• по
Более 57000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД ВОСТОЧНО-СИБИРСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 30 июля 2008 года Дело N А58-5383/2007

Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в составе:

председательствующего судьи Брюхановой Т.А.,

судей: Новогородского И.Б., Первушиной М.А.,

при участии в судебном заседании представителя ГУП «Водоканал» Нестеренко Е.И., доверенность от 10.01.08, представителя МИФНС по крупнейшим налогоплательщикам по Республике Саха (Якутия), доверенность N03-115 от 14.01.2008,

рассмотрев в судебном заседании кассационную жалобу государственного унитарного предприятия «Водоканал» на решение от 07 апреля 2008 года Арбитражного суда Республики Саха (Якутия) по делу N А58-5383/2007 (суд первой инстанции - Григорьева В.Э.),

установил:

государственное унитарное предприятие «Водоканал» (далее - предприятие, налогоплательщик) обратилось в Арбитражный суд Республики Саха (Якутия) с заявлением о признании незаконным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Республике Саха (Якутия) (далее - налоговая инспекция) N 08/03 от 13.07.2007 в части доначисления налога на прибыль в сумме 2 353 047 рублей, водного налога в сумме 2 962 399 рублей, соответствующих пени и штрафов, начисления пени и штрафов в отношении налога на доходы физических лиц (НДФЛ), налога на добавленную стоимость (НДС), единого социального налога (ЕСН), налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ), транспортного налога в общей сумме 9 571 082 рубля и 3 776 946 рублей соответственно.

Решением от 07 апреля 2008 года Арбитражного суда Республики Саха (Якутия) заявленные требований удовлетворены частично: оспариваемое решение инспекции признано недействительным в части начисления пени по НДФЛ в сумме 2 119 664 рубля 42 копейки. В удовлетворении остальной части требований отказано.

В апелляционной инстанции законность и обоснованность решения суда не проверялись.

Не согласившись с принятым судебным актом в части отказа в удовлетворении заявленных требований, предприятие обратилось в Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа с кассационной жалобой, в которой просит его в этой части отменить, принять новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований.

По мнению заявителя кассационной жалобы, судебное решение не содержит данных о периоде проведенной инспекцией проверки, вопрос о законности привлечения предприятия к налоговой ответственности на основании пункта 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации судом не рассматривался, дело рассмотрено в отсутствие представителя предприятия. Налоговым органом необоснованно расходы в сумме 500 000 рублей по ИП Манько отнесены на доходы предприятия в 2002 году. В этой связи предприятие считает правомерным произведенное уменьшение налогооблагаемой прибыли за 2003 год в сумме 120 000 рублей по определению момента признания данных расходов нереальными для взыскания. Налоговым органом необоснованно уменьшены внереализационные расходы в сумме 314 452 рубля за 2003 год, доначислено налога в сумме 75 468 рублей 50 копеек за период, выходящий за рамки проверки. Инспекцией необоснованно занижены расходы предприятия по амортизации в сумме 3 941 096 рублей за 2004 год и в сумме 5 048 817 рублей за 2005 год. Налоговый орган необоснованно не принял погрешность водоизмерительных приборов при исчислении водного налога. Вывод инспекции о завышении объема воды, переданной населению, не соответствует материалам дела. Документы, представленные инспекцией в обоснование законности начисления НДФЛ, не являются доказательствами неполного перечисления предприятием НДФЛ.

В отзыве на кассационную жалобу инспекция считает обжалуемое решение законным и обоснованным, просит оставить его без изменения.

Дело рассматривается в порядке, предусмотренном главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Представители сторон поддержали в судебном заседании свои доводы и возражения.

Проверив в пределах, установленных статьей 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, соответствие выводов, содержащихся в обжалуемом судебном акте, имеющимся в материалах дела доказательствам, правильность применения арбитражным судом норм материального и соблюдения норм процессуального права, Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа приходит к следующим выводам.

