• по
Более 54000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 13 апреля 2004 года Дело N А05-6043/03-308/20


[Кассационная инстанция отменила решение суда по эпизоду неполной уплаты налога на имущество, вследствие применения льготы, предусмотренной пунктом "а" статьи 5 Закона о налоге на имущество, поскольку суд не оценил доводы заявителя о том, что спорные автомобильные дороги являются объектами жилищно-коммунальной сферы, а дело в этой части направила на новое рассмотрение]

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в составе: председательствующего Пастуховой М.В., судей: Кирейковой Г.Г., Корабухиной Л.И., при участии в судебном заседании: от открытого акционерного общества "Соломбальский целлюлозно-бумажный комбинат" старшего юрисконсульта Липониной М.В. (доверенность от 01.09.2003), от Инспекции Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по городу Архангельску консультанта юридического отдела Зернова Е.В. (доверенность от 23.03.2004 N 0707/13553), рассмотрев 13.04.2004 в открытом судебном заседании кассационные жалобы открытого акционерного общества "Соломбальский целлюлозно-бумажный комбинат" и Инспекции Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по городу Архангельску на решение Арбитражного суда Архангельской области от 24.11.2003 по делу N A05-6043/03-308/20 (судья Калашникова В.А.), установил:

Открытое акционерное общество "Соломбальский целлюлозно-бумажный комбинат" (далее - Общество, комбинат) обратилось в Арбитражный суд Архангельской области с заявлением о признании недействительным решения Инспекции Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по городу Архангельску (далее - Инспекция) от 10.06.2003 N 01/1-21-19/2290 в части взыскания с комбината 31646 руб. и 32357 руб. налога на имущество предприятий соответственно за 2000 и 2001 годы; доначисления платы за землю, пеней и привлечения к налоговой ответственности за неуплату налога с земельных участков, занятых санитарно-защитной зоной; доначисления налога на прибыль в связи с отнесением на себестоимость продукции расходов по оплате комиссионного вознаграждения банку за операции по продаже валюты, а также расходов по командировкам сотрудников; доначисления налога на добавленную стоимость и пеней в связи с отказом в возмещении налога на добавленную стоимость, уплаченного поставщикам оборудования по объекту ИРП-N 3, а также налога, уплаченного обществу с ограниченной ответственностью "Медея" и обществу с ограниченной ответственностью "Ассоциация ТриА"; доначисления налога на добавленную стоимость за февраль 2001 года в связи с отнесением на себестоимость продукции расходов по изготовлению визитных карточек и возмещением из бюджета налога на добавленную стоимость; доначисления налога на добавленную стоимость за апрель 2000 года в связи с возмещением этого налога по приобретенному компьютерному оборудованию; доначисления налога на добавленную стоимость за январь-декабрь 2001 года по авансовым платежам в счет предстоящих поставок; доначисления налога на добавленную стоимость за 2000 год в связи с возмещением из бюджета этого налога, уплаченного открытому акционерному обществу "Соломбальское автохозяйство"; привлечения к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ), за неполную уплату платы за пользование водными объектами и страховых взносов в фонд социального страхования.

Решением суда от 24.11.2003 заявление Общества удовлетворено частично. Решение Инспекции от 10.06.2003 N 01/1-21-19/2290 признано недействительным в части доначисления заявителю налога на добавленную стоимость, штрафов и пеней по эпизодам возмещения этого налога по объекту ИРП-N 3, по открытому акционерному обществу "Соломбальское автохозяйство" (далее - ОАО "Соломбальское автохозяйство"), по обществу с ограниченной ответственностью "Медея" (далее - ООО "Медея") и обществу с ограниченной ответственностью "Ассоциация ТриА" (далее - ООО "Ассоциация ТриА"), по приобретенному компьютерному оборудованию; по изготовлению визитных карточек; привлечения к налоговой ответственности по доначисленному налогу на добавленную стоимость по авансовым платежам; доначисления налога на землю, штрафов и пеней по нему по земельным участкам, занятым санитарно-защитной зоной; доначисления налога на прибыль по эпизодам комиссионного вознаграждения банку за услуги по свободной продаже валюты, по ООО "Медея" и ООО "Ассоциация ТриА", командировкам Гурова В.И. и Ларионова Г.И., сверхнормативным командировочным расходам. В удовлетворении остальной части заявленных требований Обществу отказано.

В апелляционной инстанции дело не рассматривалось.

В кассационной жалобе Общество, ссылаясь на неправильное применение судом норм материального права, просит отменить решение суда в части отказа в удовлетворении требований о признании недействительным решения Инспекции в части доначисления 4490356 руб. налога на добавленную стоимость по авансовым платежам; привлечения заявителя к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 НК РФ, по страховым взносам в фонд социального страхования в виде взыскания 1259 руб. штрафа и по плате за пользование водными объектами в виде взыскания 7411 руб. штрафа; отказа в возмещении из бюджета 31646 руб. и 32357 руб. излишне уплаченного налога на имущество предприятий соответственно за 2000 и 2001 годы.

В кассационной жалобе Инспекция, ссылаясь на неправильное применение судом норм материального права, просит отменить решение суда в части удовлетворения требований Общества по эпизодам возмещения из бюджета налога на добавленную стоимость, уплаченного поставщикам оборудования по объекту ИРП-N 3; по приобретенному компьютерному оборудованию; по изготовлению визитных карточек, а также возмещения налога на добавленную стоимость, уплаченного ОАО "Соломбальское автохозяйство", ООО "Медея" и ООО "Ассоциация ТриА"; доначисления налога на прибыль по эпизодам комиссионного вознаграждения банку за услуги по продаже валюты, командировкам Гурова В.И. и Ларионова Г.И.; привлечения к налоговой ответственности за неуплату налога на добавленную стоимость за январь-декабрь 2001 года по полученным от контрагентов авансовым платежам; доначисления налога на землю, штрафов и пеней по нему по земельным участкам, занятым санитарно-защитной зоной.

В судебном заседании представители Инспекции и Общества поддержали доводы, изложенные в жалобах.

Законность обжалуемого судебного акта проверена в кассационном порядке.

