• по
Более 52000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


АРБИТРАЖНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ КАРЕЛИЯ

РЕШЕНИЕ

от 03 февраля 2006 года Дело N А26-9567/2005

Резолютивная часть решения объявлена 01 февраля 2006 года. Полный текст решения изготовлен 03 февраля 2006 года.

Арбитражный суд Республики Карелия

в составе:

судьи Тойвонена И.Ю.,

при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Ивановым А.О.,

рассмотрев в судебном заседании дело по иску закрытого акционерного общества "СЛ-Инвест"

к обществу с ограниченной ответственностью "Спецконструкция"

третьи лица - Управление Федеральной регистрационной службы по РК, государственное предприятие РГЦ «Недвижимость»

о о признании права собственности.

при участии

от истца - Астратковой И.Н., по доверенности от 09.11.2005 г.; Жаркова О.В., по доверенности от 30.11.2005 г.

от ответчика - Исаевой А.А., по доверенности от 10.01.2005 г.

от третьих лиц - Хозей Е.С., по доверенности от 29.11.2005 г. (от УФРС по РК); Дружининой О.В., по доверенности от 04.10.2005 г. (от РГЦ «Недвижимость»)

установил: Закрытое акционерное общество «СЛ - Инвест» (далее - ЗАО «СЛ - Инвест», истец, заявитель) обратилось в арбитражный суд Республики Карелия с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью «Спецконструкция» (далее - ООО «Спецконструкция», ответчик) о признании права собственности на трансформаторные подстанции NN5,6, расположенные в г.Петрозаводске по ул.Заводской,4. Кроме того, заявитель просил признать недействительным свидетельство о праве собственности помещений трансформаторных подстанций NN5 и 6 в здании блока цехов N10 АО 868927 от 26.01.2000 г.

В качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований на предмет спора, к участию в деле привлечены Управление Федеральной регистрационной службы по Республике Карелия (далее - УФРС по РК, Управление) и государственное унитарное предприятие «Республиканский государственный центр «Недвижимость» (далее - РГЦ «Недвижимость», предприятие).

Определением от 13.01.2006 г. суд по ходатайству ответчика возвратил ООО «Спецконструкция» встречное исковое заявление к ЗАО «СЛ-Инвест» о признании права собственности на вышеуказанные трансформаторные подстанции, доводы, документы и доказательства, представленные ООО «Спецконструкция» в качестве приложений к встречному иску, суд по ходатайству ответчика рассматривал в качестве возражений ООО «Спецконструкция» на исковое заявление ЗАО «СЛ-Инвест».

После проведения ряда предварительных слушаний суд в заседании 30.01.2006 г. с согласия сторон и третьих лиц перешел к судебному разбирательству в первой инстанции.

Представители ЗАО «СЛ-Инвест» поддержали требования в полном объеме, пояснив, что истец считает себя собственником объектов недвижимости - двух трансформаторных подстанций NN5 и 6, которые были приобретены заявителем в составе иного недвижимого имущества по договору купли - продажи «Комплекса» в сентябре 1999 года у ОАО «Железобетон». Заявитель указал, что спорные трансформаторные подстанции находятся в границах приобретенного комплекса, при этом сделка купли - продажи была сторонами исполнена. Истец полагал, что заключив договор о приобретении имущества на стадии конкурсного производства ОАО «Железобетон» заявитель действовал законно, в составе блока цехов находились и трансформаторные подстанции, что подтверждается данными технического учета. Оспаривая притязания ответчика на указанные трансформаторные подстанции, истец пояснил, что спорное имущество было истцом приобретено и зарегистрировано в установленном законом порядке раньше, чем ответчиком, указал на наличие прав землепользователя в отношении земельного участка, необходимого для использования комплекса объектов, включая и трансформаторные подстанции. ЗАО «СЛ-Инвест» считало, что взаимоотношения сторон по энергоснабжению, с учетом заключенного договора энергоснабжения от 29.12.2000 г., нельзя рассматривать как отношения, регулирующие вопросы собственности на имущество трансформаторных подстанций, поскольку договор энергоснабжения регулировал лишь отношения, связанные с обеспечением истца электроэнергией через магистральные сети, принадлежащие ответчику, с установлением границ ответственности и балансовой принадлежности. Истец полагал, что последующие действия ответчика, кредиторов ОАО «Железобетон» и конкурсного управляющего, связанные с оценкой, продажей единым лотом коммуникаций должника, заключением сделок с иными лицами следует считать несоответствующими закону и недействительными в части, касающейся спорного имущества, на которое у истца ранее возникло право собственности, зарегистрированное в установленном порядке. Заявитель представил для обозрения подлинные документы в обоснование своих доводов, ходатайствовал об удовлетворении иска.

