• по
Более 47000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 9 марта 2005 года Дело N А56-26300/04


[Использование обществом векселя в качестве средства платежа при расчетах с поставщиками производилось в полном соответствии с требованиями закона; положениями налогового законодательства применение налоговых вычетов по НДС не ставится в зависимость от источников поступления налогоплательщику средств, направляемых на уплату налога, кроме того, в соответствии со статьей 807 ГК РФ денежные средства, полученные обществом по договорам займа, являются его собственными денежными средствами, т.о., требования о возврате НДС на расчетный счет общества удовлетворены в полном объеме правомерно]

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в составе: председательствующего Корабухиной Л.И., судей: Кирейковой Г.Г., Пастуховой М.В., при участии от Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 10 по Санкт-Петербургу главного специалиста юридического отдела Крепака А.А. (доверенность от 09.02.2005 N 03-05/1630), рассмотрев 09.03.2005 в открытом заседании кассационную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 10 по Санкт-Петербургу на решение от 17.08.2004 (судья Захаров В.В.) и постановление апелляционной инстанции от 25.11.2004 (судьи: Петренко Т.И., Протас Н.И., Фокина Е.А.) Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области по делу N А56-26300/04, установил:

Общество с ограниченной ответственностью "Центурион" (далее - общество) обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением о признании недействительными решений Межрайонной инспекции Министерства Российской Федерации по налогам и сборам N 10 по Санкт-Петербургу (далее - инспекция) от 08.01.2004 N 3170189 и от 24.05.2004 N 41600166 и об обязании налогового органа устранить допущенные нарушения прав и законных интересов путем принятия решения о возврате из федерального бюджета на расчетный счет налогоплательщика 5955648 руб. налога на добавленную стоимость (далее - НДС), в том числе 1804648 руб. НДС за апрель 2003 года и 4151000 руб. за декабрь 2003 года, в порядке, установленном статьей 176 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ).

Одновременно общество заявило ходатайство о восстановлении пропущенного срока, установленного пунктом 4 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) для обращения в арбитражный суд с заявлением о признании ненормативного правового акта налогового органа от 08.01.2004 N 3170189 недействительным.

Определением от 12.07.2004 суд удовлетворил заявленное обществом ходатайство, восстановил пропущенный срок на обжалование решения инспекции от 08.01.2004 N 3170189, принял заявление общества к производству и назначил предварительное судебное заседание.

Решением суда от 17.08.2004 заявленные обществом требования удовлетворены полностью.

Постановлением апелляционной инстанции от 25.11.2004 решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе инспекция просит отменить решение суда и постановление апелляционной инстанции и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, ссылаясь на несоответствие выводов судебных инстанций фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в материалах дела доказательствам, неправильное применение ими норм материального права и нарушение норм процессуального права.

Инспекция считает, что общество не подтвердило право на возмещение из бюджета спорной суммы НДС за апрель и декабрь 2003 года, поскольку не представило первичные документы, подтверждающие факты движения товара, как от поставщиков, так и к покупателям, а также дальнейшей реализации товара покупателям; заявитель произвел оплату приобретенного товара заемными денежными средствами и не представил доказательств погашения займа на момент предъявления сумм НДС к возмещению; на векселе, переданном поставщику в счет оплаты товара, отсутствует индоссамент; согласно представленным документам у общества отсутствует разница, указанная в пункте 1 статьи 176 НК РФ, подлежащая возмещению из бюджета. По мнению налогового органа, указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что основной целью общества является не осуществление предпринимательской деятельности, направленной на получение прибыли, а извлечение иной материальной выгоды, направленной на возмещение НДС из бюджета.

Кроме того, податель жалобы указывает на то, что суд первой инстанции в нарушение положений частей 2 и 3 статьи 117 и части 4 статьи 198 АПК РФ неправомерно восстановил обществу срок на обжалование решения инспекции от 08.01.2004 N 3170189.

В судебном заседании представитель инспекции поддержал доводы кассационной жалобы, а представитель общества их отклонил.

Заявленное инспекцией в порядке статей 41 и 48 АПК РФ ходатайство о замене ее как стороны в арбитражном процессе на процессуального правопреемника -Межрайонную инспекцию Федеральной налоговой службы N 10 по Санкт-Петербургу в связи с реорганизацией налоговых органов удовлетворено судом кассационной инстанции.

Общество надлежащим образом извещено о времени и месте слушания дела, однако представители в судебное заседание не явились, в связи с чем жалоба рассмотрена в их отсутствие.

