дела банк поставил под сомнение подлинность банковской гарантии, в связи с чем судом были назначены техническая, почерковедческая и химическая экспертизы, по результатам которых установлено следующее:

- подпись от имени Абашиной М.А., расположенная в строке «управляющий» в банковской гарантии, выполнена самой Абашиной М.А., признаков, свидетельствующих о воздействии на процесс письма при выполнении этой подписи каких-либо «сбивающих» факторов (необычного выполнения), не имеется;

- подпись от имени Кощеевой И.В., расположенная в строке «заместитель главного бухгалтера» в банковской гарантии, выполнена самой Кощеевой И.В. В этой подписи имеются признаки, свидетельствующие о воздействии на процесс письма выполнения этой подписи каких-то внешних «сбивающих» факторов, наиболее вероятным из которых может служить необычная «шероховатая» подложка;

- подпись от имени Абашиной М.А. в графе «управляющий» в банковской гарантии выполнена рукописным способом шариковой ручкой с пастой темно-синего цвета;

- подпись от имени Кощеевой И.В. в графе «заместитель главного бухгалтера» в банковской гарантии выполнена рукописным способом шариковой ручкой с пастой черного цвета;

- оттиск печати банка выполнен рельефным клеше, красящим веществом типа штемпельной краски;

- на банковской гарантии сначала были выполнены подписи от имени Абашиной М.А. и Кощеевой И.В., затем был выполнен печатный текст, затем поставлен оттиск печати банка, установить последовательность выполнения подписей по отношению друг к другу не представляется возможным из-за отсутствия участков их пересечения (т. 3, л. д. 89 - 93).

Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении иска, ссылался на то, что взыскание денежных средств приведет к неосновательному обогащению в размере разницы между суммой банковской гарантии и стоимостью выполненных работ. Кроме того, буквальное толкование условий пункта 2.3 контракта (подрядчик предоставляет заказчику банковскую гарантию авансового платежа) не свидетельствует об обеспечении банковской гарантией обязательства подрядчика по выполнению работ на всю сумму контракта. Изложенное, позволило суду первой инстанции констатировать отсутствие оснований для взыскания денежных средств по банковской гарантии.

Названные выводы суда первой инстанции ошибочны. Банковская гарантия (гарант выплачивает суммы обеспечения в случае не выполнения работ по контракту; т. 1, л. д. 46) не содержит указание на обеспечение обязательств по договору подряда только в отношении части работ, которая оплачивается авансовыми платежами. Бенефициар, исходя из норм статей 368 и 374 Гражданского кодекса Российской Федерации имеет право требовать уплаты денежной суммы по банковской гарантии. Между гарантом и бенефициаром (бенефициарами) в силу выдачи гарантии возникает обязательственное правоотношение, в котором бенефициар является кредитором. Банковская гарантия является односторонней сделкой. Статья 370 Гражданского кодекса Российской Федерации закрепляет принцип независимости банковской гарантии, указывая, что предусмотренное банковской гарантией обязательство гаранта перед бенефициаром не зависит в отношениях между ними от того основного обязательства, в обеспечение исполнения которого она выдана, даже если в гарантии содержится ссылка на основное обязательство.

Указание о возможном неосновательном обогащении противоречит статье 377 Гражданского кодекса Российской Федерации (банковская гарантия ограничена суммой на которую она выдана). Невозможно взыскать с гаранта сумму больше, чем указанную в гарантии. Для получения суммы или же части суммы обеспечения необходимо направить письменное требование с указанием причин взыскания и представить документальное подтверждение этих причин.

Кроме того, выводы в обжалуемом решении о возможности квалификации действий предприятия, выразившихся в препятствии завершению подрядных работ, как злоупотребление правом не принимаются во внимание, поскольку не находят подтверждения в материалах дела.

Суды первой и апелляционной инстанций, анализируя положения статьи 368 Гражданского кодекса Российской Федерации, обоснованно указали, что письменное оформление обязательства гаранта перед кредитором является обязательным условием ее действительности. Отказывая в удовлетворении требований, суды руководствовались экспертным заключением от 27.07.2011 № 2571, 2572/04-3 и указали на отсутствие волеизъявления банка на оформление правоотношений по банковской гарантии, так как она подписана до нанесения текста, что не позволяет достоверно установить совершенное в письменной форме волеизъявление банка на выдачу спорной гарантии.

