• по
Более 47000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД ВОСТОЧНО-СИБИРСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 12 сентября 2007 года Дело N А33-12062/2006

Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в составе:

председательствующего судьи Белоножко Т.В.,

судей: Парской Н.Н., Первушиной М.А.,

при участии в судебном заседании представителя открытого акционерного общества «СУЭК - Красноярск» Мартыненко С.В. (доверенность N112 от 22.08.2007),

рассмотрев в судебном заседании кассационные жалобы открытого акционерного общества «СУЭК-Красноярск» и Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы России по крупнейшим налогоплательщикам по Красноярскому краю на решение от 11 декабря 2006 года, постановление апелляционной инстанции от 30 мая 2007 года Арбитражного суда Красноярского края по делу N А33-12062/2006 (суд первой инстанции - Бескровная Н.С.; суд апелляционной инстанции: Касьянова Л.А., Лапина М.В., Севастьянова Е.В.), установил: В порядке статей 176, 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации резолютивная часть постановления объявлена в судебном заседании 6 сентября 2007 года, мотивированное постановление в полном объеме изготовлено 12 сентября 2007 года.

Открытое акционерное общество «Разрез Назаровский» (далее - общество, ОАО «Разрез Назаровский») обратилось в Арбитражный суд Красноярского края к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы России по крупнейшим налогоплательщикам Красноярского края, Таймырского (Долгано-Ненецкого) и Эвенкийского автономных округов с заявлением, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, о признании недействительным решения N 5 от 14.04.2006, в редакции решения N5/1 от 09.08.2006, в части доначисления налога на прибыль в сумме 2 784 611 рублей 52 копеек, налога на добавленную стоимость в сумме 4 720 785 рублей 25 копеек, налога на перепродажу автомобилей, вычислительной техники и персональных компьютеров в сумме 88 813 рублей 36 копеек, а также начисления соответствующих сумм пеней и штрафов.

Решением суда от 11 декабря 2006 года решение налоговой инспекции признано недействительным в части доначисления налога на прибыль в сумме 1754079 рублей 71 копеек, пени по налогу на прибыль в сумме 756 660 рублей 24 копеек, штрафа, предусмотренного статьей 122 Налогового кодекса Российской Федерации, за неполную уплату налога на прибыль в сумме 100 292 рубля 98 копеек; налога на добавленную стоимость в сумме 1 715 273 рублей 67 копеек, начисления пени по налогу на добавленную стоимость в сумме 800 618 рублей 92 копеек, штрафа, предусмотренного статьей 122 Налогового кодекса Российской Федерации, за неполную уплату налога на добавленную стоимость в сумме 135 886 рублей 60 копеек; налога на перепродажу автомобилей, компьютеров и вычислительной техники в сумме 88 813 рублей 66 копеек, пени по данному налогу в сумме 46 110 рублей 73 копеек, штрафа, предусмотренного статьей 122 Налогового кодекса Российской Федерации, за неполную уплату налога на перепродажу автомобилей, вычислительной техники и компьютеров в сумме 17 762 рублей 67 копеек, штрафа, предусмотренного пунктом 2 статьи 119 Налогового кодекса Российской Федерации, за непредставление налоговых деклараций по налогу на перепродажу автомобилей, компьютеров и вычислительной техники в сумме 305 630 рублей 50 копеек. В удовлетворении остальной части заявленных требований отказано.

Постановлением апелляционной инстанции от 30 мая 2007 года решение суда первой инстанции изменено. Признано недействительным решение N5 от 14.06.2006, в редакции решения от 09.08.2006 N 5/1, в части доначисления 1 847 273 рублей 24 копеек налога на прибыль за 2002-2004 года, предложения заплатить 1 424 584 рубля 31 копеек налога на прибыль за 2002 год, 422 688 рублей 93 копеек налога на прибыль за 2003 год, 243 564 рублей 62 копеек налога на прибыль за 2004 год, начисления пени за неуплату налога на прибыль в сумме 1 315 414 рублей 98 копеек, привлечения к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации за неуплату налога на прибыль в виде штрафа в размере 99 318 рублей 50 копеек; доначисления налога на добавленную стоимость в сумме 4 720 785 рублей 25 копеек, пени в сумме 16 812 рублей 21 копеек. В остальной части решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В соответствии со статьей 48 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражным судом Красноярского края в связи с переименованием произведена замена Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам Красноярского края, Таймырского (Долгано-Ненецкого) и Эвенкийского автономных округов на Межрайонную инспекцию Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Красноярскому краю (далее - налоговая инспекция) в связи с реорганизацией в форме слияния произведена замена открытого акционерного общества «Разрез Назаровский» на его правопреемника открытое акционерное общество «СУЭК-Красноярск».