Из материалов дела следует, что налоговым органом проведена выездная налоговая проверка предприятия за период 2003-2005 годы. По результатам проверки составлен акт N 08/10 от 11.05.2007, на основании которого 13.07.2007 инспекцией вынесено решение N 08/03 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Не согласившись с данным решением в указанной выше части, предприятие обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании его в этой части недействительным.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований в части, суд исходил из того, что предприятием не доказан факт существования дебиторской задолженности в отношении ИП Манько и ООО «Таганай», предприятием не соблюдены требования законодательства об уменьшении налогооблагаемой прибыли по сумме безнадежных долгов. Предприятием завышены расходы по сумме начисленной амортизации по основным средствам, которые выбыли из состава амортизируемого имущества в связи с полным списанием их стоимости. Реконструкция и модернизация основных средств предприятием не проводилась. Объем воды, забранной из водных объектов, определяется на основании показаний водоизмерительных приборов, отражаемых в журнале первичного учета использования воды. Предприятием при исчислении водного налога завышен объем воды, переданной населению, соответственно занижен объем воды, переданной иным потребителям. Также занижены объемы сброса сточных вод. Предприятие несвоевременно и не в полном объеме перечисляло в бюджет НДФЛ за третьих лиц.

Исходя из части 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом.

В соответствии с подпунктом 2 пункта 2 статьи 265 Налогового кодекса Российской Федерации, в целях настоящей главы к внереализационным расходам приравниваются убытки, полученные налогоплательщиком в отчетном (налоговом) периоде, в частности, суммы безнадежных долгов, а в случае, если налогоплательщик принял решение о создании резерва по сомнительным долгам, суммы безнадежных долгов, не покрытые за счет средств резерва

Согласно положениям пунктов 1 и 2 статьи 266 Налогового кодекса Российской Федерации, сомнительным долгом признается любая задолженность перед налогоплательщиком в случае, если эта задолженность не погашена в сроки, установленные договором, и не обеспечена залогом, поручительством, банковской гарантией.

Безнадежными долгами (долгами, нереальными ко взысканию) признаются те долги перед налогоплательщиком, по которым истек установленный срок исковой давности, а также те долги, по которым в соответствии с гражданским законодательством обязательство прекращено вследствие невозможности его исполнения, на основании акта государственного органа или ликвидации организации.

Предприятием к безнадежным долгам отнесены суммы дебиторской задолженности ИП Манько и ООО «Таганай». Вместе с тем материалами дела не подтверждается наличие дебиторской задолженности указанных лиц перед предприятием.

В соответствии с частью 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Предприятие в обоснование наличия дебиторской задолженности ИП Манько ссылается на факт перевода долга предприятия перед ИП Манько ГУП «Аэропорт Якутск». Вместе с тем данный факт свидетельствует о наличии кредиторской задолженности предприятия перед ИП Манько и последующей переуступке прав требования погашения задолженности ГУП «Аэропорт Якутск». Таким образом, суд первой инстанции обоснованно сделал вывод о неправомерном отнесении предприятием на внереализационные расходы за 2003 год сумм в размере 500 000 рублей.

В отношении ООО «Таганай» предприятием на внереализационные расходы списана сумма в размере 314 452 рубля, как дебиторская задолженность. В обоснование учета указанной задолженности как дебиторской предприятием представлены карточки счета 60 «Расходы организации», указанная сумма в которых проведена по дебету счета.

Вместе с тем, согласно положениям пункта 3 Положения по бухгалтерскому учету «Расходы организации» ПБУ 10/99, утвержденного Приказом Минфина России от 06.05.1999 N 33н, для целей настоящего Положения не признается расходами организации выбытие активов, в том числе, в виде авансов, задатка в счет оплаты материально-производственных запасов и иных ценностей, работ, услуг.

Судом первой инстанции данные положения учтены, в связи с чем сделан обоснованный вывод о неподтверждении предприятием дебиторской задолженности по ООО «Таганай». Представленные предприятием в налоговый орган акты сверок взаимозачетов с ООО «Таганай» последним не подписаны, следовательно, не могут свидетельствовать о наличии дебиторской задолженности.

В этой связи правильным является вывод суда о правомерном доначислении инспекцией налога на прибыль по сумме 314 452 рубля.

В соответствии с подпунктом 3 пункта 2 статьи 253 Налогового кодекса Российской Федерации расходы, связанные с производством и (или) реализацией, подразделяются, в том числе, на суммы начисленной амортизации.

