• по
Более 47000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 9 марта 2005 года Дело N А56-11620/04


[Признавая недействительным оспариваемое решение МИМНС в части доначисления обществу НДС, заявленных налогоплательщиком в качестве налоговых вычетов, судебные инстанции правомерно указали на то, что отказ налогоплательщику в применении налоговых вычетов не может повлечь доначисление НДС в размере заявленных налоговых вычетов, т.к. такое доначисление противоречит положениям статьи 173 НК РФ, поскольку в случае непризнания налоговым органом данных вычетов их сумма должна равняться "0", а соответственно, к уплате в бюджет может быть доначислена только та сумма налога, которая исчислена налогоплательщиком по операциям, признаваемым объектом налогообложения]

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в составе: председательствующего Корабухиной Л.И., судей: Кирейковой Г.Г., Пастуховой М.В., при участии: от закрытого акционерного общества "СудМаш-СЗ" представителя Мельниковой Т.К. (доверенность от 16.04.2004 N 4), от Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 8 по Санкт-Петербургу заместителя начальника юридического отдела Габуковой Е.В. (доверенность от 03.02.2005), рассмотрев 09.03.2005 в открытом судебном заседании кассационную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 8 по Санкт-Петербургу на решение от 21.06.2004 (судья Згурская М.Л.) и постановление апелляционной инстанции от 25.11.2004 (судьи: Петренко Т.И., Фокина Е.А., Звонарева Ю.Н.) Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области по делу N А56-11620/04, установил:

Закрытое акционерное общество "СудМаш-СЗ" (далее - общество) обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением о признании недействительными пунктов 2 и 3 резолютивной части решения Межрайонной инспекции Министерства Российской Федерации по налогам и сборам N 8 по Санкт-Петербургу (далее - инспекция) от 29.12.2003 N 14/11722 и об обязании налогового органа в целях устранения допущенных нарушений прав и законных интересов возвратить из бюджета 1795995 руб. налога на добавленную стоимость (далее - НДС) за январь-март 2003 года на расчетный счет налогоплательщика (с учетом уточнения заявленных требований).

Решением суда от 21.06.2004 заявленные обществом требования удовлетворены полностью.

Постановлением апелляционной инстанции от 25.11.2004 решение суда изменено. Суд апелляционной инстанции признал недействительным оспариваемое решение налогового органа в части доначисления 9495625 руб. НДС и восстановления 7563572 руб. налога за сентябрь-декабрь 2002 года, и отказал в удовлетворении остальной части заявленных обществом требований (с учетом исправления определением суда от 01.02.2005 опечатки, допущенной в резолютивной части постановления).

В кассационной жалобе инспекция просит отменить решение суда и постановление апелляционной инстанции и принять по делу новый судебный акт, ссылаясь на неправильное применение судебными инстанциями норм материального и процессуального права, и неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела. По мнению подателя жалобы, решение налогового органа от 29.12.2003 N 14/11722 в оспариваемой части является законным и обоснованным, поскольку установленные инспекцией в ходе проведения выездной налоговой проверки обстоятельства свидетельствуют о намеренных действиях общества, направленных на неправомерное возмещение из бюджета НДС, так как при отсутствии объекта налогообложения по операциям, связанным с реализацией импортируемого товара на территории Российской Федерации, и непогашении займов, полученных от организаций, уплативших вместо общества налог таможенным органам, общество предъявляет к вычету суммы НДС. Инспекция считает, что поскольку в ходе проведения выездной налоговой проверки установлены дополнительные обстоятельства, подтверждающие правомерность отказа обществу в возмещении НДС за период с сентября по декабрь 2002 года, то судебные инстанции неправомерно применили положения пункта 2 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ), сославшись на преюдициальную силу судебных актов, принятых по делу N А56-188866/03. Податель жалобы также указывает, что суд апелляционной инстанции необоснованно признал правомерность отказа обществу в возмещении НДС только за январь-март 2003 года, поскольку за сентябрь-декабрь 2002 года заявителю отказано в возмещении по тем же основаниям. Кроме того, по мнению инспекции, суд первой инстанции неправомерно отклонил ее ходатайство о признании сделок, совершенных от имени общества неуполномоченными лицами, недействительными.