Не согласившись с принятыми судебными актами, налоговая инспекция и ОАО «СУЭК-Красноярск» обратились в Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа с кассационными жалобами, в которых просят отменить решение и постановление апелляционной инстанции, а налоговая инспекция также и решения суда первой инстанции в обжалуемой части, ссылаясь на неправильное применение норм материального и процессуального права, и принять по делу новый судебный акт.

По мнению ОАО «СУЭК-Красноярск», суд пришел к необоснованному выводу о правомерности доначисления обществу налога на прибыль в связи с непредставлением первичных документов, подтверждающих возникновение дебиторской задолженности.

Кроме того, общество не согласно с выводом суда о неправомерном отнесении в состав внереализационных расходов сумм основного долга, взысканного по решению суда.

В отзыве на кассационную жалобу общества налоговая инспекция не согласилась с изложенными в ней доводами, полагая правильными выводы судебных инстанций в обжалуемой обществом части.

Из кассационной жалобы налоговой инспекции следует, что суд пришел к необоснованному выводу о том, что расчет рыночной цены угля, осуществленный налоговой инспекцией методом последующей реализации, является некорректным.

Налоговая инспекция полагает, что общество неправомерно отнесло в состав внереализационных доходов 2004 года кредиторскую задолженность 1997-2000 годов, поскольку срок давности по указанной задолженности истек в 2002-2003 годах.

Также налоговая инспекция считает необоснованным вывод суда об отсутствии объекта налогообложения по налогу на перепродажу автомобилей, вычислительной техники и персональных компьютеров при продаже принадлежавших обществу автомобилей.

Кроме того, заявитель не согласен с выводом суда о нарушении налоговой инспекцией пункта 2 статьи 154 Налогового кодекса Российской Федерации при определении налоговой базы по налогу на добавленную стоимость по объектам незавершенного строительства, переданным безвозмездно в муниципальную собственность.

В отзыве на кассационную жалобу налоговой инспекции ОАО «СУЭК-Красноярск» указывает на необоснованность изложенных в ней доводов, считая, что судебные акты в части удовлетворения требований общества являются законными и обоснованными.

Дело рассматривается в порядке, предусмотренном главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Налоговая инспекция о времени и месте рассмотрения кассационных жалоб извещена надлежащим образом (телеграмма от 03.09.2007), однако своих представителей в заседание суда не направила, в связи с чем Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в соответствии с пунктом 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации считает возможным рассмотреть жалобу в их отсутствие.

Изучив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах, отзывах на них и пояснениях принимавшего участие в заседании суда кассационной инстанции представителя ОАО «СУЭК-Красноярск», проверив в пределах, установленных статьей 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, соответствие выводов, содержащихся в обжалуемых судебных актах, имеющимся в материалах дела доказательствам, правильность применения арбитражным судом норм материального и соблюдение норм процессуального права, Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа приходит к следующим выводам.

Как установлено Арбитражным судом Красноярского края, налоговой инспекцией проведена выездная налоговая проверка ОАО «Разрез Назаровский» по вопросам соблюдения налогового законодательства, по результатам которой составлен акт N5 от 18.04.2006 и принято решение N5 от 14.06.2006 о привлечении общества к налоговой ответственности по статье 122 Налогового кодекса Российской Федерации. Также налогоплательщику предложено уплатить начисленные проверкой налоги и соответствующие суммы пеней.

Решением налоговой инспекции N 5/1 от 09.08.2006 исправлены технические ошибки в решении N5 от 14.06.2006, уменьшен доначисленный обществу налог на прибыль за 2002 год, за 2003, за 2004 год, а также пени по налогу на прибыль.

