• по
Более 54000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


АРБИТРАЖНЫЙ СУД САНКТ-ПЕТЕРБУРГА И ЛЕНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ

РЕШЕНИЕ

от 29 апреля 2011 года Дело N А56-74319/2010

Резолютивная часть решения объявлена 22 апреля 2011 года.

Полный текст решения изготовлен 29 апреля 2011 года.

Судья Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области Бобарыкина О.А., при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Глазуновым Е.А.,

рассмотрев в судебном заседании иск Жилищно-строительного кооператива N 1346 к государственному унитарному предприятию «Топливно-энергетический комплекс Санкт-Петербурга» о признании сделки частично недействительной, при участии:

от истца - Лапухина М.В. (доверенность от 01.11.2010), Панина Е.Н. (доверенность от 01.11.2010), Соболева А.К. (доверенность от 01.11.2010),

от ответчика - Борисов Б.Б. (доверенность от 3101.2011 N 28),

установил:

Жилищно-строительный кооператив N 1346 (далее - ЖСК N 1346, Кооператив) обратился в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к государственному унитарному предприятию «Топливно-энергетический комплекс Санкт-Петербурга» (далее - Предприятие) о признании недействительными подпунктов 1.1, 1.2, 2.1, 2.2, 2.3, 2.4, 2.6, 2.7, 3.1.1, 3.1.2, 3.2, 3.3.1, 3.3.2, 3.3.3, 3.3.4, 3.3.5, 3.3.6, 3.3.7, 3.3.8, 3.3.9, 3.3.10, 3.3.11, 3.3.12, 3.3.13, 3.3.14, 3.3.16, 3.4.1, 3.4.2, 3.4.3, 3.4.4, 4.1, 4.2, 4.3, 4.4, 4.5, 4.6, 5.1, 5.4, 5.9, 5.10, 5.11, 5.12, 6.1, 6.2, 6.3, 7.1, 7.2, 8.1, 8.2, 8.4, 8.5, 9.2, 9.5, 9.9, 10 договора теплоснабжения в горячей воде от 01.01.2008 N 6285.038.1 (с учетом уточнений исковых требований).

В судебном заседании Кооператив поддержал требования по основаниям, изложенным в заявлении и ходатайстве об уточнении исковых требований, а также дополнительно сославшись на нормы материального права. Истец полагает, что указанные пункты договора противоречат статьям 421, 426, 446, 539 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), статьям 155, 161, 164 Жилищного кодекса Российской Федерации, Федеральному закону от 30.12.2004 N 210-ФЗ «Об основах регулирования тарифов организации коммунального комплекса» (далее - Закон N 210-ФЗ), Правилам функционирования розничных рынков электрической энергии в переходный период реформирования электроэнергетики, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 31.08.2006 N 530 (далее - Правила N 530), Правилам предоставления коммунальных услуг гражданам, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 23.05.2006 N 307 (далее - Правила N 307).

Предприятие возражало против удовлетворения иска в полном объеме, ссылаясь на несостоятельность доводов истца.

Исследовав материалы дела, суд установил следующие обстоятельства.

На основании договора теплоснабжения в горячей воде от 01.01.2008 N 6285.038.1, Предприятие (энергоснабжающая организация) приняло на себя обязательство по подаче Кооперативу (абоненту), тепловой энергии в горячей воде через присоединенную сеть по адресу: Санкт-Петербург, улица Коллонтай, дом 14, корпус 4, литера А (жилой дом), а абонент - по своевременной оплате потребляемой тепловой энергии, соблюдению предусмотренного договором режима ее потребления, обеспечению безопасности эксплуатации находящихся в его ведении тепловых сетей и исправности используемых им приборов и оборудования, связанных с потреблением тепловой энергии (пункт 1.1).

В рассматриваемом случае абонентом в договоре на отпуск тепловой энергии в горячей воде является жилищно-строительный кооператив.

Истец полагая, что указание в преамбуле и пункте 10 договора Кооператива в качестве абонента и потребителя тепловой энергии, а не граждан, противоречит нормам материального права, в частности пункту 1 статьи 539 ГК РФ. При этом Кооператив также сослался на то, что он не является покупателем тепловой энергии и у него отсутствует техническая возможность принимать тепловую энергию (присоединение к тепловым сетям Предприятия и наличие в собственности или на каком-либо ином праве собственности тепловых сетей). По мнению истца, в спорных условиях договора должно быть указано, что он заключен «собственниками помещений в лице Кооператива».

Возражая против доводов Кооператива Предприятие сослалось на пункт 7 Правил N 307, согласно которому собственники помещений в многоквартирном доме (при непосредственном управлении) или собственники жилых домов в случае отсутствия у них договоров с лицом, одновременно отвечающим за обслуживание внутридомовых инженерных систем и за подачу коммунальных ресурсов, вправе заключить договоры ресурсоснабжения о приобретении холодной воды, горячей воды, электрической энергии, газа и тепловой энергии, а также о водоотведении непосредственно с ресурсоснабжающими организациями. В случае, когда ресурсоснабжающая организация не отвечает за обслуживание внутридомовых инженерных систем, с использованием которых потребителю подаются коммунальные ресурсы (отношения ресурсоснабжения), ресурсоснабжающая организация не является исполнителем коммунальных услуг и несет ответственность за режим и качество подачи холодной воды, горячей воды, электрической энергии, газа и тепловой энергии, а также водоотведения на границе присоединения сетей, входящих в состав общего имущества собственников помещений в многоквартирном доме или принадлежащих собственникам жилых домов, к сетям инженерно-технического обеспечения.

В данном случае суд исходит из того, что в силу статей 161 и 164 ЖК РФ договоры энергоснабжения многоквартирных жилых домов заключаются энергоснабжающей организацией либо с собственниками помещений (при непосредственном управлении домом собственниками помещений), либо с управляющей организацией (товариществом собственников жилья, жилищно-строительным кооперативом и иной организацией).

Управление многоквартирным домом, находящимся по адресу: Санкт-Петербург, улица Коллонтай, дом 14, корпус 4, литера А, осуществляет Кооператив. Данный факт истцом не оспаривается.