В отзыве на кассационную жалобу общество просит оставить ее без удовлетворения, а принятое по делу постановление апелляционной инстанции без изменения, считая его законным и обоснованным.

В судебном заседании представитель инспекции поддержал доводы кассационной жалобы, а представитель общества - возражения на них.

Заявленное инспекцией в порядке статей 41 и 48 АПК РФ ходатайство о замене ее как стороны в арбитражном процессе на процессуального правопреемника - Межрайонную инспекцию Федеральной налоговой службы N 8 по Санкт-Петербургу в связи с реорганизацией налоговых органов удовлетворено судом кассационной инстанции.

Законность обжалуемых судебных актов в пределах доводов жалобы налогового органа проверена в кассационном порядке.

Как следует из материалов дела, инспекция провела выездную налоговую проверку обоснованности возмещения обществом из бюджета НДС за 2002 год и первое полугодие 2003 года, по результатам которой составила акт без даты и без номера и с учетом возражений налогоплательщика, а также после проведения дополнительных мероприятий налогового контроля, приняла решение от 29.12.2003 N 14/11722 об отказе в привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения. Пунктом 2 резолютивной части данного решения инспекция восстановила для бюджета и доначислила обществу 9495625 руб. НДС, в том числе 7563572 руб. за сентябрь-декабрь 2002 года и 1932053 руб. этого налога - за январь-март 2003 года. Пунктом 3 названного решения инспекция предложила обществу внести исправления в бухгалтерский учет.

Основанием для восстановления в бюджет и доначисления обществу названных сумм НДС послужило то, что в ходе проведения проверки инспекция установила заключение обществом сделок в период с сентябрь 2002 года по февраль 2003 года неуполномоченным лицом - Нестеровой Н.С. Данное обстоятельство, по мнению налогового органа, влечет за собой недействительность сделок и, соответственно, неправомерность возмещения из бюджета НДС, уплаченного при их совершении. Кроме того, налоговый орган сослался на результаты встречных проверок контрагентов общества, согласно которым большинство организаций не представляет налоговую отчетность, а проведенный инспекцией анализ дебиторской и кредиторской задолженности общества свидетельствует "о его намеренных действиях, направленных на создание ситуации неправомерного возмещения из бюджета НДС, и о его недобросовестности как налогоплательщика, что влечет ничтожность совершенных им сделок как противных основам правопорядка в соответствии с положениями статьи 169 Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - ГК РФ).

Общество не согласилось с пунктами 2 и 3 резолютивной части решения инспекции от 29.12.2003 N 14/11722 и обратилось в арбитражный суд с настоящим заявлением.

Кассационная инстанция считает, что суд первой и апелляционной инстанций, установив фактические обстоятельства дела, правомерно признал оспариваемое решение налогового органа в части доначисления обществу 9495625 руб. НДС и восстановления для бюджета 7563572 руб. налога за сентябрь-декабрь 2002 года недействительным, в связи с чем не находит оснований для отмены принятых по делу судебных актов.

Судебные инстанции установили, и материалами дела подтверждается, что с сентября 2002 года по март 2003 года общество осуществляло ввоз товаров на таможенную территорию Российской Федерации с целью их дальнейшей реализации.

При ввозе товаров заявитель уплатил в составе таможенных платежей НДС, и, следовательно, в представленных в налоговый орган декларациях по этому налогу отразил фактически уплаченные суммы НДС в качестве налоговых вычетов, заявив к возмещению из бюджета суммы налога, составляющие положительную разницу между общей суммой НДС, исчисленной по операциям, признаваемым объектом налогообложения в соответствии с подпунктами 1-2 пункта 1 статьи 146 НК РФ, и суммой налоговых вычетов.