Не согласившись с решением N5 от 14.06.2006, в редакции решения N 5/1 от 09.08.2006, ОАО «Разрез Назаровский» обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании названного ненормативного акта недействительным в части доначисления налога на прибыль в сумме 2 784 611 рублей 52 копеек, налога на добавленную стоимость в сумме 4 720 785 рублей 25 копеек, налога на перепродажу автомобилей, вычислительной техники и персональных компьютеров в сумме 88 813 рублей 36 копеек, а также начисления соответствующих сумм пеней и штрафов.

Принимая решение о частичном удовлетворении требований общества Арбитражный суд Красноярского края исходил из следующего.

Как видно из оспариваемого решения налоговой инспекции, проверкой доначислены: налог на прибыль, налог на пользователей автомобильных дорог, сбор за уборку территории, соответствующие суммы штрафов в связи с отклонением цены реализуемого обществом угля более чем на 20% от уровня цен, применяемых налогоплательщиком.

Пунктом 2 статьи 40 Налогового кодекса Российской Федерации установлено, что налоговые органы при осуществлении контроля за полнотой исчисления налогов вправе проверять правильность применения цен по сделкам при отклонении более чем на 20 процентов в сторону повышения или в сторону понижения от уровня цен, применяемых налогоплательщиком по идентичным (однородным) товарам (работам, услугам) в пределах непродолжительного периода времени.

Согласно пункту 3 названной статьи, когда цены товаров, работ или услуг, примененные сторонами сделки, отклоняются в сторону повышения или в сторону понижения более чем на 20 процентов от рыночной цены идентичных (однородных) товаров (работ или услуг), налоговый орган вправе вынести мотивированное решение о доначислении налога и пени, рассчитанных таким образом, как если бы результаты этой сделки были оценены исходя из применения рыночных цен на соответствующие товары, работы или услуги. Рыночная цена определяется с учетом положений, предусмотренных пунктами 4 - 11 настоящей статьи.

В пунктах 9, 10 статьи 40 Налогового кодекса Российской Федерации последовательно приведены методы определения рыночной цены для целей налогообложения, в том числе учета информации о заключенных на момент реализации сделках с идентичными (однородными) товарами, работами или услугами в сопоставимых условиях, метод цены последующей реализации и затратный метод. При этом названные методы могут применяться в указанной последовательности при отсутствии возможности определить рыночную цену товара предшествующим методом.

Ввиду отсутствия официальной информации о рыночных ценах на уголь, однородный (идентичный) углю марок 2БР, 2БПК0, добываемому обществом, суд пришел к выводу о том, что налоговой инспекцией правомерно применен метод последующей реализации.

В соответствии с пунктом 10 статьи 40 Налогового кодекса Российской Федерации при отсутствии на соответствующем рынке товаров, работ или услуг сделок по идентичным (однородным) товарам, работам, услугам или из-за отсутствия предложения на этом рынке таких товаров, работ или услуг, а также при невозможности определения соответствующих цен ввиду отсутствия либо недоступности информационных источников для определения рыночной цены используется метод цены последующей реализации, при котором рыночная цена товаров, работ или услуг, реализуемых продавцом, определяется как разность цены, по которой такие товары, работы или услуги реализованы покупателем этих товаров, работ или услуг при последующей их реализации (перепродаже), и обычных в подобных случаях затрат, понесенных этим покупателем при перепродаже (без учета цены, по которой были приобретены указанным покупателем у продавца товары, работы или услуги) и продвижении на рынок приобретенных у покупателя товаров, работ или услуг, а также обычной для данной сферы деятельности прибыли покупателя.

Судом установлено, что налоговая инспекция определила рыночную стоимость на реализуемый обществом уголь с нарушением правил статьи 40 Налогового кодекса Российской Федерации: при применении метода последующей реализации учитывалась прибыль иных предприятий, не имеющих отношения к совершенным налогоплательщиком сделкам, а не прибыль непосредственных покупателей; использовались сведения Мосгорстата, отражающие норму прибыли предприятий, осуществляющих оптовую торговлю, без учета вида товара, реализация которого осуществляется, не учитывались условия сделок, которые могут повлиять на цены.