В соответствии с пунктом 3 Правил N 307 под коммунальными услугами понимается деятельность исполнителя коммунальных услуг по обеспечению граждан, проживающих в управляемом жилом доме. Согласно пункту 49 названных правил исполнитель обязан предоставлять потребителю коммунальные услуги в необходимых для него объемах; заключать с ресурсоснабжающими организациями договоры или самостоятельно производить коммунальные ресурсы, необходимые для предоставления коммунальных услуг потребителям.

Подпунктом «а» пункта 17 статьи 2 Закона N 210-ФЗ предусмотрено, что в жилищном секторе потребителями услуг теплоснабжения в многоквартирных домах являются, в частности, жилищные кооперативы, жилищно-строительные кооперативы и иные специализированные потребительские кооперативы, управляющие организации, которые приобретают указанные выше товары и услуги для предоставления коммунальных услуг лицам, пользующимся помещениями в данном многоквартирном доме, или непосредственно собственники помещений в многоквартирном доме в случае непосредственного управления многоквартирным домом собственниками помещений.

Прямые договора между Предприятием и собственниками помещений отсутствуют и согласно статьям 155 и 164 ЖК РФ возможность их заключения собственниками жилья в многоквартирном доме напрямую (непосредственно) с ресурсоснабжающей организацией возможна в случае выбора жильцами непосредственного способа управления.

Учитывая приведенные положения, суд считает, что в отношениях с ресурсоснабжающей организацией (Предприятием), продающей и поставляющей тепловую энергию (энергоресурсы), Кооператив является абонентом (потребителем), непосредственно приобретающим права и обязанности по договору. Оснований для признания недействительными названных положений договора не имеется.

Кооператив просил признать недействительным пункт 1.1 договора, так как в нем отсутствует ссылка на цель теплоснабжения «для оказания коммунальных услуг населению (гражданам)». Само по себе отсутствие этой формулировки в данном договоре не является основанием для признания указанного условия договора ничтожным, поскольку цель теплоснабжения, которую ответчик просит указать, следует из статуса абонента и действующего законодательства. Кроме того, в данном случае рассматривается спор о признании пунктов договора недействительным (ничтожным), а не спор об урегулировании разногласий.

Согласно пункту 1.2 договора границы балансовой принадлежности тепловых сетей и эксплуатационной ответственности сторон за состояние и обслуживание тепловых сетей между энергоснабжающей организацией и абонентом установлены актом(ами) разграничения балансовой принадлежности тепловых сетей и эксплуатационной ответственности сторон (приложение N 2) от 25.12.2007.

Кооператив полагает, что в соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации N 571 граница раздела балансовой принадлежности тепловых сетей и эксплуатационной ответственности устанавливается на границе граждан. Предприятие возражало, ссылаясь на то, что потребителем является Кооператив и установление границы эксплуатационной ответственности осуществляется исходя из границы общего имущества многоквартирного дома.

Суд считает, что отсутствуют основания для признания этого пункта недействительным исходя из положений пункта 7 Правил и письма Минрегиона РФ от 20.03.2007 N 4967-СК/07. Кроме того, перемещение границы эксплуатационной ответственности означает возложение на Предприятие ответственности за потери в сетях, находящихся в управлении Кооператива как исполнителя коммунальных услуг. Более того, такой подход лишает смысла установку общедомовых приборов учета тепловой энергии, по показаниям которых должны осуществляться расчеты между ресурсоснабжающей организацией и исполнителем коммунальных услуг в силу закона.

Кооператив просил признать недействительными все пункты раздела 2 договора «Количество и режим подачи тепловой энергии», кроме 2.5, а также все пункты раздела 4 договора «Учет и расчет потребляемой тепловой энергии».

В соответствии с пунктом 2.1 договора энергоснабжающая организация отпускает абоненту тепловую энергию в горячей воде с подключенной тепловой нагрузкой 0,66545 Гкал/ч, в том числе: на отопление 0,52614 Гкал/ч при Тн.в -26 С; на горячее водоснабжение (со средней нагрузкой 0,11460 Гкал/ч; с максимальной нагрузкой 0,23160 Гкал/ч); потери тепла трубопроводами ГВС 0,02320 Гкал/ч; нормативные потери 0,00151 Гкал/ч. Подключенные тепловые нагрузки с разбивкой по потребителям и видам потребления приведены в Приложении N 1.

Согласно пункту 2.2 договора количество тепловой энергии, потребляемой Абонентом, определяется по аттестованным и допущенным к коммерческому использованию узлам учета, а в случае их отсутствия в соответствии с разделом 4 настоящего договора. Пунктом 2.3 договора установлено, что ориентировочное потребление тепловой энергии абонентом в годовой период с учетом нормативных потерь составляет 2416,05 Гкал, ориентировочная сумма договора на момент заключения составляет 2064,82 тыс. рублей в год (с учетом НДС), ориентировочный расчет теплоотпуска с учетом нормативных потерь и тепловой энергии абоненту приведен в приложении N 3 (лист 3.2, 3.3, 3.4).

В пункте 2.7 договора определено, что в период ремонта теплоисточника по письменной просьбе абонента или при технической возможности подачи тепловой энергии от другого теплоисточника перерыв в подаче тепловой энергии может быть сокращен или исключен при условии согласия абонента на оплату дополнительных затрат, связанных с подачей тепловой энергии от другого теплоисточника. Согласованные параметры тепловой энергии и дополнительные затраты энергоснабжающей организации отражаются в двухстороннем акте.

Согласно пункту 4.1 договора учет и расчет потребления тепловой энергии за расчетный период определяются в соответствии с «Правилами учета тепловой энергии и теплоносителя».

Пунктом 4.2 договора определено, что при отсутствии приборов учета или их неисправности свыше 15-ти суток в течение года с момента приемки узла учета на коммерческий расчет, обнаружении поврежденных или отсутствующих пломб и клейм «Тест СПб» и энергоснабжающей организации, а также при превышении нормативной погрешности работающих приборов учета учет количества потребляемой тепловой энергии с учетом потерь в тепловых сетях абонента производится энергоснабжающей организацией по договорной нагрузке и времени теплопотребления с корректировкой по фактическому режиму работы источника.

