• по
Более 54000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД ВОСТОЧНО-СИБИРСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 20 марта 2008 года Дело N А19-7376/07

Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в составе:

председательствующего судьи Скубаева А.И.,

судей: Парской Н.Н., Первушиной М.А.,

представители сторон участие в судебном заседании не принимали,

рассмотрев в судебном заседании кассационную жалобу Инспекции Федеральной налоговой службы по Центральному округу г. Братска Иркутской области на решение от 11 декабря 2007 года Арбитражного суда Иркутской области по делу N А19-7376/07-30-41 (суд первой инстанции - Деревягина Н.В.),

установил:

Общество с ограниченной ответственностью «Илим Братск деревообрабатывающий комбинат» (далее - общество) обратилось в Арбитражный суд Иркутской области с заявлением, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, к Инспекции Федеральной налоговой службы по Центральному округу г. Братска Иркутской области (далее - налоговая инспекция) о признании незаконным решения от 20.02.2007 N 07-1/1981 в части предложения уплатить сумму неуплаченного налога на добавленную стоимость в размере 710 547 рублей.

Решением суда от 7 июня 2007 года заявленные требования общества удовлетворены.

В апелляционной инстанции законность и обоснованность решения суда от 7 июня 2007 года не проверялись.

Постановлением от 25 сентября 2007 года Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа решение суда отменено, дело передано на новое рассмотрение в первую инстанцию того же суда.

Решением суда от 11 декабря 2007 года заявленные требования общества удовлетворены частично. Признан незаконным пункт 2.1 решения налоговой инспекции в части предложения уплатить налог на добавленную стоимость в сумме 495 890 рублей 47 копеек. В удовлетворении остальной части заявленных требований отказано.

В апелляционной инстанции законность и обоснованность решения суда от 11 декабря 2007 года не проверялись.

Не согласившись с принятым судебным актом, налоговая инспекция обратилась в Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа с кассационной жалобой, в которой просит его отменить, ссылаясь на неправильное применение судом норм материального права, и принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявленных требований в полном объеме.

По мнению заявителя кассационной жалобы, совокупность сделок общества с ООО «Сельхозтехника», ООО «Стройлес», ООО «Нордстрой», ООО «Фарт», являются формальными сделками, направленными не на осуществление финансово-хозяйственной деятельности и получения прибыли от нее, а исключительно на возмещение из бюджета налога на добавленную стоимость, без фактического осуществления участниками соответствующих хозяйственных операций.

Отзыв на кассационную жалобу налоговой инспекции обществом не представлен.

Дело рассматривается в порядке, установленном главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Стороны надлежащим образом извещены о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы, однако своих представителей в судебное заседание не направили, в связи с чем дело слушается в их отсутствие.

Проверив в порядке статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации законность и обоснованность судебного акта, принятого по настоящему спору, Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа пришел к следующим выводам.

Как следует из материалов дела, налоговой инспекцией проведена камеральная налоговая проверка представленной обществом налоговой декларации по налогу на добавленную стоимость за октябрь 2006 года, согласно которой налог с реализации составил 9 624 490 рублей, налоговые вычеты - 9 007 870 рублей, налог к уплате в бюджет исчислен в размере 616 620 рублей.

По результатам камеральной налоговой проверки налоговой инспекцией принято решение от 20.02.2007 N 07-1/1981, которым налогоплательщику доначислен и предложено уплатить налог на добавленную стоимость в размере 710 547 рублей.

Не согласившись с вынесенным решением налоговой инспекции, общество обратилось с заявлением в Арбитражный суд Иркутской области.

Арбитражный суд, частично удовлетворяя требования общества, правомерно исходил из следующего.

Согласно статье 143 Налогового кодекса Российской Федерации общество является плательщиком налога на добавленную стоимость.

В соответствии с пунктами 1, 2 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 настоящего Кодекса, на установленные настоящей статьей налоговые вычеты.

Пунктом 1 статьи 172 Налогового кодекса Российской Федерации установлено, что налоговые вычеты производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), и документов, подтверждающих принятие на учет указанных товаров (работ, услуг), при наличии соответствующих первичных документов.