Использование налоговой инспекцией при определении рыночной цены реализуемого обществом угля методом последующей реализации в качестве исходных данных только бухгалтерской отчетности, отчета эмитента, статистики для предприятий, осуществляющих посреднические услуги при купле-продаже продукции производственно-технического назначения, не является достаточным и достоверным для установления точных показателей, на определение которых направлен данный подход.

Таким образом, суды первой и апелляционной инстанций, исследовав фактические обстоятельства дела и оценив имеющиеся в деле доказательства, пришли к правильному выводу о недоказанности налоговым органом факта необоснованности применения обществом цен сделок купли-продажи угля.

Как следует из оспариваемого решения налоговой инспекции, налоговая инспекция пришла к выводу о занижении суммы налога на прибыль в 2002 году на 331 192 рубля, в 2003 году - на 497 888 рублей 88 копеек в связи с тем, что обществом отражены не в том налоговом периоде, на который приходится истечение срока исковой давности (вместо 2002 и 2003 годов в 2004 году), в составе внереализационных доходов суммы кредиторской задолженности 1999-2000 годов, по которым истёк срок исковой давности,

В соответствии с пунктом 18 статьи 250 Налогового кодекса Российской Федерации внереализационными доходами налогоплательщика признаются, в частности, доходы в виде сумм кредиторской задолженности, списанной в связи с истечением срока исковой давности или по другим основаниям, за исключением случаев, предусмотренных подпунктом 22 пункта 1 статьи 251 настоящего Кодекса.

Доводы налоговой инспекции о неправомерном отражении кредиторской задолженности, возникшей в 1999-2000 годах, в составе внереализационных доходов в 2004 году и необходимости ее отражения соответственно в 2002-2003 годах, не основан на нормах налогового законодательства.

Налоговый кодекс Российской Федерации не содержит указание на момент признания в целях налогообложения налогом на прибыль сумм кредиторский задолженности с истекшим сроком исковой давности.

Порядок списания кредиторской задолженности регламентируется Положением по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации, утвержденным Приказом Минфина России N 34н от 29.07.1998, в соответствии с пунктом 78 которого, суммы кредиторской задолженности, по которым истек срок исковой давности, списываются по каждому обязательству на основании данных проведенной инвентаризации, письменного обоснования и приказа (распоряжения) руководителя организации и относятся на финансовые результаты коммерческой организации.

Таким образом, судебные инстанции пришли к обоснованному выводу о том, что кредиторская задолженность считается списанной с момента составления акта инвентаризации, письменного обоснования и издания приказа руководителя, в связи с чем оснований для отнесения момента определения налогооблагаемой базы к 2002-2003 годам не имеется.

В ходе выездной налоговой проверки налоговой инспекцией также установлено, что обществом в марте и октябре 2003 года по счетам-фактурам N219 от 31.03.2003 и N1078 от 08.10.2003 реализован автотранспорт на общую сумму 926 122 рублей 04 копеек без налога на добавленную стоимость, однако, налог на перепродажу автомобилей, вычислительной техники и персональных компьютеров не исчислен, декларации по данному налогу за 1, 4 кварталы 2003 года в налоговую инспекцию не представлены.

Судом установлено, что порядок исчисления и уплаты налога на перепродажу автомобилей, вычислительной техники и персональных компьютеров на территории города Назарово в 2003 году регулировался Решением Городского Совета от 29.11.2000 N В-197 «Об утверждении положений, регулирующих порядок взимания и уплаты местных налогов и сборов на территории города Назарово» в редакции на 26.11.2002.

Согласно пункту 2.1 Положения о налоге на перепродажу автомобилей, вычислительной техники и персональных компьютеров, в редакции Решения Городского Совета от 14.11.2001 N 2-23, плательщиками налога являются юридические лица, независимо от форм собственности, их филиалы, обособленные подразделения, общества и физические лица, занимающиеся предпринимательской деятельностью по перепродаже автомобилей, вычислительной техники и персональных компьютеров, в том числе реализации автомобилей своим работникам.