ООО «Спецконструкция» в отзыве на иск, а представитель ответчика в судебном заседании возразили на требования истца, указав на следующие обстоятельства. Ответчик считал, что спорное имущество - трансформаторные подстанции NN5 и 6 на законных основаниях находится в собственности ООО «Спецконструкция», что подтверждается соответствующими документами, в том числе договором купли - продажи от 07.06.2000 г., заключенным между ОАО «Железобетон» и ООО фирма «Юкон» (с перечнем приобретаемых объектов и коммуникаций), договором уступки права требования N12-с от 22.09.2000 г., заключенным между ООО фирма «Юкон» и ООО «Спецконструкция», актом приема - передачи объектов, переданных от должника ответчику и документами, подтверждающими исполнение договоров, а также государственную регистрацию права собственности на объекты. Ответчик указал, что представленные истцом документы, обосновывающие правомочия истца на спорное имущество, следует признать ненадлежащими и ничтожными в части продажи коммуникаций, ранее принадлежащих ОАО «Железобетон». По мнению ответчика, вопрос о продаже коммуникаций, в том числе и спорных трансформаторных подстанций, решался собранием кредиторов и конкурсным управляющим ОАО «Железобетон» в 2000 году, в результате чего все указанные коммуникации были проданы единым лотом по максимальной цене предложения, но не ниже произведенной Фондом государственного имущества оценки. Ответчик указал, что ЗАО «СЛ-Инвест» после принятия 14.04.2000 г. решения собранием кредиторов ОАО «Железобетон» о продаже всех коммуникаций, в том числе спорных объектов, единым лотом, намеревался оспаривать указанное решение кредиторов, оформленное протоколом собрания кредиторов от 14.04.2000 г., путем подачи иска в арбитражный суд, однако производство по иску ЗАО «СЛ-Инвест» было прекращено. Ответчик считал, что до апреля 2000 года вопрос об отчуждении спорных объектов, наряду с иными объектами, относящимися к коммуникациям ОАО «Железобетон», не был разрешен, при этом указанный заявителем договор купли - продажи «Комплекса» от 22.09.1999 г. содержал порок воли продавца, поскольку отчуждение спорных объектов не могло производиться без проведения инвентаризации и оценки имущества, а также без надлежащего волеизъявления кредиторов должника, что предусмотрено статьей 112 ФЗ N6 от 08.01.1998 г. «О несостоятельности (банкротстве)». Кроме того, ответчик полагал, что договор от 22.09.1999 г. купли - продажи «Комплекса», представленный истцом, не указывает на включение спорных объектов в предмет договора, названное заявителем дополнительное соглашение к договору также не может рассматриваться в качестве надлежащего доказательства приобретения истцом конкретных трансформаторных подстанций, поскольку в дополнении не определены стороны и предмет договора, при этом о существовании данного дополнения ответчику не было известно. Ответчик считал, что заявителем не представлено достаточных доказательств в подтверждение своих требований, указал дополнительно, что ООО «Спецконструкция» являлась и до настоящего времени является не только собственником всех коммуникаций, но и выполняет функции энергоснабжающей организации, заключая соответствующие договоры энергоснабжения с субабонентами, в том числе и с истцом, в рамках которого стороны определили границы балансовой принадлежности электросетей и эксплуатационной ответственности. Ответчик полагал, что в течение длительного времени ООО «Спецконструкция» открыто и добросовестно осуществляло правомочия собственника в отношении спорного имущества, осуществляло обслуживание подстанций, выдавало технические условия и занималось ремонтом, неся при этом расходы. Ответчик считал, что трансформаторные подстанции, как объекты недвижимости специального назначения, входят в состав единого неделимого комплекса в качестве системы энергоснабжения всей территории, ранее входившей в состав ОАО «Железобетон», что указывает на недопустимость их дробления. Именно данное обстоятельство, по мнению ответчика, обусловило принятие кредиторами должника решения о продаже объектов коммуникаций единым лотом одному лицу, что и повлекло продажу объектов ООО фирма «Юкон», которое передало по договору уступки права требования все права на данное имущество ООО «Спецконструкция». С учетом изложенных доводов, ответчик ходатайствовал об отказе истцу в удовлетворении иска.