В соответствии со статьей 169 Налогового кодекса Российской Федерации счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия предъявленных сумм налога к вычету или возмещению в порядке, предусмотренном главой 21 Налогового кодекса Российской Федерации.

Счета-фактуры, составленные или выставленные с нарушением прядка, установленного статьей 169 Налогового кодекса Российской Федерации, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению.

Как следует из материалов дела, обществом в декларации по налогу на добавленную стоимость за октябрь 2006 года заявлены, в том числе, вычеты по налогу, уплаченному поставщикам: ООО «Сельхозтехника» в сумме 276 317 рублей 86 копеек, ООО «Стройлес» в сумме 167 945 рублей 15 копеек, ООО «Нордстрой» в сумме 35 293 рублей 36 копеек, «Балтлес-Братск» в сумме 214 656 рублей 05 копеек, ООО «Фарт» в сумме 16 334 рубля 10 копеек.

Факт представления обществом необходимых документов в обоснование спорных вычетов по поставщикам ООО «Сельхозтехника», ООО «Стройлес», ООО «Нордстрой», ООО «Фарт», их комплектность и достаточность налоговым органом не оспариваются. Претензий к составлению счетов-фактур по основаниям, предусмотренным статьей 169 Налогового кодекса Российской Федерации, налоговой инспекцией не заявлено.

Довод налогового органа о неправомерности заявленных вычетов по налогу на добавленную стоимость в связи с недостоверностью сведений о перевозчиках, содержащихся в товарно-транспортных накладных, оформленных ООО «Сельхозтехника», ООО «Фарт» обоснованно не принят судом на основании следующего.

В силу подпунктов 1 и 2 статьи 9 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» все хозяйственные операции, проводимые организацией, должны оформляться оправдательными документами. Эти документы служат первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет.

Первичные учетные документы принимаются к учету, если они составлены по форме, содержащейся в альбомах унифицированных форм первичной учетной документации, а документы, форма которых не предусмотрена в этих альбомах, должны содержать установленные законом обязательные реквизиты.

Постановлением Государственного комитета Российской Федерации по статистике от 25.12.1998 N 132 «Об утверждении унифицированных форм первичной учетной документации по учету торговых операций» утверждена унифицированная форма ТОРГ-12 «Товарная накладная», которая применяется для оформления продажи (отпуска) товарно-материальных ценностей сторонней организации, составляется в двух экземплярах, из которых первый экземпляр остается в организации, сдающей товарно-материальные ценности, и является основанием для их списания, а второй экземпляр передается сторонней организации и является основанием для оприходования этих ценностей.

Как следует из договоров поставки, заключенных между обществом, и ООО «Сельхозтехника» от 31.03.2006 N 430-159-06, ООО «Фарт» от 16.01.2006 N 410-05, доставка продукции производится поставщиком, право собственности на товар переходит от поставщика к покупателю с момента подписания актов приема-передачи лесопродукции на складе покупателя, являющихся основанием для оформления счетов-фактур и накладных по форме ТОРГ-12, товарно-транспортная накладная составляется поставщиком на каждую поездку автомобиля.

Таким образом, из указанных документов следует, что налогоплательщик в перевозке товара от указанных контрагентов не участвует, в связи с чем, суд обоснованно пришел к выводу о том, что нарушения, допущенные при составлении товарно-транспортных накладных правового значения для решения вопроса об обоснованности применения обществом налоговых вычетов, в данном случае, не имеют.

Указание в представленных товарно-транспортных накладных в качестве перевозчиков организаций, не имеющих собственных автотранспортных средств, не препятствует покупателю принять поставленный товар к учету и не может являться основанием отказа налогоплательщику в возмещении налога на добавленную стоимость, поскольку налоговой инспекцией при проверке не устанавливались обстоятельства, свидетельствующие о наличии, либо отсутствии гражданско-правовых отношений между перевозчиками и владельцами конкретных автомобилей, указанных в товарно-транспортных накладных.