Выводы судов о том, что представленная банковская гарантия не подтверждает волеизъявление банка на ее выдачу, сделано преждевременно, при недостаточно исследованных обстоятельствах дела.

Подписание документа предшествует составлению его текста. Однако факт подписания пустого бланка документа возлагает риск соответствующих правовых последствий на подписавших лиц и не может быть воспринят иначе, чем согласие с содержанием такого документа. В целях оценки таких документов не могут быть приняты доводы о заблуждении либо обмане, в том числе по причине отсутствия юридической грамотности (или же преклонного возраста) управляющего и главного бухгалтера банка, поскольку подписание чистых бланков документов не соответствует разумному и добросовестному поведению субъектов гражданского оборота.

Подпись имеет важное правовое значение и является одним из существенных реквизитов письменной формы при совершении сделки. Собственноручная подпись сторон на юридически значимых документах свидетельствует о свободном волеизъявлении подписантов и имеет даже более важное значение, чем печать. Проставление печати служит подтверждением правомерности подписи. Позиция приоритета собственноручной подписи подтверждается и судебной практикой. При новом рассмотрении судам следует выяснить обстоятельства проставления подписей и печатей на банковской гарантии.

В решении суда первой инстанции указано, что подписи названных лиц проставлялись на пустом бланке. Однако согласно экспертному заключению банковская гарантия выполнена на листе бумаги формата А4 (внешний осмотр). Из материалов дела не следует, что подписи проставлены на бланочной продукции банка. Таким образом, необходимо установить изготовлена ли банковская гарантия на специальном бланке.

Суды, ссылаясь на заключение экспертизы от 27.07.2011 № 2571, 2572/04-3, указывают на невозможность определить давность выполнения подписей и оттиска печатей банковской гарантии по причине того, что данный документ подвергался термическому воздействию. На основании статьи 64 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации необходимо установить дату передачи банковской гарантии бенефециару с учетом требований документации для проведения открытого аукциона на закупку подрядных работ на реконструкцию паровой котельной с тремя котлами ДЕ 25-14 ГМ и мазутным хозяйством (контракт от 23.08.2007 № 220/110 заключался только после предоставления участником, с которым заключался контракт соответствующего обеспечения исполнения обязательств).

Статья 10 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предусматривает, что арбитражный суд при разбирательстве дела обязан непосредственно исследовать все доказательства по делу.

Арбитражный суд в силу частей 1, 4, 5 и 7 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств, каждое доказательство подлежит оценке судом наряду с другими доказательствами, никакие доказательства не имеют для арбитражного суда заранее установленной силы, а результаты оценки доказательств суд отражает в судебном акте.

Арбитражный суд, рассматривающий дело в кассационной инстанции, не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены судами первой и апелляционной инстанций (часть 2 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Ограничение предмета доказывания при рассмотрении дела в судах первой и апелляционной инстанций, повлекшее принятие ошибочных судебных актов, может являться основанием для направления дела на новое рассмотрение (постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.05.2010 № 16112/2009, от 16.11.2010 № 467/10).

В силу части 2 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд, рассматривающий дело в кассационной инстанции, не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены в решении суда первой инстанции или постановлении суда апелляционной инстанции.

Поскольку судебные акты приняты по неполно исследованным обстоятельствам дела и недостаточно обоснованы, они подлежат отмене в полном объеме с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции в соответствии со статьей 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

При новом рассмотрении дела суду необходимо учесть указания суда кассационной инстанции, установить все фактические обстоятельства по делу, в совокупности оценить все представленные в дело доказательства и доводы участвующих в деле лиц, результаты исследования и оценки отразить в судебном акте с учетом требований статьи 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и распределить расходы по государственной пошлине.

Руководствуясь статьями 274, 284 ? 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа


ПОСТАНОВИЛ:


решение Арбитражного суда Ростовской области от 25.08.2011 и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.11.2011 по делу № А53-1537/2011 отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.



текст документа сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: А53-1537/2011
Принявший орган: Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа
Дата принятия: 12 марта 2012

Поиск в тексте