Согласно положениям пункта 1 статьи 256 Налогового кодекса Российской Федерации, амортизируемым имуществом в целях настоящей главы признаются имущество, результаты интеллектуальной деятельности и иные объекты интеллектуальной собственности, которые находятся у налогоплательщика на праве собственности (если иное не предусмотрено настоящей главой), используются им для извлечения дохода и стоимость которых погашается путем начисления амортизации. Амортизируемым имуществом признается имущество со сроком полезного использования более 12 месяцев и первоначальной стоимостью более 20 000 рублей.

Амортизируемое имущество, полученное унитарным предприятием от собственника имущества унитарного предприятия в оперативное управление или хозяйственное ведение, подлежит амортизации у данного унитарного предприятия в порядке, установленном настоящей главой.

В соответствии с пунктом 1 статьи 322 Налогового кодекса Российской Федерации, по основным средствам, введенным в эксплуатацию до вступления в силу настоящей главы, полезный срок их использования устанавливается налогоплательщиком самостоятельно по состоянию на 1 января 2002 года с учетом классификации основных средств, определяемых Правительством Российской Федерации, и сроков полезного использования по амортизационным группам, установленным статьей 258 настоящего Кодекса.

Вне зависимости от выбранного налогоплательщиком метода начисления амортизации по имуществу, введенному в эксплуатацию до вступления в силу настоящей главы, начисление амортизации производится исходя из остаточной стоимости указанного имущества.

Из пункта 1 статьи 257 Налогового кодекса Российской Федерации следует, что остаточная стоимость основных средств, введенных до вступления в силу настоящей главы, определяется как разница между восстановительной стоимостью таких основных средств и суммой амортизации, определенных в порядке, установленном абзацем пятым настоящего пункта.

Актом проверки установлено, что ГУП «Водоканал» в соответствии с пунктом 18 Положения «Об учетной политике» в 2003-2005 годах принято решение о порядке начисления амортизации линейным способом равными долями, исходя из его первоначальной (восстановительной) стоимости и срока его полезного использования в соответствии с пунктом 1 статьи 259 Налогового кодекса Российской Федерации. На основании пункта 19 указанного положения, принято решение об установлении нормы амортизации по основным средствам бывшим в эксплуатации, исходя из срока полезного использования на основании классификации, определенной Правительством РФ.

Приказом от 31.12.2002 N 259 (т.7 л.д.4) утверждена остаточная стоимость основных средств по состоянию на 31.12.2002, срок полезного использования основных средств для налогового учета принято считать, согласно положениям Классификации основных средств, утвержденных Постановлением Правительства N 1 от 01.01.2002, и статьи 322 Налогового кодекса Российской Федерации.

В соответствии с положениями пункта 1 статьи 258 Налогового кодекса Российской Федерации, амортизируемое имущество распределяется по амортизационным группам в соответствии со сроками его полезного использования. Сроком полезного использования признается период, в течение которого объект основных средств или объект нематериальных активов служит для выполнения целей деятельности налогоплательщика. Срок полезного использования определяется налогоплательщиком самостоятельно на дату ввода в эксплуатацию данного объекта амортизируемого имущества в соответствии с положениями настоящей статьи и с учетом классификации основных средств, утверждаемой Правительством Российской Федерации.

Налогоплательщик вправе увеличить срок полезного использования объекта основных средств после даты ввода его в эксплуатацию в случае, если после реконструкции, модернизации или технического перевооружения такого объекта произошло увеличение срока его полезного использования. При этом увеличение срока полезного использования основных средств может быть осуществлено в пределах сроков, установленных для той амортизационной группы, в которую ранее было включено такое основное средство.

Если в результате реконструкции, модернизации или технического перевооружения объекта основных средств не произошло увеличение срока его полезного использования, налогоплательщик при исчислении амортизации учитывает оставшийся срок полезного использования.