Как видно из материалов дела, Инспекция провела выездную налоговую проверку соблюдения Обществом налогового и валютного законодательства за период с 01.01.2000 по 31.12.2001. По результатам проверки составлен акт от 13.05.2003 N 01/1-21-19/889.

На основании данного акта Инспекцией принято решение от 10.06.2003 N 01/1-21-19/2290 о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения.

Общество не согласилось с решением налогового органа и обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании его частично недействительным.

В ходе проведенной проверки Инспекцией установлена неполная уплата налога на имущество вследствие применения Обществом льготы, установленной статьей 5 Закона Российской Федерации от 13.12.91 N 2030-1 "О налоге на имущество предприятий" (далее - Закон о налоге на имущество). Исчисляя налог на имущество, Общество исключило из налогооблагаемой базы стоимость объектов, находящихся на его балансе: путепровода, земляного полотна под автомобильной дорогой, автомобильной дороги (стр.28 акта проверки; пункт 1.3 решения Инспекции, стр.12-13).

Отказывая в удовлетворении требований по данному эпизоду, суд исходил из того, что спорные объекты не относятся к автомобильным дорогам общего пользования, а следовательно, Обществом неправомерно применена льгота по налогу на имущество, предусмотренная пунктом "г" статьи 5 Закона о налоге на имущество.

Однако суд не оценил доводы заявителя о том, что в налоговой декларации в качестве основания применения льготы Общество указало пункт "г" статьи 5 этого Закона, но при исключении спорных объектов из налогооблагаемой базы по налогу на имущество оно руководствовалось пунктом "а" статьи 5 Закона.

Согласно пункту "а" статьи 5 Закона о налоге на имущество стоимость имущества предприятия, исчисленная для целей налогообложения, уменьшается на балансовую (нормативную) стоимость объектов жилищно-коммунальной и социально-культурной сферы, полностью или частично находящихся на балансе налогоплательщика.

В соответствии с пунктом "а" статьи 6 Инструкции Государственной налоговой службы Российской Федерации от 08.06.96* N 33 "О порядке исчисления и уплаты в бюджет налога на имущество предприятий" к объектам жилищно-коммунальной и социально-культурной сферы относится улично-дорожная сеть.

________________
*Вероятно, ошибка оригинала. Следует читать: "от 08.06.1995" - Примечание "КОДЕКС".

По мнению налогоплательщика, спорные автомобильные дороги, находящиеся на балансе комбината, входят в улично-дорожную сеть города Архангельска и являются объектами жилищно-коммунальной сферы.

Данные обстоятельства судом не исследовались, в связи с чем решение суда подлежит отмене как вынесенное по недостаточно исследованным обстоятельствам, имеющим существенное значение для правильного разрешения спора.

При новом рассмотрении дела суду следует оценить доводы заявителя о том, что спорные автомобильные дороги являются объектами жилищно-коммунальной сферы, и проверить правомерность применения заявителем льготы по налогу на имущество, предусмотренной пунктом "а" статьи 5 Закона о налоге на имущество.

В ходе проведенной проверки установлено невключение заявителем в базу, облагаемую налогом на добавленную стоимость, сумм авансовых платежей, поступивших от контрагентов в счет предстоящих поставок товаров (работ, услуг). Общество исчисляло налог на добавленную стоимость с авансовых платежей, поступивших в отчетном периоде в счет предстоящих поставок товара на экспорт, только в тех случаях, когда реализация продукции производилась в последующих налоговых периодах. В случае если реализация продукции происходила в том налоговом периоде, когда поступал авансовый платеж, налог на добавленную стоимость с него исчислялся и предъявлялся к вычету (пункт 2.4.12 акта проверки).

Суд первой инстанции, рассмотрев материалы дела, отказал Обществу в признании недействительным решения налогового органа по данному эпизоду. При этом суд указал, что оспариваемое заявителем решение Инспекции в данной части основано на прямом указании Налогового кодекса Российской Федерации о необходимости увеличения налогоплательщиком налоговой базы по налогу на добавленную стоимость на суммы авансовых платежей, полученных в счет предстоящих поставок товаров.

Суд кассационной инстанции считает обжалуемый судебный акт в этой части недостаточно обоснованным и не подтвержденным материалами дела.

В статье 162 НК РФ установлены особенности определения налоговой базы с учетом сумм, связанных с расчетами по оплате товаров (работ, услуг), в том числе и предусмотренных пунктом 1 статьи 164 НК РФ, налогообложение которых производится по ставке 0 процентов.

В соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 162 НК РФ налоговая база, определенная в соответствии со статьями 153-158 Кодекса, увеличивается на суммы авансовых и иных платежей, полученных в счет предстоящих поставок товаров, выполнения работ или оказания услуг.

В силу названной нормы авансовыми признаются платежи, полученные налогоплательщиком в качестве предварительной оплаты товаров (работ, услуг), то есть до фактического осуществления поставки товаров, выполнения работ или оказания услуг. Таким образом, подпунктом 1 пункта 1 статьи 162 НК РФ установлена обязанность налогоплательщика еще до возникновения объекта налогообложения, установленного статьей 146 Кодекса как операции по реализации товаров (работ, услуг), уплатить налог с поступивших авансовых платежей с применением ставки, предусмотренной пунктом 4 статьи 164 НК РФ.

При этом следует отметить, что согласно пункту 8 статьи 171 и пункту 6 статьи 172 Налогового кодекса Российской Федерации суммы налога, исчисленные и уплаченные налогоплательщиком с сумм авансовых или иных платежей, полученных в счет предстоящих поставок товаров (работ, услуг), подлежат вычетам после даты реализации соответствующих товаров (выполнения работ, оказания услуг).

Вместе с тем, по утверждению Общества, авансовый платеж и реализация товара произошли в одном налоговом периоде. По мнению суда кассационной инстанции, указанный факт имеет существенное значение для оценки обязанности налогоплательщика по включению авансовых платежей в базу, облагаемую налогом на добавленную стоимость.