УФРС по РК в отзыве на исковое заявление, а представитель Управления в судебном заседании сообщили, что в Едином реестре прав на недвижимое имущество 20.05.2000 г. зарегистрировано право собственности ЗАО «СЛ-Инвест» на одноэтажное здание блока цехов с бытовыми помещениями и смесительным узлом на основании договора купли - продажи «Комплекса» от 22.09.1999 г., данное имущество было приобретено истцом у ОАО «Железобетон» на стадии конкурсного производства. В план - справке, представленной заявителем, наряду с иными помещениями значится и помещение трансформаторной подстанции. В январе 2001 года в едином реестре прав на недвижимое имущество было зарегистрировано право собственности ООО «Спецконструкция» на помещения трансформаторных подстанций N5 и 6, которые были приобретены ответчиком на основании договора уступки права требования N12-с от 22.09.2000 г., акта приемки объектов от 22.09.2000 г., согласно которым в числе прочего имущества передавались и спорные трансформаторные подстанции. Совершенные регистрирующим органом действия по регистрации права собственности в отношении спорного имущества представитель Управления обосновал отсутствием в момент регистрации возможности для установления факта передачи трансформаторных подстанции по договору купли - продажи «Комплекса» от 22.09.1999 г., на котором основывает свои доводы заявитель, при этом права на трансформаторные подстанции как на самостоятельные объекты недвижимости, до регистрации права собственности ответчика не регистрировались. Представитель Управления полагал, что в случае разрешения в судебном порядке спора о праве собственности в отношении объектов недвижимости, регистрирующий орган совершит необходимые действия по внесению сведений в реестр прав на недвижимое имущество в отношении законного правообладателя и признавать недействительным свидетельство о регистрации нет необходимости.

Представитель РГЦ «Недвижимость» в судебном заседании пояснил, что ранее спорные объекты являлись собственностью ОАО «Железобетон» и техническая документация изготавливалась для данного общества. Впоследствии в ходе продажи объектов при банкротстве ОАО «Железобетон» предприятие по заявкам истца и ответчика изготавливало новые технические паспорта и проводило техническую инвентаризацию в отношении указанных сторонами объектов. Представитель РГЦ «Недвижимость» полагал, что технический учет объектов недвижимости проводится по заявкам правообладателей имущества, однако предприятие не проводит экспертизу представляемых заявителями документов и сделок, поскольку данный вопрос не входит в его компетенцию.

В ходе судебных прений и исследования доказательств представители сторон дали дополнительные пояснения в обоснование своих доводов. Истец полагал, что в силу наличия у заявителя зарегистрированного права на спорное имущество, ЗАО «СЛ-Инвест» считает все последующие сделки с этим имуществом и решения кредиторов ОАО «Железобетон» недействительными и ничтожными. Заявитель ходатайствовал об отложении дела слушанием либо объявлении перерыва с целью выработки дополнительных возражений по доводам ответчика.

В судебном заседании объявлялся перерыв до 01.02.2006 г. до 16 час. 00 мин., о чем все представители лиц, участвующих в деле, были извещены в протокольной форме.

После перерыва заседание суда 01.02.2006 г. было возобновлено с участием представителей сторон и третьих лиц.

