• по
Более 54000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


АРБИТРАЖНЫЙ СУД г.МОСКВЫ

РЕШЕНИЕ

от 3 апреля 2006 года Дело N А40-7578/03-113-38


[Истцом не доказана противоправность действий причинителя вреда, а также причинно-следственная связь деяний ответчика с возникновением пожара в здании АТС и с причинением материального ущерба, поэтому заявленные истцом требования о взыскании с ответчика суммы убытков удовлетворению не подлежат]

___________________________________________________________________

Постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа от 7 сентября 2006 года N КГ-А40/8372-06 данное решение оставлено без изменения.

___________________________________________________________________


Резолютивная часть решения объявлена 27 марта 2006 года.

Полный текст решения изготовлен 3 апреля 2006 года.

Председательствующий ..., рассмотрев в судебном заседании дело по иску ОАО "Московская городская телефонная сеть" к ЗАО "Моспромстрой", 3-е лицо: 7 РОГПН УГПС по ЦАО г.Москвы, о взыскании 316577825 руб. 50 коп., установил:

Открытое акционерное общество "Московская городская телефонная сеть" обратилось в арбитражный суд с иском к закрытому акционерному обществу "Моспромстрой" о возмещении суммы ущерба в размере 227198228 руб.

Истцом заявлено ходатайство об уточнении исковых требований, и истец просит взыскать с ответчика сумму убытков в размере 316577825 руб. 50 коп., судебные издержки в размере 1300000 руб. и 1200000 руб. сумма, уплаченная за производство экспертизы, и 100000 руб. сумма госпошлины (л.д.81-96, т.40). Данное ходатайство судом удовлетворено протокольным определением от 05.12.2005 (л.д.87, т.41).

В обоснование заявленных требований истец ссылается на то, что 14.02.2003 произошел пожар на объекте Замоскворецкого телефонного узла - отделения ОАО "МГТС": АТС по ул.Щепкина, д.51, в результате которого повреждено здание, полностью или частично вышло из строя оборудование, находившееся на 4-6 этажах здания, что привело к длительному перерыву действия связи и значительному материальному ущербу. Факт пожара подтверждается актами, составленными как представителями истца, так и с привлечением сторонних организаций, докладными записками работников Замоскворецкого телефонного узла.

Как считает истец, причиной пожара является попадание высокого переменного напряжения на оборудование абонентских номеров 284-54-18 и 284-51-67 вследствие возгорания кабеля электропитания, проложенного в штаб строительства фирмы "Континент" ЗАО "Моспромстрой" и проходящего в зоне строительной площадки.

Как утверждает истец, указанный кабель электропитания был проложен в непосредственной близости от телефонного кабеля и соприкасался с ним. Возгорание электропитающего кабеля вызвало оплавление изоляционной оболочки телефонного кабеля и, как следствие, - соприкосновение токонесущих жил и жил абонентских пар. Данные абонентские номера используются фирмой "Континент" ЗАО "Моспромстрой" и включены по адресу: пр-т Мира, д.15"а". По указанному адресу обнаружен оплавленный воздушный участок телефонного кабеля ТПП 20Истцом не доказана противоправность действий причинителя вреда, а также причинно-следственная связь деяний ответчика с возникновением пожара в здании АТС и с причинением материального ущерба, поэтому заявленные истцом требования о взыскании с...2Истцом не доказана противоправность действий причинителя вреда, а также причинно-следственная связь деяний ответчика с возникновением пожара в здании АТС и с причинением материального ущерба, поэтому заявленные истцом требования о взыскании с...0,5, проложенный в штаб строительства.

Причина пожара установлена на основании акта, составленного 15.02.2003 с представителем фирмы ЗАО "Моспромстрой", объяснений свидетелей, докладных записок работников Замоскворецкого телефонного узла. Работы по ремонту здания АТС, восстановлению и замене технологического оборудования проведены как силам истца, так с привлечением сторонних организаций.

В судебном заседании истец поддержал заявленные исковые требования.