Как установлено судом, налоговый орган в обоснование своего вывода о недостоверности в товарно-транспортных накладных сведений, касающихся транспортных средств и водительских удостоверений, ссылается на ответы РЭО ГИБДД г. Братска и Братского района от 15.11.2006, 16.11.2006, 25.09.2006, 14.06.2006, 14.09.2006. Согласно данной информации, транспортные средства и водительские удостоверения за указанными в запросах номерами действительно существуют, и числятся за физическими лицами.

При этом налоговой инспекцией при проведении проверки не устанавливались обстоятельства, свидетельствующие о наличии, либо отсутствии взаимоотношений между данными лицами и ООО «Сельхозтехника», значащемуся в качестве организации-перевозчика.

Как следует из материалов дела, налоговая инспекция в ходе проверки достоверности сведений, указанных в товарно-транспортных накладных, ограничилась только сведениями, истребованными в РЭО ГИБДД Братского района и РЭУ ГИБДД г. Братска. Указанные органы подтвердили факт регистрации части автомобилей, однако по некоторым грузовым машинам сообщили, что сведения отсутствуют.

Вместе с тем, присвоение данным автомобилям номера с кодом региона 38 -Иркутская область, могло быть осуществлено на территории, подведомственной любому иному подразделению ГИБДД в пределах Иркутской области. Подтверждением тому могут являться сами сведения, указанные налоговым органом в решении - так, по автомобилям, зарегистрированным в г. Братске, РЭО ГИБДД Братского района дало отрицательный ответ, а по автомобилям, зарегистрированным в Братском районе, такой же отрицательный ответ дало РЭО ГИБДД г. Братска. Следовательно, подразделения ГИБДД не обладают единой базой по регистрации транспортных средств, в связи с чем суд обоснованно пришел к выводу, что, не исследовав в полной мере вопрос о регистрации автомобилей на территории всей Иркутской области, налоговый орган не вправе в оспариваемом решении утверждать, что сведения о транспортных средствах, указанные в накладных, недостоверны.

Как следует из материалов дела, в отношении перевозчиков по сделкам общества с ООО «Фарт»: ООО «БДК» и ООО «Гео-М» запросов в органы ГИБДД налоговой инспекцией не направлялось. По ИП Моллеров А.П. ответ на запрос налоговым органом не получен. Вывод об отсутствии у данных лиц автомашин сделан налоговой инспекцией на основании информации налоговых органов о непредставлении налоговой отчетности по транспортному налогу, что само по себе не может безусловно свидетельствовать об отсутствии транспортных средств, равно как и договорных отношений по привлечению транспортных средств сторонних организаций и предпринимателей.

На основании вышеизложенного суд правомерно пришел к выводу, что обстоятельства реальной транспортировки спорной лесопродукции до места нахождения налогоплательщика налоговой инспекцией не опровергнуты; недостоверность сведений, содержащихся в товарно-транспортных накладных, налоговым органом не доказана.

Ссылка налоговой инспекции на данные бухгалтерской отчетности также достоверно не свидетельствует об отсутствии имущества, в связи с тем, что в бухгалтерском балансе основные средства отражаются на конкретные календарные даты начала и окончания отчетного периода, однако не содержат сведений о том, какое имущество приобреталось и продавалось организацией в течение отчетного периода.

При этом согласно пункту 17 Положения по бухгалтерскому учету «Учет основных средств» ПБУ 6/01 стоимость объектов основных средств погашается посредством начисления амортизации, если иное не установлено настоящим Положением. Следовательно, после истечения срока полезного использования и начисления амортизации в полном объеме стоимость основного средства для целей бухгалтерского учета равна нулю и в бухгалтерском балансе не отражается.

Доказательств, свидетельствующих о недобросовестности ООО «Сельхозтехника» и ООО «Фарт» налоговой инспекцией также не представлено.

Доводы налоговой инспекции о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды при проведении финансово-хозяйственных операций с ООО «Стройлес» и недостоверности первичных документов, предъявленных организацией, судом обоснованно не приняты по следующим основаниям.