Представители истца в дополнение к ранее изложенной позиции пояснили, что ответчик фактически основывает свои доводы на волеизъявлении кредиторов ОАО «Железобетон», выраженное на собрании кредиторов 14.04.2000 г., тогда как на регистрацию права собственности представлялись иные решения кредиторов. Кроме того, истец полагал ничтожным договор уступки права требования N12-с от 22.09.2000 г. между ООО фирма «Юкон» и ООО «Спецконструкция», считая, что ООО фирма «Юкон» не могло переуступить право на имущество до момента его государственной регистрации, а также указывал на факт расхождения цены договора цессии по отношению к цене проданного имущества по сделке купли - продажи, совершенной между ОАО «Железобетон» и ООО фирма «Юкон». Истец ссылался на ошибки, допущенные при изготовлении технической документации на объекты и регистрации прав сторон, указывал на законность совершенной ЗАО «СЛ - Инвест» сделки купли - продажи в 1999 году и на невозможность последующего распоряжения спорным имуществом иными лицами. Представители истца ходатайствовали об удовлетворении иска.

Представитель ответчика, поддержав в прениях ранее изложенную позицию, дополнительно пояснил, что вопрос о продаже спорных объектов в составе иного имущества, относящегося к системе коммуникаций ОАО «Железобетон», рассматривался кредиторами должника отдельно на собраниях 25.02.2000 г. и 14.04.2000 г., тогда как ранее данные вопросы кредиторами не разрешались и спорные объекты не могли быть предметом отчуждения по ранее совершенным сделкам купли - продажи. Поскольку ООО фирма «Юкон» предоставило заявку по максимально предложенной цене, то с указанным обществом и был заключен договор купли - продажи коммуникаций, как единого комплекса объектов и сооружений. Ответчик полагал законной сделку уступки права требования от 22.09.2000 г. N12-с, не усматривал оснований для признания ее ничтожной и полагал, что истец не доказал наличия у него права собственности на трансформаторные подстанции NN5 и 6. Ответчик ходатайствовал об отказе в удовлетворении требований заявителя.

Представители третьих лиц дополнительных пояснений по делу в заседании 01.02.2006 г. не представили.

Заслушав представителей сторон и третьих лиц, изучив материалы настоящего дела, а также дела NN26-301/99-02-03/22 о банкротстве ОАО «Железобетон», материалы технического учета и регистрационных органов в отношении спорного имущества, представленные сторонами на обозрение суда подлинные документы (договоры, акты, платежные документы), суд находит заявленный ЗАО «СЛ-Инвест» иск подлежащим отклонению, учитывая следующие обстоятельства.

Как установлено судом, 08.02.1999 г. на основании определения арбитражного суда Республики Карелия по делу NА26-301/99-02-03/22 в отношении открытого акционерного общества «Железобетон» было возбуждено дело о несостоятельности (банкротстве). Решением от 27.04.1999 г. по вышеназванному делу суд признал ОАО «Железобетон» банкротом, открыл конкурсное производство. В ходе проведения конкурсного производства конкурсными управляющими ОАО «Железобетон» по согласованию с кредиторами должника осуществлялись действия по установлению конкурсной массы и последующей продаже имущества должника в порядке и на условиях, установленных законом и собранием кредиторов. Процедура банкротства ОАО «Железобетон» регулировалась Федеральным Законом N6 от 08.01.1998 г. «О несостоятельности (банкротстве)», статьей 112 которого устанавливалось, что конкурсный управляющий предприятия - должника приступает к продаже имущества должника после проведения инвентаризации и оценки имущества, если собранием кредиторов или комитетом кредиторов не установлен иной порядок продажи имущества должника. Кроме того, закон устанавливал, что порядок и сроки продажи имущества должника должны быть одобрены собранием кредиторов.

