• по
Более 59000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


АРБИТРАЖНЫЙ СУД г.САНКТ-ПЕТЕРБУРГА И ЛЕНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ

РЕШЕНИЕ

от 13 ноября 2008 года Дело N А56-17979/2008



Резолютивная часть решение объявлена 06 ноября 2008 г. Полный текст решения изготовлен 13 ноября 2008 г.

Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области в составе: судьи Кожемякиной Е.В., при ведении протокола судебного заседания судьей Кожемякиной Е.В. рассмотрев в судебном заседании дело по иску ОСАО "Ингосстрах" к ООО "КРАСКИ ТЕКС" о признании договора страхования недействительным при участии:

- от истца: Карпенко М.А. (доверенность от 21.01.2008 N 78 ВЗ 426933), представитель Шишмарева Ю.А. (доверенность от 03.07.2008 N 78 ВИ 420130)

- от ответчика: адвокат Крылова Г.А. (доверенность от 14.10.2007 N 399-юр), представитель Алексеева Н.Ю. (доверенность от 09.07.2008 N 355-ЮО), представитель Тапола Д.В. (доверенность от 22.07.2008 N 358-юр) установил:

ОСАО "Ингосстрах" обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с исковым заявлением к ООО "КРАСКИ ТЕКС" о признании договора страхования (страховой полис от 31.05.2006 N 411-191-016662/06), заключенного между истцом и ответчиком, недействительным.

Определением от 23.06.2008 исковое заявление принято к производству, возбуждено производство по делу, назначено предварительное судебное заседание.

В судебном заседании от 23.07.2008 истцом заявлено ходатайство об отложении слушания дела для предоставления возможности представить дополнительные доказательства.

Рассмотрев заявленное ходатайство, суд посчитал возможным его удовлетворить.

Ответчиком заявлено ходатайство об объединении арбитражных дел N А56-17979/2008, N А56-17984/2008 и N А56-17983/2008 в одно производство, поскольку указанные дела являются однородными и взаимосвязанными.

Ходатайство ответчика об объединении дел в одно производство оставлено судом на стадии рассмотрения.

В судебном заседании от 17.09.2008 ответчик поддержал заявленное ходатайство об объединении дел в одно производство.

Истец оставил решение данного вопроса на усмотрения суда.

Рассмотрев заявленное ходатайство, суд посчитал необходимым его отклонить, поскольку не усматривает целесообразности и установленных статьей 130 АПК РФ оснований для объединения указанных дел.

Также ответчиком заявлено ходатайство о передаче настоящего дела по подсудности в Арбитражный суд г. Москвы для рассмотрения его совместно с делом N А40-27769/08-1-220 по иску ООО "КРАСКИ ТЕКС" к ОСАО "Ингосстрах" о взыскании 82 938 282 руб. страхового возмещения, поскольку считает исковое заявление по настоящему делу встречным иском.

Рассмотрев заявленное ходатайство, суд посчитал необходимым его отклонить по следующим основаниям.

Согласно статьи 132 АПК РФ ответчик до принятия арбитражным судом первой инстанции судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, вправе предъявить истцу встречный иск для рассмотрения его совместно с первоначальным иском.

Поскольку истец не воспользовался указанным правом, а подал настоящий иск с соблюдением правил подсудности, предусмотренных статьей 35 АПК РФ, исковое заявление ОСАО "Ингосстрах" нельзя считать встречным, а следовательно, положение об исключительной подсудности, содержащееся в ч. 10 ст. 38 АПК на исковое заявление не распространяется.

С учетом представленных документов, а также мнений лиц, участвующих в деле, суд признал дело подготовленным к судебному разбирательству.

В судебном заседании от 15.10.2008 истец поддержал заявленные исковые требования в полном объеме. В обоснование своих требований представил дополнительный комплект документов.

Ответчик возражал против удовлетворения заявленных исковых требований, заявил ходатайство о пропуске истцом срока исковой давности. В обоснование своих возражений представил дополнительный комплект документов.

