• по
Более 51000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


АРБИТРАЖНЫЙ СУД САНКТ-ПЕТЕРБУРГА И ЛЕНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ

РЕШЕНИЕ

от 25 мая 2011 года Дело N А56-3337/2011

Резолютивная часть решения объявлена 18 мая 2011 года. Полный текст решения изготовлен 25 мая 2011 года.

Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области в составе судьи Рублевой Л.М., при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Собко О.П. рассмотрев в судебном заседании дело по иску: истец: Администрация муниципального образования "Свердловское городское поселение Всеволожского района Ленинградской области"

ответчик: ЗАО "ГОТЭК Северо-Запад" третье лицо: ЗАО "ГОТЭК" о взыскании задолженности и процентов за пользование чужими денежными средствами в сумме 6 268 842 руб. 17 коп. при участии

- от истца: представитель Овсеенко А.В., доверенность б/н от 17.12.2010г.

- от ответчика: представитель Бушнев О.Н., доверенность б/н от 12.04.2011г.

- от третьего лица: представитель Рашеева Е.О., доверенность б/н от 08.04.2011г.

установил:

Истец- Администрация муниципального образования « Свердловское городское поселение Всеволожского района Ленинградской области» обратилось в арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к ответчику - Закрытому акционерному обществу «ГОТЭК Северо-Запад» о взыскании 6 268 842 руб. 17 коп., в том числе 5 475 000 рублей - основного долга и 793 842 руб. 17 коп. - процентов за пользование чужими денежными средствами.

В судебном заседании истец заявленные исковые требования поддержал в полном объеме.

Ответчик исковые требования не признал, против иска возражал по мотивам, изложенным им в отзыве на исковое заявление.

10 марта 2011 года ответчик обратился в арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области со встречным исковым заявлением к истцу о применении последствий недействительности ничтожной сделки - инвестиционного договора N 31 от 26.09.2008г., заключенного между истцом и ответчиком, в виде взыскания с истца неосновательного обогащения в размере 1 000 000 рублей и процентов за пользование чужими денежными средствами в размере 168 800 рублей.

Определением арбитражного суда от 03 марта 2011г. встречное исковое заявление было принято к производству в соответствии с п.2 части 3 ст. 132 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации ( далее АПК РФ), поскольку удовлетворение встречного иска ответчика исключает полностью или в части удовлетворение первоначального иска истца.

В судебном заседании 13 апреля 2011 года ответчик, в порядке ст. 49 АПК РФ, заявил ходатайство об уточнении встречных исковых требований и просил суд: признать инвестиционный договор N 31 от 26.09.2008г. недействительным ( ничтожным) в виду его несоответствия Законодательству РФ и взыскать с истца понесенные ответчиком расходы по оплате государственной пошлины при подаче встречного искового заявления. Ходатайство ответчика удовлетворено судом.

12 апреля 2011г. Закрытое акционерное общество «ГОТЭК» обратилось в арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением о вступлении в дело в качестве третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, в котором Общество просит применить последствия недействительности ничтожной сделки - инвестиционного договора N 31 от 26.09.2008г., заключенного истцом и ответчиком, и взыскать с истца неосновательное обогащение в размере 1 000 000 рублей и проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 168 800 рублей.

Стороны против удовлетворения заявления ЗАО «ГОТЭК» не возражали.

Учитывая основания и предмет встречных исковых требований, а также основания и предмет требований ЗАО «ГОТЭК», Определением от 13 апреля 2011 года суд в порядке ст. 50 АПК РФ привлек к участию в деле в качестве третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, ЗАО «ГОТЭК».

Третье лицо, заявляющее самостоятельные требования, исковые требования не признало, против иска возражало по мотивам, изложенным им в отзыве на исковое заявление.

Ответчик ( истец по встречному иску) уточненные встречные требования поддержал в полном объеме. Истец ( ответчик по встречному иску) заявленные к нему встречные исковые требования не признал, против встречного искового заявления возражал по мотивам, изложенным в отзыве на встречный иск. Третье лицо поддержало заявленные им требования к истцу. Истец против удовлетворения требований третьего лица возражал. Ответчик требования третьего лица к истцу поддержал.