В июне - августе 1999 года на собраниях кредиторов ОАО «Железобетон» при обсуждении вопросов продажи имущества должника кредиторы разрешили конкурсному управляющему продажу части имущества должника по максимальной цене предложения и без привлечения независимых оценщиков. В числе покупателей объектов, принадлежащих должнику, значились и ЗАО «СЛ-Инвест» и ООО «Спецконструкция». 22 сентября 1999 года между ОАО «Железобетон» в лице конкурсного управляющего и ЗАО «СЛ-Инвест» был заключен договор (л.д. 28, т.1) купли - продажи «Комплекса» N22/09-01, предметом которого являлась имущество, ранее входящее в состав производственного комплекса ОАО «Железобетон», располагающееся в г.Петрозаводске, по ул.Заводской,4 и состоящее из: 1) первого, второго, третьего, четвертого и пятого пролетов блока цехов с расположенным в границах здания цеха помещения БСУ (бетоносмесительной установки); 2) первого, второго, третьего, четвертого пролетов крановой эстакады; 3) полигона N4; 4) здания склада оборудования; 5) железнодорожного тупика, расположенного на 21, 21-б железнодорожных путях. Кроме того, как указывает ЗАО «СЛ-Инвест», к вышеназванному договору купли - продажи стороны заключили дополнение N1 от 22.09.1999 г. (л.д.29, т.1), согласно которому с «Комплексом» передаются все электрокоммуникации, включая подстанции и распределительные щиты, внутренние электросистемы, расположенные в границах «Комплекса». В указанном дополнении, как и в тексте самого договора, не содержалось сведений о наличии индивидуальных объектов энергоснабжения, которые могли рассматриваться в качестве отдельных объектов недвижимости, требующих соответствующей государственной регистрации. По акту от 05.04.2000 г. (л.д. 30, т.1) имущество «Комплекса» было передано покупателю, претензий к оплате имущества продавец не имел. 20 мая 2000 года Центром по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним РК в единый реестр прав на недвижимое имущество была внесена запись о государственной регистрации права собственности ЗАО «СЛ-Инвест» на одноэтажное здание блока цехов (1-5 пролеты) с бытовыми помещениями и смесительным узлом общей площадью 12 183, 9 кв.метров, о чем выдано Свидетельство 23.05.2000 г., которое в дальнейшем регистрирующим органом дважды выдавалось повторно (в 2002 г. и в 2004 г.) по заявлением истца. В сентябре 2000 года истцу на основании Постановления Главы самоуправления г.Петрозаводска N3378 от 04.09.2000 г. был предоставлен в бессрочное (постоянное) пользование земельный участок по ул.Заводской,4 для производственной деятельности.

В феврале (25.02.) и апреле (14.04.) 2000 года собрание кредиторов ОАО «Железобетон» приняло решение о проведении оценки и последующей продаже единым лотом системы коммуникаций ОАО «Железобетон», при этом заявки на приобретение коммуникаций исходили в том числе и от ЗАО «СЛ-Инвест» и от ООО «Спецконструкция». В соответствии с решением собрания кредиторов конкурсный управляющий заключил договор с Фондом государственного имущества РК, имевшего аккредитацию оценщика, в целях проведения оценки продаваемого имущества. Согласно отчета Фонда ликвидационная стоимость продаваемого имущества должника составила от 1 200 000 руб. до 1 500 000 руб., при этом в перечень имущества, входящего в систему коммуникаций, вошли и комплексные трансформаторные подстанции, ранее входящие в систему энергоснабжения ОАО «Железобетон». После получения отчета Фонда на основании решения кредиторов должника конкурсный управляющий 07.06.2000 г. заключил договор купли - продажи с ООО фирма «Юкон» (л.д. 120-122, т.1)), поскольку данный покупатель предложил максимальную цену за имущество, с учетом проведенной оценки. 20.06.2000 г. кредиторы должника на собрании по существу одобрили действия конкурсного управляющего по продаже системы коммуникаций, при этом управляющий подтвердил исполнение покупателем своей обязанности по оплате приобретенного имущества. В свою очередь, ООО фирма «Юкон», выполнив перед продавцом обязанность по оплате, 22.09.2000 г. заключило договор N12-с об уступке права требования с ООО «Спецконструкция» (л.д. 129-130, т.1), по условиям которого ООО фирма «Юкон» переуступило ООО «Спецконструкция» права требования по договору от 07.06.2000 г. купли - продажи, ранее заключенного с ОАО «Железобетон». Таким образом, покупатель по сделке купли - продажи системы коммуникаций уступил ответчику по настоящему делу право требовать от ОАО «Железобетон» передачи приобретенных объектов, при этом цедент (ООО фирма «Юкон») передал цессионарию (ООО «Спецконструкция») всю имеющуюся техническую документацию на коммуникации, а также иные документы, из которых вытекают права требования. Договор уступки права требования N12-с от 22.09.2000 г. имел возмездный характер, с учетом установления сторонами, его заключившим, соответствующей договорной цены (пункт 4 договора). О состоявшейся уступке прав требования был извещен должник (ОАО «Железобетон») и на основании данного договора ОАО «Железобетон» в лице конкурсного управляющего по акту приема - передачи от 22.09.2000 г (л.д. 131-132, т.1) передал новому кредитору (ООО «Спецконструкция») объекты, входящие в систему коммуникаций. В числе данных объектов ответчику были переданы и трансформаторные подстанции ТП-5 и ТП-6, инвентарные номера 2000283, 2000284. Центром по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним РК 25.01.2001 г. были внесены записи в единый реестр прав на недвижимое имущество о праве собственности ООО «Спецконструкция» на приобретенные объекты, в том числе и на помещения двух индивидуальных трансформаторных подстанций NN5 и 6 , расположенные в здании блока цехов в г.Петрозаводске по ул.Заводской, 4., с выдачей соответствующих свидетельств (л.д. 153, т.1, л.д. 15, т.2). В дальнейшем, обладая системой коммуникаций (тепло-, водо-, электроснабжения), ранее принадлежащей ОАО «Железобетон», ООО «Спецконструкция», с учетом наличия технических разрешений, выступало в качестве энергоснабжающей организации по отношению к лицам, осуществляющим производственную деятельность на территории бывшего ОАО «Железобетон». В перечень указанных лиц входило и ЗАО «СЛ-Инвест», с которым в декабре 2000 года ответчиком был заключен соответствующий договор (л.д. 19-25, т.1) на отпуск электроэнергии, в рамках данного договора истец выступал абонентом и потребителем энергии. При заключении договора на отпуск электроэнергии от 29.12.2000 г. и подписании акта разграничения балансовой принадлежности электросетей и эксплуатационной ответственности сторон, стороны признали, что трансформаторная подстанция N5 и электрические кабельные сети отнесены к балансовой принадлежности ООО «Спецконструкция».