Из акта выездной налоговой проверки следует, что предприятием до 2004 года полностью амортизировано имущество, указанное в списке амортизируемого имущества с полным списанием стоимости (т.5, л.д. 2). Истечение сроков амортизации основных средств, перечисленных в списке, инспекцией подтверждено объяснительной главного бухгалтера предприятия Ярченко Л.К. о включении в расходы амортизации по основным средствам с истекшим сроком амортизации, инвентарными карточками учета объекта основных средств N ОС-6, регистром (отчетом) налогового учета, представленного к проверке по требованию N 21 от 12.03.2007 по основным средствам, где отражены начисление амортизации по данным бухгалтерского и налогового учета, дата ввода основного средства в эксплуатацию, амортизационная группа, срок полезного использования, балансовая и остаточная стоимость. Таким образом, вывод инспекции и суда о необоснованности включения предприятием в суммы амортизации основных средств 3 941 096 рублей 12 копеек за 2004 год и 5 048 817 рублей 94 копейки за 2005 год является правомерным.

Довод предприятия о возможности самостоятельного увеличения срока полезного использования основных средств судом кассационной инстанции отклоняется, так как такое увеличение возможно только при реконструкции, модернизации или технического перевооружения объекта основных средств, которые как установлено инспекцией и судом предприятие не производило.

Следовательно, суд правомерно отказал предприятию в признании недействительным решения налогового органа в части доначисления налога на прибыль в отношении перечисленных сумм амортизации.

Из материалов дела следует, что в 2003-2004 годах предприятие являлось плательщиком платы за пользование водными объектами в соответствии со статьей 1 Федерального закона от 06.05.1998 N 71-ФЗ «О плате за пользование водными объектами» (Закон N 71-ФЗ), за 2005 год платило водный налог на основании статьи 333.8 Налогового кодекса Российской Федерации.

Согласно статье 1 указанного закона, плательщиками платы за пользование водными объектами (далее - плательщики) признаются организации и предприниматели, непосредственно осуществляющие пользование водными объектами (кроме подземных водных объектов, воды которых содержат полезные ископаемые и (или) природные лечебные ресурсы (минеральные воды) либо используются для получения тепловой энергии) с применением сооружений, технических средств или устройств, подлежащее лицензированию в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 1 статьи 2 Закона N 71-ФЗ, объектом платы признается пользование водными объектами с применением сооружений, технических средств или устройств, указанное в статье 1 настоящего Федерального закона, в целях:

осуществления забора воды из водных объектов;

удовлетворения потребности гидроэнергетики в воде;

использования акватории водных объектов для лесосплава, осуществляемого без применения судовой тяги (в плотах и кошелях), а также для добычи полезных ископаемых, организованной рекреации, размещения плавательных средств, коммуникаций, зданий, сооружений, установок и оборудования, для проведения буровых, строительных и иных работ;

осуществления сброса сточных вод в водные объекты.

Исходя из статьи 3 данного закона, платежная база в зависимости от вида пользования водными объектами определяется как:

объем воды, забранной из водного объекта;

объем продукции (работ, услуг), произведенной (выполненных, оказанных) при пользовании водным объектом без забора воды;

площадь акватории используемых водных объектов;

объем сточных вод, сбрасываемых в водные объекты.

Согласно нормам пунктов 3 и 5 статьи 4 Закона N 71-ФЗ, ставки платы по категориям плательщиков в зависимости от вида пользования водными объектами, состояния водных объектов и с учетом местных условий водообеспечения населения и хозяйственных объектов устанавливаются законодательными (представительными) органами субъектов Российской Федерации.

Ставки платы за пользование водными объектами, связанное с забором воды для водоснабжения населения, устанавливаются по минимальным ставкам в соответствии с требованиями пункта 2 настоящей статьи.

При заборе или сбросе воды сверх установленных лимитов (месячных или годовых) ставки платы для плательщика в части такого превышения увеличиваются в пять раз по сравнению со ставками платы, установленными пунктом 1 настоящей статьи.

Статьей 9 названного закона определено, что инструкции о порядке взимания и внесения платы издаются Государственной налоговой службой Российской Федерации по согласованию с Министерством финансов Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 16 Инструкции Государственной налоговой службы РФ от 12 августа 1998 года N 46 «О порядке исчисления и внесения в бюджет платы за пользование водными объектами» исчисление платы за пользование водными объектами в целях забора воды производится организациями и предпринимателями, имеющими водозабор на водном объекте.