Под перепродажей автомобилей, вычислительной техники и персональных компьютеров понимается предпринимательская деятельность по приобретению автомобилей, вычислительной техники и персональных компьютеров и последующей их реализации, а также продажа арестованного имущества (Решение от 26.11.2002 N 5-90 «О внесении изменений и дополнений в Решение Городского Совета от 14.11.2001 N 2-23 «Об утверждении положений, регулирующих порядок взимания и уплаты местных налогов и сборов на территории города Назарово»).

Объектом налогообложения налогом на перепродажу является сумма (цена) сделки без налога на добавленную стоимость по реализации автомобилей (легковых, грузовых, специальных, автобусов всех марок), вычислительной техники и персональных компьютеров (независимо от года выпуска и нахождения на балансе), оговоренная соответствующим документом (договор купли-продажи, платежные документы, счет-фактура, накладные и т.д.).

Ставка налога устанавливается для юридических и физических лиц в размере 10 процентов от суммы сделки по реализации автомобилей зарубежного и отечественного производства, вычислительной техники и персональных компьютеров. Уплата налога на перепродажу указанной техники производится на основании расчета по установленной форме, который представляется в день совершения сделки (п.4.1, 5.1 Положения).

Арбитражным судом при рассмотрении дела установлено, что обществом было приобретено собственное арестованное имущество - автомобили.

Поскольку в данном случае отсутствует факты приобретения обществом автомобилей с целью перепродажи и реализации имущества третьим лицам, судебные инстанции пришли к правильному выводу о том, что объект налогообложения налогом на перепродажу автомобилей, вычислительной техники и персональных компьютеров не возник и обязанности по его исчислению, декларированию и уплате у общества не имеется. При таких обстоятельствах судебные акты по вышеизложенным эпизодам отмене или изменению не подлежат.

Довод о несостоятельности вывода суда апелляционной инстанции о нарушении налоговой инспекцией пункта 2 статьи 154 Налогового кодекса Российской Федерации при определении налоговой базы по налогу на добавленную стоимость по объектам незавершенного строительства, переданным безвозмездно в муниципальную собственность, не может быть принят судом кассационной инстанции в силу следующего.

Арбитражным судом установлено, что обществом на основании договоров от 08.12.2003 и 06.10.2003 переданы в муниципальную собственность объекты незавершенного строительства - недостроенные жилые дома. Сделки по передаче спорных объектов зарегистрированы в установленном порядке.

Согласно подпункту 1 пункта 1 статьи 146 Налогового кодекса Российской Федерации объектом налогообложения признаются операции по реализации товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации. Данной нормой также предусмотрено, что передача права собственности на товары, результатов выполненных работ, оказание услуг на безвозмездной основе признаются реализацией товаров (работ, услуг), что влечет за собой возникновение объекта налогообложения налогом на добавленную стоимость у передающей стороны.

В соответствии с подпунктом 2 пункта 2 статьи 146 Налогового кодекса Российской Федерации в целях настоящей главы не признается объектом налогообложения передача на безвозмездной основе жилых домов, детских садов, клубов, санаториев и других объектов социально-культурного и жилищно-коммунального назначения, а также дорог, электрических сетей, подстанций, газовых сетей, водозаборных сооружений и других подобных объектов органам государственной власти и органам местного самоуправления (или по решению указанных органов, специализированным организациям, осуществляющим использование или эксплуатацию указанных объектов по их назначению).

Суд первой инстанции со ссылкой на статью 275.1 Налогового кодекса Российской Федерации, пункт 49 Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации, утвержденного Приказом Министерства финансов Российской Федерации от 29.07.1998 N 34-н, пункт 2 Положения по бухгалтерскому учету «Учет договоров (контрактов) на капитальное строительство», утвержденного Приказом Минфина Российской Федерации от 20.12.1994 N167, пункт 2.3 Положения по бухгалтерскому учету долгосрочных инвестиций, утвержденного Письмом Минфина от 30.12.1993 Nс 160 пришел к выводу что незавершенное строительство является затратами застройщика по возведению строительства, и оно не может быть признано объектом социально-культурного и жилищно-коммунального назначения. Суд апелляционной инстанции, согласившись с указанным выводом суда первой инстанции, тем не менее признал доначисление налоговой инспекцией налога на добавленную стоимость в сумме 4 510 001 рублей 20 копеек, начисления соответствующей суммы пеней неправомерным, поскольку определение цены реализованных объектов налоговой инспекцией произведено исходя из цен, указанных сторонами в тексте договора как балансовой стоимости имущества, в то время как налоговая база должна быть исчислена исходя из цен, определяемых по правилам статьи 40 Налогового кодекса Российской Федерации.