Пунктом 4.3 установлено, что при наличии узла учета абонент в срок до 1 числа месяца, следующего за расчетным, представляет в энергоснабжающую организацию отчет о теплопотреблении за месяц по установленной энергоснабжающей организацией форме (с приложением часовых и суточных архивов в электронном виде отчетов, диаграмм или отчетов). Факт превышения абонентом договорных величин теплопотребления максимальных часовых нагрузок фиксируется сторонами в Акте теплопотребления.

Согласно пункту 4.4 при нарушении абонентом сроков отчетности, несоблюдении норм точности обработки диаграмм, правил расчета расхода теплоносителя и тепловой энергии и выявлении нарушений в работе узла учета с момента последней проверки расчет количества тепловой энергии производится в соответствии с пунктом 4.2 договора.

В силу пункта 4.5 договора при выводе в ремонт приборов учета на срок, не превышающий в общей сложности 15 суток в течение года с момента приемки узла учета на коммерческий учет, теплопотребление за каждые сутки определяется по среднесуточным показаниям приборов учета за последние трое суток (исключая субботу, воскресенье и праздничные дни) с корректировкой по фактической температуре наружного воздуха за период пересчета. В случае ремонта отдельных узлов приборов учета абонента отсутствующие параметры учитываются при учете потребляемой тепловой энергии по приборам теплоисточника.

В соответствии с пунктом 4.6 договора при изменении абонентом по согласованию с энергоснабжающей организацией нагрузок против величин, установленных настоящим договором, стороны составляют соответствующий акт. Дальнейший расчет стоимости тепловой энергии, потребляемой абонентом, осуществляется с учетом возмещения энергоснабжающей организации затрат, вызванных подачей энергии не в обусловленном договором количестве по дополнительному соглашению сторон.

Признавая пункты 2.1, 2.2 в части слов «в соответствии с разделом 4 настоящего договора», 2.3, 2.7, 4.1, 4.2, 4.4, 4.5, 4.6 договора недействительными, суд исходит из следующего.

Абонентом в спорном договоре является Кооператив, который заключил договор теплоснабжения в интересах своих членов.

Согласно пункту 8 Правил N 307 условия договора о приобретении коммунальных ресурсов, заключаемого с ресурсоснабжающими организациями с целью обеспечения потребителя коммунальными услугами, не должны противоречить названным Правилам и иным правовым актам Российской Федерации.

Согласно подпунктам «а» и «б» пункта 19 Правил N 307 при отсутствии коллективных (общедомовых), общих (квартирных) и индивидуальных приборов учета размер платы за отопление определяется в соответствии с подпунктом 1 пункта 1 приложения N 2 к названным Правилам, в котором установлена формула определения размера платы, предусматривающая применение такого показателя, как норматив потребления соответствующей коммунальной услуги.

Так как в силу пункта 8 Правил N 307 условия договора о приобретении коммунальных ресурсов, заключаемого с ресурсоснабжающими организациями с целью обеспечения потребителя коммунальными услугами, не должны противоречить этим Правилам, при определении условий договора теплоснабжения, заключаемого между ресурсоснабжающей организацией и Кооперативом, Правилами учета следует руководствоваться с учетом приведенных положений Правил N 307.

Следовательно, при отсутствии средств измерения, предусмотренных пунктом 1.3 Правил учета, объем отпущенной тепловой энергии должен определяться ресурсоснабжающей организацией на основании нормативов потребления коммунальных ресурсов, которые устанавливаются для домов определенной группы независимо от наличия у их жителей индивидуальных приборов учета (подпункт «а» пункта 5, пункт 10, подпункт «в» пункта 39 Правил N 306).

Таким образом, действующее нормативное регулирование отношений по теплоснабжению допускает учет фактического потребления тепловой энергии одним из двух способов: либо по показаниям приборов учета, размещенных на сетях абонента на границе эксплуатационной ответственности между энергоснабжающей организацией и абонентом, либо расчетным путем исходя из количества жителей и утвержденных нормативов теплопотребления.

С учетом изложенного, содержащееся в указанных пунктах договора теплоснабжения условия, которые предусматривают, что при отсутствии приборов учета или их неисправности учет количества потребляемой тепловой энергии с учетом потерь в тепловых сетях абонента производится энергоснабжающей организацией по договорной нагрузке и времени теплопотребления с корректировкой по фактическому режиму работы источника, противоречат статье 544 ГК РФ о порядке оплаты поставленной энергии и изданным Правительством Российской Федерации правилам, которые в силу пункта 4 статьи 426 ГК РФ обязательны для сторон при заключении и исполнении публичных договоров.

Поскольку с рассматриваемыми пунктами соотносятся и пункт 8.4, 9.2 в части слов «Правилами учета тепловой энергии и теплоносителя», 9.5 договора, они также являются недействительными.

Вместе с тем, заслушав доводы обеих сторон, суд не находит противоречий с действующим законодательством и следовательно, оснований для признания недействительными пунктов 2.4, согласно которому энергоснабжающая организация поддерживает температуру подающей сетевой воды на коллекторе источника теплоснабжения по заданию диспетчера ГУП «ТЭК СПб» в соответствии с температурным графиком, пункта 2.6, в котором определено, что в межотопительный период для ремонта теплоисточников и тепловых сетей энергоснабжающей организации предоставляется право перерыва в подаче тепловой энергии на 21 (двадцать один) день с предварительным уведомлением абонента не позднее, чем за 10 дней; абонент в этот период обязан выполнить необходимый ремонт или реконструкцию абонентских сетей и теплоустановок и подготовить их к эксплуатации в предстоящем отопительном сезоне, пункта 4.3, в соответствии с которым при наличии узла учета абонент в срок до 1 числа месяца, следующего за расчетным, представляет в энергоснабжающую организацию отчет о теплопотреблении за месяц по установленной энергоснабжающей организацией форме (с приложением часовых и суточных архивов в электронном виде отчетов, диаграмм или отчетов). Факт превышения абонентом договорных величин теплопотребления максимальных часовых нагрузок фиксируется сторонами в Акте теплопотребления.