Исследовав материалы дела, заслушав объяснения представителей лиц, участвующих в деле, суд установил следующее:

26 сентября 2008 года между истцом ( «Администрация») и ответчиком ( «Инвестор») заключен Инвестиционный договор ( далее договор), предметом которого являлось сотрудничество сторон в реализации инвестиционного проекта размещения предприятия по производству гофрированного картона на территории производственной зоны «Уткина Заводь» на земельном участке площадью 12 Га. и участие в связи с этим в развитии инженерной и социальной инфраструктуры муниципального образования «Свердловское городское поселение Всеволожского муниципального района Ленинградской области».

При реализации указанного проекта истец обязался, в том числе, создать ответчику благоприятные условия для реализации инвестиционного проекта путем защиты интересов ответчика ( Инвестора) и предоставления ответчику разрешительной документации в соответствии с действующим градостроительным и земельным законодательством в рамках компетенции органов местного самоуправления ( п. 2.1.1 договора).

В соответствии с п. 2.2 договора ответчик обязался принять участие в развитии инженерной и социальной инфраструктуры муниципального образования «Свердловское городское поселение Всеволожского муниципального района Ленинградской области» путем перечисления денежных средств в размере 6 475 000 рублей на бюджетный счет МО «Свердловское городское поселение».

Согласно п. 3.1 договора средства перечисляются ответчиком в следующие сроки:

- 1 000 000 рублей до 01.10.2008г.;

- 2 400 000 рублей до 01.12.2008г.;

- 1 000 000 рублей до 01.03.2009г.;

- 1 000 000 рублей до 01.06.2009г.;

- 1 075 000 рублей до 01.09.2009г.

На момент сдачи объекта в эксплуатацию платежи, указанные в п. 3.1 договора, должны быть уплачены полностью ( п. 3.2 договора).

Договор вступает в силу с момента его подписания и действует до момента выполнения работ по реализации инвестиционного проекта ( п. 7.1 договора).

Во исполнение принятых на себя обязательств по договору ответчик платежным поручением N 84228 от 26.09.2008г. перечислил на бюджетный счет истца денежные средства в размере 1 000 000 рублей.

Однако дальнейшее исполнение своих денежных обязательств по договору ответчик прекратил.

На обращения истца в адрес ответчика от 12.03.2010г. исх. N 453 и от 25.03.2010г. исх. N 592 с предложением оплатить имеющуюся задолженность по договору в сумме 5 475 000 рублей ответчик не отреагировал, задолженность оплачена не была, что и послужило основанием для обращения истца с настоящим иском в арбитражный суд.

Возражения ответчика против иска фактически являются и основанием для предъявления встречного искового заявления.

Ответчик считает, что требования истца основаны на ничтожной сделке, противоречащей федеральному закону N 39-ФЗ «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений» ( далее закон N 39-ФЗ).

Закон N 39-ФЗ по смыслу и духу направлен на стимулирование инвестиционной деятельности, создание благоприятных условий для инвестиций путем снижения издержек инвесторов при осуществлении капитальных затрат и обеспечении окупаемости инвестиционных проектов.

Однако в противоречие с законом N 39-ФЗ, при отсутствии каких либо муниципальных правовых актов по вопросу регулирования инвестиционной деятельности на территории муниципального образования истец вынудил ответчика заключить договор, который не содержит со стороны истца каких либо положений, направленных на создание ответчику, как инвестору, благоприятных условий, а наоборот налагает на него дополнительные финансовые обременения никак не связанные с инвестициями, осуществляемыми в рамках инвестиционного проекта.

Как далее пояснил ответчик, истец не предполагал осуществлять развитие инженерной инфраструктуры как земельного участка площадью 12 Га, используемого для реализации инвестиционного проекта, так и муниципального образования, поскольку не существовало на момент заключения договора и не существует в настоящее время никакой проектной документации, связанной с целевым использованием средств, получаемых по договору.

Ответчик считает, что истец не мог участвовать в строительстве инженерной инфраструктуры земельного участка площадью 12 Га, используемого для осуществления инвестиционного проекта, в виду того, что указанный земельный участок до начала строительства и до момента заключения договора принадлежал ответчику на праве собственности.

