• по
Более 58000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

     
ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД УРАЛЬСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 17 ноября 2003 года Дело N Ф09-3840/03АК


[Поскольку в спорных требованиях налоговая инспекция запросила документы, которые не имеют прямого отношения к форме налогового контроля - камеральной проверке, т.е. превысила свои полномочия, предусмотренные п.4 ст.88 НК РФ, требования заявителя удовлетворены]
(Извлечение)

Федеральный арбитражный суд Уральского округа по проверке в кассационной инстанции законности решений и постановлений арбитражных судов субъектов Российской Федерации, принятых ими в первой и апелляционной инстанциях, в составе: председательствующего ..., судей: ..., рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу Инспекции Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по Дзержинскому району г.Оренбурга (далее - инспекция) на решение от 18.08.2003 Арбитражного суда Оренбургской области по делу N А47-6582/03 по заявлению открытого акционерного общества "Оренбургэнерго" (далее - общество) о признании недействительными ненормативных актов инспекции.

В судебном заседании приняли участие представители: заявителя - Кодякова Т.В., вед. бухгалтер, доверенность от 15.07.2003 N 465-23, Касаткина Е.В., юрисконсульт, доверенность от 06.03.2003 N 106-23.

Права и обязанности разъяснены. Отводов составу суда не заявлено. Ходатайств не поступило.

Представители налогового органа, уведомленного надлежащим образом о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы, в суд не прибыли.

Общество обратилось в Арбитражный суд Оренбургской области с заявлением к инспекции о признании недействительными требований от 19.06.2003 N 11-14/11957, 11-14/11958, 11-14/11959.

Решением от 18.08.2003 Арбитражного суда Оренбургской области (судья ...) требования заявителя удовлетворены.

В апелляционной инстанции решение не пересматривалось.

Инспекция с судебным актом не согласна, просит его отменить и в удовлетворении заявленных требований отказать, ссылаясь в кассационной жалобе на неправильное применение судом ст.ст.88 и 93, подп.1, 2 п.1 ст.31, подп.5, 7 ст.23 НК РФ.

Налоговый орган полагает, что при проведении камеральной проверки он вправе истребовать у налогоплательщика любой объем дополнительных документов и информации.

Проверив законность судебного акта в порядке ст.ст.274, 284, 286 АПК РФ, суд кассационной инстанции пришел к следующим выводам.

Как следует из материалов дела, поводом для обращения общества в арбитражный суд послужило несогласие заявителя с требованиями налогового органа о представлении для проведения камеральной проверки дополнительных документов и информации (требования от 19.06.2003 N 11-14/11957, 11-14/11958, 11-14/11959).

Удовлетворяя заявленные требования, арбитражный суд исходил из неправомерности требований инспекции, полагая, что в связи с неопределенностью норм законодательства о налогах и сборах у налогового органа при проведении камеральной проверки отсутствуют правовые основания требовать от налогоплательщика представления дополнительных документов и информации.

Указанный вывод суда является ошибочным, поскольку противоречит п.4 ст.88 НК РФ, согласно которому при проведении камеральной проверки налоговый орган вправе истребовать у налогоплательщика дополнительные сведения, получить объяснения и документы, подтверждающие правильность исчисления и своевременность уплаты налогов.

Однако суд кассационной инстанции полагает, что обжалуемый судебный акт не подлежит отмене по следующим основаниям.

Поскольку в случаях, когда на основе правовой нормы имеет место коллизия реализуемых конституционных прав и обязанностей, вопрос об устранении такого противоречия разрешается, исходя из конституционного смысла действующего права, выявленного Конституционным судом Российской Федерации, то при применении п.4 ст.88 НК РФ следует руководствоваться следующим принципом.