Оценка указанным обстоятельствам судом не дана, так же как и утверждению заявителя о том, что в течение одного налогового периода им производилось исчисление налога на добавленную стоимость со спорных денежных сумм и предъявление его к вычету.

В связи с тем, что обстоятельства, имеющие существенное значение для рассмотрения дела, судом не исследовались, решение суда подлежит отмене, а дело в соответствующей части - направлению на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении дела суду следует предложить сторонам представить декларации по налогу на добавленную стоимость за январь-декабрь 2001 года и документы, подтверждающие реализацию товаров в том же налоговом периоде, когда получены авансовые платежи в счет предстоящих поставок; исследовать материалы дела, дать им соответствующую оценку, в том числе с учетом вышеизложенного, и принять по делу законное и обоснованное решение.

Оспариваемым решением Инспекция также привлекла Общество к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации, за неполную уплату страховых взносов в фонд социального страхования.

В соответствии со статьей 9 Федерального закона "О введении в действие части второй Налогового кодекса Российской Федерации и внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации о налогах" налоговые органы вправе взыскивать суммы недоимки, пеней, штрафов по взносам в государственные социальные внебюджетные фонды, образовавшиеся на 01.01.2001, что означает также их право выявлять факты неуплаты взносов, начислять пени и штрафы.

Суд первой инстанции указал на правомерность привлечения налогоплательщика к ответственности по статье 122 Налогового кодекса Российской Федерации за неуплату страховых взносов, так как страховые взносы являются налогами.

Федеральным законом от 09.07.99 N 154-Ф3, вступившим в действие с 18.08.99, в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации внесены изменения и дополнения, согласно которым органы внебюджетных фондов включены в состав участников отношений, регулируемых законодательством о налогах и сборах, и, соответственно, наделены полномочиями налоговых органов (пункт 7 статьи 9 и статья 34.1 Налогового кодекса Российской Федерации).

После вступления в силу части первой Налогового кодекса Российской Федерации контроль за уплатой взносов отнесен к ведению налоговых органов.

С момента введения в действие указанного Закона к отношениям с участием органов государственных внебюджетных фондов подлежат применению нормы Кодекса, регулирующие полномочия налоговых органов как участников отношений, определенных статьей 2 Налогового кодекса Российской Федерации, в том числе привлечение к ответственности за совершение правонарушений.

Статьей 122 Налогового кодекса Российской Федерации предусмотрена ответственность за неуплату или неполную уплату сумм налога в результате занижения налоговой базы, иного неправильного исчисления налога или других неправомерных действий (бездействия).

Согласно статье 8 Налогового кодекса Российской Федерации под налогом понимается безвозмездный платеж, взимаемый с организаций и физических лиц в форме отчуждения принадлежащих им на праве собственности, хозяйственного ведения или оперативного управления денежных средств в целях финансового обеспечения деятельности государства.

Как указал Конституционный cуд Российской Федерации в постановлении от 24.02.98 N 7-П, платежи во внебюджетные социальные фонды сходны по своей природе с налоговыми платежами.

Таким образом, взносы во внебюджетные фонды подпадают под понятие налога, которое дано в пункте 1 статьи 8 Налогового кодекса Российской Федерации, а, следовательно, к плательщикам страховых взносов в фонд социального страхования, нарушающим порядок их уплаты, применяются меры ответственности, предусмотренные главой 16 Налогового кодекса Российской Федерации.

На основании изложенного суд кассационной инстанции считает правомерным применение налоговой ответственности за неполную уплату страховых взносов в фонд социального страхования.

При таких обстоятельствах обжалуемый судебный акт по данному эпизоду отмене не подлежит.

В ходе проведенной проверки установлено также необоснованное предъявление заявителем к возмещению из бюджета налога на добавленную стоимость уплаченного поставщикам оборудования по объекту ИРП-N 3 (пункт 1.2.4, стр.4-5 решения Инспекции; пункт 2.4.2 акта). По мнению Инспекции, Общество преждевременно предъявило к вычету налог на добавленную стоимость, поскольку спорное оборудование учитывалось в проверяемом периоде на счете 08 "Капитальные вложения", а объект ИРП-N 3 не прошел государственную регистрацию прав собственности. Инспекция доначислила заявителю налог на добавленную стоимость и пени за просрочку его уплаты.

Удовлетворяя требования Общества по данному эпизоду, суд указал, что налоговое законодательство не ставит право налогоплательщика на вычет уплаченных сумм налога на добавленную стоимость в зависимость от оприходования основных средств только на счете 01 "Основные средства".

Данный вывод суд кассационной инстанции считает правильным.

Пунктом 2 статьи 7 Закона Российской Федерации "О налоге на добавленную стоимость" (далее - Закон об НДС) определено, что суммы налога, уплаченные при приобретении основных средств и нематериальных активов, в полном объеме вычитаются из сумм налога, подлежащих взносу в бюджет, в момент принятия на учет основных средств и нематериальных активов.

Аналогичный порядок применения вычетов предусмотрен и Налоговым кодексом Российской Федерации. Согласно абзацу 3 пункта 1 статьи 172 вычеты сумм налога, предъявленных продавцами налогоплательщику при приобретении либо уплаченных при ввозе на таможенную территорию Российской Федерации основных средств и (или) нематериальных активов, указанных в пунктах 2 и 4 статьи 171 НК РФ, производятся в полном объеме после принятия на учет данных основных средств и (или) нематериальных активов.

Таким образом, в силу названных норм основными факторами, определяющими право налогоплательщика на вычет сумм налога на добавленную стоимость по приобретенным товарам (работам, услугам), в том числе по основным средствам, являются их производственное назначение, фактическое наличие, оплата и учет.

Закон об НДС и глава 21 Налогового кодекса Российской Федерации, определяющие порядок применения налоговых вычетов, не уточняют, какой момент считается моментом принятия на учет основного средства для целей обложения налогом на добавленную стоимость.

В связи с этим суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что Общество правомерно применило налоговый вычет в момент постановки на учет приобретенного оборудования.

Проведенной налоговой проверкой установлено, что Общество учитывало стоимость приобретенного оборудования на счете 08 "Капитальные вложения".