По мнению ответчика, обязанности истца, предусмотренные пунктом 2.1.1 договора, в части защиты интересов ответчика, по своей сути являются мнимыми с момента заключения договора, поскольку впоследствии они не были закреплены никакими конкретными действиями.

Что касается обязанности истца, согласно п. 2.1.1 договора, в части предоставления ответчику разрешительной документации в соответствии с действующим градостроительным и земельным законодательством в рамках компетенции органов местного самоуправления, то указанная обязанность возложена на истца в силу положений ст.ст. 51, 55 Градостроительного кодекса РФ ( далее ГСК РФ), исполнение которой должно осуществляться в рамках закона, а не договора, устанавливающего обязанность инвестора оплатить денежные средства на какие либо цели взамен на исполнение истцом законом установленных обязанностей.

Со ссылкой на ст. 170 ГК РФ ответчик считает, что со стороны истца заключение договора является мнимой сделкой.

Об отсутствии намерений исполнять договор ( мнимую сделку) со стороны ответчика также свидетельствует то обстоятельство, что ответчик какой либо оплаты по договору не осуществлял и не собирался осуществлять. Первый и единственный платеж по договору был произведен третьим лицом, заявляющим самостоятельные требования, на основании письма ответчика от 25.09.2008г. N 12, в котором единственной целью необходимости платежа в размере 1 000 000 рублей ставилось получение со стороны истца разрешения на строительство, поскольку своими письмами от 12.03.2010г. исх. N 453 и от 25.03.2010г. исх. N 592 истец выдачу разрешения на строительство ставил в зависимость от первого платежа по инвестиционному договору.

Согласно общеправового смысла, данного в законе N 39-ФЗ, инвестиционная деятельность предполагает вложение инвестором в объект предпринимательской или иной деятельности на условиях, предусмотренных инвестиционным контрактом, денежных средств, ценных бумаг, иного имущества или практических действий и возникновение у инвестора прав на результаты таких вложений.

При этом в широком значении - это деятельность, связанная с вложением средств в объекты инвестирования с целью получения дохода или позитивного социального эффекта; в узком - это деятельность по преобразованию инвестиционных ресурсов во вложения, которая, в свою очередь, состоит из двух этапов: первый включает собственно инвестирование (вложение средств), второй этап предполагает окупаемость осуществленных затрат и получение дохода (затраты и их отдача).

В любом случае для того чтобы что-то получить от инвестиционной деятельности: доход или иной позитивный социальный эффект, требуется что либо вложить: деньги, ценные бумаги, иное имущество или практические действия.

А поскольку инвестиционный договор предполагает участие в реализации инвестиционной деятельности двух субъектов, то собственно и вложение должно производиться с двух сторон, т.е. от каждого из субъектов инвестиционной деятельности в зависимости от « возможностей и способностей».

Вопрос участия органов местного самоуправления в инвестиционной деятельности отражен в статье 19 закона N 39-ФЗ.

При этом участие органов местного самоуправления в инвестиционной деятельности предполагает два способа: регулирование органами местного самоуправления инвестиционной деятельности, осуществляемой в форме капитальных вложений ( п.1 ст. 19 закона N 39-ФЗ) и прямое участие органов местного самоуправления в инвестиционной деятельности, осуществляемой в форме капитальных вложений ( п. 2 ст. 19 закона N 39-ФЗ).

Первый способ участия органов местного самоуправления в инвестиционной деятельности предусматривает создание в муниципальных образованиях благоприятных условий для развития инвестиционной деятельности, осуществляемой в форме капитальных вложений, путем:

установления субъектам инвестиционной деятельности льгот по уплате местных налогов;

защиты интересов инвесторов;

предоставления субъектам инвестиционной деятельности не противоречащих законодательству Российской Федерации льготных условий пользования землей и другими природными ресурсами, находящимися в муниципальной собственности;

расширения использования средств населения и иных внебюджетных источников финансирования жилищного строительства и строительства объектов социально-культурного назначения;

Второй способ участия органов местного самоуправления в инвестиционной деятельности осуществляется путем:

разработки, утверждения и финансирования инвестиционных проектов, осуществляемых муниципальными образованиями;