Ответчик в отзыве на исковое заявление возражает в удовлетворении исковых требований, указывая на то, что истцом не доказана противоправность причинителя вреда, а также причинно-следственная связь между деянием ответчика с возникновением пожара в здании АТС 14.02.2003 и, тем более, с причинением материального ущерба, а также размер ущерба.

3-е лицо в отзыве на исковое заявление возражает в удовлетворении исковых требований, указывая на то, что здание АТС не было оснащено установками автоматической пожарной сигнализации, чем нарушен п.4.16 НПБ 110-99 "Перечень зданий, сооружений, помещений и оборудования, подлежащих защите автоматическими установками тушения и обнаружения пожара)..." - пункт N 9 предписания ГПН N 105 от 14.10.2002; персонал АТС не был ознакомлен с Правилами пожарной безопасности, не имел инструкции о порядке действий в случае пожара (нарушены п.п.1.1.3, 1.2.3, 1.9.4, раздел 1.10 ППБ-01-93)..." - пункты N 15, 21, 24 предписания ГПН N 105 от 14.10.2002, не было осуществлено предусмотренное ППБ 01-93 аварийное отключение электропитания оборудования АТС, не были выполнены уплотнения отверстий и зазоров в местах пересечения противопожарных стен, перекрытий и ограждающих конструкций с электропроводами и кабелями, различными инженерными и технологическими коммуникациями; не была выполнены система дымоудаления; в помещении 4-го этажа, где возник пожар, не была обеспечена возможность использования дежурным персоналом исправных и в необходимом количестве первичных средств пожаротушения.

Как указывает 3-е лицо, указанные нарушения были подтверждены пожарно-технической экспертизой, назначенной определением Арбитражного суда г.Москвы. Невыполнение перечисленных мероприятий в части обеспечения пожарной безопасности, по мнению 3-го лица, способствовало возникновению и развитию пожара. Кроме того, как указывает 3-е лицо, истцом были предприняты меры по уничтожению следов очага пожара, и как следствие, невозможность точно установить причину пожара.

Рассмотрев заявленные требования, выслушав истца, ответчика, экспертов, свидетелей, исследовав и оценив представленные доказательства, суд не находит правовых оснований для удовлетворения исковых требований.

Как следует из материалов дела, 14.02.2003 произошел пожар на объекте Замоскворецкого телефонного узла - отделения ОАО "МГТС": АТС по ул.Щепкина, д.51, в результате которого повреждено здание, полностью или частично вышло из строя оборудование, находившееся на 4-6 этажах здания, что привело к длительному перерыву действия связи и значительному материальному ущербу.

Для установления причин пожара определением арбитражного суда от 10.07.2003 была назначена пожарно-техническая экспертиза, производство которой было поручено Академии государственной противопожарной службы МЧС России с привлечением к проведению исследований экспертов ОАО "НИИпроектэлектромонтаж" Феськова Е.М. и Кудрявцева Г.В.

По итогам проведения исследований было подготовлено два заключения экспертов - экспертное заключение Академии государственной противопожарной службы МЧС России (л.д.1-83, т.9) и экспертное заключение ОАО "НИИпроектэлектромонтаж" (л.д.84-122).

Как отмечает суд, экспертное заключение специалистов ОАО "НИИпроектэлектромонтаж" Феськова Е.М. и Кудрявцева Г.В. истцом используется в качестве доказательства, подтверждающего вину ЗАО "Моспромстрой". Экспертное же заключение Академии государственной противопожарной службы МЧС России в части установления причин пожара истцом во внимание не принимается, что не верно.

Суд оценивает все имеющиеся в материалах дела доказательства в совокупности.

Составление двух заключений вызвано тем, что, несмотря на то, что на протяжении всего времени с момента назначения указанной экспертизы работа по изучению материалов дела, обследованию объектов, проведению экспериментальных исследований велась всеми экспертами совместно, однако, на этапе подведения итогов проведенного исследования и формулирования выводов обнаружилось существенное расхождение позиций экспертов в толковании результатов проведенных исследований и форме выводов, формулируемых на основе имеющихся материалов дела.