Учет приобретенного оборудования на счете 08 "Капитальные вложения" свидетельствует о его правильном оприходовании (учете).

С учетом требований, установленных в пункте 2 статьи 171 и пункте 1 статьи 172 НК РФ комбинат предъявил указанную сумму налога на добавленную стоимость к вычету в том налоговом периоде, когда налог был уплачен поставщикам, оборудование оприходовано и принято к бухгалтерскому учету. Момент государственной регистрации права собственности на объект ИРП-N 3, в котором установлено спорное оборудование, не имеет правого значения для определения периода, в котором суммы налога на добавленную стоимость подлежат вычету.

При таких обстоятельствах вывод суда первой инстанции о правомерности предъявления к вычету сумм налога на добавленную стоимость, уплаченных при приобретении оборудования, соответствует нормам главы 21 Налогового кодекса Российской Федерации.

Оснований для отмены решения суда по данному эпизоду не имеется.

Оспариваемым решением Инспекция привлекла Общество к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 НК РФ, за неуплату платы за пользование водными объектами.

В обоснование кассационной жалобы комбинат указывает на то, что он неправомерно привлечен к ответственности, поскольку плата за пользование водными объектами является сбором, а не налогом.

Данный довод суд кассационной инстанции считает ошибочным, поскольку Конституционный суд Российской Федерации в определении от 10.12.2002 N 284-O рассматривал конституционность платы за загрязнение окружающей природной среды, а не платы за пользование водными объектами.

Согласно Федеральному закону "О введении в действие части первой Налогового кодекса Российской Федерации" впредь до введения в действие статей 13, 14 и 15 Налогового кодекса Российской Федерации, содержащих перечень соответствующих федеральных, региональных и местных налогов и сборов, подлежат взиманию только те налоги и сборы, которые установлены статьями 19, 20 и 21 Закона Российской Федерации "Об основах налоговой системы в Российской Федерации" (далее - Закон об основах налоговой системы).

В соответствии с подпунктом "ф" пункта 1 статьи 19 Закона об основах налоговой системы к федеральным налогам относится плата за пользование водными объектами.

Следовательно, предусмотренная подпунктом "ф" пункта 1 статьи 19 Закона об основах налоговой системы плата за пользование водными объектами, являясь налогом, подлежит взиманию в обычном порядке впредь до ее отмены и (или) установления частью второй Налогового кодекса Российской Федерации иного законодательного регулирования.

Более того, статья 123 Водного кодекса Российской Федерации плату за пользование водными объектами именует как водный налог.

Порядок исчисления и уплаты данного налога регулируется Федеральным законом от 06.05.98 N 71-ФЗ "О плате за пользование водными объектами" (далее -Закон о плате за пользование водными объектами). Данным Федеральным законом установлены все существенные элементы налогообложения, в связи с чем плата за пользование водными объектами является налогом.

В пункте 2 статьи 4 Закона о плате за пользование водными объектами установлено, что минимальные ставки платы в пределах, установленных пунктом 1 той же статьи, устанавливаются Правительством Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 3 статьи 4 этого Закона ставки платы по категориям плательщиков в зависимости от вида пользования водными объектами, состояния водных объектов и с учетом местных условий водообеспечения населения и хозяйственных объектов устанавливаются законодательными (представительными) органами субъектов Российской Федерации.

Статьей 122 Налогового кодекса Российской Федерации предусмотрена ответственность за неуплату или неполную уплату сумм налога в результате занижения налоговой базы, иного неправильного исчисления налога или других неправомерных действий (бездействия).

Поскольку плата за пользование водными объектами является налогом, суд кассационной инстанции считает правомерным привлечение налогоплательщика к ответственности, предусмотренной статьей 122 НК РФ.

При таких обстоятельствах решение суда по данному эпизоду не подлежит отмене.

В ходе проверки установлено неправомерное отнесение Обществом на себестоимость продукции (работ, услуг) затрат на изготовление визитных карточек для работников предприятия, что повлекло занижение налога на прибыль. По мнению налогового органа, визитные карточки служат для представления конкретного физического лица, а следовательно, затраты на их изготовление не носят производственного характера.

Суд первой инстанции, оценив представленные доказательства, сделал вывод, что расходы по изготовлению визитных карточек для сотрудников Общества правомерно в соответствии с подпунктом "и" пункта 2 Положения о составе затрат включены комбинатом в состав затрат по производству продукции.

Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции исходил из того, что затраты на изготовление визитных карточек связаны с производственной деятельностью Общества и предусмотрены налоговым законодательством.

Согласно статье 2 Закона Российской Федерации "О налоге на прибыль предприятий и организаций" объектом обложения налогом является валовая прибыль предприятия, уменьшенная (увеличенная) в соответствии с положениями, предусмотренными данной статьей.

Валовая прибыль представляет собой сумму прибыли от реализации продукции (работ, услуг), основных фондов (включая земельные участки), иного имущества предприятия и доходов от внереализационных операций, уменьшенных на сумму расходов по этим операциям.

Прибыль (убыток) от реализации продукции (работ, услуг) определяется как разница между выручкой от реализации продукции (работ, услуг) без налога на добавленную стоимость и акцизов и затратами на производство и реализацию, включаемыми в себестоимость продукции (работ, услуг).

В соответствии с пунктом 1 Положения о составе затрат по производству и реализации продукции (работ, услуг), включаемых в себестоимость продукции (работ, услуг), и о порядке формирования финансовых результатов, учитываемых при налогообложении прибыли, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 05.08.92 N 552 (далее - Положение о составе затрат), себестоимость продукции (работ, услуг) представляет собой стоимостную оценку используемых в процессе производства продукции (работ, услуг) природных ресурсов, сырья, материалов, топлива, энергии, основных фондов, трудовых ресурсов, а также других затрат на ее производство и реализацию.

Согласно подпункту "и" пункта 2 Положения о составе затрат в себестоимость продукции (работ, услуг) включаются затраты, связанные с управлением производством, в том числе с материально-техническим обслуживанием деятельности работников аппарата управления предприятия.