Из содержания абзацев 3 и 4 пункта 2.2 мотивировочной части постановления Конституционного суда РФ от 14.07.2003 N 12-П следует, что федеральный законодатель, принимая законы в области таможенного (равно как и налогового) регулирования, обязан исходить не только из публичных интересов государства, связанных с ею экономической безопасностью, но и из частных интересов физических и юридических лиц как субъектов гражданских правоотношений и внешнеэкономической деятельности. Нормы налогового законодательства должны быть гармонизированы с диспозитивными нормами гражданского законодательства.

По придаваемому Конституционным судом РФ смыслу данного положения (во всех способах проявления публично-правового принуждения) следует, что налоговые органы вправе требовать от налогоплательщика определенных действий только в тех пределах и объеме, которые необходимы для реализации указанных в Конституции Российской Федерации целей, включая публичные интересы и интересы других лиц (абзац 2 пункта 2.2 мотивировочной части постановления КС РФ от 14.07.2003 N 12-П, абзац 5 пункта 4 мотивировочной части и пункт 1 резолютивной части постановления КС РФ от 14.05.2003 N 8-П, абзацы 3 и 4 пункта 4 мотивировочной части и пункт 2 резолютивной части постановления КС РФ от 22.11.2001 N 15-П, абзац 4 пункта 4 мотивировочной части постановления КС РФ от 15.07.99 N 11-П, абзацы 4 и 5 пункта 3 мотивировочной части постановления КС РФ от 17.12.96 N 20-П).

Таким образом, наличие у налогового органа полномочия действовать властно-обязывающим образом при проведении камеральной проверки в соответствии с положениями п.4 ст.88 НК РФ ограничивается целью этой проверки: выяснить обоснованность (правильность) исчисления и своевременность уплаты налога (п.п.1, 4 ст.88 НК РФ). Это правило полностью корреспондируется с положениями ст.93 и п.5 ст.94 НК РФ, согласно которым истребуемые у проверяемого налогоплательщика документы представляются в виде заверенных должным образом копий, а в случае их непредставления (отказа) должностное лицо производит выемку соответствующих документов, за строгим исключением тех, которые не имеют отношения к предмету налоговой проверки.

Как видно из материалов дела, в связи с проводимой камеральной проверкой правильности исчисления и своевременности уплаты обществом единого социального налога и страховых взносов на обязательное пенсионное страхование по представленным расчетам по авансовым платежам за I квартал 2003 года налоговый орган направил указанному налогоплательщику оспариваемые требования о представлении дополнительных документов.

При этом в указанных требованиях от 19.06.2003 N 11-14/11957, 11-14/11958, 11-14/11959 инспекция запросила документы, которые не имеют прямого отношения к данной форме налогового контроля - камеральной проверке (табеля учета рабочего времени, приказы и договора общества, сведения о количестве отработанного времени каждого физического лица в календарных днях), т.е. превысила свои полномочия, предусмотренные п.4 ст.88 НК РФ.

Кроме того, как обоснованно сделал вывод суд первой инстанции, указанные требования налогового органа существенно ущемляют интересы общества в сфере хозяйственных и трудовых отношений, что в соответствии с вышеприведенными разъяснениями Конституционного суда РФ несопоставимо с целями данной налоговой проверки.

В случае, если налоговым органом выявлены обстоятельства, позволяющие предполагать нарушение налогоплательщиком законодательства о налогах и сборах, инспекция может инициировать иные меры публичного правоприменения (п.3 ст.32, ст.89 НК РФ).

Учитывая изложенное, оснований для отмены судебного акта и удовлетворения кассационной жалобы не имеется.

Руководствуясь ст.ст.286, 287, 289 АПК РФ, суд постановил:

Решение от 18.08.2003 Арбитражного суда Оренбургской области по делу N А47-6582/03 оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

     Председательствующий
...

Судьи
...

     Текст документа сверен по:
рассылка

Номер документа: Ф09-3840/03АК
А47-6582/03
Принявший орган: Арбитражный суд Уральского округа
Дата принятия: 17 ноября 2003

Поиск в тексте