размещения средств местных бюджетов для финансирования инвестиционных проектов в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд. Размещение указанных средств осуществляется на возвратной и срочной основах с уплатой процентов за пользование ими в размерах, определяемых нормативными правовыми актами о местных бюджетах, либо на условиях закрепления в муниципальной собственности соответствующей части акций создаваемого акционерного общества, которые реализуются через определенный срок на рынке ценных бумаг с направлением выручки от реализации в доходы местных бюджетов;

проведения экспертизы инвестиционных проектов в соответствии с законодательством Российской Федерации;

выпуска муниципальных займов в соответствии с законодательством Российской Федерации;

вовлечения в инвестиционный процесс временно приостановленных и законсервированных строек и объектов, находящихся в муниципальной собственности.

Со ссылкой на п. 6 ст. 19 закона N 39-ФЗ истец утверждает, что регулирование органами местного самоуправления инвестиционной деятельности, осуществляемой в форме капитальных вложений, может осуществляться с использованием иных форм и методов в соответствии с законодательством Российской Федерации, а потому предусмотренные пунктом 2.1 договора обязательства истца соответствуют требованиям действующего законодательства, и заключенный сторонами договор не может быть мнимой сделкой.

Из буквального текста пункт 1.1 договора следует, что предметом инвестиционного договора N 31 от 26.09.2008г. является: сотрудничество в реализации инвестиционного проекта размещения предприятия по производству гофрированного картона на территории производственной зоны «Уткина Заводь»на земельном участке площадью 12 Га.

По мнению суда, регулирование органами местного самоуправления инвестиционной деятельности, предполагает установление каких то форм и методов управления процессами вложения инвестиций и получения от этих вложений доходов.

Однако из текста договора следует, что истец сотрудничает с ответчиком при реализации инвестиционного проекта, что предполагает за собой прямое участие органа местного самоуправления, т.е. истца, в инвестиционной деятельности. К тому же инвестиционный проект - это обоснование экономической целесообразности, объема и сроков осуществления капитальных вложений, в том числе необходимая проектная документация, разработанная в соответствии с законодательством Российской Федерации и утвержденными в установленном порядке стандартами (нормами и правилами), а также описание практических действий по осуществлению инвестиций (бизнес-план) - статья 1 закона N 39-ФЗ.

Об этом же говорит и содержание п. 2) ст. 19 закона N 39-ФЗ при установлении одного из способов прямого участия органов местного самоуправления в инвестиционной деятельности путем разработки, утверждения и финансирования инвестиционных проектов, осуществляемых муниципальными образованиями.

Однако в нарушение требований ст. 65 АПК РФ истец не представил суду ни одного достоверного и допустимого доказательства наличия каких либо муниципальных правовых актов по вопросу регулирования инвестиционной деятельности на территории муниципального образования или же утвержденной проектной документации, связанной с целевым использованием средств, получаемых по договору, от размещения производства на территории производственной зоны «Уткина Заводь» на земельном участке площадью 12 Га.

В нарушение той же нормы Арбитражного процессуального кодекса РФ истец не представил суду доказательства, каким образом и за счет чего он участвует в развитии инженерной и социальной инфраструктуры муниципального образования «Свердловское городское поселение Всеволожского муниципального района Ленинградской области», при строительстве ответчиком завода по производству гофрированного картона на территории производственной зоны «Уткина Заводь», если земельный участок площадью 12 Га с 24 января 2008г. принадлежит ответчику на праве собственности ( Свидетельство о государственной регистрации права 78-АГ 105173).

Также в нарушение ст. 65 АПК РФ истец не представил суду ни одного достоверного и допустимого доказательства, подтверждающего его реальное участие в реализации условий инвестиционного договора, путем выполнения принятых на себя обязательств по защите интересов ответчика ( инвестора) - пп. 2.1.1 договора.

Что касается обязательств истца по пп. 2.1.1 договора в части предоставления ответчику разрешительной документации в соответствии с действующим градостроительным и земельным законодательством в рамках компетенции органов местного самоуправления, то включение указанных положений в инвестиционный договор противоречит требованиям ст.ст. 50, 51 ГСК РФ, поскольку обязанность выдачи разрешительной документации возложена на органы местного самоуправления законом, точнее ГСК РФ, а потому никак не может являться одним из вкладов в инвестиционную деятельность.