Как уже отмечалось ранее, при исследовании материалов, а также при иных мероприятиях, проводившихся в рамках назначенной экспертизы, все эксперты принимали совместное участие. Эксперты совместно производили исследование вероятных причин пожара, описанных в Техническом заключении по исследованию пожара ИПЛ УГПС г.Москвы, однако только специалисты ОАО "НИИпроектэлектромонтаж" Феськов Е.М. и Кудрявцев Г.В. в своих выводах категорически указали, что причиной пожара явилось возгорание абонентского комплекта, в стативе АКАВ 51, расположенном на 4-м этаже здания АТС, в результате появления на абонентской линии 2845167 этого статива стороннего напряжения.

Экспертами Академии государственной противопожарной службы МЧС России были рассмотрены все версии причин пожара, в том числе (т.9, л.д.27-30) в заключении экспертов Академии государственной противопожарной службы МЧС России: тепловое проявление электрического тока при аварийных режимах работы в электронных блоках внутри статива АКАВ N 51; тепловое напряжение электрического тока при аварийных режимах работы в кабеле с алюминиевыми жилами, который проходил над стативом АКАВ N 51; тепловое проявление на решетке над стативом АКАВ N 51; тепловое проявление электрического тока при аварийных режимах работы в люминесцентном светильнике, расположенном в проходе около статива АКАВ N 51; применение открытого источника огня инициатором горения, однако, в связи с практически полным отсутствием в распоряжении экспертов материальных объектов - следов происшествия - ни одна из вышеизложенных версий не были приняты как основная причина пожара.

Согласно заключению экспертов Академии ГПС, очаговыми зонами пожара могли явиться как абонентские комплекты внутри статива АКАВ N 51, на 4-м этаже здания АТС, так и место расположения люминесцентного светильника над проходом у этого статива, а также зона над ним.

Невозможность однозначно указать очаг пожара, по их мнению, обусловлена изменением исходной обстановки на момент проведения следственного осмотра (был произведен демонтаж проводов над очагом, осветительной арматуры и проводов, очищен пол вокруг стойки и т.д.). И поскольку невозможно определить однозначно место, в котором началось горение, то и установить точную причину возникновения пожара в здании АТС, по их мнению, также невозможно. В качестве вероятной причины экспертами Академии ГПС указано возможное попадание повышенного напряжения на платы абонентного комплекта статива АКАВ N 51 (в этой части вывод о причине пожара экспертов Академии ГПС и экспертов ОАО совпадают).

Однако, по мнению экспертов Академии ГПС, попадание повышенного напряжения могло произойти не только извне, по любой из абонентских линий (таких абонентских линий к стативу АКАВ N 51 подходило около 100), так и изнутри - из здания АТС, например, в результате короткого замыкания в силовых кабелях с алюминиевыми жилами над этим стативом, либо в результате возгорания конструктивных элементов и проводов питания люминесцентного светильника, находившегося рядом с этим стативом и освещавшего проход.

Также экспертами Академии ГПС не исключается возможность возгорания оборудования статива АКАВ N 51 от открытого источника огня с применением какой-либо горючей жидкости.

Между тем, аргументы, которые приведены в заключении ОАО "НИИпроектэлектромонтаж" (т.9), опровергающие выдвинутые специалистами ИПЛ УГПС МЧС России г.Москвы в Техническом заключении по исследованию пожара от 28.02.2003 содержат ряд неточностей. Так, эксперты ссылаются на свойства кабелей, благодаря которым протекание по жиле тока любой величины не может вызвать как возгорания кабеля в одних случаях (версия 3 и 4), так и распространение горения вниз при вертикальном расположении кабелей в другом случае (версия 2). Также эксперты НИИ отвергли возможность возгорания статива АКАВ 51 путем попадания на него огня через горящие кабели, однако, эксперты не приняли во внимание иной возможности, возгорания статива (попадание тока высокого напряжения через указанные кабели на статив и, как следствие, возгорание статива в результате работы оборудования в аварийных режимах). Возможность такого возгорания нашло свое отражение в заключении экспертов Академии государственной противопожарной службы МЧС России (заключение - стр.28-30, т.9).