В силу подпункта 4 пункта 1 статьи 146 НК РФ операции по ввозу товаров на таможенную территорию Российской Федерации признаются объектом обложения НДС.

Согласно положениям статьи 171 НК РФ налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 НК РФ, на установленные данной статьей налоговые вычеты.

Вычетам подлежат суммы налога, уплаченные налогоплательщиком при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, в том числе в таможенном режиме выпуска для свободного обращения в отношении товаров (работ, услуг), приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 НК РФ, за исключением товаров, предусмотренных пунктом 2 статьи 170 данного Кодекса; товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи.

Согласно части второй пункта 1 статьи 172 НК РФ вычетам подлежат суммы НДС, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) либо фактически уплаченные им при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг), с учетом особенностей, предусмотренных названной статьей, и при наличии соответствующих первичных документов.

Исходя из смысла названных норм Кодекса право налогоплательщика на возмещение из бюджета НДС обусловлено фактом уплаты им суммы НДС таможенным органам при ввозе товара на таможенную территорию Российской Федерации и фактом принятия этого товара на учет, а правовое значение такого возмещения - компенсация налогоплательщику затрат по уплате установленного законом налога.

Таким образом, для реализации предусмотренного пунктом 1 статьи 172 НК РФ права налогоплательщик должен представить доказательства понесенных им затрат по уплате НДС при ввозе товара на таможенную территорию Российской Федерации и принятия указанных товаров к учету.

Суд первой и апелляционной инстанций, исследовав представленные в материалы дела документы, пришел к выводу о том, что общество выполнило все вышеуказанные условия, необходимые для применения в сентябре-декабре 2002 года налоговых вычетов.

При этом судебные инстанции, признавая за обществом право на возмещение из бюджета НДС за указанные периоды, правомерно исходили также из того, что решением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 14.08.2003 по делу N А56-18866/03, оставленным без изменения постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 06.02.2004, уже подтверждена правомерность возмещения обществу НДС за сентябрь-декабрь 2002 года.

Довод жалобы инспекции о том, что судебные инстанции неправомерно применили положения пункта 2 статьи 69 АПК РФ, сославшись на преюдициальную силу судебных актов, принятых по делу N А56-188866/03, поскольку в ходе проведения выездной налоговой проверки были установлены дополнительные обстоятельства, подтверждающие правомерность отказа обществу в возмещении НДС за период с сентября по декабрь 2002 года, не может быть признан обоснованным, поскольку суд первой и апелляционной инстанций полно и всесторонне исследовал все обстоятельства, послужившие основанием для принятия налоговым органом оспариваемого решения.

Так, судебные инстанции, установив, что Нестерова Н.С. в период с 15.08.2002 по 31.03.2003, согласно представленным в материалы дела протоколам общего собрания акционеров общества, являлась генеральным директором общества, обоснованно отклонили довод налогового органа о том, что все заключенные обществом сделки в период с сентября 2002 года по февраль 2003 года подписаны неуполномоченным лицом.

При этом суд первой и апелляционной инстанций также правомерно указал на то, что указанные сделки в судебном порядке не оспорены и не признаны недействительными.

Кроме того, инспекция не учитывает, что в силу статьи 183 ГК РФ подписание сделки неуполномоченным лицом не влечет ее недействительность, а подразумевает наступление иных последствий, связанных с тем, что при отсутствии полномочий действовать от имени другого лица или при превышении таких полномочий сделка считается заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица, если только другое лицо (представляемый) впоследствии прямо не одобрит данную сделку.

Согласно части 2 названной статьи Кодекса последующее одобрение сделки представляемым создает, изменяет и прекращает для него гражданские права и обязанности по данной сделке с момента ее совершения. Причем одобрение сделки может быть совершено в любой форме, в том числе и путем фактического их исполнения.

В данном случае факт исполнения обществом сделок, заключенных Нестеровой Н.С., налоговым органом не оспаривается.