Законность обжалуемых судебных актов проверена в кассационном порядке.

Как следует из материалов дела, инспекция провела выездную налоговую проверку соблюдения обществом законодательства о налогах и сборах по вопросам правильности исчисления ряда налогов, в том числе НДС, за период с 01.07.2002 по 01.07.2003, по результатам которой составила акт от 10.12.2003 N 3170189 и приняла решение от 08.01.2004 за тем же номером о привлечении налогоплательщика к ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 НК РФ за неуплату (неполную уплату) НДС в виде взыскания 40857 руб. штрафа; доначислении 267598 руб. НДС, из них 264658 руб. - за июль 2002 года и 2940 руб. - за апрель 2003 года, 21055 руб. пеней; восстановлении для бюджета и доначислении 1804648 руб. НДС, заявленного к вычету за апрель 2003 года, а также предложила внести необходимые исправления в бухгалтерскую отчетность.

Основанием для принятия названного решения послужило то, что в июле 2002 года налогоплательщик принял к вычету фактически неуплаченную сумму налога, поскольку в счет оплаты передал вексель, не числящийся на его балансе, а в общей сумме переданные векселя "превышают их оплаченную стоимость при приобретении". Инспекция также указала на то, что в апреле 2003 года заявитель принял к налоговым вычетам сумму НДС, входящую в стоимость товара, не реализованного в проверяемом налоговом периоде покупателю. Кроме того, налоговый орган сослался на отсутствие подтверждения уплаты в бюджет НДС поставщиком товара и на то, что оплата товара произведена обществом не собственными денежными средствами, а заемными, которые не возвращены заимодавцу на момент предъявления сумм налога к вычету и возмещению.

По результатам проведения тематической выездной налоговой проверки правильности исчисления, полноты и своевременности уплаты обществом НДС за декабрь 2003 года инспекция составила акт от 07.05.2004 N 41700166 и приняла решение от 24.05.2004 за тем же номером, которым восстановила для бюджета и доначислила заявителю 4151000 руб. НДС, а также предложила внести необходимые исправления в бухгалтерскую отчетность.

Основанием для принятия названного решения послужил вывод налогового органа о том, что в нарушение положений статьи 167 и пунктов 1 и 2 статьи 171 НК РФ и приказа общества об учетной политике на 2003 год заявитель неправомерно заявил к вычету 4151000 руб. НДС за декабрь 2003 года, поскольку реализованный обществом товар оплачен покупателем частично; у налогоплательщика отсутствуют складские помещения; поставщик поставщика общества не значится в Едином государственном реестре юридических лиц.

Общество не согласилось с решениями инспекции от 08.01.2004 N 3170189 и от 24.05.2004 N 41600166 и обратилось в арбитражный суд с настоящим заявлением.

Кассационная инстанция считает, что судебные инстанции правомерно признали оспариваемые решения налогового органа недействительными и обязали инспекцию устранить допущенные нарушения прав и законных интересов общества в порядке, предусмотренном статьей 176 НК РФ, в связи с чем не находит оснований для удовлетворения жалобы инспекции.

В соответствии с пунктом 1 статьи 171 НК РФ налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в порядке, предусмотренном статьей 166 Кодекса, на установленные данной статьей налоговые вычеты. В силу пункта 2 данной статьи Кодекса вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации в отношении товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи.

Согласно пункту 1 статьи 172 НК РФ налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 Кодекса, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении товаров (работ, услуг) и документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога. При этом вычетам подлежат только те суммы налога, которые предъявлены налогоплательщику и уплачены им при приобретении товаров (работ, услуг) после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг) при наличии соответствующих первичных документов.

Из приведенных норм Налогового кодекса Российской Федерации следует, что право налогоплательщика на налоговые вычеты обусловлено фактами уплаты им суммы НДС при приобретении товаров (работ, услуг), принятия на учет данных товаров (работ, услуг) и наличия соответствующих первичных документов.

Судебные инстанции установили, и материалами дела подтверждается, что общество выполнило все вышеуказанные условия для применения в июле 2002 года, апреле и декабре 2003 года налоговых вычетов.

В доводах кассационной жалобы инспекция не сослалась на имеющиеся в материалах дела доказательства, опровергающие факты оплаты обществом приобретенных товаров с учетом НДС, оприходования этих товаров в бухгалтерском учете, а также наличия у налогоплательщика первичных документов, подтверждающих данные обстоятельства.