В пункте 3.1 договора установлены обязанности энергоснабжающей организации. В частности энергоснабжающая организация обязана: подавать абоненту тепловую энергию в количестве, предусмотренном настоящим договорам с учетом пункта 2.4 (подпункт 3.1.1); по заявке абонента изменять в установленном порядке количество отпускаемой тепловой энергии и величину подключенной нагрузки, исходя из технических возможностей энергоснабжающей организации (подпункт 3.1.2). Изменение договорных величин потребления тепловой энергии в сторону увеличения производится только при отсутствии задолженности абонента за потребленную тепловую энергию, а также реализации абонентом технических условий на присоединение дополнительной тепловой нагрузки.

Закрепленные в договоре обязанности энергоснабжающей организации не противоречат действующему законодательству, доводы Кооператива в этой части необоснованны.

Пунктом 3.2 договора предусмотрено, что энергоснабжающая организация вправе прекратить или ограничить подачу абоненту тепловой энергии в случаях: неоплаты (полностью или частично) платежного документа за тепловую энергию в установленные договором сроки (подпункт 3.2.1); самовольного подключения к теплосети субабонентов, новых цехов и установок или их отдельных частей, а также самовольного подключения к теплосети субабонентов других организаций (подпункт 3.2.2); самовольного ввода в эксплуатацию систем теплопотребления без участия представителя энергоснабжающей организации (подпункт 3.2.3); присоединения систем теплопотребления до приборов учета (подпункт 3.2.4); неудовлетворительного состояния систем теплопотребления, угрожающего аварией или создающего угрозу для жизни людей (подпункт 3.2.5); превышения договорных максимальных часовых нагрузок без согласия энергоснабжающей организации или превышения температуры обратной сетевой воды более чем на 3 градуса против температурного графика (подпункт 3.2.6); отсутствия подготовленного персонала для обслуживания систем теплопотребления (подпункт 3.2.7); недопуска представителей энергоснабжающей организации к системам теплопотребления или к приборам учета теплоэнергии (подпункт 3.2.8); невыполнения предписаний органов государственного энергетического надзора и энергоснабжающей организации (подпункт 3.2.9).

Пункт 5.11 договора предоставляет энергоснабжающей организации право снизить отпуск или полностью прекратить подачу тепловой энергии абоненту при превышении абонентом среднесуточной температуры обратной сетевой воды более чем на 3 градусов Цельсия против графика при условии соблюдения среднесуточной температуры подающей сетевой воды с отклонением не более +/-3 градуса Цельсия, либо произвести расчет за отпущенную тепловую энергию по температурному перепаду, предусмотренному температурным графиком.

Согласно пункту 7.1 договора при неоплате абонентом одного расчетного периода в срок, установленный договором, энергоснабжающая организация вправе прекратить полностью или частично отпуск тепловой энергии абоненту после предупреждения, а на основании пункта 7.2 договора при неоплате абонентом задолженности за потребленную тепловую энергию в течение 5-ти дней со дня предупреждения, предусмотренного пунктом 7.1 договора, энергоснабжающая организация с предупреждением за сутки полностью прекращает подачу абоненту тепловой энергии.

Согласно пунктам 1, 4 статьи 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора; условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами.

Статьей 422 ГК РФ установлено, что договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами, действующим в момент его заключения.

В соответствии с пунктом 1 статьи 539 ГК РФ по договору энергоснабжения энергоснабжающая организация обязуется подавать абоненту через присоединенную сеть энергию, а абонент обязуется оплачивать принятую энергию, а также соблюдать предусмотренный договором режим ее потребления, обеспечивать безопасность эксплуатации находящихся в его ведении энергетических сетей и исправность используемых им приборов и оборудования, связанных с потреблением энергии.

Правила, предусмотренные статьями 539 - 547 ГК РФ, применяются к отношениям, связанным со снабжением тепловой энергией через присоединенную сеть, если иное не установлено законом или иными правовыми актами (пункт 1 статьи 548 ГК РФ).

Статья 546 ГК РФ регулирует порядок и основания, при которых допустимо расторжение договора энергоснабжения путем одностороннего отказа от его исполнения (пункт 1) и порядок и основания ограничения режима потребления электрической энергии путем сокращения объемов или временного прекращения подачи энергии (пункты 2 и 3).

Согласно абзацу второму пункта 1 статьи 546 ГК РФ в случае, когда абонентом по договору энергоснабжения выступает юридическое лицо, энергоснабжающая организация вправе отказаться от исполнения договора в одностороннем порядке по основаниям, предусмотренным статьей 523 настоящего Кодекса, за исключением случаев, установленных законом или иными правовыми актами.

В соответствии с пунктом 2 статьи 546 ГК РФ перерыв в подаче, прекращение или ограничение подачи энергии допускаются по соглашению сторон, за исключением случаев, когда удостоверенное органом государственного энергетического надзора неудовлетворительное состояние энергетических установок абонента угрожает аварией или создает угрозу жизни и безопасности граждан. О перерыве в подаче, прекращении или об ограничении подачи энергии энергоснабжающая организация должна предупредить абонента. Прекращение или ограничение подачи энергии без согласования с абонентом - юридическим лицом, но с соответствующим его предупреждением допускается в установленном законом или иными правовыми актами порядке в случае нарушения указанным абонентом обязательств по оплате энергии.

Согласно пункту 3 статьи 546 ГК РФ перерыв в подаче, прекращение или ограничение подачи энергии без согласования с абонентом и без соответствующего его предупреждения допускаются в случае необходимости принять неотложные меры по предотвращению или ликвидации аварии при условии немедленного уведомления абонента об этом.