Таким образом, в себестоимость продукции (работ, услуг) включаются затраты, предусмотренные законодательством и связанные с производственной деятельностью.

Согласно Положению по бухгалтерскому учету "Расходы организации" ПБУ N 10/99, утвержденному приказом Министерства финансов Российской Федерации от 06.05.99 N 33нредакции от 30.12.99), затраты на изготовление визитных карточек для работников аппарата управления предприятия являются расходами по обычным видам деятельности, включаются в себестоимость продукции и учитываются на счете 26 "Общехозяйственные расходы".

Суд, оценив представленные визитные карточки, установил, что сведения, приведенные в них, относятся непосредственно к деятельности Общества и физическое лицо, используя карточку, выступает не от собственного имени, а от имени комбината, представителем которого оно является в силу полномочий согласно занимаемой должности.

При таких обстоятельствах следует признать, что суд сделал правильный вывод о правомерном отнесении заявителем на себестоимость продукции (работ, услуг) расходов по изготовлению визитных карточек для своих работников, и у суда кассационной инстанции отсутствуют основания для его переоценки.

В ходе налоговой проверки установлено, что Обществом на себестоимость продукции (работ, услуг) отнесены расходы, связанные с поездкой Гурова В.И. в Германию и Ларионова Г.И. в США (пункт 2.10.3.2.1 акта проверки, стр.55-56). По мнению налогового органа, данные расходы непосредственно не связаны с производством и реализацией продукции (работ, услуг), то есть неправомерно отнесены на себестоимость продукции, что повлекло неполную уплату налога на прибыль за 2000 год.

Подпунктом "а" пункта 2 Положения о составе затрат предусмотрено включение в себестоимость продукции (работ, услуг) затрат, непосредственно связанных с производством продукции (работ, услуг) и обусловленных технологией и организацией производства.

В соответствии с подпунктом "и" пункта 2 Положения о составе затрат в себестоимость продукции (работ, услуг) включаются затраты по управлению производством, в том числе затраты на командировки, связанные с производственной деятельностью, включая расходы по оформлению заграничных паспортов и других выездных документов.

Судом первой инстанции установлено и Инспекцией не оспаривается, что цель командировок сотрудников Общества - участие в международной конференции по неорганическим древесным и волокнистым композиционным материалам и во Всемирной строительной выставке, проведение переговоров с компаниями по поставкам целлюлозы, изучение новых технологий по ремонту зданий и сооружений, производственных зданий химической промышленности.

Поскольку строительство и ремонт зданий, сооружений, дорог и мостов является одним из видов деятельности Общества, указанным в пункте 4.2 его устава и заявитель фактически занимается данной деятельностью, суд первой инстанции правомерно пришел к выводу о том, что командировки Гурова В.И. и Ларионова Г.И. непосредственно связаны с производственной деятельностью комбината и подлежат включению в себестоимость продукции (работ, услуг).

Суд кассационной инстанции не находит оснований для переоценки этого вывода и отмены судебного акта.

Ссылка Инспекции на подпункт "г" пункта 2 Положения о составе затрат отклоняется судом кассационной инстанции, поскольку налоговым органом не представлено доказательств того, что затраты заявителя на командировки сотрудников связаны с созданием новых и совершенствованием применяемых технологий, созданием новых видов сырья, переоснащением производства.

При таких обстоятельствах у суда кассационной инстанции отсутствуют основания для удовлетворения жалобы Инспекции по этому эпизоду, а решение суда в этой части отмене не подлежит.

В ходе проведенной проверки установлено также занижение заявителем налогооблагаемой прибыли за 2000 год в результате отнесения на себестоимость продукции (работ, услуг) расходов по оплате комиссионного вознаграждения банку за операции по продаже валюты (пункт 2.10.2.2 акта проверки; пункт 2.9 решения Инспекции, стр.46). Инспекция полагает, что комиссионное вознаграждение банку относится к внереализационным доходам и расходам.

Суд кассационной инстанции считает, что по эпизоду отнесения Обществом на себестоимость продукции (работ, услуг) расходов по оплате комиссионного вознаграждения банку за операции по продаже валюты суд первой инстанции правомерно применил подпункт "и" пункта 2 Положения о составе затрат.

В соответствии со статьей 2 Закона Российской Федерации "О налоге на прибыль предприятий и организаций" прибыль (убыток) от реализации продукции (работ, услуг) определяется как разница между выручкой от реализации без налога на добавленную стоимость и акцизов и затратами на производство и реализацию, включаемыми в себестоимость.

Согласно статье 4 названого Закона и статье 2 Федерального закона от 31.12.95 N 227-Ф3 "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О налоге на прибыль предприятий и организаций" при определении затрат, включаемых в себестоимость продукции (работ, услуг) следует руководствоваться Положением о составе затрат по производству и реализации продукции (работ, услуг), включаемых в себестоимость продукции (работ, услуг), и о порядке формирования финансовых результатов, учитываемых при налогообложении прибыли, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 05.08.92 N 552.

Пунктом 1 Положения о составе затрат предусмотрено, что себестоимость продукции (работ, услуг) представляет собой стоимостную оценку используемых в процессе производства продукции (работ, услуг) природных ресурсов, сырья, материалов, топлива, энергии, основных фондов, трудовых ресурсов, а также других затрат на ее производство и реализацию.

В соответствии с подпунктом "и" пункта 2 Положения о составе затрат в себестоимость продукции (работ, услуг) включаются затраты, связанные с управлением производством, в том числе, и оплата услуг банка.

При этом Положение о составе затрат предусматривает отнесение налогоплательщиками на себестоимость продукции (работ, услуг) всех видов платежей, связанных с оплатой услуг банков, без каких-либо изъятий и ограничений.

Между тем, налоговый орган не оспаривает, что продажа иностранной валюты осуществлялась заявителем для оплаты текущих производственных расходов, то есть для обеспечения процесса производства.

Кроме того, налоговым органом в порядке статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не представлено доказательств того, что затраты заявителя, связанные с выплатой комиссионного вознаграждения банку, не были связаны с управлением производством.