По мнению суда заключенный сторонами инвестиционный договор N 31 от 26.09.2008г. является ничтожной сделкой в силу его противоречия закону, а именно положениям федерального закона N 39-ФЗ «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений» и положениям ст.ст. 50, 51 Градостроительного кодекса РФ.

Кроме того, указанный договор является мнимой сделкой, то есть сделкой, совершенной лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, что в соответствии с требованиями ст. 170 ГК РФ свидетельствует о его ничтожности.

Как усматривается из материалов дела у сторон отсутствовали намерения исполнять спорную сделку (инвестиционный договор), по сути исполнение инвестиционного договора не было осуществлено ни со стороны истца, ни со стороны ответчика, т.к. единственный и последний платеж по договору был произведен третьим лицом, не являющимся стороной по инвестиционному договору, т.о. указанный договор был заключен лишь для вида, без намерения создать соответствующие ему правовые последствия.

Довод истца о пропуске ответчиком срока исковой давности в отношении требования о признании спорного договора недействительным ( ничтожным) не может быть принят истцом, поскольку ответчиком заявлено требование о признании недействительной ничтожной сделки, по основаниям, установленным статьями 168, 170 ГК РФ.

Требований о признании спорного договора недействительным по основаниям, предусмотренным ст. 179 ГК РФ, т.е. как сделки, совершенной под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной или стечения тяжелых обстоятельств ( оспоримой сделки) ответчиком не заявлено.

В соответствии с п. 1 ст. 181 ГК РФ срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки. При таких обстоятельствах срок исковой давности о признании спорного договора недействительным ( ничтожным) истекает 26.09. 2011г., в то время как со встречным иском ответчик обратился в суд 10.03.2011г.

Согласно пункту 32 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации и Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 N 6/8, Гражданский кодекс Российской Федерации не исключает возможность предъявления исков о признании недействительной ничтожной сделки.

В этой связи суд считает возможным удовлетворить встречные требования ответчика и признать инвестиционный договор N 31 от 26.09.2008г. недействительным ( ничтожным) в виду его несоответствия Законодательству РФ.

Поскольку суд признал заключенный сторонами инвестиционный договор N 31 от 26.09.2008г. недействительным ( ничтожным), то у суда отсутствуют правовые основания для удовлетворения требований истца о взыскании с ответчика задолженности по указанному договору в сумме 5 475 000 рублей и как следствие процентов за пользование чужими денежными средствами в сумме 793 842 руб. 17 коп., а потому в первоначальном иске следует отказать.

В соответствии с пунктами 1, 2 ст. 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах - если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

Поскольку инвестиционный договор N 31 от 26.09.2008г. , заключенный между истцом и ответчиком, признан судом недействительным ( ничтожным), то в силу положений ст. 167 ГК РФ суд считает что требования третьего лица, заявляющего самостоятельные требования, подлежат удовлетворению, поскольку произведя платеж по ничтожному договору в сумме 1 000 000 рублей, третье лицо, не являясь стороной этого договора, фактически понесло убытки на сумму 1 000 000 рублей, а потому указанные денежные средства подлежат взысканию с истца в пользу третьего лица, заявляющего самостоятельные требования, в рамках последствий недействительной ( ничтожной) сделки.

Кроме того, суд считает требования третьего лица, заявляющего самостоятельные требования, о взыскании с истца процентов за пользование чужими денежными средствами также подлежащими удовлетворению, поскольку они основаны на положениях ст. 395 ГК РФ.

Согласно ст. 395 ГК РФ за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения ха счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств. Размер процентов определяется существующей в месте жительства кредитора, а если кредитором является юридическое лицо, в месте его нахождения учетной ставкой банковского процента на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части.

Согласно расчета третьего лица, заявляющего самостоятельные требования, проценты им рассчитаны за период с 28.09.2008г., т.е. с даты зачисления денежных средств в размере 1 000 000 рублей на счет истца, что соответствует положениям п. 1 ст. 167 ГК РФ, поскольку недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

Т.о. проценты за период с 28.09.2008г. по 01.02.20110г. ( дата составления расчета) составили 168 800 рублей. Расчет проверен судом и признан обоснованным и по праву и по размеру, а потому с истца в пользу третьего лица, заявляющего самостоятельные требования, надлежит взыскать проценты в сумме 168 800 рублей.