Положения статьи 546 ГК РФ являются специальными по отношению к пункту 3 статьи 450 ГК РФ, в силу чего сторонами при заключении договора энергоснабжения не могут быть предусмотрены дополнительные основания (помимо прямо названных в статье 546 ГК РФ) для расторжения или изменения данного договора во внесудебном порядке путем одностороннего отказа от его исполнения.

В силу положений абзаца второго пункта 1 статьи 546 и пункта 3 статьи 523 ГК РФ энергоснабжающая организация наделена правом на односторонний отказ от исполнения договора энергоснабжения только в одном случае - при неоднократном нарушении абонентом, являющимся юридическим лицом, сроков оплаты полученной энергии (при этом законом или иными правовыми актами данное право энергоснабжающей организации на односторонний отказ может быть исключено или ограничено путем установления порядка реализации данного права).

Перерыв в подаче, прекращение или ограничение подачи энергии в соответствии с положениями, предусмотренными пунктами 2 и 3 статьи 546 ГК РФ, также допускается только в случаях, установленных данными нормами Кодекса.

Направленность регулирования, нашедшего отражение в положении о возможности перерыва, прекращения или ограничения подачи энергии по соглашению сторон (абзац первый пункта 2 статьи 546 ГК РФ), заключается в закреплении запрета для энергоснабжающей организации на ограничение подачи энергии при отсутствии на это согласия абонента (и исключение из данного запрета делается только для случаев, прямо установленных Кодексом). В данном случае соглашение с абонентом, о котором идет речь в указанной норме ГК РФ, должно достигаться энергоснабжающей организацией после возникновения у данной организации необходимости во введении режима ограничения подачи энергии.

Рассматриваемая норма не может истолковываться как допускающая установление в договоре дополнительных, не предусмотренных Гражданским кодексом Российской Федерации, оснований для временного прекращения или сокращения объемов подачи энергии, в том числе и в качестве временных мер оперативного воздействия при допущении тех или иных нарушений обязательств со стороны абонента.

Гражданским кодексом Российской Федерации в пунктах 2 и 3 статьи 546 закреплен исчерпывающий перечень оснований, при которых допустимо ограничение режима подачи энергии в одностороннем порядке (без согласования с абонентом), а именно:

1) в целях предотвращения или ликвидации аварии;

2) в случаях, когда энергетические установки абонента в результате их неудовлетворительного состояния угрожают аварией или создают угрозу жизни и здоровью граждан;

3) при нарушении абонентом, являющимся юридическим лицом, обязательства по оплате энергии.

В отношении последнего из названных оснований необходимо учитывать, что оно подлежит применению энергоснабжающей организацией в порядке, установленном законом или иными правовыми актами (абзац второй пункта 2 статьи 546 ГК РФ).

В силу положений статьи 426 ГК РФ договор энергоснабжения является публичным договором и в случаях, предусмотренных законом, Правительство Российской Федерации может устанавливать правила, обязательные для сторон при заключении и исполнении публичных договоров.

В настоящий момент применительно к тепло- и газоснабжению специальный порядок прекращения или ограничения подачи тепловой энергии и газа отдельным категориям потребителей при нарушении ими обязательства по оплате установлен Порядком прекращения и ограничения подачи электрической и тепловой энергии и газа.

Так, в отношении потребителей, прекращение или ограничение подачи которым топливно-энергетических ресурсов может привести к опасности для жизни людей, и тяжелым экологическим последствиям, а также медицинских учреждений, организаций связи, объектов жилищно-коммунального хозяйства, объектов вентиляции, водоотлива и основных подъемных устройств угольных и горнорудных организаций и метрополитена предусмотрены особые правила ограничения или прекращения подачи электрической и тепловой энергии, указанные в Порядке прекращения и ограничения подачи электрической и тепловой энергии и газа.

Пунктом 3 Порядка прекращения и ограничения подачи электрической и тепловой энергии и газа предусмотрено, что при неоплате организацией-потребителем поданных ей (использованных ею) топливно-энергетических ресурсов за один период платежа, установленный договором, энергоснабжающая или газоснабжающая организация предупреждает организацию-потребителя, что в случае неуплаты задолженности до истечения второго периода платежа может быть ограничена подача (потребление) соответствующих топливно-энергетических ресурсов.

При задержке платежей сверх установленного в предупреждении срока энергоснабжающая или газоснабжающая организация вправе ввести ограничение подачи (потребления) топливно-энергетических ресурсов до уровня аварийной брони, если иное не предусмотрено договором. При введении указанного ограничения энергоснабжающая или газоснабжающая организация извещает об этом организацию-потребителя, за сутки до введения ограничения.

Пунктом 4 Порядка прекращения и ограничения подачи электрической и тепловой энергии и газа установлено, что если по истечении пяти дней со дня введения ограничения подачи (потребления) топливно-энергетических ресурсов организацией - потребителем не будет погашена образовавшаяся задолженность, то энергоснабжающая или газоснабжающая организация вправе прекратить полностью подачу топливно-энергетических ресурсов до полного погашения задолженности, если иное не предусмотрено договором или дополнительным соглашением сторон, за исключением случаев, установленных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Таким образом, основания для прекращения подачи тепловой энергии абоненту установлены законодательством и Порядком прекращения и ограничения подачи электрической и тепловой энергии и газа и не могут быть произвольно расширены или изменены.

Учитывая приведенные положения названных нормативных актов, являются недействительными (ничтожными), за исключение пунктов 3.2.5 и 3.2.10, так как они соответствуют действующему законодательству.