Таким образом, налогоплательщик правомерно отнес на себестоимость продукции суммы комиссионного вознаграждения, выплаченные банку за услуги по продаже валюты.

С учетом изложенного суд первой инстанции обоснованно признал правомерным отнесение заявителем на себестоимость продукции (работ, услуг) расходов по оплате комиссионного вознаграждения банку, поскольку данные затраты непосредственно связаны с производственной деятельностью Общества и, как указано выше, в силу подпункта "и" пункта 2 Положения о составе затрат подлежат включению в себестоимость продукции (работ, услуг).

При таких обстоятельствах суд кассационной инстанции не находит оснований для отмены обжалуемого судебного акта по этому эпизоду.

В ходе проверки установлена неуплата заявителем земельного налога по земельным участкам, занятым санитарно-защитной зоной (пункт 2.6.1 акта проверки, стр.31; пункт 14 решения Инспекции, стр.16). Инспекция полагает, что санитарно-защитные зоны в соответствии со статьей 8 Закона Российской Федерации от 11.10.91 N 1738-1 "О плате за землю" (далее - Закон о плате за землю) облагаются земельным налогом, поэтому Общество является плательщиком этого налога. Налоговый орган определил сумму налога по земельным участкам, занятым санитарно-защитной зоной, расчетным путем, поскольку оформление правоустанавливающих документов на земельные участки Обществом не производилось.

Суд первой инстанции признал недействительным решение Инспекции по эпизоду начисления земельного налога на земли санитарно-защитной зоны в связи с отсутствием у Общества документа, подтверждающего наличие санитарно-защитной зоны.

В соответствии со статьей 8 Закона о плате за землю в налогооблагаемую площадь включаются земельные участки, занятые строениями и сооружениями, участки, необходимые для их содержания, а также санитарно-защитные зоны объектов, технические и другие зоны, если они не предоставлены в пользование другим юридическим лицам и гражданам.

Согласно статье 15 указанного Закона основанием для установления налога за землю является документ, удостоверяющий право пользования (аренды) земельным участком.

Судом первой инстанции установлено и налоговым органом не оспаривается, что земельные участки для санитарно-защитных зон Обществу не предоставлялись.

Данное обстоятельство подтверждается имеющимся в материалах дела письмом Управления архитектуры мэрии города Архангельска от 14.06.2000 (том дела 5, лист 11) о том, что в связи с большой загруженностью Управление не смогло с приступить к отводу санитарно-защитных зон предприятий.

Как видно из материалов дела, границы санитарно-защитной зоны Общества не устанавливались, следовательно, спорный земельный участок не предоставлялся в пользование заявителю.

Исходя из принципа платности использования земли, установленного статьей 1 Закона о плате за землю, землепользователи обязаны уплачивать земельный налог.

Согласно пункту 2.27 санитарных правил "Санитарно-защитные зоны и санитарная классификация предприятий, сооружений и иных объектов. СанПиН 2.2.1/2.1.1.984-00", утвержденных Главным государственным санитарным врачом Российской Федерации 31.07.2000, и действующих в проверяемый период, в границах санитарно-защитной зоны допускается размещать: сельскохозяйственные угодья для выращивания технических культур, не используемых для производства продуктов питания; предприятия, их отдельные здания и сооружения с производствами меньшего класса вредности, чем основное производство. При наличии у размещаемого в санитарно-защитной зоне объекта выбросов, аналогичных по составу с основным производством, обязательно требование непревышения гигиенических нормативов на границе санитарно-защитной зоны и за ее пределами при суммарном учете; пожарные депо, бани, прачечные, гаражи, площадки индивидуальной стоянки автомобилей и мотоциклов; автозаправочные станции, здания управления, конструкторские бюро, учебные заведения, поликлиники, магазины, научно-исследовательские лаборатории, связанные с обслуживанием данного предприятия, спортивно-оздоровительные сооружения для работников предприятия; нежилые помещения для дежурного аварийного персонала и охраны предприятий, сооружения для хранения общественного и индивидуального транспорта, местные и транзитные коммуникации, ЛЭП, электроподстанции, нефте- и газопроводы, артезианские скважины для технического водоснабжения, водоохлаждающие сооружения для подготовки технической воды, канализационные насосные станции, сооружения оборотного водоснабжения, питомники растений для озеленения промплощадки, предприятий и санитарно-защитной зоны.

Таким образом, территория санитарно-защитной зоны может быть предоставлена в пользование нескольким организациям. Судом первой инстанции установлено, что спорные земельные участки предоставлены в пользование иным, помимо комбината, лицам.

Как следует из положений статьи 8 Закона о плате за землю в облагаемую налогом на землю площадь включаются санитарно-защитные зоны, если они не предоставлены в пользование другими лицам.

Однако документов, свидетельствующих о том, что заявитель единолично пользуется санитарно-защитной зоной, в материалах дела нет.

Как видно из материалов дела, суду не представлены документы, содержащие информацию о площади земельного участка, предоставленного Обществу в пользование для санитарно-защитной зоны объектов.

Таким образом, поскольку не определена площадь санитарно-защитной зоны объектов Общества, а также не доказан факт пользования спорным земельным участком, то основания для начисления заявителю налога на земли санитарно-защитной зоны, пеней, а также привлечения налогоплательщика к налоговой ответственности отсутствуют.

Следовательно, суд первой инстанции правомерно признал оспариваемое решение Инспекции по данному эпизоду недействительным.

При таких обстоятельствах суд кассационной инстанции считает, что оснований для отмены или изменения обжалуемого решения суда по данному эпизоду не имеется.

В ходе проверки установлено, что заявителем в апреле 2000 года приобретена и оплачена компьютерная техника, принятая к учету на счете 08 "Капитальные вложения". Оспариваемым решением Инспекции Обществу доначислен налог на добавленную стоимость за апрель 2000 года в связи с неправомерным возмещением налога, уплаченного при приобретении компьютерной техники в апреле 2000 года (пункт 2.4.9 акта проверки, стр.20). По мнению налогового органа, Общество преждевременно предъявило к возмещению налог на добавленную стоимость, поскольку указанное оборудование лишь в мае 2000 года принято к учету на счете 01 "Основные средства". Инспекция считает, что право на налоговые вычеты возникает в тех периодах, когда имущество фактически оприходовано в качестве основных средств на счете 01.