Объем воды, забранной из поверхностных водных объектов, определяется на основании показаний водоизмерительных приборов, отражаемых водопользователем в журнале первичного учета использования воды по состоянию на 1 число каждого месяца. На предприятиях, не имеющих водоизмерительных приборов, объем забранной воды по согласованию с территориальным органом МПР России временно, до установления приборов, может определяться как объем установленных лимитов водоснабжения, а также на основании учета времени работы технологического оборудования, объема выпускаемой продукции и норм водопотребления, по времени работы и производительности насосов или по суммарному расходу электроэнергии, либо другими косвенными методами.

В случаях, когда водопользователь осуществляет забор воды не только для удовлетворения собственных нужд, но и для передачи другим водопотребителям, он вносит плату за весь объем, включая воду, переданную своим абонентам.

Согласно положениям пункта 17 указанной инструкции объем сброса сточных вод, стоков животноводческих комплексов и ферм, рудничных и шахтных вод, сбросов из рыбоводных прудов, дренажных вод оросительных и осушительных систем и других видов стоков определяется на основании показаний измерительных приборов, отражаемых водопользователями в журнале первичного учета. При отсутствии измерительных приборов объем сточных вод и стоков определяется по нормам водоотведения, показателям работающих насосов, по расходу электроэнергии или другими косвенными методами, согласованными с территориальными органами МПР России.

В соответствии со статьей 333.8 Налогового кодекса Российской Федерации, налогоплательщиками водного налога (далее в настоящей главе - налогоплательщики) признаются организации и физические лица, осуществляющие специальное и (или) особое водопользование в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Исходя из пункта 1 статьи 333.9 Налогового кодекса Российской Федерации, объектами налогообложения водным налогом (далее в настоящей главе - налог), если иное не предусмотрено пунктом 2 настоящей статьи, признаются следующие виды пользования водными объектами (далее в настоящей главе - виды водопользования):

1) забор воды из водных объектов;

2) использование акватории водных объектов, за исключением лесосплава в плотах и кошелях;

3) использование водных объектов без забора воды для целей гидроэнергетики;

4) использование водных объектов для целей лесосплава в плотах и кошелях.

В соответствии с пунктом 2 статьи 333.10 НК РФ при заборе воды налоговая база определяется как объем воды, забранной из водного объекта за налоговый период.

Объем воды, забранной из водного объекта, определяется на основании показаний водоизмерительных приборов, отражаемых в журнале первичного учета использования воды.

В случае отсутствия водоизмерительных приборов объем забранной воды определяется исходя из времени работы и производительности технических средств. В случае невозможности определения объема забранной воды исходя из времени работы и производительности технических средств объем забранной воды определяется исходя из норм водопотребления.

Согласно положениям пункта 2 статьи 333.12 Налогового кодекса Российской Федерации при заборе воды сверх установленных квартальных (годовых) лимитов водопользования налоговые ставки в части такого превышения устанавливаются в пятикратном размере налоговых ставок, установленных пунктом 1 настоящей статьи. В случае отсутствия у налогоплательщика утвержденных квартальных лимитов квартальные лимиты определяются расчетно как одна четвертая утвержденного годового лимита.

Пунктом 2 статьи 333.13 Налогового кодекса Российской Федерации определено, что сумма налога по итогам каждого налогового периода исчисляется как произведение налоговой базы и соответствующей ей налоговой ставки.

Налоговым органом объем воды, переданный населению, определен в соответствии с данными журналов учета забранной воды и статистической формы 2-ТП (водхоз), объемы сточных вод определены в соответствии с данными журналов учета забранной воды и статистической формой 2-ТП (водхоз). Предприятием представленный налоговым органом расчет объема забранных и сточных вод не опровергнут.

Учитывая изложенное, судом первой инстанции правильно сделан вывод об обоснованности доначисления инспекцией водного налога и платы за пользование водными объектами.

Доводы предприятия о том, что при исчислении водного налога и платы за использование водных объектов необходимо учесть нормы потерь воды при ее транспортировке и погрешность водоизмерительных приборов, противоречат указанным положениям законодательства.