Довод кассационной жалобы налогового органа о том, что общество не приобрело право на налоговые вычеты в апреле 2003 года, поскольку не подтвердило факт оплаты товара поставщику, так как передало ему в счет оплаты вексель серии ПСБ - 008 N 012796, не содержащий индоссаментных надписей, кассационная инстанция считает необоснованным, поскольку, как видно из материалов дела, осуществление обществом расчетов с контрагентом посредством передачи ему данного векселя не относится к указанному налоговому периоду.

Осуществление обществом расчетов с поставщиком с использованием векселя третьего лица относится к июлю 2002 года.

Суд первой инстанции исследовал данное обстоятельство и дал ему правовую оценку.

Кроме того, инспекция не учитывает, что в соответствии с абзацем 2 пункта 3 статьи 146 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) индоссамент, совершенный на ценной бумаге, переносит все права, удостоверенные ценной бумагой, на лицо, которому или приказу которого передаются права по ценной бумаге, - индоссанта. Индоссамент может быть бланковым (без указания лица, которому должно быть произведено исполнение) или ордерным (с указанием лица, которому или приказу которого должно быть произведено исполнение).

Согласно статьям 11, 13 и 77 Положения о переводном и простом векселе, введенного в действие постановлением ЦИК и СНК СССР от 07.08.37 N 104/1341 (далее - Положение), всякий переводный вексель, даже выданный без прямой оговорки о приказе, может быть передан посредством индоссамента.

Индоссамент может не содержать указания лица, в пользу которого он сделан, или он может состоять из одной подписи индоссанта (бланковый индоссамент).

В соответствии со статьей 14 Положения, если индоссамент бланковый, то векселедержатель может передать вексель третьему лицу, не заполняя бланка и не совершая индоссамента.

Из статьи 16 Положения следует, что лицо, у которого находится переводной вексель, рассматривается как законный векселедержатель, если оно основывает свое право на непрерывном ряде индоссаментов, даже если последний индоссамент является бланковым. Когда за бланковым индоссаментом следует другой индоссамент, то лицо, подписавшее последний, считается приобретшим вексель по бланковому индоссаменту.

Следовательно, после проставления бланкового индоссамента вексель может передаваться простым вручением неограниченному кругу лиц, и каждый владеющий им будет рассматриваться его законным держателем.

В пункте 9 совместного постановления от 04.12.2000 Пленума Верховного суда Российской Федерации N 33 и Пленума Высшего арбитражного суда Российской Федерации N 14 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с обращением векселей" дано разъяснение о том, что если последний индоссамент является бланковым (то есть, не содержащим указания лица - индоссанта), то в качестве законного векселедержателя рассматривается лицо, у которого вексель фактически находится; данное лицо вправе осуществлять все права по векселю, в том числе и право требовать платежа.

Таким образом, суд первой инстанции сделал правильный вывод о том, что использование обществом векселя в качестве средства платежа при расчетах с поставщиками производилось в полном соответствии с требованиями закона.

В доводах кассационной жалобы инспекция ссылается на то, что заявитель произвел оплату приобретенного товара заемными денежными средствами и не представил доказательств погашения займа на момент предъявления сумм НДС к возмещению.

Однако податель жалобы не учитывает, что положениями налогового законодательства применение налоговых вычетов по НДС не ставится в зависимость от источников поступления налогоплательщику средств, направляемых на уплату названного налога.

Согласно правовой позиции Конституционного суда Российской Федерации, сформулированной в постановлении от 20.02.2001 N 3-П, под уплатой сумм НДС подразумевается реальное несение налогоплательщиком затрат в форме отчуждения части имущества.

Обладающими характером реальных затрат и, следовательно, фактически уплаченными должны признаваться суммы налога, которые уплачиваются налогоплательщиком за счет собственного имущества или за счет собственных денежных средств.

В соответствии со статьей 807 ГК РФ по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги.

Таким образом, денежные средства, полученные обществом по договорам займа, в соответствии с приведенной нормой гражданского законодательства являются его собственными денежными средствами.

Из правовой позиции Конституционного суда Российской Федерации, сформулированной в постановлении от 20.02.2001 N 3-П и в определениях от 25.07.2001 N 138-О и от 08.04.2004 N 168-О и N 169-О следует, что право на возмещение НДС из бюджета предоставлено добросовестным налогоплательщикам для компенсации реально понесенных ими затрат по уплате налога поставщикам товаров (работ, услуг). Налогоплательщик, использующий указанное право в противоречии с его назначением, то есть злоупотребляющий им, не может рассчитывать на такую же судебную защиту этого права, как добросовестный налогоплательщик.