Суд первой инстанции удовлетворил требования Общества по этому эпизоду, ссылаясь на то, что заявитель принял на учет как основное средство приобретенную компьютерную технику, что подтверждается актом (накладной) приемки-передачи формы N OC-1.

Суд кассационной инстанции считает, что решение суда в этой части не подлежит отмене, а жалоба налогового органа удовлетворению по следующим основаниям.

Согласно пункту 2 статьи 7 Закона об НДС, действовавшего до 01.01.2001, суммы налога, уплаченные при приобретении основных средств и нематериальных активов, в полном объеме вычитаются из сумм налога, подлежащих взносу в бюджет, в момент принятия на учет основных средств и нематериальных активов.

В связи с тем, что понятие "принятие на учет основных средств" Закон об НДС и глава 21 Налогового кодекса Российской Федерации не содержат, суд первой инстанции правильно оценил фактически сложившиеся обстоятельства по делу и признал принятием на учет основных средств их отражение на счете 08.

Правила формирования в бухгалтерском учете информации об основных средствах установлены в Положении по бухгалтерскому учету "Учет основных средств" ПБУ 6/97, утвержденном приказом Министерства финансов Российской Федерации от 03.09.97 N 65н, и Методическими указаниями по бухучету основных средств, утвержденными приказом Министерства финансов Российской Федерации от 20.07.98 N 33н. Под основными средствами понимается часть имущества, используемая в качестве средств труда при производстве продукции, выполнении работ или оказании услуг, либо для управления организации в течение периода, превышающего 12 месяцев или обычный операционный цикл, если он превышает 12 месяцев.

При этом в пункте 1.2 ПБУ 6/97 установлено, что оно не применяется в отношении машин и оборудования и иных аналогичных предметов, числящихся как готовые изделия на складах организаций-изготовителей, как товары - на складах организаций, занимающихся торговлей; предметов, сданных в монтаж или подлежащих монтажу, находящихся в пути; капитальных и финансовых вложений, иных долгосрочных инвестиций.

Согласно Закону Российской Федерации "О бухгалтерском учете" бухгалтерский учет представляет собой упорядоченную систему сбора, регистрации и обобщения информации в денежном выражении об имуществе, обязательствах организации и их движении путем сплошного, непрерывного и документального учета всех хозяйственных операций. Все хозяйственные операции и результаты инвентаризации подлежат своевременной регистрации на счетах бухгалтерского учета без каких-либо пропусков и изъятий.

Следовательно, приобретенное заявителем компьютерное оборудование подлежало документальному учету на соответствующих счетах.

Таким образом, налог на добавленную стоимость, уплаченный поставщикам компьютерного оборудования, приобретенного Обществом, возмещается после принятия оборудования к бухгалтерскому учету.

Законом об НДС не устанавливается порядок возмещения указанных сумм налога в зависимости от отражения стоимости приобретаемых основных средств на счетах бухгалтерского учета.

Основными факторами, определяющими право налогоплательщиков на возмещение налога на добавленную стоимость по приобретенным материальным ресурсам, в том числе по основным средствам, являются производственное назначение этих товаров, фактическое наличие, учет и оплата.

Согласно акту от 13.05.2003 N 01/1-21-19/889 (том дела 3, лист 20) компьютерное оборудование, приобретенное Обществом, принято на учет по счету 08 в апреле 2000 года. Из материалов дела видно, что в мае 2000 года оборудование принято на учет по счету 01. Эти факты установлены Инспекцией в ходе выездной налоговой проверки, подтверждены материалами дела и не оспариваются заявителем.

В рассматриваемом деле компьютерное оборудование принято к учету в апреле 2000 года, и с этого момента у Общества возникло право на возмещение из бюджета сумм налога на добавленную стоимость, уплаченного продавцам.

При таких обстоятельствах заявитель правомерно предъявил к вычету в апреле 2000 года 22720 руб. налога на добавленную стоимость, уплаченного при приобретении монитора, принтера, модема и сервера, принятых на учет в апреле 2000 года.

Поэтому вывод суда первой инстанции о праве налогоплательщика на возмещение налога из бюджета в апреле 2000 года является правильным.

Учитывая изложенное, суд кассационной инстанции считает, что решение суда по этому эпизоду отмене не подлежит.

В ходе проверки установлено, что Общество в 2000 году предъявило к возмещению из бюджета налог на добавленную стоимость, уплаченный ОАО "Соломбальское автохозяйство". Инспекция указывает на то, что ОАО "Соломбальское автохозяйство", являясь плательщиком единого налога на вмененный доход, не является плательщиком налога на добавленную стоимость, а следовательно, неправомерно включало сумму налога на добавленную стоимость в стоимость оказываемых услуг. Поэтому налог на добавленную стоимость, уплаченный Обществом, в данном случае не может быть предъявлен к возмещению из бюджета, поскольку он уплачен поставщику, не являющемуся плательщиком данного налога.

Налоговая инспекция указывает, что налогоплательщики, переведенные на уплату единого налога, не увеличивают цену реализуемых услуг на сумму налога на добавленную стоимость, поэтому уплата покупателями этого налога таким организация не производится, а значит, налог на добавленную стоимость покупателями услуг не может быть предъявлен к возмещению из бюджета в порядке, установленном пунктом 2 статьи 7 Закона об НДС.

В соответствии со статьей 1 Федерального закона от 31.07.98 N 148-ФЗ "О едином налоге на вмененный доход для определенных видов деятельности" со дня введения единого налога на территориях соответствующих субъектов Российской Федерации налоги, предусмотренные статьями 19-21 Закона об основах налоговой системы, не взимаются.

Областным законом от 26.05.99 N 594 "О едином налоге на вмененный доход от определенных видов деятельности" на территории Архангельской области введен единый налог.