Согласно учетным данным налогоплательщика, представленным МИ ФНС РФ N 11 по г. Санкт-Петербургу, ООО «Стройлес» зарегистрировано по адресу: г. Санкт-Петербург, ул. Шпалерная, 49, в связи с чем, ссылка налоговой инспекции на недостоверность адреса ООО «Стройлес», содержащегося в счетах-фактурах и товарных накладных правомерно признана судом необоснованной.

В соответствии с учетными данными налогоплательщика руководителем и единственным учредителем ООО «Стройлес» является Рядовой Владимир Владимирович.

Доводы налоговой инспекции о том, что Рядовой В.В. не является руководителем и учредителем ООО «Стройлес», согласно объяснений от 11.09.2006; финансово-хозяйственной деятельности не ведет, документов не подписывает; в июле 2003 года потерял паспорт серии 40 99 N402774, выданный 46 отделом милиции Петродворцового района г. Санкт-Петербурга, обоснованно не приняты судом в качестве надлежащих доказательств, в связи со следующим.

В силу требований статьи 64 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном настоящим Кодексом и другими федеральными законами порядке сведения о фактах. В качестве доказательств допускаются письменные и вещественные доказательства, объяснения лиц, участвующих в деле, заключения экспертов, показания свидетелей, аудио- и видеозаписи, иные документы и материалы.

В соответствии с подпунктом 13 пункта 1 статьи 31 и статьи 90 Налогового кодекса Российской Федерации, должностные лица налоговых органов наделены полномочиями по допросу в качестве свидетелей лиц, которым известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для осуществления налогового контроля. Показания свидетеля заносятся в протокол. Перед получением показаний должностное лицо налогового органа предупреждает свидетеля об ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний либо за дачу заведомо ложных показаний, о чем делается отметка в протоколе, которая удостоверяется подписью свидетеля.

Как установлено судом, из объяснений от 11.09.2006 не усматривается, что Рядовой В.В. предупреждался об ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний либо за дачу заведомо ложных показаний.

Кроме того, из представленного документа следует, что при даче объяснений Рядовым В.В. в целях установления личности предъявлен паспорт серии 40 04 N 37207, выданный 30.07.2003 46 отделом милиции Петродворцового района г. Санкт-Петербурга.

В соответствии с учетными данными налогоплательщика, представленными налоговой инспекцией, Рядовой В.В. зарегистрировал ООО «Стройлес» 08.12.2005 по паспорту серии 40 04 N 37207, выданному 30.07.2003 46 отделом милиции Петродворцового района г. Санкт-Петербурга.

В связи с чем, суд обоснованно пришел к выводу о неправомерности доводов налогового органа о регистрации ООО «Стройлес» по утерянному паспорту.

В соответствии со статьей 95 Налогового кодекса Российской Федерации для разъяснения возникающих в ходе налоговой проверки вопросов, требующих специальных познаний, может быть назначена экспертиза.

Однако налоговый орган не воспользовался указанным правом, почерковедческая экспертиза, которая могла бы подтвердить или опровергнуть подлинность подписи Рядового В.В. в выставленных ООО «Стройлес» счетах-фактурах, не проводилась.

Факт государственной регистрации ООО «Стройлес» в установленном законом порядке подтверждается учетными данными налогоплательщика и налоговой инспекцией не оспаривается.

Согласно подпунктам «в» и «л» статьи 5 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» в едином государственном реестре юридических лиц, в частности, содержатся сведения о фамилии, имени, отчестве и должности лица, имеющего право без доверенности действовать от имени юридического лица, а также паспортные данные такого лица или данные иных документов, удостоверяющих личность в соответствии с законодательством Российской Федерации, и идентификационный номер налогоплательщика при его наличии.

В силу пункта 1 статьи 9 Федерального закона N129-ФЗ при государственной регистрации юридического лица в налоговый орган представляется заявление, удостоверенное подписью уполномоченного лица. Подлинность подписи должна быть засвидетельствована в нотариальном порядке. При этом заявитель указывает свои паспортные данные или в соответствии с законодательством Российской Федерации данные иного удостоверяющего личность документа и идентификационный номер налогоплательщика (при его наличии).

Налоговым органом не представлено достоверных доказательств отсутствия волеизъявления Рядового В.В. при регистрации указанного юридического лица.