Федеральным законом N 137-ФЗ от 27.07.2006г. с 01 января 2007г. признан утратившим силу п. 5 ст. 333.40 Налогового кодекса Российской Федерации согласно которому при принятии судом решения полностью или частично не в пользу государственных органов (органов местного самоуправления) возврат заявителю уплаченной государственной пошлины производился из бюджета.

Таким образом, с 01.01.2007 подлежит применению общий порядок распределения судебных расходов, предусмотренный главой 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации ( АПК РФ), и уплаченная ответчиком по встречному иску государственная пошлина в соответствии с частью 1 ст. 110 АПК РФ взыскивается в его пользу непосредственно с государственного органа (органа местного самоуправления) как стороны по делу, т.е. с истца в пользу ответчика надлежит взыскать расходы по уплате государственной пошлине в сумме 4 000 рублей исходя из формулированного ответчиком встречного требования неимущественного характера.

В силу подпункта 3 пункта 1 статьи 333.22 Налогового кодекса Российской Федерации при уменьшении размера требований, сумма излишне уплаченной государственной пошлины возвращается в порядке, предусмотренном статьей 333.40 Налогового кодекса Российской Федерации (пункт 8 Информационного письма Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.05.2005 N 91), в связи с чем государственная пошлина в размере 20 688 рублей подлежит возврату ответчику из федерального бюджета.

В соответствии со ст. 110 Арбитражного процессуального кодекса РФ с истца в пользу третьего лица, заявляющего самостоятельные требования, надлежит взыскать государственную пошлину в размере 24 688 рублей, уплаченную третьим лицом при подаче в суд заявления о вступлении в дело в качестве третьего лица, заявляющего самостоятельные требования, исходя из цены его требования.

Руководствуясь статьями 167-170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области

решил:

В удовлетворении иска Администрации муниципального образования « Свердловское городское поселение Всеволожского района Ленинградской области» к Закрытому акционерному обществу «ГОТЭК Северо-Запад» о взыскании задолженности и процентов за пользование чужими денежными средствами в сумме 6 268 842 руб. 17 коп.- отказать.

Удовлетворить встречные исковые требования Закрытого акционерного общества «ГОТЭК Северо-Запад» к Администрации муниципального образования « Свердловское городское поселение Всеволожского района Ленинградской области», а именно: признать недействительным инвестиционный договор N 31 от 26.09.2008г., заключенный между Администрацией муниципального образования « Свердловское городское поселение Всеволожского района Ленинградской области» и Закрытым акционерным обществом «ГОТЭК Северо-Запад».

Взыскать с Администрации муниципального образования « Свердловское городское поселение Всеволожского района Ленинградской области» в пользу Закрытого акционерного общества «ГОТЭК Северо-Запад» расходы по оплате государственной пошлины в сумме 4 000 рублей.

Выдать Закрытому акционерному обществу «ГОТЭК Северо-Запад» справку на возврат из федерального бюджета государственной пошлины в сумме 20 688 рублей.

Удовлетворить требования Закрытого акционерного общества «ГОТЭК», а именно: применить последствия недействительности ничтожной сделки - инвестиционного договора N 31 от 26.09.2008г., заключенного между Администрацией муниципального образования « Свердловское городское поселение Всеволожского района Ленинградской области» и Закрытым акционерным обществом «ГОТЭК Северо-Запад», и взыскать с Администрации муниципального образования « Свердловское городское поселение Всеволожского района Ленинградской области» в пользу Закрытого акционерного общества «ГОТЭК» денежные средства в размере 1 000 000 рублей и проценты за пользование чужими денежными средствами в сумме 168 800 рублей, а также расходы по оплате государственной пошлины в сумме 24 688 рублей.

Решение может быть обжаловано в Тринадцатый арбитражный апелляционный суд в течение месяца со дня принятия Решения.

     Судья
Рублева Л.М.

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А56-3337/2011
Принявший орган: Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области
Дата принятия: 25 мая 2011

Поиск в тексте