Разрешая возникший между сторонами спор по вопросу принадлежности вышеназванных трансформаторных подстанций, суд считает, что спорные объекты относятся к собственности ООО «Спецконструкция». Данный вывод суд делает на основе совокупности обстоятельств и доказательств, представленных в материалы дела, исходя из того, что спорные объекты отчуждались у лица, находящегося в процедуре банкротства. Согласно статье 218 Гражданского Кодекса РФ право собственности на имущество, которое имеет (имело) собственника, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли - продажи или иной сделки об отчуждении этого имущества. Суд полагает, что трансформаторные подстанции, расположенные в специально приспособленных для их размещения помещениях, выполняющие функции энергопринимающих и передающих устройств в системе действующей сети электрокоммуникаций, следует рассматривать в качестве индивидуальных объектов, обладающих признаками объекта недвижимости, подлежащего не только индивидуальному техническому учету, но и соответствующей регистрации при переходе права собственности на объект от правообладателя (собственника) к иному лицу. Заключение договора купли - продажи недвижимости имеет свои особенности, установленные законом, что следует учитывать при оценке указанной сделки в случае ее оспаривания либо в случае установления факта купли - продажи конкретного имущества. Согласно статье 554 ГК РФ в договоре продажи недвижимости должны быть указаны данные, позволяющие определенно установить недвижимое имущество, подлежащее передаче покупателю по договору, в том числе данные, определяющие расположение недвижимости на земельном участке либо в составе другого недвижимого имущества. В частности, при продаже зданий, сооружений или иных нежилых помещений (объектов) следует указывать не только местоположение и конкретное наименование имущества, но и его площадь, этажность, назначение, иные параметры, позволяющие в дальнейшем его идентифицировать и провести необходимую государственную регистрацию перехода права собственности. При отсутствии этих данных в договоре условие о недвижимом имуществе, подлежащем передаче, считается несогласованным сторонами, а соответствующий договор не считается заключенным. Предмет договора купли - продажи недвижимости, наряду с ценой продажи, относится к числу существенных условий договора, подлежащих обязательному согласованию и установлению в тексте договора. Суд полагает, что при заключении договора купли - продажи «Комплекса» 22.09.1999 г. ОАО «Железобетон» и ЗАО «СЛ-Инвест» не определили должным образом в качестве предмета договора спорное имущество - трансформаторные подстанции N5 и 6, в связи с чем суд не может признать согласованным в указанной части условие данного договора. Ни в тексте договора от 22.09.1999 г., ни в дополнении к нему не установлено, что истцу передаются именно спорные объекты - трансформаторные подстанции N5 и N6, имеющие свое индивидуальное месторасположение, технические характеристики и иные данные, позволяющие их индивидуализировать в качестве объектов недвижимости. Сведения, ранее содержащиеся в технической документации ОАО «Железобетон», в которой присутствовал перечень помещений блока цехов, в данном случае суд не рассматривает в качестве определяющего условия, указывающего на согласование предмета продажи. Суд отмечает, что истец приобретал не весь имущественный комплекс ОАО «Железобетон», а только его часть (здание блока цехов), в связи с чем перечень приобретаемого имущества, как объектов недвижимости, должен быть детально установлен в самом договоре или в соответствующем приложении к нему. Такого перечня, как усматривается из материалов дела, не имелось. Кроме того, рассматривая трансформаторные подстанции в качестве самостоятельных объектов недвижимости, суд полагает, что в договоре купли - продажи «Комплекса» от 22.09.1999 г. надлежащим образом сторонами не была определена цена на данные объекты, поскольку в тексте договора указания на конкретные трансформаторные подстанции не содержалось, а в дополнении к договору стоимость дополнительно передаваемого имущества, не имеющего индивидуальных характеристик, устанавливалась как часть стоимости имущества, приобретенного по основному договору. Изложенные обстоятельства не позволяют суду считать согласованными условия о продаже истцу спорных объектов, в связи с чем сделку купли - продажи в указанной части следует считать незаключенной. Кроме того, при рассмотрении спора в рамках настоящего дела суд считает необходимым учесть особенности отчуждения имущества предприятия - должника, находящегося в процедуре банкротства и конкурсного производства. В данном случае воля конкурсного управляющего на совершение сделок с имуществом должника подлежит согласованию с волей кредиторов должника, выражаемой на соответствующих собраниях кредиторов, при этом