Для оценки довода ответчика относительно срока исковой давности, судебное заседание было отложено.

В судебном заседании от 29.10.2008 стороны высказали свои правовые позиции, в том числе и по пропуску срока исковой давности. Для исследования представленных дополнительно документов и оценки доводов сторон, судом был объявлен перерыв до 06.11.2008.

В судебном заседании от 06.11.2008 стороны поддержали свои доводы.

Истец, обращаясь с исковыми требованиями о признании заключенного договора страхования, оформленного выдачей полиса по страхованию имущества N 411-191-016662 от 31.05.2006, недействительным, полагает, что заявление-вопросник по страхованию имущества и убытков от перерыва в производстве от 31.05.2006 является неотъемлемой частью договора страхования, так как полис в соответствии с нормой пункта 2 статьи 940 Гражданского кодекса Российской Федерации был выдан именно на основании данного заявления.

Как указывает истец, ответчик сообщил страховой компании, в частности, о нижеследующем:

-при осуществлении деятельности предприятия не применяются огне- и/или взрывоопасные вещества, материалы, технологии (п. 3.3.11 заявления);

-здание имеет кирпичные стены и перекрытия несущих конструкция состоят только из железобетонных элементов, а кровля здания сооружена из кровельного железа (п. 3.3.13 заявления);

-в здании установлена автоматическая пожарная сигнализация с термодетекторами (п.п. 3.4.1. и 3.4.2 заявления);

-в здании имеется 28 углекислотных огнетушителей (п. 3.4.4. заявления);

-в здании имеются огнеупорные стены, перегородки, перекрытия и двери (п. 3.4.8 заявления);

-действующих предписаний со стороны органов пожарного надзора предприятие не имеет (п. 3.4.11 заявления);

-охрана объекта производится силами собственной службы безопасности (п. 3.4.15 заявления);

-вблизи здания не имеется ни автозаправочных станций, ни аэропортов, ни промышленных предприятий или фабрик (п. 3.3.16 заявления).

При обследовании обстоятельств обрушения стеллажей и пожара, произошедшего 18.11.2006 в помещении, где находилось застрахованное производственное оборудование, истцом были получены:

-копия Предписания «По устранению нарушений требований пожарной безопасности», выданного Государственной противопожарной службой МЧС 19.07.2004;

-лицензия ООО «Краски Текс» на осуществление эксплуатации взрывоопасных производственных объектов N ЭВ-19-0005000 (Х) (бланк сер. АА N 029987);

-отчет N 96-07 от 03.04.2007, составленный оценщиком ЗАО «Аудит и консалтинг»;

-технический паспорт на пакгауз N 5 по состоянию на 21.11.2007;

-письмо сюрвейера ЗАО «Канингэм Линдсэй Раша»;

-письмо ООО «Краски Текс» N 213 от 07.08.2007;

-инструкция ООО «ОП Бастион плюс» по охране складов ООО «Краски Текс».

Исходя из данных документов, истец считает, что ответчик осуществляет эксплуатацию взрывоопасных производственных объектов. В непосредственной близости от застрахованного здания находятся промышленные зоны со средней плотностью застройки (50%), внутренние стены здания состоят из комбинированного материала - пенобетонные блоки, кирпич, гипсокартон, кровля здания выполнена из профилированного настила типа «Сэндвич» по металлическим фермам.

В соответствии с письмом сюрвейера застрахованное здание оснащено автоматической пожарной сигнализацией не было.

ООО «Краски Текс», получив предписание от ОГПН Невского района, приступило к его выполнению, однако работы по устранению претензий контролирующих органов и снятию предписания не завершило.

Инструкция ООО «ОП «Бастион плюс» по охране складов ООО «Краски Текс» является доказательством того, что охрана помещений ответчика была поручена третьим лицам.