Однако, судами первой и апелляционной инстанций не была учтена правовая позиция Конституционного Суда Российской Федерации, выраженная в определении N276-О от 05.06.2003, а также положения пункта 7 статьи 3 Налогового кодекса Российской Федерации, исходя из которых следует вывод о том, что льгота по налогообложению налогом на добавленную стоимость законодателем определена исходя из целевого назначения указанных в подпункте 2 пункта 2 статьи 146 Налогового кодекса Российской Федерации объектов и прямо не связывает право на нее со сдачей дома в эксплуатацию и регистрацией его в качестве жилого дома.

Вместе с тем, это не привело к принятию неправильного решения судом апелляционной инстанции, поскольку с учетом вышеназванных обстоятельств, обществом обоснованно применена льгота по налогу на добавленную стоимость при передаче незавершенных строительством жилых домов в муниципальную собственность, а у налоговой инспекции правовых оснований для доначисления сумм налога, начисления пени и привлечения общества к налоговой ответственности по статье 122 Налогового кодекса Российской Федерации в данном случае не имелось. Таким образом, постановление апелляционной инстанции в указанной части подлежит оставлению без изменения.

Проверив обоснованность доводов, изложенных в кассационной жалобе ОАО «СУЭК-Красноярск", суд кассационной инстанции не находит оснований для ее удовлетворения в силу следующего.

Как следует из оспариваемого обществом решения налоговой инспекции, проверкой установлен факт включения в состав внереализационных расходов сумм безнадежных долгов, признанных таковыми ОАО «Разрез Назаровский» в связи с истечением срока исковой давности без подтверждающих документов, свидетельствующих о моменте возникновения обязательства и сроке его исполнения - в 2002 году в сумме 289 053 рубля 99 копеек, в 2003 году в сумме 2 568 228 рублей, в 2004 году в сумме 3 411 424 рубля 77 копеек.

В силу статьи 247 Налогового кодекса Российской Федерации объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком. Прибылью для российских организаций признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов.

Согласно статье 252 Кодекса расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 Кодекса, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

К внереализационным расходам налогоплательщиков приравниваются убытки, полученные налогоплательщиком в отчетном (налоговом) периоде, в частности суммы безнадежных долгов (подпункт 2 пункта 2 статьи 265 Кодекса).

В пункте 2 статьи 266 Кодекса определено, что безнадежными долгами (долгами, нереальными ко взысканию) признаются те долги перед налогоплательщиком, по которым истек установленный срок исковой давности, а также те долги, по которым в соответствии с гражданским законодательством обязательство прекращено вследствие невозможности его исполнения, на основании акта государственного органа или ликвидации организации.

Согласно пункту 1 статьи 9 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете" все хозяйственные операции, проводимые организацией, должны оформляться оправдательными документами. Эти документы служат первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет.

В соответствии со статьей 191 Гражданского кодекса Российской Федерации течение срока, определенного периодом времени, начинается на следующий день после календарной даты или наступления события, которыми определено его начало.

Статьями 196, 200 Гражданского кодекса Российской Федерации общий срок исковой давности установлен в три года, течение данного срока начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

Следовательно, начало течения срока исковой давности можно установить только из договоров, актов выполнения работ, оказания услуг или иных первичных документов, подтверждающих выполнение обязательств по договорам со стороны налогоплательщика, а также сумму задолженности и срок ее возникновения.

Вывод об истечении срока исковой давности по задолженности может быть сделан исходя из конкретных обстоятельств ее возникновения и путем оценки первичных документов (договоров, актов приемки-передачи товаров (работ, услуг), счетов-фактур, платежных документов и других документов).