В соответствии с пунктом 1 статьи 210 Налогового кодекса Российской Федерации при определении налоговой базы учитываются все доходы налогоплательщика, полученные им как в денежной, так и в натуральной формах, или право на распоряжение которыми у него возникло, а также доходы в виде материальной выгоды, определяемой в соответствии со статьей 212 настоящего Кодекса.

Исходя из пунктов 1 и 6 статьи 226 Налогового кодекса Российской Федерации, российские организации, индивидуальные предприниматели и постоянные представительства иностранных организаций в Российской Федерации, от которых или в результате отношений с которыми налогоплательщик получил доходы, указанные в пункте 2 настоящей статьи, обязаны исчислить, удержать у налогоплательщика и уплатить сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 224 настоящего Кодекса с учетом особенностей, предусмотренных настоящей статьей. Налог с доходов адвокатов исчисляется, удерживается и уплачивается коллегиями адвокатов, адвокатскими бюро и юридическими консультациями.

Налоговые агенты обязаны перечислять суммы исчисленного и удержанного налога не позднее дня фактического получения в банке наличных денежных средств на выплату дохода, а также дня перечисления дохода со счетов налоговых агентов в банке на счета налогоплательщика либо по его поручению на счета третьих лиц в банках.

Актом выездной налоговой проверки установлено несвоевременное и неполное перечисление предприятием НДФЛ в бюджет.

Предприятием заявлен довод о том, что налоговым органом не представлено документов, свидетельствующих о нарушении предприятием обязанности по уплате НДФЛ.

Вместе с тем инспекцией в обоснование нарушения предприятием обязанности по перечислению НДФЛ в судебное заседание представлены заверенные копии сводов начислений и удержаний, главной книги за 2003-2006 годы, журналы проводок счетов 7, 50, 51, 71, 76 по выплате заработной платы, журнал проводок счетов 68.1, 51, реестры выплаты заработной платы, платежные поручения, письма о перечислении заработной платы по договорам N 14-12/095 от 14.12.1999 и б/н от 12.08.2005, списки на зачисление средств на счета зарплатных карт, объяснительная главного бухгалтера о представлении реестров по фактическим выплатам заработной платы с указанием выплат по датам за 2003-2006 годы согласно первичным бухгалтерским документам.

Копии подписанных главным бухгалтером реестров выплаты заработной платы представлены в материалы дела (т.5 л.д.106).

Проанализировав представленные документы, суд первой инстанции обоснованно сделал вывод о подтверждении инспекцией факта неполного перечисления предприятием сумм НДФЛ в бюджет.

Так же являются необоснованными и доводы кассационной жалобы о нарушении принципа состязательности и рассмотрения дела в отсутствии представителя ГУП «Водоканала».

Как следует из материалов дела, предприятие было надлежащим образом уведомлено о времени и месте рассмотрения дела, ходатайств об отложении дела не заявляло. Уважительных причин отсутствия на судебном заседании предприятие также не заявило. Каких либо дополнительных доказательств, с которыми представитель предприятия должна была быть ознакомлена, инспекция в судебное заседание не представляла, материалы, которые были представлены налоговым органом по определению суда, являются пояснениями по доводам предприятия, все документы, представленные инспекцией, являются копиями документов самого предприятия, и расчетом сумм пеней, который проверен и оценен судом. Как видно из материалов дела данные документы представлены в суд 27 марта 2008 года. Представитель предприятия имел возможность ознакомиться с ними. Каких либо новых доказательств в судебном заседании 28 марта 2008 представителем ответчика представлено суду не было.

В соответствии со статьей 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, лица участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий.

При таких обстоятельствах, суд кассационной инстанции не находит оснований для удовлетворения кассационной жалобы.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 274, 286-289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа,

ПОСТАНОВИЛ:

Решение от 07 апреля 2008 года Арбитражного суда Республики Саха (Якутия) по делу N А58-5383/2007 оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

     Председательствующий
Судьи
Т.А.Брюханова
М.А.Первушина
И.Б.Новогородский

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А58-5383/2007
Принявший орган: Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа
Дата принятия: 30 июля 2008

Поиск в тексте