Кассационная инстанция считает, что судебные инстанции правомерно отклонили и ссылку инспекции на непредставление заявителем расшифровок дебиторской и кредиторской задолженности общества и актов сверок расчетов с дебиторами и кредиторами, указав на то, что требования налогового органа о представлении названных документов не соответствуют действующему законодательству, так как их оформление является правом налогоплательщика, а не обязанностью.

Также суд первой и апелляционной инстанций обоснованно счел несостоятельными и доводы инспекции о том, что согласно ответам налоговых органов на запросы о проведении встречных проверок контрагентов общества, направленных в рамках проведения дополнительных мероприятий налогового контроля, большинство указанных организаций не представляет налоговую отчетность.

Налоговый орган не указывает, каким образом эти обстоятельства в силу норм главы 21 НК РФ влияют на возникновение у налогоплательщика права на применение налоговых вычетов и возмещение НДС из бюджета, связанного с фактической уплатой данного налога при ввозе товара на таможенную территорию Российской Федерации, поскольку инспекция в ходе проверки не выявила неправильного отражения обществом в представленных за проверяемый период налоговых декларациях сумм налога, исчисленных с реализации товаров на внутреннем рынке.

Конституционный суд Российской Федерации в определении от 16.10.2003 N 329-О разъяснил, что истолкование статьи 57 Конституции Российской Федерации в системной связи с другими положениями Конституции Российской Федерации не позволяет сделать вывод, что налогоплательщик несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет. По смыслу положения, содержащегося в пункте 7 статьи 3 Налогового кодекса Российской Федерации, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности. Правоприменительные органы не могут истолковывать понятие "добросовестные налогоплательщики" как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством.

Согласно статье 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований или возражений.

При этом в силу пункта 5 статьи 200 АПК РФ обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого решения, возлагается на орган, который принял данное решение.

В доводах кассационной жалобы инспекция ссылается на то, что в период с сентября 2002 года по март 2003 года заявитель уплатил суммы НДС таможенным органам за счет заемных денежных средств, не возвращенных ни на момент применения налоговых вычетов, ни на момент рассмотрения настоящего спора в арбитражном суде.

Согласно пункту 1 статьи 11 НК РФ институты, понятия и термины гражданского, семейного и других отраслей законодательства Российской Федерации, используемые в Налоговом кодексе Российской Федерации, применяются в том значении, в каком они используются в этих отраслях законодательства, если иное не предусмотрено Кодексом.

В соответствии со статьей 807 ГК РФ по договору займа одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги.

Таким образом, налоговый орган не учитывает, что денежные средства, полученные обществом по договорам займа, в соответствии с приведенной нормой гражданского законодательства являются его собственными денежными средствами.

При этом кассационная инстанция отклоняет ссылку инспекции на правовую позицию Конституционного суда Российской Федерации, сформулированную в постановлении от 20.02.2001 N 3-П и в определении от 08.04.2004 N 169-О.

Конституционный суд Российской Федерации в постановлении от 20.02.2001 N 3-П и в определении от 08.04.2004 N 169-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью "Пром Лайн" на нарушение конституционных прав и свобод положением пункта 2 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации", анализируя составные элементы механизма расчета итоговой суммы НДС, подлежащей уплате в бюджет, указал, что под фактически уплаченными поставщикам суммами налога на добавленную стоимость подразумеваются реально понесенные налогоплательщиком затраты (в форме отчуждения части имущества в пользу поставщика) на оплату начисленных поставщиком сумм налога. Поэтому для признания тех или иных сумм НДС фактически уплаченными поставщикам в целях принятия их к вычету при исчислении итоговой суммы налога, подлежащей уплате в бюджет, требуется установление не только факта осуществления налогоплательщиком расходов на оплату начисленных ему сумм налога, но и характера произведенных налогоплательщиком затрат, а именно являются ли расходы на оплату начисленных ему сумм налога реальными затратами налогоплательщика.