Судом апелляционной инстанции установлено, что обществом в подтверждение наличия дебиторской задолженности и периода ее возникновения в материалы дела представлены сводные регистры доходов и расходов по состоянию на 30.03.2004, на 10.09.2005, на 30.03.2005; ведомости операций по счёту N 91220 за период с 01.01.2002 по 31.12.2002, с 01.01.2003 по 31.12.2003, с 01.01.2004 по 31.12.2004; заключения юридической службы; накопительные ведомости учёта расчётов. Первичные бухгалтерские документы, гражданско-правовые договоры на выездную проверку и суду не представлены ввиду их не сохранения на момент проведения выездной налоговой проверки. В связи с этим суд апелляционной инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что на момент проведения налоговой проверки обществом не подтверждено наличие дебиторской задолженности в списанной сумме соответствующими первичными документами. Доводы общества о том, что налоговое законодательство не предусматривает более длительные сроки хранения (более 4 лет) первичных учетных документов, касающихся дебиторской задолженности с истекшими сроками исковой давности были предметом исследования суда апелляционной инстанции и им дана правильная юридическая оценка.

Кроме того, налоговая инспекция в ходе выездной налоговой проверки установила факт списания в составе расходов 101 322 рублей суммы основанного долга по договору N 40 от 02.03.1999 на оказание научно-технических работ по восстановлению и изучению узлов трения в машинах и механизмах, путем их обработки методом «пассивации», присужденной на основании решения Арбитражного суда Красноярского края от 28.07.2003 по делу N А33-7420/03-с2 в пользу ООО «Аракс плюс».

В соответствии с подпунктом 13 пункта 1 статьи 265 Налогового кодекса Российской Федерации в состав внереализационных расходов включаются признанные должником или подлежащие уплате на основании решения суда, вступившего в законную силу, суммы санкций, ущерба (штрафов, пеней, санкций за нарушение долговых обязательств, расходов на возмещение причиненного ущерба).

Учитывая, что по решению арбитражного суда от 28.07.2003 по делу N А33-7420/03-с2 с общества в пользу ООО «Аракс плюс» признаны подлежащими уплате суммы задолженности за оказанные услуги и процентов за пользование чужими денежными средствами, суд апелляционной инстанции пришел к правильному выводу об отсутствии у общества оснований для отнесения 101 322 рублей в состав внереализационных расходов и правомерности доначисления обществу налога на прибыль в сумме 24 317 рублей 28 копеек, начисления соответствующей суммы пеней.

При таких обстоятельствах кассационная жалоба ОАО «СУЭК-Красноярск» удовлетворению не подлежит.

Иные доводы в пользу отмены обжалуемых судебных актов в кассационных жалобах налоговой инспекции и ОАО «СУЭК-Красноярск» не приведены.

С учетом того, что постановлением апелляционной инстанции решение суда первой инстанции изменено в части и суд кассационной инстанции с выводами суда апелляционной инстанции согласился, а в остальной части решение от 11.12.2006 оставлено без изменения, Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа считает, что оставлению без изменения подлежит постановление апелляционной инстанции от 30.07.2007.

В соответствии со статьями 101, 102, 105, 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статьями 333.17, 333.21, 333.37 Налогового кодекса Российской Федерации и Информационным письмом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.03.2007 N 117 "Об отдельных вопросах практики применения главы 25.3 Налогового кодекса Российской Федерации" расходы по государственной пошлине за рассмотрение кассационной жалобы налоговой инспекции, в уплате которой последней была предоставлена отсрочка, следует возложить на налоговую инспекцию.

Согласно части 2 статьи 319 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации исполнительный лист на основании данного постановления подлежит выдаче Арбитражным судом Красноярского края.

Руководствуясь статьями 110, 274, 286-289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа

ПОСТАНОВИЛ:

Постановление апелляционной инстанции от 30 мая 2007 года Арбитражного суда Красноярского края по делу N А33-12062/2006 оставить без изменения, а кассационные жалобы без удовлетворения.

Взыскать с Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы России по крупнейшим налогоплательщикам по Красноярскому краю государственную пошлину в доход Федерального бюджета Российской Федерации в сумме 1 000 рублей.

Арбитражному суду Красноярского края выдать исполнительный лист.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

     Председательствующий
судья
Т.В.Белоножко
Судьи
Н.Н.Парская
М.А.Первушина

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А33-12062/2006
Принявший орган: Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа
Дата принятия: 12 сентября 2007

Поиск в тексте