Вместе с тем в данном случае инспекция не представила доказательств того, что общество с помощью займа - инструмента, используемого в гражданско-правовых отношениях, создавало схемы незаконного обогащения за счет бюджетных средств, что приводило бы к нарушению публичных интересов в сфере налогообложения и к нарушению конституционных прав и свобод других налогоплательщиков.

Определением Конституционного суда Российской Федерации от 25.07.2001 N 138-О разъяснено, что в обязанность налоговых органов входит доказывание недобросовестности налогоплательщиков. Оценка добросовестности налогоплательщика предполагает оценку заключенных им сделок, их действительности, особенно в тех случаях, когда они не имеют разумной деловой цели.

В кассационной жалобе налоговый орган предположил, что основной целью общества является не осуществление предпринимательской деятельности, направленной на получение прибыли, а извлечение иной материальной выгоды, направленной на возмещение НДС из бюджета.

Вместе с тем, как видно из материалов дела, инспекция не обращалась в арбитражный суд с заявлением в порядке статьи 161 АПК РФ о фальсификации обществом доказательств, связанных с приобретением, оплатой, принятием к учету и реализацией товаров в спорные периоды. Доказательства наличия у налогоплательщика умысла, направленного на изъятие из бюджета сумм НДС, при совершении сделок с контрагентами, инспекция также не представила.

Следовательно, выводы налогового органа о том, что заключение обществом сделок направлено не на реальное осуществление хозяйственных операций, а исключительно на возмещение из бюджета НДС за счет сумм налога, принимаемых к вычету, следует признать недоказанными.

При недоказанности налоговым органом обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности налогоплательщика, сам по себе факт непогашения им сумм займа, в силу положений статьи 807 ГК РФ и норм главы 21 НК РФ, не может иметь правового значения для установления права налогоплательщика на применение налоговых вычетов.

Кассационная инстанция считает несостоятельной и ссылку жалобы налогового органа на то, что контрагенты общества не находятся по адресам, указанным в их учредительных документах и заключенных с обществом договорах купли-продажи.

Налоговый орган не указывает, каким образом эти обстоятельства в силу норм главы 21 НК РФ влияют на возникновение у налогоплательщика права на применение налоговых вычетов и возмещение НДС из бюджета, связанного с фактической уплатой данного налога поставщику, поскольку инспекция в ходе проверки не выявила неправильного отражения обществом в представленных за проверяемый период налоговых декларациях сумм налога, исчисленных с реализации товаров на внутреннем рынке.

Конституционный суд Российской Федерации в определении от 16.10.2003 N 329-О разъяснил, что истолкование статьи 57 Конституции Российской Федерации в системной связи с другими положениями Конституции Российской Федерации не позволяет сделать вывод, что налогоплательщик несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет. По смыслу положения, содержащегося в пункте 7 статьи 3 Налогового кодекса Российской Федерации, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности. Правоприменительные органы не могут истолковывать понятие "добросовестные налогоплательщики" как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством.

Кассационная инстанция считает, что судебные инстанции правомерно отклонили ссылку налогового органа на отсутствие у общества и его покупателей собственных складских помещений, обоснованно указав на то, что названные обстоятельства не влияют на возможность осуществления данными лицами финансово-хозяйственной деятельности, а также на право налогоплательщика на применение налоговых вычетов по НДС.

Как видно из материалов дела, операции по приобретению и реализации товаров общество отразило в бухгалтерском учете в установленном законом порядке на основании первичных документов - товарных накладных, составленных по унифицированной форме ТОРГ-12.

В доводах кассационной жалобы инспекция одновременно ссылается на отсутствие у общества дальнейшей полной реализации товара покупателям в связи с тем, что покупатели не полностью расплатились за товар, а также на то, что у общества отсутствует разница, указанная в пункте 1 статьи 176 НК РФ, подлежащая возмещению из бюджета, так как согласно представленным документам (договору купли-продажи, счету-фактуре) сумма налоговых вычетов меньше, чем сумма налога, полученного от реализации товара.

Вместе с тем, налоговый орган не учитывает, что, во-первых, указанные доводы противоречат друг другу.