Из вышеприведенных норм законодательства следует, что в процесс внесения сведений в Единый государственный реестр юридических лиц вовлечены должностные лица и нотариусы, обязанность которых установить личность лица - заявителя, а так же подлинность его подписи, поэтому суд обоснованно пришел к выводу о недоказанности доводов налоговой инспекции о регистрации ООО «Стройлес» на подставное лицо.

Довод налоговой инспекции об отсутствии ООО «Стройлес» по юридическому адресу обоснованно не принят судом, так как отсутствие поставщиков по месту государственной регистрации не влияет на право получения налогоплательщиком возмещения из бюджета налога на добавленную стоимость.

Довод налогового органа о невозможность осуществления поставки товара из города Санкт-Петербург до налогоплательщика в Братский район поставщиком ООО «Стройлес», поскольку оно зарегистрировано в городе Санкт-Петербурге, и как следствие на недостоверность соответствующих данных в товарно-транспортных накладных, суд правомерно признал необоснованным на основании следующего.

Как установлено судом, груз доставлялся не из г. Санкт-Петербурга, а из населенных пунктов, находящихся на территории Братского района (п. Кобляково, Шаманская трасса), что свидетельствует о реальности указанного времени доставки. Из оспариваемого решения не усматривается, что при проведении проверки проверялась возможность осуществления перевозки приобретенных товаров по указанному в товарно-транспортных накладных маршруту (из населенных пунктов Братского района до склада общества расположенного так же в Братском районе).

Довод налогового органа о том, что ООО «Стройлес» и его контрагент - ООО «Зевс» не имеют обособленных подразделений на территории г. Братска и Братского района судом обоснованно не принят во внимание в силу следующих обстоятельств.

Согласно пункту 1 статьи 83 Налогового кодекса Российской Федерации в целях проведения налогового контроля налогоплательщики подлежат постановке на учет в налоговых органах соответственно по месту нахождения организации, месту нахождения ее обособленных подразделений, месту жительства физического лица, а также по месту нахождения принадлежащего им недвижимого имущества и транспортных средств и по иным основаниям, предусмотренным Кодексом. Организация, в состав которой входят обособленные подразделения, расположенные на территории Российской Федерации, обязана встать на учет в налоговом органе по месту нахождения каждого своего обособленного подразделения.

Обособленным подразделением организации признается любое территориально обособленное от нее подразделение, по месту нахождения которого оборудованы стационарные рабочие места. Признание обособленного подразделения организации таковым производится независимо от того, отражено или не отражено его создание в учредительных или иных организационно-распорядительных документах организации, и от полномочий, которыми наделяется указанное подразделение. При этом рабочее место считается стационарным, если оно создается на срок более одного месяца (пункт 2 статьи 11 Налогового кодекса Российской Федерации).

Из имеющихся в материалах дела доказательств невозможно сделать вывод о том, имели ли рассматриваемые юридические лица в спорном периоде на территории г. Братска или Братского района стационарные рабочие места. Более того, ведение деятельности без постановки на налоговый учет обособленного подразделения организации является налоговым правонарушением, ответственность за которое, исходя из положений статей 116, 117 Налогового кодекса Российской Федерации, несет сама организация, имеющая обособленное подразделение, а не ее контрагенты.

Доводы налоговой инспекции о неправомерном применении вычетов по счетам-фактурам ООО «Нордстрой» обоснованно не приняты судом, в связи со следующим.

Действующие нормы налогового законодательства не связывают право налогоплательщика на возмещение налога на добавленную стоимость с фактом уплаты данного налога в бюджет третьими лицами. Установленные налоговой инспекцией факты неисчисления и неуплаты ООО «Нордстрой» сумм налога на добавленную стоимость, единого социального налога при отсутствии иных доказательств, свидетельствующих о недобросовестности налогоплательщика, не могут являться основанием для признания неправомерным применения налоговых вычетов.