В силу пункта 3.3 договора абонент обязан: не превышать часовой расход и нормативную утечку сетевой воды, среднечасовой расход воды в системе горячего водоснабжения, максимальный часовой расход воды в системе горячего водоснабжения (включая нормативную утечку), указанные в приложении N 3 (подпункт 3.3.1 договора); поддерживать температуру воды, подаваемой в систему горячего водоснабжения 60-65 градусов, а температуру обратной сетевой воды в соответствии с температурным графиком (подпункт 3.3.2); соблюдать договорные величины тепловых нагрузок и условия теплопотребления (подпункт 3.3.3); не допускать без письменного согласования с энергоснабжающей организацией дополнительных подключений, монтаж дополнительных теплоустановок, реконструкции теплопотребления и узлов учета, замену дросселирующих устройств и т.д. (подпункт 3.3.4 договор); оплачивать потребленную тепловую энергию с учетом потерь в своих системах и тепловых сетях за расчетный период (месяц), а при наличии узла учета, находящегося не на границе раздела балансовой принадлежности тепловых сетей, оплачивать потери в тепловых сетях на участке от границы раздела до узла учета (подпункт 3.3.5 договора); обеспечивать беспрепятственный доступ уполномоченных представителей энергоснабжающей организации в любое время суток на территорию абонента (подпункт 3.3.6 договора); ввод в эксплуатацию новых, отремонтированных и реконструируемых сетей и теплоустановок, узлов учета, замену дросселирующих устройств производить только по письменному согласованию и в присутствии уполномоченного представителя энергоснабжающей организации, ежегодно перед началом отопительного сезона в установленный энергоснабжающей организацией срок предъявлять ее представителю теплоустановки и узлы учета тепла (подпункт 3.3.7 договора); обеспечить исправность принадлежащих ему приборов учета, их периодическую поверку и своевременный ремонт, сохранность пломб, установленных энергоснабжающей организацией, установку, замену, ревизию и ввод в эксплуатацию приборов учета проводить только по согласованию и в присутствии уполномоченного представителя энергоснабжающей организации с составлением двухстороннего акта. При отключении или выходе приборов учета из строя немедленно сообщить об этом в энергоснабжающую организацию, с указанием даты, времени и причины отключения или выхода приборов учета из строя. Обратное включение приборов учета оформляется актом повторного допуска. При несвоевременном сообщении узел учета считается вышедшим из строя с момента последней поверки энергоснабжающей организацией. В этом случае количество тепловой энергии определяется в соответствии с пунктом 4.2 (подпункт 3.3.8 договора); ежедневно вести журнал учета потребленной тепловой энергии по установленной форме по юрам учета, допущенным к коммерческому учету, не имеющим регистрации текущих параметров (подпункт 3.3.9); при наличии приборов учета предоставлять ежемесячно энергоснабжающей организации в установленные договором сроки отчет о расходе тепловой энергии по установленной форме (подпункт 3.3.10); согласовывать с энергоснабжающей организацией в письменной форме присоединение субабонентов, предупреждать субабонентов о необходимости соблюдения пункта 3.3.4 договора (подпункт 3.3.11); для правильности расчетов за теплоэнергию при отключении (включении) систем теплопотребления (в связи с проведением аварийных работ на системах или наружных тепловых сетях абонента) в тот же день составить акт с представителем энергоснабжающей организации о времени и причинах отключения (включения) систем теплопотребления (подпункт 3.3.12); при проведении плановых ремонтных работ - подать заявку на отключение и вызвать представителя энергоснабжающей организации для опломбирования задвижек с составлением двухстороннего акта. В случае отсутствия акта об отключении или несвоевременном предоставлении информации или заявки - претензии абонента к предъявленным счетам не принимаются. (подпункт 3.3.13); при использовании подвальных и полуподвальных помещений к моменту заключения или в срок действия настоящего договора выполнять мероприятия, исключающие попадание воды в эти помещения из наружных тепловых сетей, при этом абонент несет ответственность за невыполнение таких мероприятий перед третьими лицами (подпункт 3.3.14); в течение двух месяцев с момента заключения настоящего договора, абонент обязан предоставить в энергоснабжающую организацию копию дополнительного соглашения к договору банковского счета о безакцептном списании денежных средств по документам, выставляемых энергоснабжающей организацией, а в случае непредставления указанного соглашения в указанный срок абонент уплачивает энергоснабжающей организации штраф в размере 2 МРОТ за каждый день просрочки (подпункт 3.3.16).

В связи с приведенными ранее нормами из перечисленных пунктов, содержащих перечень обязанностей абонента по договору, недействительными и несоответствующими положениям действующего законодательства являются, 3.3.1, 3.3.3, 3.3.8 (третий абзац), 3.3.14, 3.3.16.

Кооператив просил признать недействительным пункт 3.4 договора, содержащий следующие права абонента: по согласованию с энергоснабжающей организацией отказаться полностью или частично от тепловой нагрузки. После согласования абонент обязан произвести отключение своих сетей и теплоиспользующего оборудования от внешней сети путем образования видимого разрыва на прямом и обратном трубопроводах с одновременным составлением акта об отключении с уполномоченным представителем энергоснабжающей организации. Величина снятой нагрузки абонента поступает в распоряжение энергоснабжающей организации (подпункт 3.4.1); обратиться в энергоснабжающую организацию с письменной заявкой об изменении подключенной нагрузки, подтверждая заявку проектными решениями; проверять в энергоснабжающей организации правильность расчета сумм, выставленных ему за фактическое теплопотребление и заявлять об ошибках; с предварительного письменного согласия энергоснабжающей организации присоединять к своей сети субабонентов после реализации технических условий, выданных энергоснабжающей организацией.

Установленные договором права не противоречат законодательству, а ссылка Кооператива на то, что они ничтожны в связи с тем, что установлены для юридического лица, а не граждан, отклоняется судом как несостоятельная. Абонентом является Кооператив, а права потребителей-граждан, определенные в Правилах N 307, не нарушены, более того, их применение не исключается.

Согласно пункту 5.1 договора расчеты за отпущенную тепловую энергию производятся по тарифам, утвержденным в соответствии с действующим законодательством, и осуществляются в безакцептном порядке, платежным документам, выписываемым энергоснабжающей организацией. Расчетным периодом для оплаты потребленной тепловой энергии является месяц. Пунктом 5.4 договора определено, что энергоснабжающая организация в 1-ой декаде месяца, следующего за расчетным, выставляет безакцептно платежное требование за потребленную тепловую энергию расчетного месяца. Оплата Абонентом платежного документа производится в течение 5-ти банковских дней со дня выставления.