В своем заявлении об уточнении исковых требований истец утверждает, что ток в трос, к которому был подвешен кабель, попал через крышу здания фирмы "Континент", а появление переменного напряжения на крыше обусловлено повреждением кабеля временной или переносной сети электроснабжения. В обоснование указанной позиции истец ссылается на заключение экспертов ОАО "НИИпроектэлектромонтаж" (заключение - стр.21, л.д.84-122, т.9). Однако, после осмотра здания и проведения "замеров сопротивления, выполненных спустя значительное время после возгорания телефонного кабеля, достоверно установить, на крышу какого здания было подано напряжения, невозможно" (заключение - стр.16, л.д.84-122, т.9). Вывод о том, что напряжение было подано на крышу здания фирмы "Континент", мотивируется только тем, что если бы напряжение было подано на крышу здания УВД, то после обрыва (перегорания) троса исчезло, было и стороннее напряжение на абонентских линиях. Данный вывод противоречит результатам обследования, указанным выше, и строится на предположении, следовательно, не является достоверным доказательством.

Утверждение истца о том, что появление на крыше здания фирмы "Континент" напряжения переменного тока и обусловлено повреждением кабеля временной или переносной сети электроснабжения строительной площадки основывается на объяснении начальника комендатуры спец. полка по охране объектов МВД России Журавлева Р.Г. от 17.02.2003, в котором он поясняет, что "...находясь на своем рабочем месте по адресу: пр.Мира, д.15в, примерно с 16 до 17 часов ко мне в дежурную часть обратился представитель подразделения, выполняющего работы по реконструкции здания по адресу: проспект Мира, д.15, с просьбой допустить в здание своего рабочего, для того, чтобы он получил кабель электрический, который протянут по крыше нашего флигеля. Со слов представителя, этот кабель горел или искрил. В связи с невозможностью доступа внутрь здания, рабочие покинули флигель и вышли на улицу. Через некоторое время, выйдя на улицу, я обратился к представителю подрядчика с вопросом, как обстоят дела с кабелем, он ответил, что кабель потушен" (заключение - стр.9-10, проведенной в рамках уголовного дела N 3932, т.18).

Если принять за соответствующие действительности обстоятельства, указанные в объяснительной записке, то получается, что между двумя зданиями было проложено два кабеля - один телефонный, другой электрический, которые горели и искрили. Однако это противоречит как объяснениям иных лиц, имеющимися в деле, так и обследованиям, проведенным экспертами, а также результатам осмотра, проведенного дознавателем 7-го РОГПН УГПС ЦАО г.Москвы майором внутренней службы Воробьевым В.А. Кроме того, указанным выше свидетелем не уточняется, где крепился данный кабель, для чего он предназначался и как он был демонтирован (в связи с невозможностью доступа во внутрь здания УВД).

Для выяснения возможной пространственной и электрической связи телефонного кабеля ТПП и силовых электрических кабелей и месте расположения строения 1, 2 по проспекту Мира, д.15, экспертами, в рамках назначенной арбитражной судом экспертизы, был проведен их осмотр. Осмотр показал, что каких-либо признаков того, что в местах прохождения электрических кабелей имелись бы следы, характерные для ранее происходивших аварийных явлений (типа разбрызгивания металла, при котором замыкании, локальных окончаний стен при выгорании изоляции кабелей и т.п.), а также каких-либо следов, указывающих на возможность выхода электрического напряжения на металлические конструкции, в частности на кровли строений, не имеется (заключение академии - стр.13, 36, т.9).