Вместе с тем из содержания этих актов и определения Конституционного суда Российской Федерации от 08.04.2004 N 168-О в их совокупности следует, что занятая Конституционным судом Российской Федерации позиция направлена в первую очередь против тех недобросовестных налогоплательщиков, которые "с помощью инструментов, используемых в гражданско-правовых отношениях, создают схемы незаконного обогащения за счет бюджетных средств", что может привести к нарушению публичных интересов в сфере налогообложения и к нарушению конституционных прав и свобод других налогоплательщиков".

Поскольку в силу пункта 7 статьи 3 НК РФ в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности налогоплательщика, то обязанность доказывать обнаружившуюся недобросовестность налогоплательщиков в порядке, установленном Налоговым кодексом Российской Федерации, возложена на налоговые органы.

В данном случае инспекция не доказала, что получение обществом денежных средств по договору займа в совокупности с иными обстоятельствами, которые налоговый орган установил в ходе проведения выездной налоговой проверки и на которые он ссылается в доводах кассационной жалобы, связано с наличием у него умысла, направленного на незаконное изъятие сумм НДС из бюджета путем создания схемы незаконного обогащения за счет бюджетных средств.

Как видно из материалов дела, инспекция не обращалась в арбитражный суд с заявлением в порядке статьи 161 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации о фальсификации обществом доказательств, связанных с приобретением импортируемых товаров, уплатой суммы НДС таможенным органам при их ввозе на таможенную территорию Российской Федерации и принятием их на учет, а также не представила доказательства наличия в действиях заявителя и его контрагентов согласованности, направленной на незаконное изъятие из бюджета сумм НДС при совершении сделок.

При недоказанности налоговым органом обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности налогоплательщика, сам по себе факт непогашения им сумм займа, в силу положений статьи 807 ГК РФ и норм главы 21 НК РФ, не может иметь правового значения для установления права налогоплательщика на применение налоговых вычетов.

Вместе с тем из материалов дела следует, что обстоятельства, связанные с непогашением заявителем займов в момент предъявления сумм НДС к вычету и возмещению, послужили основанием для изменения судом апелляционной инстанции решения суда первой инстанции и отказа заявителю в удовлетворении части требований, касающийся предъявления обществом к возмещению из бюджета 1795995 руб. НДС за январь-март 2003 года.

Однако общество в данной части постановление суда апелляционной инстанции не обжаловало, а следовательно, принятый по делу судебный акт в данной части пересмотру не подлежит.

Кроме того, признавая недействительным оспариваемое решение инспекции в части доначисления обществу 9495625 руб. НДС, заявленных налогоплательщиком в качестве налоговых вычетов в декларациях за сентябрь 2002 года - март 2003 года, судебные инстанции правомерно указали на то, что отказ налогоплательщику в применении налоговых вычетов не может повлечь доначисление НДС в размере заявленных налоговых вычетов, так как такое доначисление противоречит положениям статьи 173 НК РФ, поскольку в случае непризнания налоговым органом данных вычетов их сумма должна равняться "0", а соответственно, к уплате в бюджет может быть доначислена только та сумма налога, которая исчислена налогоплательщиком по операциям, признаваемым объектом налогообложения.

В силу пункта 1 статьи 286 АПК РФ суд кассационной инстанции проверяет законность решений и постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе, и возражений относительно жалобы.

При таких обстоятельствах, кассационная инстанция не находит оснований для отмены принятого по делу постановления апелляционной инстанции, и удовлетворения жалобы налогового органа.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьей 286, пунктом 1 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа постановил:

Постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 25.11.2004 по делу А56-11620/04 оставить без изменения, а кассационную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 8 по Санкт-Петербургу - без удовлетворения.

     Председательствующий
Л.И.Корабухина

Судьи:
Г.Г.Кирейкова
М.В.Пастухова

     Текст документа сверен по:
рассылка

Номер документа: А56-11620/04
Принявший орган: Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа
Дата принятия: 09 марта 2005

Поиск в тексте