Кооператив полагает, что на основании этих пунктов Предприятие неправомерно выставляет ему счета на оплату потребленной тепловой энергии по тарифу, установленному для юридических лиц, а не для населения, и списывает указанную задолженность в безакцептном порядке.

В соответствии с положениями Федерального закона от 14.04.1995 N 41-ФЗ «О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации» тарифы на тепловую энергию подлежат государственному регулированию.

Следовательно, ссылка в спорном пункте договора на то, что расчеты за отпущенную тепловую энергию производятся по тарифам, утвержденным в соответствии с действующим законодательством, правомерна.

Между тем, в соответствии с постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 05.10.2007 N 57 «О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами дел, касающихся взимания налога на добавленную стоимость по операциям, связанным с предоставлением жилых помещений в пользование, а также с их обеспечением коммунальными услугами и с содержанием, эксплуатацией и ремонтом общего имущества многоквартирных домов» ЖСК не является хозяйствующим субъектом с самостоятельными экономическими интересами, отличными от интересов членов ЖСК. Поэтому при реализации услуг по регулируемым ценам (тарифам), в том числе услуг по теплоснабжению, ЖСК оплачивает такие услуги по тарифам, утвержденным для населения, а не для юридических лиц.

В связи с тем, что договора энергоснабжения согласно пункту 1 статьи 426 ГК РФ отнесены к публичным договорам, цена товаров, работ и услуг, а также иные его условия устанавливаются одинаковыми для всех потребителей, за исключением случаев, когда законом и иными правовыми актами допускается предоставление льгот для отдельных категорий потребителей (пункт 2 статьи 426 ГК РФ), у сторон отсутствовали основания для включения в договоры условий о безакцептное списании денежных средств и об установлении штрафа за неисполнение истцом обязанности, не вытекающей непосредственно из закона или установленной нормативным правовым актом, регулирующим отношения сторон при заключении публичного договора. Данное условие влечет для потребителя, являющегося управляющей организаций в отношении жилых домов, возможность начисления штрафа, возмещаемого, в том числе, за счет средств населения.

На момент заключения договора постановление Верховного Совета Российской Федерации от 01.04.1993 N 4725-1 «О мерах по улучшению порядка расчетов за продукцию и услуги коммунальных энергетических и водопроводно- канализационных предприятий», устанавливающее, что расчеты с потребителями, кроме жилищно-коммунальных, бюджетных организаций и населения, за отпускаемую электрическую и тепловую энергию производятся на основании показателей измерительных приборов и действующих тарифов без акцепта плательщиков, федеральным законом от 13.07.2007 N 130-ФЗ признано утратившим силу.

Вместе с тем, предусмотренного законом право на безакцептное списание денежных средств, подлежащее обеспечению путем установления неустойки, у ответчика отсутствует.

Учитывая изложенное, суд считает неправомерным пункт 5.1 «в части слов осуществляются в безакцептном порядке, платежным документам, выписываемым энергоснабжающей организацией» и пункт 5.4 договора.

Установление в пункте 5.1 договора расчетным периодом для оплаты календарного месяца, не противоречит законодательству.

В части доводов Кооператива о ничтожности пунктов 5.9 - 5.11 договора Предприятие возражений не представило и согласилось с их несоответствием действующему в настоящее время законодательству.

Истец также заявил требование о признании недействительным всего раздела 6 договора «Ответственность сторон», по условиям которого в случае введения ограничений в подаче тепловой энергии или отключения абонента за неуплату или по иным допускаемым нормативными актами основаниям, энергоснабжающая организация не несет ответственности за последствия, вызванные таким ограничением или отключением; восстановление теплоснабжения производится при полном погашении задолженности (пункт 6.1); энергоснабжающая организация не несет ответственности перед абонентом за снижение параметров теплоносителя и недоотпуск тепловой энергии, вызванные: 1) стихийными явлениями; 2) неправильными действиями персонала потребителя или посторонних лиц; 3) условиями ограничения или прекращения подачи тепловой энергии, предусмотренными пунктом 3.2 настоящего договора (пункт 6.2); энергоснабжающая организация не несет ответственности перед абонентом за отпуск тепловой энергии с пониженными параметрами за период, в течение которого абонент не соблюдал установленных режимов теплопотребления (пункт 6.3).

Поскольку оспариваемым пунктом 6.1 договора энергоснабжающая организация освобождена от ответственности лишь в случае введения ограничений в подаче тепловой энергии или отключения абонента за неуплату и по иным допускаемым нормативными актами основаниям (то есть при отсутствии с ее стороны противоправных действий), суды обоснованно отказали в удовлетворении исковых в части признания указанного пункта недействительным (ничтожным).

В соответствии с абзацем 3 пункта 6.2 договора теплоснабжения энергоснабжающая организация освобождается от ответственности перед абонентом за снижение параметров теплоносителя и недоотпуск тепловой энергии, вызванные условиями ограничения или прекращения подачи тепловой энергии, предусмотренными пунктом 3.2 договора.

С учетом частичного удовлетворения исковых требований Кооператива, пункт 3.2 договора предоставляет Предприятию право прекратить или ограничить подачу тепловой энергии в случае неудовлетворительного состояния систем теплоснабжения, угрожающего аварией или создающего угрозу для жизни людей (пункт 3.2.5) и в иных случаях, предусмотренных действующими нормативными актами (пункт 3.2.10).

Поскольку при прекращении или ограничении подачи тепловой энергии по перечисленным основаниям действия энергоснабжающей организации являются правомерными и на нее не может быть возложена ответственность за последствия таких действий, в признании недействительным (ничтожным) абзаца 3 пункта 6.2 договора также обоснованно отказано.

Кооператив полагает, что пункт 8.1 договора, в силу которого договор вступает в силу с момента подписания и действует в течение одного года, противоречит пункту 1 статьи 541 ГК РФ. Суд не усматривает такого противоречия, в связи с чем в признании указанного пункта недействительным отказывает.

Абзацем 2 пункта 8.2. спорного договора предусмотрено, что в случае отказа абонента от договора, последний устанавливает заглушки на прямом и обратном трубопроводах, о чем составляет двухсторонний акт с представителем энергоснабжающей организации.