С той же целью экспертами был проведен анализ схем и другой имеющейся документации на электрохозяйство фирмы "Континент" в соответствии с рабочим проектом временного электроснабжения механизации строительства комплекса зданий военного комиссариата, по адресу: проспект Мира, д.15, стр.15А, строения 1, 2. Из проанализированной документации, а также с учетом результатов проведенного экспертами осмотра было установлено, что электроустановка по указанному адресу была спроектирована в соответствии с действующими требованиями; принята в эксплуатацию Госэнергонадзором по месту 19.12.2002, то есть менее чем за два месяца до происшествия. Энергоснабжение объекта реконструкции осуществлялось по временной схеме от комплектной трансформаторной подстанции по системе 380/220 В с глухоземельной нейтралью. Все электрооборудование выполнено в соответствии с утвержденной Управлением государственного энергетического надзора по г.Москве проектной документацией, включающей схему электроснабжения объекта, договор энергоснабжения, акт по разграничению балансовой принадлежности и эксплуатационной ответственности электроустановок, акт проверки мощности электроустановки и др. По имеющимся схемах и проектным описаниям, а также по результатам фактического осмотра электрооборудования, соответствует требованиям ПУЭ (заключение академии - стр.13, 36, т.9).

В качестве доказательства попадания постороннего напряжения со стороны номера, закрепленного за фирмой "Континент" истцом представлено объяснение работников ОАО "МГТС" о способе установления номера абонентской линии, на котором появилось стороннее напряжение. В котором указано, что постороннее напряжение на абонентской линии номера 284 51 67 было обнаружено в 3 ч. 40 м. 15.02.2003 (заключение эксперта ГУ РФЦСЭ при Минюсте РФ Саклантия А.Р. - стр.16, т.18), однако уже в 8 часов 15.02.2003 при повторной "прозвонке" указанных абонентских линий было установлено, что переменное напряжение на этих данных отсутствует (заключение НИИ - стр.17, т.9).

Обстоятельства, приведенные выше с учетом того, что в здании АТС произошел крупный пожар, и к этому времени было пролито большое количество воды, и были включены электросети напряжением 220 В (в объяснении МГТС от 04.03.2004 указано, что к моменту прозвонки было включено электроосвещение), не позволяют полностью исключить возможность того, что напряжение в кросс могло попасть и по каким-либо поврежденным в результате пожара линиям связи изнутри здания АТС (заключение академии - стр.37, 39, т.9), а также ставят под сомнение как возможности обнаружения напряжения на абонентской линии тем способом, который был применен работниками ЗаТУ, так и достоверность полученных сведений (так как сведения представлены заинтересованной стороной).

Вместе с тем, возникает вопрос, почем постороннее напряжение было выявлено на абонентской линии номер 2845167 (статив 51), притом, что к стройплощадке (по той де схеме) были подключены еще два номера - 284 54 18 (статив 44) и 284 44 46 (статив 54).

Кроме того, истец ставит вопрос о принадлежности телефонного кабеля, хотя в соответствии с нормативно-правовыми документами (Правила предоставления услуг связи), ответственность за линию связи вплоть до вводной коробки, в частности и в строении 1, где располагался штаб строительства, несет компания, оказывающие услуги связи. Ответвление телефонного кабеля от соседнего строения и ввод в строение 1 должен выполняться и обслуживаться компаний связи, в данном случае - МГТС. Эта компания оказывает услуги телефонной связи абоненту - фирме "Континент" ЗАО "Моспромстрой" согласно договору N 18435 от 19.01.99, согласно п.2.3.4 которого на абонента возлагается обязанность содержать в исправном состоянии абонентскую линию и абонентские устройства.

Довод истца о том, что ответчиком допущены нарушения требований по эксплуатации и обслуживанию кабеля признается судом необоснованным, поскольку документально не подтверждено, какие конкретно нарушения допущены ответчиком и в какой причинно-следственной связи они находятся с рассматриваемыми событиями.

Все вышесказанное ставит под сомнения категорическое утверждение истца о наличии причинной связи между осуществляемой ответчиком деятельности по эксплуатации электросетей и возникновением пожара на АТС Замоскворецкого телефонного узла, более того, указанная причинная связь не доказана. Истцом не доказано, что электросеть ответчиком эксплуатировалась с нарушениями. Истцом не установлены и представлены суду обстоятельства, свидетельствующие о том, что имелись случаи работы электросети в аварийных режимах.