порядок и сроки продажи имущества следует оценивать с учетом соответствия данного порядка требованиям закона. Как установлено судом, воля кредиторов ОАО «Железобетон» в отношении отчуждения имущества должника, относящегося к системе коммуникаций ОАО «Железобетон», в число которых входили объекты системы электроснабжения всех без исключения зданий и сооружений на территории ОАО «Железобетон», была направлена на отчуждение всех коммуникаций одному лицу единым лотом по максимальной цене, но не ниже цены, определенной оценщиком - Фондом государственного имущества РК. О мнении и воле кредиторов должника было известно как истцу, так и ответчику, при этом стороны выражали намерения по приобретению всей системы коммуникаций путем подачи соответствующих заявок. Договор купли - продажи от 07.06.2000 г. между ООО фирма «Юкон» и ОАО «Железобетон» соответствовал воле кредиторов должника, указанная сделка, наряду с последующей сделкой уступки права требования N12-с от 22.09.2000 г. были фактически исполнены и не оспорены иными лицами в порядке, предусмотренном законом. Суд отмечает, что ЗАО «СЛ-Инвест» в 2000 году обращалось в арбитражный суд РК с исковым заявлением, в котором оспаривало правомерность проведенного 14.04.2000 г. собрания кредиторов ОАО «Железобетон», на котором, в частности, решался вопрос о порядке продажи системы коммуникаций. Определением арбитражного суда РК от 05.06.2000 г. по делу NА26-1858/00-01-02/84 производство по иску ЗАО «СЛ-Инвест» было прекращено в связи с отказом истца от иска. Таким образом, действия кредиторов должника и конкурсного управляющего по продаже единым лотом системы коммуникаций ОАО «Железобетон», в числе которых значились и спорные объекты - трансформаторные подстанции NN5 и 6, соответствовали требованиям закона о несостоятельности (банкротстве). Доводы представителей заявителя о недействительности совершенных в 2000 году сделок в отношении спорного имущества суд не может признать состоятельными. В силу несогласованности предмета договора купли - продажи от 22.09.1999 г. в части продажи и передачи спорных объектов и специфики отчуждения имущества должника на стадии конкурсного производства суд расценивает в качестве законно совершенной сделку купли - продажи от 07.06.2000 г. между ОАО «Железобетон» (продавцом) и ООО фирма «Юкон» (покупателем). При этом совершенная впоследствии покупателем сделка уступки права требования с ООО «Спецконструкция» также не противоречит закону (Главе 24 ГК РФ), поскольку перемена лица в обязательстве, с учетом установления объема передаваемых прав кредитора, их действительности и отсутствия устанавливаемых законом ограничений, позволяет в дальнейшем новому кредитору реализовывать свои права в отношении должника. Суд считает, что в данном случае закон не устанавливает запрета на заключение договора уступки права требования до момента государственной регистрации прежним кредитором (покупателем по сделке купли - продажи недвижимости) своего права собственности на приобретенное имущество. Гражданский Кодекс РФ (статьи 131, 551) и Федеральный Закон «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» указывают на необходимость регистрации перехода права собственности, однако сам договор купли - продажи недвижимости, не относящейся к жилым помещениям, таковой регистрации не подлежит, а до регистрации перехода права собственности покупатель правомочен переуступить свои права по договору купли - продажи иному лицу посредством совершения надлежащим образом оформленной сделки уступки права требования. Приобретая соответствующие права кредитора, новый кредитор (цессионарий) приобретает и обязанность по последующей регистрации перехода права собственности на себя в отношении имущества, являвшегося предметом основной сделки, в данном случае сделки купли - продажи недвижимости. Из материалов дела и представленных суду на обозрение материалов регистрационных дел установлено, что ООО «Спецконструкция» исполнило надлежащим образом свои обязанности по договору уступки права требования от 22.09.2000 г., в том числе и обязанности по регистрации перехода права собственности в отношении приобретенных у ОАО «Железобетон» объектов, включая объекты системы коммуникаций. Суд находит, что спор о праве собственности на объекты недвижимости, приобретаемые по гражданско - правовым сделкам, в первую очередь надлежит разрешать в рамках оценки воли сторон, совершивших данные сделки, оценки соответствия условий договоров требованиям закона, тогда как вопрос технического учета объектов не является в данном случае определяющим и императивным. Ошибки и несоответствия при осуществлении технического учета объектов либо при выдаче документов по их регистрации могут носить устранимый характер, путем обращений с заявлениями правообладателей в регистрирующие органы, либо на основании принимаемых судебных решений.