Суд первой инстанции, изучив представленные доказательства, установил и Инспекцией не оспаривается, что Общество оплатило стоимость транспортных услуг с выделением суммы налога на добавленную стоимость в счетах-фактурах и платежных поручениях. Таким образом, заявитель уплатил ОАО "Соломбальское автохозяйство" в составе цены услуг суммы налога на добавленную стоимость.

Разрешая спор и удовлетворяя в этой части требования налогоплательщика, суд первой инстанции обоснованно исходил из следующего.

В соответствии с пунктом 2 статьи 7 Закона об НДС сумма налога на добавленную стоимость, подлежащая внесению в бюджет, определяется как разница между суммами налога, полученными от покупателей за реализованные им товары (работы, услуги), и суммами налога, фактически уплаченными поставщикам за материальные ресурсы (работы, услуги), стоимость которых относится на издержки производства и обращения.

Сумма налога на добавленную стоимость, подлежащая внесению в бюджет предприятиями, занимающимися закупкой и (или) продажей (перепродажей) товаров, определяется в виде разницы между суммами налога, полученными от покупателей за реализованные товары (работы, услуги), и суммами налога на добавленную стоимость, фактически уплаченными поставщикам по поступившим (принятым к учету) товарам, предназначенным для продажи, и материальным ресурсам (выполненным работам, оказанным услугам), стоимость которых относится на издержки производства и обращения.

Изложенными выше нормами право на возмещение налога не ставится в зависимость от внесения налога в бюджет поставщиками, непринятие налоговым органом к вычету 692727 руб. налога на добавленную стоимость по основаниям, указанным в решении Инспекции, является незаконным.

Поскольку судом установлен, а налоговым органом не оспаривается факт уплаты Обществом сумм налога на добавленную стоимость при приобретении транспортных услуг, следует признать правомерность применения налоговых вычетов.

В силу пункта 6 статьи 7 Закона об НДС плательщики налога на добавленную стоимость по реализуемым товарам (работам, услугам), облагаемым этим налогом или освобождаемым от этого налога, оформляют счета-фактуры, ведут журналы учета счетов-фактур, книги покупок и книги продаж в порядке, устанавливаемом Правительством Российской Федерации.

Поскольку счета-фактуры с указанием налога на добавленную стоимость составляются продавцами товаров, то покупатель не имеет возможности и не обязан проверять, является ли в действительности продавец плательщиком налога на добавленную стоимость.

Этот вывод подтверждается и пунктом 5 статьи 173 Налогового кодекса Российской Федерации, в соответствии с которым лица, не являющиеся налогоплательщиками, в случае выставления покупателю счета-фактуры с выделением сумм налога уплачивают в бюджет указанную в счете-фактуре сумму налога на добавленную стоимость.

Таким образом, Налоговый кодекс Российской Федерации четко указал на то, что лица, не являющиеся плательщиками налога на добавленную стоимость, при получении суммы налога на добавленную стоимость от покупателя должны уплатить ее в бюджет, а следовательно, покупатель в такой ситуации имеет право на возмещение этой суммы из бюджета.

Как видно из материалов дела, налогоплательщиком представлены все необходимые документы для обоснования права на налоговый вычет, факт уплаты комбинатом налога на добавленную стоимость поставщику Инспекция не оспаривает.

Следовательно, сумма налога на добавленную стоимость, включенная в стоимость транспортных услуг и уплаченная Обществом своему контрагенту, подлежит уплате в бюджет этим контрагентом и возмещению из бюджета заявителю.

Таким образом, решение суда в этой части соответствует нормам материального и процессуального права и оснований для его отмены нет.

В ходе проверки установлено, что Общество включило в себестоимость продукции (работ, услуг) расходы по оплате транспортных услуг, оказанных ООО "Медея" и ООО "Ассоциация ТриА" (пункт 2.10.3.2.1.2 акта проверки). В обоснование своей позиции налоговый орган указал на то, что заявитель неправомерно предъявил к возмещению из бюджета налог на добавленную стоимость в 2000 и 2001 годах, поскольку отсутствуют надлежащим образом оформленные первичные документы (путевые листы и товарно-транспортные документы). Кроме того, Инспекция ссылается на результаты встречной налоговой проверки ООО "Ассоциация ТриА".

Суд первой инстанции, оценив представленные счета-фактуры, товарно-транспортные накладные, акты сверки, журналы-ордера, путевые листы, а также иные документы, подтверждающие оказание и оплату транспортных услуг, установил, что оказание этих услуг заявителю, а также их оплата Обществом полностью подтверждены материалами дела.

Инспекция не оспаривает факт оплаты заявителем транспортных услуг.

Судом первой инстанции также приняты во внимание доводы Инспекции о том, что в путевых листах указана организация, оказывающая транспортные услуги - ЧП Коковин И.В., а в счетах-фактурах - ООО "Ассоциация ТриА". Суд, оценив данные документы, правомерно указал на то, что нормами права, определяющими порядок возмещения налога на добавленную стоимость из бюджета, не установлена в качестве обязательного условия проверка налогоплательщиком оформления контрагентами первичных документов. Отдельные недостатки в оформлении путевых листов не свидетельствует об отсутствии у заявителя затрат на эти цели.

При таких обстоятельствах у кассационной инстанции отсутствуют основания для переоценки выводов суда первой инстанции, отмены решения суда по данному эпизоду и удовлетворения жалобы Инспекции.

Руководствуясь статьей 286, пунктами 1 и 3 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа постановил:

Решение Арбитражного суда Архангельской области от 24.11.2003 по делу N A05-6043/03-308/20 отменить в части отказа в признании недействительным решения Инспекции Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по городу Архангельску от 10.06.2003 N 01/1-21-19/2290 по эпизодам неуплаты налога на добавленную стоимость за 2001 год с авансовых платежей и применения льготы по налогу на имущество.

Дело в этой части передать на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В остальной части обжалуемый судебный акт оставить без изменения.

     Председательствующий
М.В.Пастухова

Судьи:
Г.Г.Кирейкова
Л.И.Корабухина

     Текст документа сверен по:
рассылка

Номер документа: А05-6043/03-308/20
Принявший орган: Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа
Дата принятия: 13 апреля 2004

Поиск в тексте