При указанных обстоятельствах, истец полагает, что ответчик в нарушение пункта 1 статьи 944 Гражданского кодекса Российской Федерации сообщил истцу заведомо ложные сведения относительно обстоятельств, имеющих существенное значение для определения степени страхового риска, в связи с чем и просит признать договор страхования, оформленный выдачей полиса по страхованию имущества N 411-191-016662/06 от 31.05.2006 года недействительным, как заключенный под влиянием обмана.

Ответчик, возражая против доводов истца, полагает, что в заявлении все сведения достоверны и у него отсутствовало намеренное (умышленное) введение в заблуждение истца относительно предмета страхования.

Исследовав материалы дела, заслушав и оценив доводы сторон, суд пришел к следующим выводам.

В соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Часть 4 этой же статьи предусмотрено, что каждое доказательство подлежит оценке арбитражным судом наряду с другими доказательствами.

Понятие доказательств содержится в статье 52 указанного Кодекса, согласно которой доказательствами являются полученные в соответствии с установленным порядком сведения, на основании которых арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения спора.

В соответствии со статьей 68 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обстоятельства дела, которые согласно закону должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут подтверждаться в арбитражном суде иными доказательствами.

В соответствии со статьей 67 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации Арбитражный суд вправе принимать к исследованию лишь те доказательства, которые могут либо подтвердить, либо опровергнуть юридические факты, имеющие непосредственное отношение к рассматриваемому делу. Относящиеся к рассматриваемому делу доказательства должны быть необходимы и достаточны для вынесения обоснованного судебного акта.

В силу статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Согласно пункту 1 статьи 944 Гражданского кодекса Российской Федерации при заключении договора страхования страхователь обязан сообщить страховщику известные страхователю обстоятельства, имеющие существенное значение для определения вероятности наступления страхового случая и размера возможных убытков от его наступления (страхового риска), если эти обстоятельства не известны и не должны быть известны страховщику.

Существенными признаются обстоятельства, определенно оговоренные страховщиком в стандартной форме договора страхования (страхового полиса) или в его письменном запросе.

Заявление на страхование к спорному договору страхования является неотъемлемой частью договора страхования и по своей сути является запросом Страховой компании в целях определения страхового риска и заполняется страховщиком на основании представленных страхователем сведений.

В заявлении указано, что сообщенные страхователем сведения являются полными и достоверными, о чем имеется подпись ст. бухгалтера Назаровой Д.Ю.

В соответствии с пунктом 3 статьи 944 Гражданского кодекса Российской Федерации, если после заключения договора страхования будет установлено, что страхователь сообщил страховщику заведомо ложные сведения об обстоятельствах, указанных в пункте 1 этой статьи, страховщик вправе потребовать признания договора недействительным.

Таким образом, по правилам названной нормы права сделка является оспоримой и может быть признана недействительной по иску страховщика.

Обязанность доказывания наличия прямого умысла страхователя при сообщении страховщику заведомо ложных сведений об обстоятельствах, изложенных в пункте 1 статьи 944 Гражданского кодекса Российской Федерации, лежит на страховщике, обратившемся в суд о признании сделки недействительной.

В соответствии с положениями пункта 1 статьи 944 названного Кодекса обстоятельства, о которых страхователь сообщает страховщику, должны иметь не только существенное значение для определения вероятности наступления страхового случая и размера возможных убытков, но, кроме того, об их наличии не известно и не должно быть известно страховщику.

Как следует из материалов дела, между истцом и ответчиком заключен договор страхования в виде полиса по страхованию имущества N 411-191-016662/06 от 31.05.2006 на период с 01.06.2006 по 31.05.2007.

Застрахованные риски: от повреждения и/или уничтожения в результате непредвиденного и внезапного воздействия на имущество следующих событий (одного из них или совокупности таковых):

-пожара, удара молнии, взрыва газа;

-стихийных бедствий;

-повреждений водой;

-взрыва;

-злоумышленных действий третьих лиц;

-падения на застрахованное имущество пилотируемых летающих объектов или их обломков;

-наезда наземных транспортных средств.