На основании всего вышеизложенного, суд оставляет иск ЗАО «СЛ-Инвест» без удовлетворения, возлагая на заявителя в порядке статьи 110 АПК РФ судебные расходы, связанные с оплатой госпошлины.

Согласно части 5 статьи 96 АПК РФ принятые судом по заявлению истца меры по обеспечению иска, установленные определением от 21.11.2005 г., сохраняют свое действие до вступления в законную силу настоящего решения.

Руководствуясь статьями 167-170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

РЕШИЛ:

1. В удовлетворении заявленного закрытым акционерным обществом «СЛ-Инвест» иска отказать.

2. Меры по обеспечению иска, принятые на основании определения от 21.11.2005 г., сохранить до вступления в законную силу настоящего решения.

3. Судебные расходы, связанные с оплатой госпошлины за рассмотрение иска, отнести на заявителя, ЗАО «СЛ-Инвест».

4. Решение может быть обжаловано:

­ в апелляционном порядке в течение одного месяца со дня изготовления полного текста решения в Тринадцатый арбитражный апелляционный суд (г. Санкт-Петербург);

­ в кассационном порядке в течение двух месяцев со дня вступления решения в законную силу - в Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа (г. Санкт-Петербург)

     Судья
 И.Ю. Тойвонен

Текст документа сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А26-9567/2005
Принявший орган: Арбитражный суд Республики Карелия
Дата принятия: 03 февраля 2006

Поиск в тексте