Как отмечалось выше, в бухгалтерском балансе организации основные средства отражаются на конкретные календарные даты начала и окончания отчетного периода, однако не содержат сведений о том, какое имущество приобреталось и продавалось организацией в течение отчетного периода. После истечения срока полезного использования и начисления амортизации в полном объеме стоимость основного средства для целей бухгалтерского учета равна нулю и в бухгалтерском балансе не отражается. В связи с этим ссылка налоговой инспекции на отсутствие у ООО «Нордстрой» основных средств правомерно признана судом необоснованной.

Вывод налогового органа об отсутствии у общества экономической необходимости в привлечении для выполнения работ ООО «Нордстрой», которое, по мнению налоговой инспекции, фактически не могло осуществить указанный вид работ, не подтвержден документально. Налоговой инспекцией не представлено доказательств того, что работы, указанные в счетах-фактурах и первичных документах, фактически выполнены не были.

Таким образом, доводы налоговой инспекции о том, что поставщики общества: ООО «Стройлес», ООО «Нордстрой», ООО «Сельхозтехника», ООО «Фарт», а также контрагенты последнего - ООО «БДК», ООО «Гео-М», ИП Моллеров А.П., не имеют основных и транспортных средств, штата сотрудников обоснованно не приняты во внимание судом, поскольку непредставление соответствующей налоговой отчетности не является безусловным доказательством указанных обстоятельств. Наличие у указанных организаций договорных отношений с третьими лицами по привлечению стороннего имущества, рабочей силы, налоговой инспекцией не проверялось.

Ссылка налоговой инспекции на транзитный характер движения денежных средств по расчетным счетам контрагентов поставщиков обоснованно не принята судом во внимание как доказательство недобросовестности налогоплательщика, поскольку поступление на расчетные счета данных организаций денежных средств от контрагентов за различные товары, выполненные работы и оказанные услуги при отсутствии иных доказательств, свидетельствующих об организованной схеме движения денежных средств или товаров по замкнутой цепочке, не может свидетельствовать о транзитном характере расчетных счетов контрагентов поставщиков общества, а также о том, что последний при исполнении им налоговых обязанностей и реализации права на возмещение сумм налоговых вычетов действовал недобросовестно.

Также, судом обоснованно не признано в качестве признака недобросовестности организаций-поставщиков их создание и регистрация незадолго до совершения спорных хозяйственных операций.

В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Определении от 16.10.2003 N 329-О, истолкование статьи 57 Конституции Российской Федерации в системной связи с другими положениями Конституции Российской Федерации не позволяет сделать вывод, что налогоплательщик несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет. По смыслу положения, содержащегося в пункте 7 статьи 3 Налогового кодекса Российской Федерации, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности. Правоприменительные органы не могут истолковывать понятие «добросовестные налогоплательщики» как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством.

При таких обстоятельствах, суд обоснованно пришел к выводу о том, что у налогового органа отсутствовали правовые основания для отказа налогоплательщику в применении налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость, уплаченного ООО «Сельхозтехника», ООО «Стройлес», ООО «Фарт», ООО «Нордстрой», в общей сумме 495 890 рублей 47 копеек.

При таких обстоятельствах, Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа полагает, что доводы, изложенные в кассационной жалобе, основаны на ошибочном толковании налоговой инспекцией норм права и фактически направлены на переоценку выводов суда относительно обстоятельств по данному делу, а поскольку Арбитражный суд в соответствии с пунктом 1 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации всесторонне и полно исследовал материалы дела, дал надлежащую юридическую оценку всем доказательствам, применил нормы материального права, подлежащие применению, не допустив нарушений процессуального закона, у суда кассационной инстанции в силу статьи 286, части 2 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правовые основания для переоценки установленных судом обстоятельств и отмены вынесенного по делу судебного акта отсутствуют.

Руководствуясь статьями 274, 286-289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа

ПОСТАНОВИЛ:

Решение от 11 декабря 2007 года Арбитражного суда Иркутской области по делу N А19-7376/07-30-41 оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения. Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

     Председательствующий
судья
А.И.Скубаев
Судьи
Н.Н.Парская
М.А.Первушина

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А19-7376/07
Принявший орган: Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа
Дата принятия: 20 марта 2008

Поиск в тексте