Кроме того, в результате экспертиз, приведенных в рамках уголовного дела N 3932, возбужденного по факту пожара в помещении АТС в доме 51/4 по улице Щепкина, в том числе экспертизы, проведенной ГУ Российский Федеральный Центр Судебной Экспертизы при Минюсте РФ (заключение - стр.43, л.д.92, т.18), а также экспертизы, назначенной Арбитражным судом г.Москвы и проведенной Академией государственной противопожарной службы МЧС России (л.д.50, т. 9) было установлено, что "определить механизм заноса напряжения на стальной трос не представляется возможным".

Истец в подтверждении версии причины возникновения пожара, описанном в данном заявлении, ссылается, помимо заключения экспертов Феськова Е.М. и Кудрявцева Г.В., на заключение эксперта ГУ Российский Федеральный Центр Судебной Экспертизы при Минюсте РФ Саклантия А.Р. (л.д.50-93, т.18). В выводах Саклантия А.Р. указано: "Причиной пожара, происшедшего 14.02.2003 в здании АТС по адресу: г.Москва, ул.Щепкина, 51/4, стр.2, явилось тепловое проявление электротока при аварийном режиме в электросхеме абонентского комплекта, смонтированного на печатной плате, установленной в нижней части статива. Наиболее вероятно данный аварийный режим стал следствие заноса высокого переменного напряжения на стальной трос, к которому был подвешен телефонный кабель, проложенный "воздушкой" между двухэтажными строениями 1 и 2 д.15а по проспекту Мира и т.д." (л.д.91, т.18). Таким образом, вывод указанного эксперта носит вероятностный характер и не дает достоверных и непосредственных сведений о фактах и обстоятельствах, составляющих предмет доказывания, и не может быть положен в основу решения.

Вместе с тем, согласно ст.1079 ГК РФ, юридические лица, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения и т.д.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности. Для возложения данной ответственности необходимы три условия: 1. наступление вреда; 2. противоправность поведения причинителя вреда; 3. наличие причинной связи между противоправным поведением причинителя вреда и наступлением вреда. Однако истцом не представлено суду доказательств, подтверждающие противоправность поведения причинителя вреда, более того, не установлен сам субъект, причинивший вред истцу, так как экспертиза, проведенная в рамках настоящего дела, а также экспертизы, проведенные в рамах уголовного дела, не смогли определить механизм заноса напряжения (заключение экспертов ОАО "НИИпроектэлектромонтаж", абз.5, стр.16, л.д.84-122, т.9; заключение экспертов Академии государственной противопожарной службы МЧС России, посл. абзац, стр.15, л.д.1-83, т.9; заключение экспертизы, проведенной ГУ Российский Федеральный Центр Судебной Экспертизы при Минюсте РФ, стр.92, 43, т.18). Таким образом, отсутствует состав правонарушения, необходимый для наступления ответственности.

В подтверждение исковых требований, обосновывающих размер ущерба, истцом представлен акт проверки технического состояния оборудования, пострадавшего в результате пожара от 25.02.2003, и акт обследования здания, помещений и территории АТС-281 ЗТУ. Указанные акты составлены представителями (работниками) заинтересованной стороны - истца. Актов с участием незаинтересованных лиц представлено не было.

В перечне оборудования не указано, как, каким образом и с помощью каких контрольно-измерительных приборов и других технических средств оно тестировалось при решении вопроса о его пригодности или непригодности к использования.

Отсутствуют даже фотографии оборудования, из которых можно было бы составить представление о реальных убытках.