Отказывая в удовлетворении иска в части признания указанных положений недействительными (ничтожными), суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что в них закреплены технические последствия отказа абонента от договора.

В спорном договоре абонентом является Кооператив, которое заключило спорный договор в интересах своих членов.

Установление заглушек на прямом и обратном трубопроводах фактически означает прекращение теплоснабжения граждан - членов Кооператива, являющихся фактическими потребителями поставляемой по спорному договору тепловой энергии.

Однако граждане вправе получать тепловую энергию как на основании спорного договора, заключенного Кооперативом в их интересах, так и на основании иных договоров, заключенных с энергоснабжающей организацией.

Основания для прекращения подачи тепловой энергии установлены законодательством и не могут быть расширены или изменены по усмотрению сторон договора.

Учитывая изложенное, содержащееся в абзаце 2 пункта 8.2. спорного договора условие допускает установление дополнительного, не предусмотренного Гражданским кодексом Российской Федерации основания для прекращения подачи тепловой энергии указанным гражданам, в связи с чем его следует признать недействительным (ничтожным).

В соответствии с пунктом 8.5 спорного договора энергоснабжающая организация вправе отказаться от исполнения договора в одностороннем порядке в случае прекращения права собственности или иного предусмотренного законом права абонента на объект теплоснабжения, расторжения договора аренды, договора доверительного управления недвижимым имуществом, изменения способа управления недвижимым имуществом в многоквартирном доме или возникновения такой ситуации, при которой абонент теряет право на энергопринимающее устройство, присоединенное к сетям энергоснабжающей организации.

В соответствии со статьей 539 ГК РФ энергоснабжающая организация по договору энергоснабжения обязуется подавать абоненту через присоединенную сеть энергию, а абонент обязуется оплачивать принятую энергию. При этом договор энергоснабжения заключается с абонентом при наличии у него отвечающего установленным техническим требованиям энергопринимающего устройства, присоединенного к сетям энергоснабжающей организации, и другого необходимого оборудования, а также при обеспечении учета потребления энергии.

Поскольку наличие у абонента отвечающего установленным техническим требованиям энергопринимающего устройства, присоединенного к сетям энергоснабжающей организации, является необходимым условием для заключения договора энергоснабжения, пункт 8.5 спорного договора соответствует нормам законодательства. Согласно пункту 9.9 договора сторона, не исполнившая требования настоящего договора, несет риск наступления неблагоприятных последствий. Суд считает, что указанное условие не противоречит законодательству и ссылка Кооператива на то, что на граждан не может быть возложена ответственность за неисполнение данного договора, является безосновательной и не имеющей правового значения в рассматриваемом случае. Согласно статье 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения. В пункте 32 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации и Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 01.07.96 N 6/8 разъяснено, что Гражданским кодексом Российской Федерации не исключается возможность предъявления исков о признании недействительной ничтожной сделки. Статьей 180 ГК РФ установлено, что недействительность части сделки не влечет недействительности прочих ее частей, если можно предположить, что сделка была бы совершена и без включения недействительной ее части. Признание недействительными оспоренных пунктов договора теплоснабжения не влияет на исполнение сторонами обязательств по договору и не влечет ничтожности прочих условий договора теплоснабжения.

С учетом изложенного пункты 2.1, 2.2 в части слов «в соответствии с разделом 4 настоящего договора», 2.3, 2.7, подпункты 3.2.1, 3.2.2, 3.2.3, 3.2.4, 3.2.6, 3.2.7, 3.2.8, 3.2.9 пункта 3.2, подпункты 3.3.1, 3.3.3, 3.3.8 (третий абзац) пункта 3.3, пункты 4.1, 4.2, 4.4, 4.5, 4.6, 5.1 в части слов «осуществляется в безакцептном порядке», 5.4, 5.9, 5.10, 5.11, 7.1, 7.2, 8.2 (абзац 2), 9.2 в части слов «Правилами учета тепловой энергии и теплоносителя», 9.5 договора теплоснабжения являются недействительными (ничтожными).

Довод Предприятия о пропуске срока исковой давности проверен судом и отклоняется, так как договор заключен 01.01.2008, а с иском Кооператив обратился 28.12.2010. Согласно пункту 1 статьи 181 ГК РФ срок исковой давности не пропущен.

В соответствии со статьей 110 АПК РФ расходы по государственной пошлине распределяются пропорционально между сторонами.

Руководствуясь статьями 110, 167-170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области

решил:

Признать недействительными пункты 2.1, 2.2 в части слов «в соответствии с разделом 4 настоящего договора», 2.3, 2.7, подпункты 3.2.1, 3.2.2, 3.2.3, 3.2.4, 3.2.6, 3.2.7, 3.2.8, 3.2.9 пункта 3.2, подпункты 3.3.1, 3.3.3, 3.3.8 (третий абзац) пункта 3.3, пункты 4.1, 4.2, 4.4, 4.5, 4.6, 5.1 в части слов «осуществляется в безакцептном порядке», 5.4, 5.9, 5.10, 5.11, 7.1, 7.2, 8.2 (абзац 2), 9.2 в части слов «Правилами учета тепловой энергии и теплоносителя», 9.5 договора теплоснабжения в горячей воде от 01.01.2008 N 6285.038.1, заключенного между государственным унитарным предприятием «Топливно-энергетический комплекс Санкт-Петербурга» и Жилищно-строительным кооперативом N 1346.

В остальной части в удовлетворении иска отказать.

Взыскать с государственного унитарного предприятия «Топливно-энергетический комплекс Санкт-Петербурга» в пользу Жилищно-строительного кооператива N 1346 2000 руб. расходов по государственной пошлине.

На решение может быть подана апелляционная жалоба в Тринадцатый арбитражный апелляционный суд в течение месяца со дня принятия решения.

     Судья
Бобарыкина О.А.

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А56-74319/2010
Принявший орган: Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области
Дата принятия: 29 апреля 2011

Поиск в тексте