Объектом страхования являются имущественные интересы страхователя, связанные с владением, пользование и распоряжением имуществом, указанном в приложении N 1, и расположенном по адресу: Санкт-Петербург, пос. Петро-Славянка, дорога на Петро-Славянку, д. 3, лит. С, пакгауз N 5.

18.11.2006 по адресу: дорога на Петро-Славянку, д. 3 - случился пожар, в результате которого сгорел склад лакокрасочной продукции (л.д. 160-162 т. 1), в котором находилось застрахованное имущество.

В ходе рассмотрения спора по существу, судом было установлено, что в одно и то же время, истцом было оформлено три полиса:

-N 411-191-016596/06 - страхование здания склада готовой продукции (конструкция и сооружения фундамента, капитальные стены, перегородки, межэтажные перекрытия, конструкция и устройства кровли, встроенные и являющиеся частью здания системы тепло-, водоснабжения, канализаций, остекление оконных проемов, внутренняя отделка помещений общей площадью 4 615,4 кв.м.; напольные покрытия, отделка стен и потолка, некапитальные (декоративные) перегородки, системы освещения, дополнительные системы вентиляции, система охранной сигнализации, отделка внешней части здания (фасада) за исключением дополнительных надстроек и оборудования);

-N 411-191-017293/06 - страхование товарных запасов (лакокрасочная продукция, сырье для лакокрасочной продукции) по контрактной стоимости приобретения, в том числе находящиеся по адресу: г. Санкт-Петербург, пос. Петро-Славянка, дорога на Петро-Славянку, д. 3, лит. С (пакгауз N 5)

-N 411-191-016662/06 - страхование производственного оборудования в соответствии со списком имущества, отраженного в Приложении N 1, и находящегося в пакгаузе N 5 по адресу: г. Санкт-Петербург, пос. Петро-Славянка, дорога на Петро-Славянку, д. 3, лит. С.

Таким образом, оформляя все три полиса в один день - 31.05.2006 года, истец знал, что на складе находилась лакокрасочная продукция, которая может являться огне- и/или взрывоопасной продукцией.

Тем более, что знакомясь с учредительными документами страхователя, истец также знакомился с лицензией ООО «КРАСКИ ТЕКС», из которой следует, что основным видом деятельности данного общества является эксплуатация взрывоопасных производственных объектов (опасных производственных объектах, на которых получаются, используются, перерабатываются, образуются, хранятся взрывоопасные смеси с кислородом воздуха или друг с другом (горючие вещества), твердофазные и жидкофазные вещества, способные спонтанному разложению со взрывом)

При таких обстоятельствах, истец не мог не знать, что при осуществлении деятельности предприятия применяются указанные вещества.

Однако, при страховании имущества, ответчик обоснованно указал другую графу, так как застрахованное имущество не участвовало в процессе производства, а хранилось на складе и, если и использовалось, то только в иных целях, а не в организации производства лакокрасочной продукции.

Таким образом, довод об отражении в п. 3.3.11 заявления недостоверных сведений судом не принимаются.

Тем более, что в полисе на страхование товарных запасов, находящихся в этом же здании, указано, что страхуется лакокрасочная продукция.

В отношении доводов по п. 3.3.13 заявления суд не может не согласиться с возражениями ответчика о том, что истец в исковом заявлении исказил формулировку пункта, так как данный пункт изложен в заявлении-вопроснике в ином аспекте, нежели тот, который истец указал в исковом заявлении.

Правомерность указания основных элементов здания, как этого требует п. 3.3.13 заявления, подтверждается представленным в материалы дела техническим паспортом на здание.

Спорный момент в отношении кровли здания, как указание на кровельное железо, в то время, как считает истец кровля здания была выполнена из профилированного настила типа «Сэндвич» также не подтверждается материалами дела, так как в техническом паспорте отсутствует указание на данный факт. Наоборот, из постановления об отказе в возбуждении уголовного дела N 53 от 13.12.2006 следует, что кровля была металлическая, выполнена по металлическим конструкциям. Тем более, как следует из Технического заключения о состоянии несущих конструкций ангара N 5, выполненном ЗАО «Русский строительный союз» в июне 2006 года кровля здания в 2005 году была выполнена из оцинкованного профилированного настила по металлическим фермам, что не противоречит понятию «кровельное железо».