Кроме того, представленный перечень оборудования содержит большое число позицией, принадлежность которых к этажам здания АТС, где происходило горение, неочевидна, ничем объективно не подтверждена. В протоколе следственного осмотра места происшествий, который является главным документом, фиксирующим реальную картину последствий события, отсутствуют такие данные, нет полного перечня крупных единиц оборудования, которые повреждены по время пожара. Как известно из материалов дела, при пожаре была повреждена лишь часть оборудования (это видно, например, из описаний и фотографий в заключении экспертов специалистов ИПЛ УГПС г.Москвы, заключении экспертов Академии ГПС МЧС России). Поэтому нельзя признать обоснованным утверждение истца о том, что уничтожено все оборудование на нескольких этажах здания. Например, в акте обследования здания комиссией ОАО МГТС от 16.02.2003 отсутствуют какие-либо конкретные сведения: описания строятся по принципу "выявлено осаждение сажи", "повреждены телефонные кабели", "повреждено освещение" и т.д. При этом не указываются размеры и протяженность этих повреждений и отложений, не указывается, в какой степени это повлекло нарушение работоспособности оборудования, требуется восстановительный ремонт или полная замена оборудования.

Учитывая, что размер ущерба экспертами РФЦ СЭ при Министерстве юстиции РФ рассчитан исходя из стоимости оборудования перечисленного в Перечне поврежденного оборудования (приложение к акту проверки технического состояния оборудования, пострадавшего в результате пожара (л.д.2-71, т.2), а также с учетом вышеизложенного, заключение экспертов от 29.09.2005 N 409/20, 209/21А по данному делу не может являться бесспорным доказательством размера причиненного пожаром ущерба.

Таким образом, доказательства (заключение РФЦ СЭ при Министерстве юстиции РФ экспертов от 29.09.2005 N 409/20, 209/21А, в основе которых лежат недостоверные исходные данные ("акт технического состояния оборудования, пострадавшего в результате пожара" от 25.02.2003) не могут быть признаны достоверными.

Обращаем внимание на то обстоятельство, что в вышеуказанном перечне количество поврежденного оборудования по наименованию не указано, например инвентарный номер 71974 доп.126 (ст.4 перечня) указана плата 3 ВРД 5 ЗН 74519 ЕЗ года выпуска 1982, первоначальная стоимость 1817 руб. В таблице 4а к экспертному заключению (л.д.87) под тем же инвентарным номером указано 55 штук поврежденных плат и по каждому наименованию. Вместе с тем, как указано выше и доказывается всеми материалами дела, включая заключения экспертов, главной причиной причинения ущерба является не столько возникновение данного пожара, сколько его неконтролируемое развитие и распространение за пределы очага.