Во-вторых, из приведенных выше положений главы 21 НК РФ следует, что момент предъявления сумм налога к вычету связан с моментом приобретения (принятия на учет) товаров (работ, услуг), их фактической оплаты (включая сумму налога), а также с целью их приобретения.

Реализация товаров (работ, услуг) в том же налоговом периоде, то есть наличие объекта обложения НДС, не является в силу статей 171 и 172 НК РФ условием применения налоговых вычетов.

В соответствии с пунктом 1 статьи 176 НК РФ в случае, если по итогам налогового периода сумма налоговых вычетов превышает общую сумму налога, исчисленную по операциям, признаваемым объектом налогообложения в соответствии с подпунктами 1-2 пункта 1 статьи 146 Кодекса, полученная разница подлежит возмещению (зачету, возврату) налогоплательщику в соответствии с положениями статьи 176 НК РФ.

В силу пункта 3 статьи 176 НК РФ по истечении трех календарных месяцев, следующих за истекшим налоговым периодом, сумма, которая не была зачтена налоговым органом в соответствии с пунктом 2 этой статьи Кодекса, подлежит возврату налогоплательщику по его письменному заявлению.

Как видно из материалов дела, общество 30.07.2003 и 13.01,2004 на основании налоговых деклараций по НДС за апрель и декабрь 2003 года обратилось в инспекцию с заявлениями о возврате на расчетный счет 5955648 руб., составляющих разницу между суммой НДС, фактически уплаченной поставщикам, и суммой НДС, по операциям, признаваемым объектом налогообложения в соответствии с подпунктами 1-2 пункта 1 статьи 146 НК РФ.

Из материалов дела следует, что наличие оснований для принятия к зачету суммы НДС, заявленной обществом к возмещению из бюджета за апрель и декабрь 2003 года, инспекция не доказала.

При таких обстоятельствах, судебные инстанции законно и обоснованно признали оспариваемые решения инспекции недействительными, в полном соответствии с положениями статьи 201 АПК РФ обязали инспекцию принять решение о возврате на расчетный счет заявителя 5955648 руб. НДС за апрель и декабрь 2003 года в порядке, установленном статьей 176 НК РФ.

При этом кассационная инстанция отклоняет довод жалобы налогового органа о нарушении судебными инстанциями норм процессуального права, выразившемся в неправомерном восстановлении обществу срока на обжалование решения инспекции от 08.01.2004 N 3170189, установленного частью 4 статьи 198 АПК РФ.

В соответствии с частью 1 статьи 198 АПК РФ граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Согласно части 4 названной статьи Кодекса заявление может быть подано в арбитражный суд в течение трех месяцев со дня, когда гражданину, организации стало известно о нарушении их прав и законных интересов, если иное не установлено федеральным законом.

Правовая природа этого срока не определена Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, что не препятствует арбитражному суду восстановить указанный срок, если он был пропущен по уважительной причине.

В части 4 статьи 198 АПК РФ не содержится какого-либо перечня причин, наличие которых может являться основанием для восстановления заявителю срока на обжалование решения, действий (бездействия) налогового органа. В каждом конкретном случае суд первой инстанции, исходя из обстоятельств дела, определяет уважительность причин пропуска этого срока по своему усмотрению.

Переоценка выводов суда первой инстанции в данном случае не входит в компетенцию суда кассационной инстанции.

Также налоговый орган не учитывает, что часть 4 статьи 198 АПК РФ не предусматривает того, что ходатайство о восстановлении пропущенного срока, установленного названной нормой права, должно быть оформлено в виде отдельного документа и подано отдельно от заявления об обжаловании ненормативного акта.

Таким образом, следует признать, что дело рассмотрено судом первой и апелляционной инстанций полно и всесторонне, нормы материального и процессуального права не нарушены, в связи с чем оснований для отмены принятых по делу судебных актов не имеется.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьей 286, подпунктом 1 пункта 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа постановил:

Решение от 17.08.2004 и постановление апелляционной инстанции от 25.11.2004 Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области по делу N А56-26300/04 оставить без изменения, а кассационную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 10 по Санкт-Петербургу - без удовлетворения.

     Председательствующий
Л.И.Корабухина

Судьи:
Г.Г.Кирейкова
М.В.Пастухова

     Текст документа сверен по:
рассылка

Номер документа: А56-26300/04
Принявший орган: Арбитражный суд Северо-Западного округа
Дата принятия: 09 марта 2005

Поиск в тексте