Ответчик обоснованно указывает на то, что ответ давался однозначно, как указано в заявлении, так как не требовалось расширительное толкование той или иной позиции, в связи с чем оценивается комплекс здания в целом, насколько он соответствует требованиям, изложенным в заявлении-вопроснике, и что здание представляло из себя в действительности.

В соответствии со статьей 431 Гражданского кодекса Российской Федерации при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений.

Таким образом, в отношении здания, в котором находилось застрахованное имущество, ответчиком представлены достоверные сведения.

В отношении п. 3.4.1. и 3.4.2. заявления об отсутствии автоматической пожарной сигнализации судом также не принимаются доводы истца, так как правомерно указано ответчиком, данные сведения истец берет из письма сюрвейера, т.е. после пожара, в то время, как предыдущим собственником здания подтверждается наличие автоматической пожарной сигнализации (л.д. 221 т. 1).

О том, что в здании имелись углекислотные огнетушители, у суда отсутствуют сомнения, так как данный момент подтверждается фототаблицей по пожару, выполненной ГУ «Судебно-экспертное учреждение ФПС «Испытательная пожарная лаборатория» по г. Санкт-Петербургу» (фото 24). Исходя из принципа статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации - о разумности и добросовестности участников гражданских правоотношений, суд полагает, что в здании находилось указанное количество огнетушителей.

В отношении недостоверности сведений по п. 3.4.8. заявления суд не может не согласиться с претензиями истца к ответчику, так как данный пункт содержит несколько перечислений: огнеупорные стены, перегородки, перекрытия, двери. Действительно, в здании имелись перегородки, перекрытия, двери, что соответствует правомерному указанию на графу «да» в заявлении со стороны ответчика. В отношении слова огнеупорные стены суд полагает, что данное требование также правомерно указано ответчиком, так как бетонные плиты и кирпич, должны относится к разряду огнеупорных сооружений. С другой стороны, если материал, из которого были сооружены стены, не относился к огнеупорным, то ответчик не мог выделить данную позицию отдельно, так как графа 3.4.8. не дает расширительного толкования, или возможности исключить из предложения ту или иную фразу, т.е. указать, что есть перегородки и двери, остальное отсутствует или наоборот. Либо предоставить возможность подчеркивания того или иного элемента предложения.

При указанных обстоятельствах у суда нет сомнений в отношении достоверности сведений и по данному пункту заявления.

Доводы о том, что у ответчика имелось предписание Государственной противопожарной службы по устранению нарушения требований пожарной безопасности судом не принимаются, так как представленное в материалы дела предписание Государственной противопожарной службы (ГПС МЧС России) предписание N 788 по устранению нарушений требований пожарной безопасности от 19.07.2004 года адресовано ООО «ТЭКС», т.е. иному юридическому лицу (л.д. 53-56 т. 1). Иного суду не представлено.

В отношении охраны объекта, ответчиком представлено подтверждение, что охрана осуществлялась, как силами самого общества, так и путем привлечения третьих лиц, что не противоречит сведениям, указанным в заявлении.

В отношении п. 3.3.16. заявления о наличии вблизи здания автозаправочных станций, аэропортов, промышленных предприятий или фабрик суд также полагает доводы ответчика обоснованными, так как понимание «вблизи» является оценочным и в основном смысле толкования данной фразы невозможно было указать иначе. Если даже следовать описанию по отчету N 96-07, то невозможно определить, что же из себя представляет непосредственная близость, у фразы которой отсутствует расширительное толкование, а также непонятно, что из себя представляют промышленные зоны, указанные в отчете. Являются ли промышленные зоны автозаправочной станцией, аэропортом, промышленным предприятием или фабрикой. К промышленной зоне можно отнести и ряд находящихся друг за другом складских помещений, которые не занимаются непосредственно никакой деятельностью кроме, как хранение.