Как следует из заключения Академии ГПС МЧС России (л.д.1-83, т.9), организационно-технической причиной пожара в здании АТС явилось неприятие надлежащих мер противоаварийной и противопожарной защиты здания и оборудования АТС. При реализации такого рода мер, установленных соответствующими нормативными документами, аварийный режим в месте расположения статива АКАВ N 51 не вызвало бы пожара и связанного с ним материального ущерба, если бы здание и оборудование АТС отвечало противопожарным требованиям, а именно: оборудование телефонной связи АТС не было оснащено устройствами защиты от воздействия на него повышенного напряжения по абонентским линиям, сопряженного с потенциально опасными последствиями в виде нарушения работы средств связи и возникновения пожара, хотя такого рода устройства предусмотрены в качестве обязательных, при выполнении проектных, строительных и эксплуатационных работ, а также при разработке устройств защиты линейного оборудования местных телефонных сетей, введенных с 01.01.98 в Российской Федерации отраслевым стандартом связи ОСТ 45.80-96 "Устройства защиты линейного оборудования местных телефонных сетей от опасных напряжений и токов. Основные параметры"; - здание и оборудование АТС не было оснащено установками автоматической пожарной сигнализации, при наличии которых возгорание было бы своевременно обнаружено (согласно п.4.16 НПБ 110-99 "Перечень зданий, сооружений, помещений и оборудования, подлежащих защите автоматическими установками тушения и обнаружения пожара", помещения междугородных и городских телефонных станций подлежат обязательному оснащению установками автоматической пожарной сигнализации независимо от их площади); - персонал АТС не был ознакомлен с Правилами пожарной безопасности и не имел предусмотренной п.1.1.3 Правилами пожарной безопасности ППБ-01-93** инструкции о порядке действий в случае пожара, а также не был надлежащим образом подготовлен (обучен, проинструктирован) и оснащен предусмотренными в соответствии с Правилами пожарной безопасности ППБ-01-93** (п.п.1.2.3, 1.9.4, раздел 1.10) первичными средствами пожаротушения и индивидуальной защиты для сдерживания и ликвидации очага возгорания на начальной стадии развития (эти недостатки способствовали свободному развитию пожара от малого очага до крупных размеров); - не было осуществлено предусмотренное Правилами пожарной безопасности ППБ-01-93* (п.п.1.2.3) аварийное отключение электропитания оборудования АТС, в котором возник пожар, или иной аварийный режим (в действительности из-за не осуществленного отключения напряжения на оборудовании пожарные подразделения более 1,5 часов не могли приступить к тушению пожара, и в результате это обусловило возможность неконтролируемого развития пожара по зданию); - не были выполнены требуемые согласно Правилам пожарной безопасности ППБ-01-93** (п.п.1.3.2.5 и 1.4.8), а также п.7.11 СНиП 21.01-97* "Пожарная безопасность зданий и сооружений", п.3.18 СНиП 3.05.06-85 "Электротехнические устройства", п.2.1.58 Правил устройства электроустановок (ПУЭ) уплотнения отверстий и зазоров в местах пересечения противопожарных стен, перекрытий и ограждающих конструкций с электропроводами и кабелями, различными инженерными и технологическими коммуникациями (образовавшиеся отверстия и зазоры должны быть заделаны строительным раствором или другими негорючими материалами, обеспечивающими требуемый предел огнестойкости и дымогазонепроницаемость, с целью предотвращения распространения дыма и огня сквозь эти преграды); - не была выполнена система дымоудаления в соответствии с требованиями раздела 6 "Обеспечение безопасности людей" в СНиП 21-01-97* "Пожарная безопасность зданий и сооружений" и ГОСТ 12.1.004-91 "Пожарная безопасность. Общие требования" (из-за отсутствия системы дымоудаления не были обеспечены условия для безопасной эвакуации дежурного персонала и возможности осуществления им необходимых действий с использованием первичных средств пожаротушения в начальный период развития пожара, когда существовала реальная возможность ограничить его развитие); - в помещении 4-го этажа здания АТС, где возник пожар, не была обеспечена возможность использования дежурным персоналом исправных и в необходимом количестве предусмотренных Правилами пожарной безопасности ППБ-01-93** (обязательное приложение 3**) первичных средств пожаротушения.

Комплекс указанных обстоятельств, относящихся к отсутствию мер надлежащей противоаварийной и противопожарной защиты оборудования и здания АТС, обусловил как возникновение горения, так и, в особенности, его развитие в пожар. Это мнение экспертов согласуется и с позицией 3-го лица - 7-го Регионального отдела государственного пожарного надзора УГПСС ЦАО г.Москвы, осуществляющего надзор за выполнением истцом требований пожарной безопасности в здании АТС.

С учетом вышеизложенного, суд считает, что истцом не доказана противоправность причинителя вреда, а также причинно-следственная связь деяний ответчика с возникновением пожара в здании АТС 14.02.2003, тем более, с причинением материального ущерба.

При указанных обстоятельствах заявленные истцом требования о взыскании с ответчика суммы убытков удовлетворению не подлежат.

Расходы по уплате госпошлины по иску на основании ст.ст.102, 110 АПК РФ относятся на истца.

На основании ст.ст.12, 15, 1064 ГК РФ, ФЗ РФ, руководствуясь ст.ст.4, 65, 110, 167-170, 176 АПК РФ, 333.40 НК, арбитражный суд решил:

В удовлетворении исковых требований отказать.

Решение может быть обжаловано в Девятый арбитражный апелляционный суд в течение месяца со дня его принятия.



Судья
...

     
     
     
Текст документа сверен по:
рассылка
     

Номер документа: А40-7578/03-113-38
Принявший орган: Арбитражный суд города Москвы
Дата принятия: 03 апреля 2006

Поиск в тексте