При указанных обстоятельствах истец не представил доказательств наличия в данном случае прямого умысла ответчика на введение его в заблуждение относительно сведений, указанных в заявлении.

Обман - это намеренное (умышленное) введение в заблуждение стороны в сделке другой стороной, направленное на искаженное представление как о самой сделке, так и мотивах и целях ее заключения. При этом обман должен затрагивать такие представления о сделке, при достоверном представлении о которых сделка не состоялась бы или состоялась, но на иных условиях.

Согласно определению Высшего Арбитражного суда РФ от 31.05.2007 N 5653/07 обязанность проверять наличие и характер страхуемого интереса возложена на страховщика при заключении договора. Он же наделен правом осмотра имущества при заключении договора его страхования (статья 945 Гражданского кодекса Российской Федерации). Неисполнение страховщиком этой обязанности и неиспользование права на осмотр имущества с целью идентификации его со страхуемым имуществом лишает страховщика возможности ссылаться на отсутствие у страхователя интереса и несоответствие объекта страхования.

Ответчик был вправе самостоятельно провести осмотр страхуемого имущества, с целью проверки соответствия действительности представленных истцом сведений и идентификации всех характеристик имущества, однако он этим правом не воспользовался при заключении договора страхования.

Таким образом, страховщиком в нарушение статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не представлено доказательств умышленного характера действий Общества по введению в заблуждение Страховой компании относительно отражения достоверных сведений о страхуемом имуществе.

При указанных обстоятельствах требования истца не могут быть удовлетворены в силу их недоказанности.

Также суд не может не оценить доводы ответчика о применении срока исковой давности.

В силу пункта 2 статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

В соответствии с частью 2 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Истец, возражая против данного довода ответчика, полагает, что единственным документом, из которого истцу стали известны обстоятельства, на которые ОСАО «Ингосстрах» в своем заявлении, а именно: представление ответчиком заведомо ложных сведений в заявлении-вопроснике на страхование, - является Сюрвейерский отчет N 20061102128 от 09.07.2007.

Суд не может согласиться с данной позицией истца, так как обоснованно указывает ответчик и данный факт был уже оценен судом выше, 31.05.2006, в момент одновременного заключения трех договоров страхования, истец знал о том, что на складе, где находилось оборудование, застрахованное по настоящему договору страхования - 411-191-016662/06, также хранилась лакокрасочная продукция и сырье для лакокрасочной продукции.

0боснованны доводы ответчика и в том, что из представленной переписки между истцом и ответчиком, а также сюрвейером, следует, что все обстоятельства истцу были известны задолго до составления окончательного текста отчета, в том числе и в отношении спорного предписания пожарной службы.

Таким образом, даже, если считать, что сюрвейером упоминалось о составлении отчета N 96-07 от 03.04.2007 письмом от 11.04.2007, то и в данном случае истец знал хотя бы о части обстоятельств, которые положены в основу признания договора страхования недействительным, задолго до истечения срока исковой давности.

Подача иска истцом произведена 19.06.2008 года, в связи с чем годичный срок исковой давности истек.

При указанных обстоятельствах, суд полагает требования истца подлежащими отклонению и по данному обстоятельству.

Принимая во внимание вышеуказанное, расходы по госпошлине в силу статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации остаются на истце.

Руководствуясь ст. 167-170, 176 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, - АРБИТРАЖНЫЙ СУД РЕШИЛ:

В удовлетворении исковых требований отказать.

На решение может быть подана апелляционная жалоба в Тринадцатый арбитражный апелляционный суд в течение месяца со дня принятия решения или кассационная жалоба в Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в срок, не превышающий двух месяцев со дня вступления решения в силу.

Судья
Кожемякина Е.В.



Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: А56-17979/2008
Принявший орган: Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области
Дата принятия: 13 ноября 2008

Поиск в тексте